Прокси — модно, эффективно, кроваво

№48 (885) 30 ноября — 6 декабря 2018 г. 28 Ноября 2018 4

Если о перипетиях йеменского конфликта снимать сериал, то по количеству интриг, действующих группировок, предательств, формированию и развалам всевозможных коалиций он легко переплюнет «Игру престолов», а по числу серий — «Санта Барбару».

Кто все эти люди?

Есть три версии очень коротких ответов на то, кто и с кем воюет в Йемене:

— сунниты с шиитами;

— Саудовская Аравия с Ираном;

— все со всеми.

Все три версии верны и, само собой, не полны.

Более подробная, но все еще короткая версия потребует уже нескольких абзацев исторической справки.

Йемен в нынешних границах лишь на год старше Украины — он появился в 1990 г. До этого существовали два государства — Йеменская Арабская Республика (неофициально — Северный Йемен), которая получила независимость от Османской империи в 1918 г., и Народная Демократическая Республика Йемен (Южный Йемен), который являлся британским протекторатом до 1967 г.

В начале 60-х на территории Северного Йемена монархисты (при поддержке саудовских войск) стали воевать с республиканцами-националистами (которым помогали египетские бригады). Тем временем на территории Южного Йемена против британцев подняли восстание горные племена — и добились независимости.

После превращения в независимое государство Южный Йемен пережил парочку путчей и мятежей и очень скоро стал просоветским — там даже появились многочисленные гражданские и военные советники. За 22 года сотрудничества только военспецов здесь перебывало более пяти тысяч (многие из них — украинцы), некоторые успели и активно повоевать. Размещалась тут и военно-морская база СССР. Кстати, основной базой, откуда летали советские кадры в командировку, был Кривой Рог, где базировался полк дальних транспортников.

Северный Йемен, откуда изгнали королевскую семью, с начала 60-х условно можно считать прозападным — хотя и там советские военные советники успели погостить, активно развивая местные вооруженные силы и поставляя оружие.

Северный и Южный Йемен успели серьезно повоевать между собой минимум шесть раз, не считая мелких пограничных стычек. Число внутренних конфликтов, которые нередко заканчивались покушениями, терактами, казнями и чистками оппозиционеров, даже ученые-арабисты вряд ли пересчитают. Воевали страны и с соседями, по самым разным поводам.

Объединила всех нищета. Отсутствие нефти, сворачивание внешней помощи в конце 80-х (в т. ч. отказ СССР субсидировать Южный Йемен) вынудили режимы Народной Демократической Республики Йемен и Йеменской Арабской Республики в 1990 г. объединиться в Йеменскую Республику.

Но уже через четыре года разразился кровопролитный конфликт — элиты юга, не получившие, по их мнению, достаточного доступа к ресурсам, подняли сепаратистское восстание. А в 2004 г. восстал уже север — и тоже требовал независимости.

Довольно кроваво прошла в Йемене и «арабская весна» 2011 г., когда из страны изгнали прежнего президента и посадили нового. Заодно проявило себя боевое крыло «Аль-Каиды».

Весь этот хаос непрекращающихся беспорядков и мятежей имеет под собой четыре главных основания.

Это, во-первых, религиозная раздробленность населения, где доля шиитов приближается к числу суннитов.

Второе — политическая, идеологическая раздробленность, которая усугубляется раздробленностью этнической, племенной и тотальным отсутствием общепринятой национальной и государственной идеи.

Третье — крайняя бедность страны, особенно шокирующая рядом с баснословно богатыми соседями-саудитами.

Четвертое — желание соседей использовать территорию слабого Йемена как свой задний двор, в т. ч. для выяснения отношений с недругами.

Иными словами, лоскутная Сирия — это просто монотонно серая страна по сравнению с галлюциногенным калейдоскопом Йемена.

В результате к настоящему времени ситуация сложилась следующая. Шииты, военизированное крыло которых здесь называют хуситами, подняли последнее восстание еще в 2009 г.

Соседней Саудовской Аравии очень не понравилось, что на ее границах может возникнуть анклав, фактически управляемый Ираном, — ведь именно Тегеран претендует на роль покровителя и руководителя всех шиитов, и активно работает с хуситами. Тем более что заметная шиитская община присутствует и в КСА, что заставляет королевскую семью очень нервничать, когда рядом появляются эмиссары с проповедями шиитского интернационала. Еще более пугает то, что Иран уже в совершенстве отработал практику и тактику экспорта напряженности. Саудиты приняли участие в боевых действиях, но очень неудачно — что заставило их на время уйти. Но к 2015 г., после того как с хуситами плотно поработали иранские инструктора, те достигли таких ошеломительных военных успехов и заняли столько территории, что саудитам волей-неволей пришлось снова пойти на интервенцию.

Помня прежние уроки, Саудовская Аравия решила сколотить международную коалицию — в первую очередь для того, чтобы на самых опасных направлениях использовать союзников. В коалицию вошли десять государств: Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Бахрейн, Катар, Иордания, Марокко, Сенегал, Египет, Судан и, конечно, Королевство Саудовская Аравия (КСА). На самом деле подключились еще военные машины Пакистана, Сомали, Эритреи и США — по разным причинам война виделась нужной и выигрышной многим.

У хуситов, казалось, не было ни единого шанса — одна армия КСА тратит десятки миллиардов долларов на самое современное вооружение и технологии. Только в воздушных ударах со стороны коалиции участвовало до двух сотен самолетов, на начальном этапе операции было совершено свыше 2,5 тыс. авианалетов.

Выбить хуситов с территории Южного Йемена удалось довольно быстро, но затем начались серьезные проблемы. Йеменцы-сунниты преимущественно отказывались воевать вдали от своих районов, а саудиты терпели серьезные потери в борьбе с партизанами-шиитами. Освобожденный же Йемен стала раскалывать внутренняя борьба за власть. Война стала напоминать непрекращающийся, неостановимый кошмар.

Кто за кого?

Если очень упрощать ситуацию, то сегодня в стране среди серьезных игроков имеется центральная власть, ядро войск интервентов, хуситы и сунниты-сеператисты Южного Йемена. Пара десятков группировок поменьше не дают картине застыть, постоянно меняя расклад сил.

Если не считать мирных жителей (а кто и когда их считает?), то пока что главный неудачник войны — Саудовская Аравия. Несмотря на грандиозные вливания, тяжелые потери дорогостоящей техники, орды дешевого пушечного мяса из Африки, страна не только не способна установить контроль над Йеменом, но даже подвергается регулярным набегам боевиков на свою территорию.

Между тем анклавы хуситов, скорее всего, будут раздавлены. Но это не остановит войну — просто она станет больше пустынной, чем городской.

Война эта очень выгодна множеству крупных стран, даже не имеющих прямого интереса в регионе, ведь Саудовская Аравия — крупнейший покупатель оружия в мире. Оружие королевству продает и Украина, и даже Грузия. Но львиную долю рынка держит, конечно, США. Потеснить Соединенные Штаты давно мечтают РФ и Китай. Следовательно, саудиты должны воевать и дальше. Последний скандал вокруг убийства журналиста Джамаля Хашогги в Турции саудовскими силовиками заставил некоторых европейских игроков наложить на Эр-Рияд санкции и отказать в поставках оружия — а значит, рынок ждет серьезная встряска.

Еще одна интересная история связана с гуманитарным кризисом. Войска коалиции неоднократно обвинялись в военных преступлениях. ООН была вынуждена наложить санкции на Саудовскую Аравию. Но потом чудесным образом обвинения были сняты — в свое время генсек ООН признал, что решение было принято под давлением саудитов. Королевство просто пригрозило прекращением финансирования ряда программ ООН! Это все, что нужно знать об эффективности международных институтов.


Чему нас учат арабские тачанки

Война в Йемене — одна из самых кровопролитных, ожесточенных и судьбоносных не только для региона, но и для мирового баланса сил, попадает в украинские СМИ на удивление редко. Рядовой обыватель чаще расскажет о перипетиях боев в Сирии, чем вспомнит, кто вообще и за что воюет в Йемене. Между тем для нас это очень поучительный конфликт, из которого могли бы извлечь уроки и политики, и военные.

Хуситские повстанцы в Сане после авианалета саудовской коалиции

Урок 1. Умные воюют чужими руками

Выражение «прокси-война» стало в последнее время даже более модным, чем «гибридный конфликт». Между тем сама концепция «прокси», или войны чужими руками, древнее самого человечества — скажем, в группировках шимпанзе биологи-исследователи наблюдают, как обезьяны-«провокаторы» подталкивают к конфликту других членов группы, чтобы решить собственные задачи.

Большинство конфликтов нашего времени — это опосредованные войны, когда внешние игроки принимают участие в игре с помощью групп влияния, или вливая свои ресурсы в виде помощи комбатантам.

В этом смысле и война в Украине — типичный прокси-конфликт, когда внешний игрок использует в качестве пушечного мяса местных инсургентов, накачивая их идеологией, военными ресурсами и выстраивая систему управления.

Но самый знаменитый пример такого рода — Сирия, где руками местных группировок воюет между собой добрый десяток стран, порой втягиваясь в конфликт и своими вооруженными силами.

А Йемен, пожалуй, будет еще похлеще Сирии — тут суть прокси-войны не замутнена миротворческой риторикой участников.

Даже страны, непосредственно вовлеченные в конфликт, здесь пытаются решать военные задачи с помощью чужих жизней. Так, Саудовская Аравия открыто использует войска африканских стран, фактически купленные у их правительств по дешевке, — например, суданцев. Только в рамках одного ракетного удара хуситов по военной базе в январе 2016 г. погибло около 200 суданцев!

Хуситы же почти насильно принуждают воевать на своей стороне беженцев из Сомали — тем просто некуда деваться.

И это многоуровневая матрешка — хуситы не продержались бы долго, если бы не Иран за их спинами, с военными инструкторами, оружием, техникой, деньгами и даже продовольствием.

Саудовцы тоже, вероятно, махнули бы рукой, если бы не обещания горячей поддержки со стороны США и Израиля.

Игроки пользуются самыми изощренными способами удержать «союзников» в пекле. Так, Саудовская Аравия не просто платит руководству Судана. Чтобы добиться лояльности соратников по коалиции, спецслужбы КСА активно преследуют суданских диссидентов, задерживают их и передают властям Судана. Если нужны пытки и внесудебные казни — никто не церемонится.

С другой стороны, Израиль удерживает Саудовскую Аравию от отступления, например, тем, что предлагает экзотическую помощь режиму. Так, ряд наблюдателей отмечают удивительную синхронность спецоперации в Газе, едва не вылившейся в масштабную войну, с имиджевым кризисом вокруг наследника саудовского престола, которого обвиняют в кровожадном расчленении журналиста. Утверждается, что очередной кризис в Палестине был спровоцирован Тель-Авивом по просьбе королевской семьи, надеявшейся сместить информационные акценты.

Авиаудар ВВС Саудовской Аравии по Сане

И это только мелкие детали большой картины. Ради чего все это? Ради снижения издержек в виде человеческих потерь. Современные общества, особенно демократические, крайне болезненно переносят смерть своих военнослужащих. Вывод прост — умирать за наше правое дело должны другие.

Украина, к сожалению, так и не сумела выучить этот урок. Ей не удалось пока что создать даже на оккупированных территориях лояльные или хотя бы управляемые группировки, которые бы создавали военное давление на оппонентов.

Украине, если она не желает вечно оставаться жертвой, нужно научиться не просто искать, но создавать, выращивать и воспитывать союзников. И умело управлять ими.

Урок 2. Сильные воюют на чужой территории

Почему вообще Йемен стал ареной столкновения столь многих сил? Самое распространенное объяснение — географическое положение страны. С этой территории можно осуществлять эффективной контроль за трафиком аравийской нефти. Считается, что поэтому-де Иран и пытается выиграть эту шахматную клетку, а Саудовская Аравия и США — ни в коем случае не отдать ее.

Но это только часть объяснения. Пожалуй, более важная причина — то, что в Йемене имелся человеческий ресурс для реализации своих амбиций всеми вовлеченными сторонами.

Например, стратегия и технология Ирана по экспорту шиитской революции разработана и реализована по сути очень давно. Один из серых кардиналов Ирана Кассем Сулеймани, глава спецподразделения «эль-Кудс», спецназа Корпуса стражей исламской революции, командовал дивизией еще в 30 лет. И это было только началом его пути — за последние два десятилетия он стал архитектором шиитской сети по всему Ближнему Востоку, координируя внешне разрозненные выступления, держа в напряжении весь регион. Эта стратегия успешно работает для Ирана не только в Ливии или Сирии, но и в Афганистане, Ираке, Пакистане и, конечно, Йемене.

При этом материальные затраты Ирана на прокси-конфликты относительно невелики. Главный ресурс Тегерана — это виртуозная организационная, идеологическая, политическая работа, ведущаяся многие годы. Везде, где есть шиитские общины, можно разжечь очаги напряженности, которые создадут для оппонентов грандиозные проблемы и еще больше приблизят Иран к роли бесспорного регионального лидера.

С другой стороны, и оппонентам — будь то суннитские монархии, США или Израиль — гораздо выгоднее и безопаснее вступать в конфликт с извечным врагом на второстепенных участках мирового фронта. Тем более что делать это можно чужими руками, тоже тренируясь в выстраивании многоуровневой системы союзников разной степени верности и стоимости.

Контроль над прокси-конфликтами — самый выгодный способ держать противника в напряжении, связывать его ресурсы, не позволять ему перейти к режиму прямой конфронтации на жизненно важных участках.

И это тоже урок, который могла бы выучить Украина. Пока что Киев даже не пытался создать для противника проблемы на важных для того территориях, хотя у Украины есть специалисты, которые умеют работать в этом поле: отечественные военспецы и добровольцы принимали участие в вооруженном конфликте в Ичкерии, в Абхазии, не понаслышке знают специфику Балкан и Приднестровья. Речь не обязательно должна идти о боевых действиях — даже создание политической, общественной, экономической напряженности в болевых для противника точках могло бы заметно поднять ставки, сделать игру некомфортной для оппонента.

Урок 3. Нет ничего дешевле дорогих наемников

Саудовская Аравия, столкнувшись с некомпетентностью своих войск и большими потерями, стала активно вербовать солдат в африканских странах — потери каких-нибудь суданцев никого не волнуют.

Обеспеченные союзники по коалиции поступают похожим образом — Объединенные Арабские Эмираты стали сотнями импортировать наемников из Колумбии, Чили, Панамы и Сальвадора — преимущественно бывших силовиков.

Колумбийские наемники обходятся гораздо дешевле, чем граждане нефтяных королевств, они значительно агрессивнее, компетентнее, дисциплинированнее.

Использование ЧВК — частных военных компаний — давно стало хрестоматийной нормой там, где вы хотите малыми силами получить большой результат без угрозы серьезных рисков.

Первой в эту игру стали играть США, но Россия тоже быстро учится, как показывает опыт Донбасса и особенно Сирии. Об экспансии российских ЧВК в Африке говорят пока что мало, но масштабы данной деятельности таковы, что скоро это станет темой номер один в деле регионального и мирового баланса сил.

А вот Киев пока что не решился использовать ЧВК даже внутри страны. И это несмотря на грандиозное предложение на рынке труда — со стороны, скажем, ветеранов АТО с боевым опытом. В результате отечественные кадры вымываются, уезжают в ту же Африку. А некоторые попадают даже в пресловутые «Карпаты» российской ЧВК «Вагнера».

Мы должны научиться покупать наемников. Это в итоге значительно дешевле и эффективнее, чем объявлять мобилизацию школьным учителям и сантехникам, и сливать миллиарды оборонного бюджета через дырявые карманы генералов.

Урок 4. Нет денег? Нет правил!

Военный бюджет Саудовской Аравии — третий в мире, почти 57 млрд. долл. в год. По этому показателю страна уступает только США и Китаю. Но почему она не способна добиться успеха в нищем Йемене, где против мощнейшей коалиции воюет какой-то сброд на джихад-мобилях?

Ответ — низкое качество личного состава и неверная оценка условий войны. Саудиты оказались не способны в стране без развитой транспортной инфраструктуры обеспечить безопасность линий снабжения, на которые регулярно осуществляются налеты. Орды коалиционной бронетехники крайне прожорливы в плане ресурсов, что делает растянутые коммуникации еще более лакомой целью для хуситов.

Сами же хуситы прекрасно понимают свое положение. Недаром они редко используют трофейную бронетехнику, чаще сжигают или взрывают ее. Тачанки-пикапы с тяжелым стрелковым, легким противотанковым или минометным вооружением — значительно более гибкий инструмент в маневренной войне. Благодаря правильному пониманию оперативного и тактического искусства хуситам удается даже совершать рейды на территорию КСА. В целом же рейдовая тактика используется ими виртуозно.

С другой стороны, хуситы благодаря помощи иранских советников очень грамотно умудряются использовать древнюю советскую технику. Например, с помощью устаревших систем ПВО им удалось нанести тяжелые потери саудовским сверхсовременным ВВС, сбив десятки самолетов и вертолетов. Не последнюю роль в этом успехе принесли украинские ракеты, проданные в свое время Китаю, а тем поставленные на данный театр.

Кустарным образом переделывая старые ракеты, хуситам удается использовать их и по наземным целям — порой нанося очень болезненные удары по местам скопления войск интервентов. Древние противотанковые советские комплексы «Фагот» при правильном применении оказываются эффективными даже против современных танков «Абрамс».

Еще более любопытна морская тактика хуситов. Будучи не в состоянии тягаться с тяжелым интернациональным флотом, боевики используют москитный скоростной флот, фактически перенося тактику тачанок на море. Конечно, это не сомалийские пираты: работа скоростных катеров, вооруженных противокорабельными ракетами, координируется с помощью сети береговых радиолокационных станций.

В результате хуситам на своих лодчонках удается топить не только сухогрузы, но даже выводить из строя фрегаты! Это, конечно, поучительный пример для Украины, особенно в свете ситуации в Азовском и Черном морях. Не надо тратить баснословные деньги на большие корабли, которые станут в случае обострения лишь большими целями.

Из ежедневных йеменских сводок можно выделить еще два важных вывода, касающихся военной науки. Первый — инициатива, мотивация, квалификация личного состава намного важнее самой дорогостоящей и смертоносной техники. Для Украины это значило бы кардинальную перестройку не только системы подготовки и обучения военнослужащих, но в первую очередь — изменение системы выплат денежного довольствия. Львиная доля зарплаты должна выплачиваться не в форме голой ставки, а в виде разного рода надбавок за классность. Именно за классность и новые навыки, а не за выслугу лет или звание. Это мотивировало бы солдат, сержантов и офицеров в совершенстве осваивать технику и воинские специальности.

С другой стороны, опыт неудач Саудовской Аравии показывает, что слабость штабов, начиная с бригадного уровня, способна уничтожить даже имеющуюся тактическую инициативу и преимущество. Это значит, что Украине нужно уделить особое внимание оперативной грамотности своих полководцев и не экономить на штабных играх.

Еще один вывод состоит в том, что даже с богатым противником вполне успешно можно сражаться относительно дешевыми методами. Конечно, автоматически советовать украинской армии воевать методами хуситов никто в здравом уме не станет — у нас совсем другие условия. Но стоит перенимать не форму, а принцип.

Принцип же состоит в том, что в Йемене показывают успех те отряды, которые нивелировали превосходство противника в тяжелом вооружении активным маневрированием. А это требует как высочайшего уровня квалификации офицеров среднего звена и ниже, так и насыщенности подразделений мобильными платформами. Для Украины переосмысление опыта могло бы вылиться в формирование не формальных, а высококвалифицированных бригад территориальной обороны, которые в изобилии имели бы автомобили с противоминной защитой.

А главное — нужно готовиться воевать асимметрично, «не по правилам», и уж точно не на сильной стороне противника.

Урок 5. Если тебя дергают за ниточки, дергай в ответ

Многие обозреватели допускают большую ошибку, считая, что у марионеточных группировок нет собственной воли. Прокси-конфликты опасны тем, что заказчик зачастую получает не то, что покупал: чего стоит только опыт строительства американцами исламистского сопротивления в Афганистане в 70-х.

С хуситами ситуация может обернуться чем-то похожим — Иран не контролирует эти группировки так, как думают многие. Только один пример — в июле 2018 г. председатель верховного политического совета хуситов Йемена Махди аль-Машат обратился к Путину с просьбой вмешаться в конфликт.

Марионетка посмела подергать за ниточки совсем другого мастера. Пока о результатах данной конкретной акции говорить рано, но принцип понятен: если тебя используют сильные мира сего, то они от тебя тоже зависят. Используй свое положение, чтобы добиться выгодных именно тебе условий. Украинские дипломаты, увы, пока что не демонстрировали такой инициативности и гибкости.

Урок 6. Не хочешь стать ареной, повышай лояльность населения

Война в Йемене, скорее всего, будет идти еще долгие годы. Единственный более-менее реалистичный сценарий хотя бы временной деэскалации — расчленение страны на ряд территорий, т. е. прекращение существования Йемена как единого государства.

А причиной всему — то, что страна за время существования так и не смогла воспитать лояльного и верного гражданина. Почти никто не готов воевать и умирать за единый Йемен, за его национальные интересы. Не появилось и такой нации — йеменец.

Гуманитарная катастрофа в Йемене

И это, пожалуй, самый важный урок для Украины, намного важнее всех предыдущих. Граждане только тогда защищают государство, когда видят в нем гаранта своих благ и фундамент ценностей.

Для Украины это могли бы стать права человека, гражданские свободы, высокое качество жизни, уважение к личности. Мало формально утвердить их, и даже мало достичь высокого уровня их развития — нужна еще кропотливая работа, чтобы ряд слоев населения поняли важность этих ценностей для собственного комфорта и благополучия.

И, конечно, ключевую роль играет повышение уровня жизни. Граждане должны увидеть перспективы в этой стране, должны пожелать в ней остаться и работать, растить детей, а не бежать из нее. Люди, которые ценят свою страну, защитят ее надежнее, чем тысячи танков. Превратите их в обособленных, озлобленных бедняков, ненавидящих соседей, — и вы получите историю Йемена.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

36 рисков военной коррупции

Согласно ежегодному рейтингу, обнародованному международной организацией Transparency...

«Хрущевская» оттепель

В Министерстве регионального развития, строительства и ЖКХ начали общественное...

Не желаете квартирантов — требуйте деньги за свою...

Как правило, такие вопросы возникают у разведенных супругов, что вполне понятно. С...

Пять мин под столичную экологию

Об экологических проблемах Киева говорят не первый год, но сейчас мы, похоже, подходим...

Буковина — это Румыния! утверждает черновицкая...

В сегодняшнем обзоре региональных СМИ — изучаем публикации изданий Буковины,...

Безналичный зачет

При администрации Виктора Януковича внедрить переход большинства торговых точек на...

Загрузка...

Загадочное покушение. Жорес Медведев о книге THE SKRIPAL...

Марк Урбан, журналист, репортер Би-би-си и один из лучших писателей-документалистов...

Женщинам-саперам «зеленый свет»

В Чернигове в 8-м учебном центре Госспецтрансслужбы Минобороны на днях стартовал...

Живи где хочешь, но за регистрацию заплати

Для регистрации или снятия с регистрации будет подаваться только...

Первая мировая: причины не поняты, уроки не выучены

Решающей схватке на полях сражений обычно предшествует война протекционизмов,...

Рева: пей, колись, страна! За все заплачено!

мы должны не только сами платить за квартиру, но и оплачивать счета неких спившихся или...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка