Смерть «священной дойной коровы»?

№25(703) 20 — 26 июня 2014 г. 18 Июня 2014 5

Фото УНИАН

В условиях, не приведших к компромиссу переговоров треугольника ЕС—Украина—Россия о цене российского газа для Украины, правительство приняло решение о начале «расчленения» НАК «Нафтогаз Украины» — монополиста, являющегося на протяжении долгих лет «священной дойной коровой» для отечественных правящих элит.

Переговоры о цене российского газа закончились безрезультатно. 16 июня в 10 часов утра «Газпром» прекратил поставки газа для Украины, заявив, что в ее ГТС будут подаваться только объемы для транспортировки по заявкам европейских потребителей. При этом Украина и Россия подали иски в Стокгольмский арбитраж: Украина — об установлении «справедливой» цены на газ при сохранении действующего (январского 2009 г.) контракта и о взыскании $6 млрд. за переплату в предыдущие периоды; Россия — о взыскании долга за поставленное углеводородное сырье в размере $4,5 млрд.

В связи с прекращением поставок и переводом «Нафтогаза Украины» на предоплату за будущие поставки газа премьер-министр А.Яценюк поручил Минэнергоуглепрому совместно с Минюстом подготовить законопроект о введении чрезвычайного положения в энергетическом секторе.

Как будет жить экономика страны в ближайшее время без российского газа и о шансах сторон в арбитраже мы расскажем в ближайших номерах, ибо эта тема предусматривает скрупулезный юридический анализ вышеупомянутого контракта и математический — формулы образования цены газа.

А пока о важной инициативе правительства — начале реформирования отечественного рынка газа.

Идею разделения НАК Арсений Яценюк начал выражать уже в апреле. «Украина готова к широкому сотрудничеству в энергетическом секторе с американскими и европейскими компаниями. Лучшим ответом на энергетическую зависимость Украины от России будет присутствие в Украине европейских и американских инвесторов. В том числе мы готовы рассматривать вопрос совместной эксплуатации и модернизации украинской газотранспортной системы», — заявил он на встрече с вице-президентом США Джо Байденом.

Подобная позиция — и в письме правительства к странам ЕС и Еврокомиссии от 20 мая: «Украина как участник Европейской энергетической хартии и Энергетического сообщества официально заявляет. о необходимости совместной модернизации и эксплуатации украинской газотранспортной системы, включая подземные газохранилища, украинским государством с привлечением инвесторов из Европейского Союза и Соединенных Штатов Америки. Отдельно отмечаем, что Российская Федерация не является стороной упомянутых международных инструментов, которые устанавливают прозрачные правила обеспечения энергетической безопасности Европейского континента. В этом контексте предлагаем подписать новые соответствующие договоры, которые позволят европейским газовым компаниям использовать свободные мощности украинских подземных хранилищ газа в общих интересах энергетической безопасности».

Однако уже через неделю, выступая на заседании правительства, Яценюк упомянул и Россию как возможного партнера в пользовании отечественной ГТС: «В условиях газового кризиса мы должны по-новому построить энергетический рынок Европы. Это означает, что украинская газотранспортная система должна совместно эксплуатироваться и модернизироваться нашими европейскими партнерами и партнерами из США. Это означает, что украинские хранилища должны быть наполнены газом. И этот газ должен принадлежать украинским, европейским, американским компаниям. Если хочет Россия заходить — пожалуйста. Мы дадим всем доступ, как этого требует международное законодательство».

А 3 июня в ВР премьер-министр официально объявил о грядущей реорганизации НАК «Нафтогаз Украины». По его словам, на основе дочерней компании НАК — ПАО «Укртрансгаз» — будет создано две компании: ПАО «Украинская газотранспортная система», которое будет заниматься исключительно транспортировкой газа по территории Украины, и ПАО «Украинские подземные хранилища газа».

4 июня заявление Яценюка было оформлено постановлением правительства №172 «О неотложных мерах по реформированию системы управления Единой газотранспортной системой Украины». В нем, в частности, принято решение о создании ПАО «Магистральные газопроводы Украины» и «Подземные газовые хранилища Украины», 100% акций которых находится в государственной собственности. ПАО будет передано имущество, используемое для обеспечения транспортировки и хранения природного газа, которое не подлежит приватизации и состоит на балансе ПАО «Укртрансгаз».

Кроме того, Минэнергоуглепрому поручено принять меры к прекращению выполнения НАК «Нафтогаз Украины» функций оператора Единой газотранспортной системы Украины и возложить их на ПАО «Укртрансгаз».

НАК «Нафтогаз Украины» и ПАО «Укртрансгаз» должны также привести договорные отношения по вопросам транзита газа по нашей территории в соответствие со взятыми обязательствами согласно Договору об учреждении Энергетического сообщества, в частности относительно требований директивы 2009/73/ЕС (третьего энергетического пакета) об общих правилах внутреннего рынка природного газа.

В свете присоединения Украины к договору о создании Европейского энергетического сообщества, а также обязательства до 1 января 2015 г. имплементировать директиву 2009/73/ЕС, основным требованием которой является разделение видов деятельности нефтегазовых компаний на самостоятельные бизнесы (добыча, транспортировка, хранение, продажа), проблема расчленения отечественного нефтегазового монополиста давно перезрела.

Главная опасность для украинской ГТС исходит со стороны строящегося «Южного потока»

Так, еще в марте 2009 г. в Брюсселе по итогам Международной конференции ЕС — Украина по инвестициям для модернизации украинской ГТС Кабмин, Европейская комиссия, ЕБРР, Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) и Всемирный банк (ВБ) подписали совместную декларацию.

В соответствии с этим документом правительство Украины, в частности, обязалось обеспечить независимость оператора украинской ГТС, а также позволить ему работать на коммерческих принципах.

Кроме того, третьим сторонам гарантировалось предоставление доступа к ПХГ на прозрачных условиях и под контролем регуляторного органа.

В соответствии с соглашением Энергетического сообщества входящие в него страны должны провести комплексное реформирование ТЭК, в особенности реструктуризацию газовой сферы. Последняя предусматривает полное разделение функций добычи, транспортировки и реализации газа (создание юридически и финансово независимых компаний) и полную или частичную приватизацию госкомпаний-монополистов, в т. ч. газотранспортных (транзитных).

Однако до сих пор разделение НАК «Нафтогаз Украины» так и не было осуществлено.

Удавка на шее госбюджета

За время существования НАК «Нафтогаз Украины» не переставал удивлять очевидный парадокс: ее дочерние компании, осуществляющие добычу, транспортировку и реализацию углеводородного сырья, являлись вполне прибыльными компаниями, а сам холдинг балансировал на грани банкротства.

Объяснялось это просто: отечественный газовый рынок погряз в коррупции. Все, кто так или иначе имел отношение к газу, старались на нем заработать. Более 15 лет на газовом рынке бал правили связанные с президентами, премьер-министрами и прочей правящей элитой ЕЭСУ, Itera. Eural TG, RosUkrEnergo. Ими было придумано много способов и схем зарабатывания средств, в результате чего финансовое состояние государственного нефтегазового холдинга ухудшалось.

Особенно стремительно это происходило с 2005 г., когда по инициативе В. Ющенко было предложено отказаться от межправительственного российско-украинского соглашения 2001 г. (по нему «Нафтогаз Украины» получал около 26 млрд. куб. м сырья в обмен на транзит из России в европейские страны порядка 110 млрд. куб. м в год) и перейти к денежным расчетам за поставки российского газа и его транзит по нашей территории.

В результате цены на газ начали стремительно расти, тариф на его транспортировку оставался практически неизменным, а уже не гарантированные «Газпромом» объемы транзита постоянно и ощутило снижались.

Окончательно добил НАК январский контракт 2009-го.

Для видимости спасения компании от банкротства правительство Ю.Тимошенко ввело порочную практику финансирования из бюджета значительной части расчетов за импортный газ. Ее суть состояла в частичном покрытии дефицита НАК «Нафтогаз Украины» за счет увеличения ее уставного капитала путем оплаты акций новой эмиссии облигациями внутреннего госзайма (ОВГЗ).

Несмотря на постоянные заверения Н. Азарова, что уж на следующий год бюджет «Нафтогаза» будет бездефицитным, его правительство продолжило порочную практику предшественников.

В результате первый замминистра финансов Анатолий Мярковский в марте 2012 г. заявил: «Та структура, которая должна наполнять бюджет, быть донором для бюджета, к сожалению, превратилась с 2009 года в реципиента. То есть объем государственной поддержки «Нафтогаза Украины» в два раза превышает объем платежей, доходов, которые платит «Нафтогаз» в государственный бюджет. Это абсолютно аномальное явление для любой экономики».

Видимо, учитывая то что финансовое состояние нефтегазового холдинга угрожает энергетической безопасности государства (правительство оценивает дефицит НАК в 2014 г. в 37 млрд. грн., а МВФ — в 56 млрд. грн., табл. 1), КМ как учредитель и пока еще владелец 100% активов «Нафтогаза Украины» принял решение о начале его расчленения.

Что же намечено создать на первом этапе?

ПАО «Магистральные газопроводы Украины»

Новое предприятие объединит «трубы» протяженностью 22 160 км, 1455 газораспределительных станций, 702 газоперекачивающих агрегата общей мощностью 5,440 ГВт, которые находятся на 72 компрессорных станциях (см. карту).

Доход ПАО при условии транспортировки порядка 80 млрд. м3 газа и ставки тарифа за транзит на уровне $3,1 за 1 тыс. м3/100 км может составить порядка $3 млрд.

Однако в течение последних десяти лет «воровская» политика высших эшелонов власти привела к тому, что из-за ввода в эксплуатацию газопровода «Северный поток» и увеличения объемов прокачки по трубопроводу «Ямал — Западная Европа» поток транзитного газа по нашей территории резко уменьшился (табл. 2).

Однако главная опасность для украинской ГТС исходит со стороны строящегося «Южного потока», который может забрать у нее значительные объемы. Недаром А. Яценюк обратился к ЕС: «Мы призываем Европейский Союз заблокировать «Южный поток». Мы считаем, что «Южный поток» — это проект, направленный на увеличение энергетической зависимости Европы, это проект, который имеет целью устранить Украину из общей энергетической политики с ЕС. Это проект, который должен усилить позиции «Газпрома» в Европе и не имеет ничего общего с энергетической безопасностью».

Если же объемы транзита упадут до 60 млрд. м3, то доходы создаваемого предприятия снизятся до $1 млрд. При транспортировке же менее 50 млрд. м3 в год его деятельность становится нерентабельной.

Кроме того, отечественная ГТС нуждается в ежегодных вложениях в модернизацию, реконструкцию и ремонтные работы порядка $600—700 млн. Общая же стоимость модернизации компанией The Mott MacDonald Group оценена в $4,8 млрд.

Успешная деятельность ПАО «Магистральные газопроводы Украины» возможна при создании совместного предприятия по эксплуатации ГТС с участием ОАО «Газпром» (гарантированного поставщика газа) и одной или ряда европейских компаний (гарантированных потребителей). В противном случае могут сбыться пророческие слова Алексея Миллера: «Если, как можно услышать на Украине, ГТС — это историческое сокровище, то, по-видимому, ее место в музее».

ПАО «Подземные газовые хранилища Украины»

Трудно представить независимое функционирование данного предприятия, ведь 12 отечественных ПХГ с общим объемом около 32 млрд. м3 всегда были составной частью ГТС, регулируя в осенне-зимний период режимы поставок как в европейские страны, так и в Украину. Особенно тогда, когда даже «Газпром» не мог обеспечить резко возросшие потребности европейских потребителей.

Возможно, его создание связано с теоретически «умной», но практически невыполнимой (по крайней мере в ближайшие годы) идеей А. Яценюка перенести точку приема российского газа с границы Украины и стран-членов ЕС — Словакии, Венгрии и Румынии — на украинско-российскую границу.

Согласно прожектам премьера перенос точки приема российского газа позволит европейским компаниям использовать мощности украинских ПХГ.

Подобная инициатива явно может принести дивиденды Украине. ПАО «Магистральные газопроводы Украины» сможет заключать транзитные контракты практически со всеми европейскими потребителями российского газа, а ПАО «Подземные газовые хранилища Украины» — привлекать их к хранению газа в ПХГ.

Однако ОАО «Газпром» не намерено менять существующую систему продажи газа компаниям ЕС на границе Украины со Словакией, Венгрией и Румынией. А ведь для изменения пункта передачи газа оно должно дать согласие пересмотреть действующий транзитный договор 2009 г., который актуален до 2019 г.

Не заинтересованы менять правила игры и европейские компании — потребители российского газа, для чего у них тоже достаточно оснований.

Во-первых, газовые компании ЕС подобные схемы практически не используют. К примеру, собственником газопровода Transitgas (Швейцария) является местная компания Swissgas, а транзит газа через швейцарскую территорию осуществляют Eni (Италия) и Fluxys (Бельгия) по контракту с владельцем трубопровода. Именно такой транзитный договор фактически имеют владелец нашей ГТС «Нафтогаз Украины» и российский «Газпром».

Во-вторых, газовые компании ЕС не захотят взваливать на свои плечи гарантии поставок газа через территорию Украины. Они еще не забыли случаи несанкционированного отбора газа из магистральных трубопроводов и его исчезновения из ПХГ. Им не нужны риски, которые принесли с собой газовые войны 2006-го и 2009 г. А политическая и экономическая нестабильность усиливают недоверие компаний, поэтому сейчас наивно ожидать их прихода в Украину.

В-третьих, существует технический фактор — условием для перехода на покупку газа на восточной границе Украины является строительство 11 газоизмерительных станций в пунктах приема на территории нашей страны (а это около $500 млн.). При этом минимальный срок реализации проекта — пять лет.

И наконец, крупные газовые концерны ЕС (немецкий EON, итальянский Eni, французский GDF-Suez, австрийский OMV), на позицию которых всегда ориентируются более мелкие компании, никогда даже не помышляли и, по имеющейся информации, не рассматривают на ближайшую перспективу вариант изменения точки приема газа в Украине.

Поэтому теоретически правильную идею А. Яценюка нельзя рассматривать иначе как своеобразный пиар: показать широкой общественности (несведущей в тонкостях функционирования отечественной ГТС и европейского газового рынка) «решительные шаги» правительства по обеспечению энергетической безопасности государства. На практике же данная идея не подкреплена техническими возможностями ГТС Украины и не получит поддержки газовых компаний ЕС.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...

Загрузка...

Химический труп остывает

Старое ярмо непрозрачных схем делает невозможной нормальную экономическую игру в...

Пересчитываем платежки: апелляционный суд признал...

Постановление Кабмина о повышении тарифов незаконно с момента его принятия

В «Газпроме» не исключают продление транзитного...

Глава «Газпрома» Алексей Миллер на пресс-конференции в пятницу заявил о...

Тимошенко запустила дело о банкротстве украинской...

Политик уверена, что Гройсман, Порошенко и Коболев разделили деньги между собой

Загрузка...

Хроники деградации медицины

Саботаж, фотофиксация заданий и поддельные паспорта на экзамене

Work and Travel USA: «Отношение как к грязи»

Участники программы SWT регулярно становятся жертвами запугивания и мести —...

Украина и табачная индустрия Европы

Электронные сигареты на ежедневной основе курят 20% украинских подростков

Дети и вооруженные конфликты

В опубликованном 29 июля ежегодном докладе генерального секретаря ООН «Дети и...

Как поднять уровень образования и науки

Опубликованная в июльском номере (от 19—25.07.2019) статья д. т. н., проф. Валерия Мазура...

Ремарк для президента

Прочитать антивоенные произведения Ремарка надо обязать всех, от чьего решения...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка