Сырные дни

21 Апреля 2011 0

Евросоюз приготовил «бесплатный сыр» для украинских ученых. В Киеве недавно презентовали рамочную программу ЕС по содействию интеграции Украины в европейское исследовательское пространство (автор узнал о ней из первоисточника — от представителей программы). За красивой вывеской кроется очередной виток «утечки мозгов» на Запад — ЕС выделяет деньги для исследований в обмен на контроль над исследованиями и правами собственности на патенты.

В два этапа — в последних числах марта и в начале апреля — в Киеве прошла презентация проекта ЕС «Офис совместной поддержки для содействия интеграции Украины в европейское исследовательское пространство» седьмой рамочной программы (РП7). Что же скрывается за красивой вывеской? Не что иное, как масштабный проект по привлечению ученых из стран — не членов Евросоюза к решению проблем ЕС. Иными словами, мы на пороге очередной волны «утечки мозгов» на Запад.

Однако, несмотря на идеологическую подоплеку, предложения европейских чиновников от науки заслуживают внимания наших ученых. Ведь возможность получить финансирование для своих изысканий в полной мере, да еще и без «откатов», выпадает нечасто. Правда, чтобы не попасться в мышеловку РП7 и не потерять контроль над изобретениями, придется тщательно вычитывать все договора и консультироваться с юристами.

Мозговая недостаточность

Европе не хватает мозгов. Такая мысль первой пришла на ум, когда, вслушиваясь во вдохновенные речи представителей упомянутой программы, автор пытался понять смысл происходящего. Справедливости ради отмечу, что первое знакомство с проектом ЕС и программой РП7 прошло в приятной, но не вполне располагающей к мозговой деятельности обстановке. А именно 31 марта, во время пресс-завтрака, специально организованного, чтобы проинформировать столичных журналистов о научной миссии, которую ЕС реализует в нашей стране.

Еще одно наблюдение — чиновники от Еврокомиссии, по-видимому, спешат освоить средства. Ведь РП7 рассчитана на семь лет, с 2007-го по 2013-й, и предусматривает выделение на нужды исследователей свыше 50 млрд. евро. В то же время, по словам источников, приближенных к руководству программы, с 2011-й по 2013-й осталось «освоить» еще больше половины запланированного объема. Не исключено, что если средства не будут освоены вовремя, на следующий виток программы (РП8? — Авт.) выделят меньше денег.

Потребность в идеях тем не менее не помешала ЕС заложить в РП7 четкий механизм «сбора урожая». Особое значение в данном ключе имеют прежде всего прикладные исследования в рамках программы, которые завершаются некими изобретениями. Они-то и представляют особый интерес для сторон, принимавших участие в научных разработках.

Здесь внимание автора привлек порядок получения финансирования. Любое исследование, под которое выделяются средства ЕС, проводится консорциумом исследовательских центров (университетов, научно-исследовательских институтов или просто сообщества ученых). Во главе каждого консорциума стоит так называемый куратор. Им теоретически может быть любая структура — участник исследовательского пула. В то же время, как на условиях анонимности рассказал один из представителей программы ЕС, куратором в наиболее значимых проектах обычно выступают университеты Евросоюза. Это неписаное правило, принимать которое приходится всем, кто претендует на финансирование в рамках РП7.

На первый взгляд, в том, что кураторами назначают исключительно европейские структуры, нет ничего странного. Ведь по сути на руководящее звено консорциума возлагается значительная организационная работа — от налаживания общения пула с Еврокомиссией до регулярной отчетности перед последней за использованные средства.

Однако, как выяснилось, не только ленинский принцип «контроля и учета» движет ЕС. Прежде чем приступать к исследованиям, все участники пула обязаны заключить consortium agreement (консорциумное соглашение. — Авт.). Этот документ крайне подробно определяет права и обязанности всех сторон. Но, что самое важное, он закрепляет за участниками порядок владения правами интеллектуальной собственности на изобретения, полученные в результате научных разработок. Отступление от соглашения, к слову, может означать автоматическое исключение из пула и компенсацию «отступником» всех освоенных средств.

Brain drain по-нашему

«Утечка мозгов» (именно так переводится английское выражение brain drain) — обычное дело для нашего государства с первых дней его независимости. Хотя точной статистики количества перспективных ученых, которые эмигрировали за границу, не существует, ситуация с потерей интеллектуального потенциала для Украины серьезна.

Причин тому много, однако основной эксперты в один голос называют катастрофическое бюджетное недофинансирование науки. Еще в декабре 1991-го был принят закон «О научной и научно-технической деятельности». Ст. 35 этого документа обязывает государство ежегодно направлять на финансирование науки не менее 1,7% ВВП. Однако, как сообщили автору в научно-организационном отделе президиума Национальной академии наук, не было еще такого, чтобы власти выполняли свои обязательства перед учеными — редко финансирование исследований доходило до трети необходимого объема. Обычно наука получала 0,35—0,4% ВВП. Все это объясняет интерес исследовательского сообщества к иностранным деньгам, а также готовность многих ученых покинуть родину в обмен на солидный грант.

Валерий Геец: «Ни одна страна не может сама обеспечить системные
исследования всех актуальных для нее вопросов»

Узнать, зачем нашей стране участие в РП7 и прочих аналогичных «справедливых» программах, автор попытался у директора Института экономики и прогнозирования НАНУ, вице-президента НАНУ, академика Валерия Гееца

«Подобные проекты, когда выделяются деньги для ученых из бедных стран, которые не имеют своих средств (а Украина именно такая страна), — обычное дело для развитых государств и, в частности, Евросоюза», — сказал Валерий Михайлович.

«Негатив просматривается в том, что результаты разработок становятся собственностью тех, кто платит деньги. И сегодня общая тенденция такова, что экспорт научных услуг из Украины значительно превышает их импорт (см. таблицу «Внешняя торговля высокотехнологичными услугами с основными партнерами». — Авт.). В обмене научными услугами с другими странами присутствует неэквивалентность», — констатировал академик. Он также отметил, что недопустимым является положение дел, при котором треть и более научных разработок в государстве финансируется из-за границы. «Если 30% украинской науки станет финансироваться из-за рубежа, это будет означать, что все результаты, в том числе и те, которые разрабатываются за счет государственной поддержки, присваиваются инвесторами. Основное соотношение иностранных и национальных денег не должно превышать пропорцию 1:3, и это — граничная планка. А у нас в отдельные годы за счет иностранных средств финансировалось 20—25% науки. Причем в некоторых сферах этот показатель составлял 50%. Получается, что мы работаем на конкурентов, что есть проблемы в использовании бюджетных средств», — резюмировал ученый.

Сказанное академиком дополняет упомянутая таблица (данные предоставила д. э. н., профессор ИЭП НАН Любовь Федулова. — Авт.). Наша страна из года в год продает за границу «мозгов» в разы больше, чем способна купить. А вот плата за использование иностранных прав интеллектуальной собственности (см. графу «роялти и лицензионные услуги». — Авт.) составляет миллионы долларов, причем стоимостное выражение экспорта и импорта отличается на порядок с незыблемым отрицательным сальдо.

В Институте мировой экономики международных отношений НАН внимание автора обратили еще на одну проблему, связанную с недостатком финансирования. Мы по сути выпадаем из мирового исследовательского сообщества. В частности, в нашу страну отказывается ехать с лекциями и для участия в различных конференциях иностранная профессура — европейские ученые охотно едут в Китай, который платит им щедрые гонорары, а Украину обходят стороной.

Но нам отказываться от иностранных программ из-за недофинансирования не стоит, считает Валерий Михайлович.

«Участвуя в таких программах, ученые получают ряд возможностей. Во-первых, это доступ к дополнительной оплате труда. Во-вторых, доступ к финансированию покупки высокотехнологичного оборудования. В-третьих, возможность публиковать свои работы в иностранных изданиях, то есть в целом вписаться в международное научное пространство. Это все — очевидные выгоды от такой кооперации, поскольку сегодня ни одна страна не может полностью сама обеспечить полноценные системные исследования актуальных для нее вопросов», — сказал Геец.

Не пытка

Принимать участие в исследованиях под флагами РП7 или нет — каждый ученый будет решать сам. Но стоит отметить, что пристальное изучение предлагаемых ЕС условий показало: программа хоть и заслуживает весьма критичного отношения, она может быть использована во благо отечественной науки (впрочем, с рядом оговорок).

Пожалуй, главное требование программы — европоцентризм. В рамках РП7 финансируются только проекты, направленные на решение проблем ЕС. На выбор исследователю предлагается участие в прикладных проектах и в разработке инновационных решений для малых и средних предприятий. Также возможна реализация проектов в сфере фундаментальных и передовых наук, обмен кадрами и исследованиями с партнерами, развитие исследовательских навыков (предполагается выделение индивидуальных стипендий).

В пользу РП7 говорит тот факт, что программа предлагает соучастие широкому кругу субъектов научной деятельности. Претендовать на европейские дотации могут: государственные и частные исследовательские организации; университеты и прочие вузы; частные предприятия любой формы собственности; промышленные группы (ассоциации, торгово-промышленные палаты и пр.); госучреждения (министерства, агентства, региональные органы власти, больницы и т. д.); неправительственные организации; консалтинговые компании; физические лица.

Для сравнения: как объяснили в президиуме НАНУ, профинансировать исследования за счет средств, которые выделяются на академию, могут только распорядители госсредств третьего уровня (то есть научно-исследовательские институты).

Также важный элемент программы — развитие исследовательской инфраструктуры. Сегодня ее представители в Украине работают над созданием единого каталога всех субъектов научно-исследовательской деятельности. Издать его обещают уже в этом году.

Как рассказала «2000» замдекана по учебно-методической работе и международному сотрудничеству факультета прикладной математики национального технического университета «КПИ», к. т. н., профессор Евгения Сулема, потребность в таком каталоге назрела давно. «Найти партнера для исследований, особенно узкого профиля, в нашей стране целая проблема. Нет единого «реестра», а он был бы очень кстати», — сказала Евгения Станиславовна.

Первые шаги в этом направлении уже сделаны: на украинском сайте проекта размещена база данных научных контактов со всей страны, которая сегодня включает 920 подтвержденных записей.

Кстати, в этом году представительство РП7 в Украине также издало каталог «Европейские исследовательские сети». Книга содержит контакты информационных офисов в 27 странах-участницах, а также обобщенное описание всех проектов, которые уже реализовываются (или готовятся к реализации) в рамках программы (перечисляются страны-участницы, описываются цели и задачи проектов).

Из очевидных ограничений, с которыми придется столкнуться потенциальным участникам РП7, — языковое. Подача заявок, переписка внутри консорциума, корреспонденция с Еврокомиссией, отчетность ведутся на английском языке. «Знание других европейских языков приветствуется, но ценность этих знаний зависит от состава консорциума», — говорят в представительстве программы.

Отдельное внимание следует уделить подготовке заявки. Она должна быть написана максимально доступно — следует учитывать, что отбором проектов занимается пул экспертов, состав которого утверждает Европейская комиссия (отсутствие «откатов» гарантируется). И в него могут не войти специалисты в той отрасли, на которую подается заявка. Любопытно, что за несколько лет участия в РП7 наша страна все еще занимает последние места в списке участников по соотношению полученного финансирования к заявленному. Так, если в целом по программе выделяется 1/5 часть заявленной потребности, то в случае с Украиной — чуть больше 1/10. Причина — в низком уровне проектного менеджмента в нашей стране, высокой коррупции, а также отсутствии полноценной информации о программе.

Но даже после того как вам удастся найти партнеров по исследованиям, вы подадите заявку и ее одобрят, не стоит расслабляться. «Моментом истины» для любого участника проекта является подписание консорциумного соглашения. От того, насколько грамотно выписан этот документ, зависит главное — кто и в каком порядке сможет претендовать на объекты интеллектуальной собственности, которые станут логическим результатом исследований. Именно на этом этапе, как говорится, торг уместен. Ведь если у вас или вашего коллектива есть что уникального предложить научному сообществу, можно и нужно добиваться приоритетных прав и полномочий.

P. S. Узнать больше о программе РП7 можно на сайте Офиса совместной поддержки для содействия интеграции Украины в европейское исследовательское пространство (JSO-ERA — www.jso-era.org) и Национального информационного пункта РП7 (www.fp7-ncp.kiev.ua). Также получить консультации можно в офисе проекта JSO-ERA по адресу: Киев, 01033, ул. Саксаганского, 22б, оф. 29, тел./факс +38(044)289-1315, jso@jsoresearch.kiev.ua. Кроме того создаются контактные центры в Ужгороде, Ивано-Франковске, Харькове, Симферополе, Львове, Одессе и Запорожье. Как сообщили источники в Министерстве образования и науки, молодежи и спорта, в скором времени контактные центры будут созданы на базе нескольких вузов. Уже разрабатывается проект соответствующего приказа по МОНМС.

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Торговля — двигатель прогресса

В период с 12 по 15 сентября 2019 г. центром «Социс 2000» проведен анкетный опрос 275...

Гиг-экономика* не спасет Восточную Европу от утечки...

Для беднейших стран Европы новая эпоха на рынке труда оборачивается очередной...

Зачем украинцу револьвер

По данным Small Arms Survey (Женева, Швейцария), которая исследует вопросы обращения...

Европе пора перестать налегать на крепкое спиртное

Судя по данным нового отчета ВОЗ, европейцы — самые пьющие люди на планете. В 2016 г....

Украинцы пьют меньше, но умирают чаще

Официальные данные не могут в полной мере учесть потребление алкогольных напитков...

«Нет!» — 41 проценту украинцев

В 2017 г. в Соединенные Штаты по визе типа «B» въехали почти 6,4 млн. человек. Этот...

Загрузка...

Визовый рекорд заробитчан

МИД Чехии сообщает о рекордном интересе иностранцев к въездным визам в страну: так, за...

Два взгляда на историю Украины

В этом году исполнилось 80 лет с начала Второй мировой войны и 75 лет со дня освобождения...

Словаки — братерський народ

Словацька громада в Україні зовсім невеличка: лише 6,4 тис. осіб згідно з даними...

Свобода от голода — основополагающее право человека

За собой государство оставляет крупные инфраструктурные проекты: строительство дорог...

Мировая рисовая держава?

В Украине рис можно выращивать на 255 тыс. га — от Херсона до Чугуева

Затерянное шоссе

Дорог нет, но чиновники, которые делят деньги на их ремонт, — отнюдь не дураки

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка