Он дарил нам крылья

25 Мая 2007 0

Леонид Кучма, второй Президент Украины

Умер последний из могикан отечественного самолетостроения. В Украине нет в этой отрасли равной ему фигуры, и я не знаю, будет ли кто-либо такой в ближайшее время. Огромная заслуга Балабуева в том, что в условиях распада Советского Союза ему все же удалось сохранить потенциал АНТК и тем самым — авиапромышленность Украины в целом. В то же время Балабуев, хорошо понимая, что украинскому авиастроению без сотрудничества с Россией не распутать клубок сложнейших проблем, шаг за шагом шел в этом направлении и иного пути не видел.

Человек ушел с должности (а в 2005-м ПВ по сути вынудили уйти с поста руководителя АНТК, поскольку он был категорически против идей заталкивания предприятий и организаций отечественного авиапрома в концерн. — Авт.), и как будто он перестал существовать для властей. В мае 2006-го я был дома у Балабуева на его 75-летии. Ни радио, ни телевидение, да и почти ни одна газета не откликнулись на юбилей выдающегося конструктора и замечательного человека. Все власти — и президент, и премьер-министр, и министры — практически проигнорировали это. Что же вы думаете, у Петра Васильевича от подобного к нему отношения прибавилось здоровья? И только когда он умер, стали говорить, какой он великий.

А был он разным. По работе был и строгим, и жестким, и последовательным. А в быту — душа-парень. Очень любил жену Раису Панфутиевну, которая к тому же была его единомышленницей. Вне работы ПВ был человеком компанейским, мог расслабиться, с ним можно было и чарку выпить, поговорить по душам о дне сегодняшнем и завтрашнем. В общем, с такими людьми можно горы сворачивать. И, право, жаль, что жизнь-злодейка распоряжается судьбой не так, как хотелось бы и как надо было бы с пользой для страны...

Анатолий Мялица, экс-министр промышленной политики Украины, бывший гендиректор Харьковского авиазавода

Петр Васильевич был человеком слова и, хотя работать с ним было непросто, всегда выполнял свои обещания. Но в то же время был необычайно требовательным к партнерам. Мы это почувствовали при подготовке и развертывании серийного производства в Харькове Ан-140. А еще больше тогда, когда в условиях отсутствия госбюджетного финансирования разработок авиационной техники по инициативе Петра Васильевича было решено создавать новый турбореактивный Ан-148 за счет собственных средств предприятий Киева, Харькова, Запорожья, Днепропетровска, России на принципах разделения рисков.

Так в сложнейших экономических условиях Петр Васильевич сумел сохранить от «расползания» по базарам интеллектуальный потенциал своего АНТК, его «мозговую часть».

Юрий Алексеев, генеральный директор Национального космического агентства Украины

Как-то в 90-х Балабуев попросил руководителей ряда предприятий собраться в Москве на совещание по двигателестроению. Там Петр Васильевич внес предложение совместными усилиями делать народный самолет Ан-148 и, в частности, обратился ко мне с вопросом, возьмется ли «Южмаш» (где я был тогда гендиректором) за шасси для «сто сорок восьмого». Причем за собственные средства предприятия. Самое интересное, что «Южмаш» тогда как раз вел судебную тяжбу с АНТК по долгам за выполнение предыдущих работ. Тем не менее, несмотря на то что утром мы встречались в суде, после обеда обсуждали программу Ан-148. Спорили, «бодались», но находили взаимоприемлемые решения, что и привело к успешному созданию шасси.

Вячеслав Саликов, заместитель генерального директора авиационной лизинговой компании «Ильюшин Финанс Ко.« (Россия) 

Я благодарен судьбе, что мне в качестве гендиректора Воронежского акционерного самолетостроительного общества довелось работать с Балабуевым при производстве Ан-148. Эта машина родилась в сложное время, и наши хорошие личные взаимоотношения стали во многом основой этого проекта.

Вячеслав Богуслаев, генеральный директор АО «Мотор-Січ»

ПВ (так в авиационных кругах называли Петра Васильевича) был воистину гением — и как инженер, и как организатор, и как управленец, и как конструктор. К этому добавлялись его энциклопедические знания и огромный опыт. На совещаниях, в которых вместе с самолетостроителями участвовали и мы, двигателисты, и другие смежники, Балабуев всегда позволял высказаться, изложить свою точку зрения — и тут же комментировал эти предложения, моментально оценивая их. Причем с возрастом его интеллектуальный потенциал не увядал, он был молод умом и душой, полон идей, задумок на будущее и, думаю, не достиг своего «пика», мог бы еще жить и творить.

Кстати, нынешние события в отечественном авиастроении показали, что ПВ тысячу раз был прав, когда предвидел, что при тех непродуманных волюнтаристских решениях по реорганизации отрасли, которые кое-кто продвигал в Украине, у нас скоро не будет конкурентоспособной авиапромышленности и авиации, ибо производство самолетов снизилось до «штучного» минимума, на украинский авиатранспортный рынок надежд мало и приходится ориентироваться на потенциальных заказчиков большей частью из стран третьего мира.

Федор Муравченко, генеральный конструктор запорожского машиностроительного КБ «Ивченко-Прогресс», однокурсник Балабуева

Мы с Петром, помимо учебы, немало времени уделяли шефской работе. Подшефными нашими были сироты из детской колонии имени Горького (той самой, которую создал Антон Макаренко). Тогда-то у Пети и проявилось острое чувство сострадания и стремление сделать все возможное, чтобы таких детей было как можно меньше.

Что-то было в его характере такое, что не позволяло ему что-либо «прихватизировать» самому и подпускать к АНТК кого-либо со стороны. По твердости духа он полностью соответствовал своему имени — Петр, что в переводе с греческого означает «камень». Балабуев никогда ничего не делал «из-за угла», всегда шел открыто на противостояние с оппонентами. А они, временщики, били и били по нему, укорачивая жизнь. Ему бы еще жить и жить, работать и работать...

Василий Теплов, замгенерального конструктора АНТК имени О. К. Антонова по программе Ан-70 и однокурсник Балабуева

В послевоенные годы многие здания в Харькове еще стояли разрушенными, так что о студенческих общежитиях речь вообще не шла. Спать нам приходилось в аудиториях — по два десятка человек в помещении. Мерзли, недоедали. Но именно в те нелегкие времена у Петра и проявились лидерские качества — в группе он старался всячески поддерживать дух оптимизма. А уже в первые годы «взрослой работы» показал себя незаменимым членом команды. Начинали мы тогда с конструкторских чертежей создававшегося военно-транспортного самолета Ан-8. Сроки выполнения той работы были весьма жесткие, так что приходилось сидеть за кульманами с утра до ночи. Уже тогда Балабуев отличался не только большой работоспособностью и преданностью делу, но и настойчивостью в решении поставленных задач.

Валерий Шмаров, президент ассоциации «Укравиапром»

Петр Васильевич прежде всего заботился об интересах дела — невзирая на лица, в том числе и в Москве (в Минавиапроме СССР), убежденно отстаивал свои принципы и позицию. При этом случались ситуации, в которых многие сочли бы за благо не упорствовать, а согласиться с «вышестоящей» точкой зрения (или хотя бы сделать вид, что согласен). Но Балабуев, как правило, на такие компромиссы не шел, был «неудобным» оппонентом и говорил то, что думает, открыто и аргументированно, чем нажил себе немало неприятностей...

Олег Шевченко, генеральный директор киевского завода «Авиант»

Мне в жизни повезло, что довелось сотрудничать с таким человеком, как Балабуев. Он меня многому научил. И хотя мы не раз и спорили, и даже ругались, доказывая друг другу свою правоту, но потом садились за стол, договаривались и плодотворно продолжали сотрудничество.

Александр Галуненко, заслуженный летчик-испытатель, народный депутат Украины

Коллектив АНТК потерял настоящего батьку, особенно летчики-испытатели, настолько душевно и заботливо относился он к нам.

Я убежден, что Раиса Пафнутиевна вовсе не случайно, а посоветовавшись с мужем в последние дни ПВ, решила хоронить его не на престижном Байковом кладбище, что вполне позволял бы статус Балабуева, а на том участке «Берковцов», где похоронены погибшие экипажи.

А иначе и не могло быть — ПВ был удивительно скромным человеком. Никому — ни ближайшему окружению, ни сослуживцам — он не позволял на торжествах поднимать за него персональный тост. Не разрешал, чтобы его превозносили, — пресекал на корню. А в свои дни рождения Петр Васильевич стремился уехать — то ли в командировку, то ли в отпуск, дабы не вводить людей в искушение.

Еще хочу упомянуть о его прозорливости — когда экономика страны только начала разваливаться, ПВ смог добиться у Горбачева разрешения эксплуатировать транспортные самолеты АНТК, чтобы хоть как-то зарабатывать средства на зарплаты и создание новой техники. Так была создана транспортная авиакомпания «Авиалинии Антонова» и, несмотря на периодические попытки некоторых бизнес-кругов прибрать ее к рукам, по-прежнему успешно функционирует.

Дмитрий Кива, генеральный конструктор АНТК

Когда в 1984 году не стало Олега Константиновича Антонова, всем было ясно, что претендент на пост руководителя КБ только Балабуев. Его богатый опыт, глубокие знания и практические навыки, приобретенные в «школе Антонова», были приумножены прозорливостью, принципиальностью и целеустремленностью, собственным видением проблем, стоявших перед мировой и отечественной авиацией.

 

В минувшую субботу столица Украины прощалась с великим авиаконструктором Петром Балабуевым, шесть дней не дожившим до своего 76-летия.

Потомственным инженером Петр Васильевич Балабуев не был — 23 мая 1931 г. он родился в семье кузнеца Василия Балабуева на хуторе Валуйск Станично-Луганского района Ворошиловградской области. В 1942-м отца не стало — Василия Игнатьевича немцы расстреляли как партизана.

В 1948-м Петя поступил в Харьковский авиационный институт (ХАИ), после окончания которого весной 1954-го был распределен в КБ Антонова (тогда носившее название Киевский механический завод).

Но Петр был не единственным, кого направили на Киевский механический. Вместе с ним была распределена и его институтская любовь Рая — симпатичная девчушка, приехавшая учиться в ХАИ с далекого Алтая. В Киеве они и поженились. Полвека прожили Петр Васильевич и Раиса Пафнутиевна в любви и согласии, вырастили дочь и сына, дождались внуков.

В антоновском КБ, где он проработал 51 год, Балабуев начинал как инженер-конструктор. Уже в 1956-м он стал начальником заводских мастерских, в 1959 г. — начальником сборочного цеха, а в 1960-м — ведущим конструктором с полномочиями начальника производства. Это были годы создания пассажирского Ан-10 и транспортного Ан-12.

В 1961-м Олег Антонов направляет 30-летнего Балабуева в Узбекистан, где Петр Васильевич четыре года возглавляет представительство родного КБ на Ташкентском авиазаводе, осваивавшем производство гигантского по тем временам «Антея», в 1965-м произведшего фурор в Ле Бурже.

В 1971-м сорокалетний Балабуев становится главным конструктором, первым замом генерального и приобретает личную неофициальную аббревиатуру среди советских авиастроителей — ПВ.Именно в 70-х гений Антонова в полной мере раскрывает конструкторский и организаторский потенциал Балабуева. В результате — успешная реализация программ по Ан-72, Ан-74 и Ан-124 «Руслан».

А уже после смерти Олега Константиновича в 1984-м, когда к руководству Авиационного научно-технического комплекса им. О. К. Антонова (АНТК) пришел Балабуев, были созданы самолет с самой большой грузоподъемностью в мире Ан-225 «Мрія», пожарный Ан-32П, многоцелевой

Ан-38, а также лайнеры, производство которых только разворачивается в Украине, России и Иране — турбовинтовой Ан-140 и турбореактивный

Ан-148. Ждет своего часа и обладающий уникальными возможностями короткого взлета и посадки военно-транспортный Ан-70, разработанный по заказу ВВС Украины и России.

Впрочем, создание «семидесятки», которую окрестили «самолетом XXI века», принесло ПВ больше грусти, чем радости. Во время одного из испытательных полетов разбился первый опытный экземпляр Ан-70, а его экипаж погиб. Причем исключительно по своей вине. Затем, когда речь уже вплотную шла о совместном производстве Ан-70 с европейскими партнерами, в силу политических факторов предпочтение было отдано европейскому А-400М (в проекте которого только заложено то, что уже давно реализовано в «семидесятке»). По тем же политическим соображениям вышла из совместного проекта по Ан-70 и Россия.

Впрочем, зампредседателя военно-промышленной комиссии РФ Владимир Дмитриев, выступая на траурном митинге, признался, что по-прежнему считает самолет Ан-70 лучшим в своем классе в мире, и выразил надежду на возобновление украинско-российского сотрудничества по этой программе. Аналогичную точку зрения на перспективы дальнейшей судьбы Ан-70 в беседе со мной высказал и командующий ВВС Украины генерал-полковник Анатолий Торопчин, подчеркнувший, что это уникальное детище Балабуева очень нужно Вооруженным силам Украины.

Несомненно, жизнь выдающегося конструктора и организатора Петра Васильевича Балабуева достойна книги. Сегодня же хочется познакомить читателей «2000» с воспоминаниями о нем самых близких соратников, которыми они поделились, провожая Петра Васильевича в последний путь.

P.S.

С Петром Васильевичем Балабуевым расставались не только друзья и соратники. Над незасыпанной еще могилой в ясно-голубом небе один за другим пролетали под легендарный марш «Все выше и выше, и выше...» его детища. И покачивали крыльями, прощаясь со своим творцом.

загрузка...

Загрузка...

Хроники деградации медицины

Саботаж, фотофиксация заданий и поддельные паспорта на экзамене

Work and Travel USA: «Отношение как к грязи»

Участники программы SWT регулярно становятся жертвами запугивания и мести —...

Украина и табачная индустрия Европы

Электронные сигареты на ежедневной основе курят 20% украинских подростков

Дети и вооруженные конфликты

В опубликованном 29 июля ежегодном докладе генерального секретаря ООН «Дети и...

Как поднять уровень образования и науки

Опубликованная в июльском номере (от 19—25.07.2019) статья д. т. н., проф. Валерия Мазура...

Ремарк для президента

Прочитать антивоенные произведения Ремарка надо обязать всех, от чьего решения...

Загрузка...

С «Останкино» на Кремль

За пять лет нового витка обструктивных1 противодействий защищенному Конституцией...

Телевизор душит смартфон

Обеспечение всех граждан, всех территорий доступом к широкополосному интернету —...

Водородной может быть не только бомба

По данным ВОЗ, около 80% неинфекционных заболеваний провоцирует вода

Призрак подземелья

До 70% дозы естественного облучения мы получаем от распада радона. Самое любопытное, что...

Мудрость Ярослава Мудрого и архаизация сознания масс

«Слово о законе и благодати» можно рассматривать как идеологическую подготовку...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка