Треугольник Стефана Фюле

№23 (561) 10 - 16 июня 2011 г. 09 Июня 2011
Стефан Фюле

Стефан Фюле, комиссар ЕС по вопросам расширения и Европейской политики соседства (ЕПС) сделал очень важное заявление: «Теперь мы гораздо больше внимания уделяем соседям, чем стратегическим партнерам».

25 мая Европейская комиссия представила коммюнике «Новый ответ изменяющемуся соседству». Этот документ по сути определяет новую стратегию отношений между Европейским Союзом и странами-соседями. Стоит отметить, что в этом году Еврокомиссия представила два концептуальных документа, касающихся Европейской политики соседства. Первый из них — «Партнерство для демократии» — одобрен 8 марта и рассматривал только южных соседей ЕС, где в конце прошлого — начале нынешнего года произошли революции. Нынешний документ касается всех без исключения соседей, в том числе и Украины.

За день до представления нового стратегического документа президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу также сообщил о дополнительных средствах, которые Еврокомиссия намерена потратить на программы в странах-соседях в 2011—2013 гг. Речь идет о 1,24 млрд. евро, которые были изъяты из других программ в разных странах.

Что представляет собой новая стратегия соседства, исповедуемая брюссельскими чиновниками, «2000» уже частично рассказали (Н. Кичигина «ЕС: у соседей сохраняется шанс», № 21(559), 27.05. — 2.06.2011).

Предлагаем вам интервью, которое дал нашему еженедельнику комиссар ЕС по вопросам расширения и Европейской политики соседства Стефан Фюле.

— Какова основная цель новой стратегии ЕПС?

Нам нужно упростить некоторые процедуры, сделать их более гибкими. Возьмем, к примеру, Восточное партнерство. Оно было начато в Праге два года назад — 8 мая, я помню этот день — так вот некоторые программы мы смогли реализовать только в конце прошлого года или в начале этого. То есть процесс занимает много времени.

Кроме того, сейчас параллельно идет дискуссия о новой многолетней финансовой перспективе (на 2013—2020 гг. — Ред.), чтобы в ней иметь более гибкие инструменты партнерства с соседями: не так много «слоев» принятия решений, не так много документов.

Это приведет нас к тому, что процесс от политического решения о программах до начала их реализации будет занимать гораздо меньше времени, чем сейчас. Это основное. Что хотелось бы отметить еще. 8 марта мы приняли коммюнике «Партнерство для демократии», сейчас — коммюнике о пересмотре Европейской политики соседства, но это не означает, что мы занимались только такими концептуальными вещами.

Параллельно два месяца назад мы начали пересмотр национальных индикативных планов и завершили его пару недель назад. Пересмотрели программы финансовой помощи на 2011 г. для всех стран. Мы стремились не к тому, чтобы обязательно сократить финансирование, хотя в отношении Ливии, а также Сирии и Беларуси сделали это — либо как минимум заморозили программы.

Главная цель заключалась в том, чтобы обеспечить совместимость программ с коммюнике от 8 марта и теми подходами, которые мы закладывали в пересмотр политики соседства, учитывая в первую очередь принцип «больше за большее». В результате мы внесли несколько изменений в эти программы, в частности в Египте, Алжире.

Приведу конкретный пример. В Алжире 30 млн. евро, которые изначально предполагали потратить на программы, связанные с транспортом, перевели на программы для поддержки молодежи и роста занятости, поскольку это показалось нам намного важнее в связи с усилением демократического процесса в Алжире.

Специфический случай — Беларусь. Он показывает, что в странах, где есть много проблем с правами человека, а кое-где, например в Сирии и Ливии, власти вообще стреляют по своим согражданам, в таких случаях мы отзываем деньги из программ или не тратим их на новые программы.

Но это не значит, что мы просто забираем деньги. В коммюнике записан четкий принцип: когда сталкиваемся с такой ситуацией — это сигнал для нас усилить сотрудничество и поддержку гражданского общества. Это означает, что большая часть денег, которые мы изымаем из официальных программ, направляется в программы по поддержке гражданского общества.

— Вы отметили, что одним из ключевых принципов новой стратегии станет принцип «больше за большее». Как он реализуется на практике?

У нас появится новый треугольник и политическое управление. Из чего же будет состоять треугольник?

Первый угол. Со следующего года мы введем доклады о прогрессе. В этот раз вы, возможно, заметили, что впервые мы разделили представление стратегического документа о политике соседства и докладов о прогрессе по странам.

Мы вместе с Верховным представителем ЕС по вопросам совместной внешней политики и политики безопасности Кэтрин Эштон хотели четко продемонстрировать, что коммюнике о пересмотре политики соседства подразумевает новую стратегию, а представленные в этом году доклады о прогрессе созданы еще на старых критериях. В следующем году это будет объединено.

В докладах о прогрессе стран мы будем использовать уроки из нашего опыта расширения, мы сделаем эти доклады более объективными, более краткими, мы также добавим в них рекомендации для разных стран на следующий год. И в каждом докладе будем также оценивать прогресс и выполнение этих рекомендаций. Таким образом, доклады о прогрессе станут более значимым инструментом для оценки того, как страны действуют, как выполняют свои обязательства, как достигают критериев, определенных в коммюнике, а также — что мы делаем с деньгами.

Второй угол треугольника — новое поколение планов действий. План действий не будет сложным и безмерно длинным бюрократическим документом, он будет концентрироваться на приоритетах, и хотя, конечно, в нем будут и элементы долгосрочной политики в отношении каждой страны, но также подчеркнуты краткосрочные приоритеты. Это намного более гибкий инструмент для управления отношениями и сотрудничеством с этими странами.

При этом мы хотели бы размещать эти планы действий на веб-сайтах стран-соседей для представителей гражданского общества, власти, СМИ и граждан, которые могли бы в любой момент получить информацию: так в чем же заключается сотрудничество между ЕС и моей страной, сколько финансовой поддержки предоставляет ЕС, кого финансирует и какие у нас приоритеты на этот год. То есть мы хотим быть как можно более прозрачными. Почему? Потому что намерены вести более структурированный диалог между нашими делегациями и гражданским обществом.

Третий угол — структура советов ассоциации и советов партнерства. Мы хотим, чтобы это был скорее общий инструмент. При этом добавить в него политического управления. Мы будем делать это вместе с европейской службой внешних действий. И все существующие советы, комитеты в рамках сотрудничества мы хотим связать более тесно с докладами о прогрессе и планами действий.

Таким образом, с помощью этого треугольника мы сможем не только в реальном времени наблюдать, какова ситуация в стране, в сотрудничестве, каковы приоритеты и возможности, но также быть очень гибкими.

Страна усиливает свои обязательства по определенным реформам — отлично. Немедленно через этот треугольник мы находим ресурсы, тем более что имеем сейчас дополнительные средства — 1,24 млрд. евро. Либо обсуждаем с властями и параллельно с гражданским обществом, есть ли программы, которые, возможно, не дадут такой же дополнительной стоимости, как другие, и мы перенаправим деньги на эти новые программы. Вот так это будет работать.

— На ваше решение пересмотреть политику соседства, вероятно, повлияли события, произошедшие в начале года в ряде стран Северной Африки и Ближнего Востока?

Когда мы начали пересмотр, никто не мог предсказать, что может случиться на юге. Это был июнь, шла дискуссия с коллегами, мы говорили о политике соседства и сошлись на том, что хорошо бы пересмотреть программу. Это было в самом начале работы нынешнего состава Еврокомиссии. Почему?

Во-первых, из-за вступления в силу Лиссабонского соглашения, которое создало новые инструменты, новые институциональные рамки для внешних действий и предоставило нам новые возможности и новые амбиции. ЕС хочет быть глобальным игроком. Но как можно быть им, если не уделять внимания прежде всего соседям, включая решение замороженных конфликтов у них? Нельзя иметь дело с Россией, Китаем, США и действовать так, будто вам все равно, что происходит у соседей. И теперь мы уделяем гораздо больше внимания соседям, чем стратегическим партнерам. Посмотрите на приоритеты, сформулированные Кэтрин Эштон, — служба внешних действий, соседство, стратегические партнеры. Достаточно честно.

Во-вторых, мы ощущали, что в странах-соседях нет понимания того, что эта политика им что-то дает. На востоке — Украина, которая говорит, мол, у нас есть двусторонние отношения, и соседство не очень помогает! На юге есть страны, не разделяющие нашу концепцию, — Ливия, Сирия. Или, например, Алжир, заявивший, что с ним не консультируются... И мы подумали, что нам нужно что-то сделать, чтобы вовлечь те страны в политику соседства, чтобы это была улица с двусторонним движением. Ведь не может быть так: вот наш план, вот наши программы и наши деньги, и вы должны сделать то-то и то-то. У вас тоже должна быть заинтересованность. Иначе это не сработает.

Именно поэтому мы с самого начала привлекли наших партнеров. Отправили письма министрам иностранных дел всех 16 стран-соседей. И сказали им: мы начали этот процесс, потому что думаем, что такие вот вопросы, такие элементы надо изучить, мы хотим, чтобы вы были нашими партнерами в этом процессе, поэтому призываем вас поделиться вашей точкой зрения, выразить обеспокоенность относительно политики соседства, к тому же мы хотели бы провести консультации с высшими официальными лицами, с вашими исследовательскими центрами и гражданским обществом. Думаю, мы выиграли от этого.

Потом случились революции, «арабская весна». Мы сразу поняли: шанс нельзя упустить. И мы отложили презентацию новой стратегии политики соседства, решив переписать некоторые базовые части, чтобы быть не просто наблюдателем этих исторических изменений у наших соседей, а активным игроком на стороне тех, кто хочет реформ, продвижения демократии и того, что было на всех плакатах в регионе, — достоинства и равенства.

Итак, теперь мы имеем коммюнике от 8 марта, пересмотр Европейской политики соседства, и нам теперь нужно доказать, что мы можем не только разработать концепцию, но и действовать. Будет ли это легко? Означает ли это, что со следующей недели все уже пойдет в соответствии с духом новой стратегии, которую мы только что одобрили? Конечно нет, это будет процесс. Надеюсь, что он пойдет все же достаточно быстро.

Кстати, на заседании комиссии Жозе Мануель Баррозу попросил нас с Кэтрин Эштон предложить пути упрощения реализации этого процесса, координации его с комиссией, со службой внешних действий, со странами-членами, с международными финансовыми институтами, с другими игроками.

— В новой стратегии ЕПС записано, что ключевыми точками отсчета станут демократические составляющие — свободные и честные выборы, свобода объединений, слова и ассоциаций, свободные СМИ, верховенство права и право на честный судебный процесс, борьба с коррупцией, реформа правоохранительных органов и установление демократического контроля над армией и службами безопасности. И что именно по этим критериям будет оцениваться прогресс и уровень необходимой помощи.

Какова будет методология такой оценки? Как выразить в деньгах достижения в демократизации?

В отношении Беларуси, Ливии и Сирии мы вынуждены принимать решения на срочной основе. Другие страны требуют больше времени. Что касается методологии, это будет тот самый треугольник, о котором я упоминал. Он четко покажет, как страна относится к своим обязательствам, взятым по плану действий и соглашению об ассоциации или о партнерстве и сотрудничестве.

Основываясь на этой оценке и через диалог с гражданским обществом мы сможем определять, как лучше предоставлять большие ресурсы за большие реформы. Отмечу две ключевые позиции по финансам. Что касается 5,7 млрд. евро, которые уже предусмотрены на период 2011—2013 гг, распределение между востоком и югом будет таким: треть на восток, две трети на юг.

Возможны ли изменения в этой пропорции? Нет. Что же касается дополнительных денег в 1,24 млрд. евро, о которых мы объявили на прошлой неделе, думаю ли я, что географический принцип должен применяться? Тоже нет. Потому что я убежден: к этим деньгам следует применять принцип «больше за большее».

Это значит, что мы будем предоставлять деньги тем странам, которые не только обязуются, но и начинают этот зачастую болезненный процесс реформ. Я также отметил бы и третий пункт. Означает ли это, что одно из направлений (юг или восток. — Ред.) может остаться без финансирования и все деньги уйдут в другом направлении? И здесь ответ отрицательный.

Мы пока не готовы идти дальше общей оценки. Теперь нам необходимо вместе с Кэтрин Эштон, экспертами из Европейской службы внешних действий и экспертами комиссии установить через пересмотр национальных индикативных планов всех наших соседей их потребности, амбиции и способность освоить деньги.

Кэтрин Эштон

— Представляя новую стратегию, Кэтрин Эштон отметила, что она базируется на трех «М»: деньги (money), доступ к рынкам (market access) и мобильность (mobility). Однако мы не увидели четвертого «М», которое может оказаться даже важнее для восточных соседей, чем все три предыдущих, я имею в виду перспективу членства (membership perspective). В коммюнике содержится только предостережение о том, что статья 49-я соглашения ЕС (предусматривающая возможность европейским странам подавать заявку на членство в ЕС. — Ред.) основывается на статье второй (ст. 2 соглашения ЕС определяет базовые ценности ЕС — Ред.).

— Это не такая формулировка, я не согласен с этим.

Уже после записи интервью один из высокопоставленных представителей Еврокомиссии отметил, что комиссия, вписав ссылку на 49-ю статью соглашения ЕС, сделала максимум возможного. По словам этого чиновника, комиссия — всего лишь гарант соглашения ЕС, а вот политические решения, в том числе относительно перспективы членства, остаются в компетенции стран-членов.

Брюссель

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Камо грядеши, Україно?

Положення доповіді підтверджуються численними фактами і цифрами, що роблять...

Недальновидная «трехходовка»

Передача имущественного комплекса «Мотор Сич» государственному госоргану со...

«Метод Смелянского»

«Укрпочта» получила возможность дополнительно зарабатывать на видах услуг, не...

«Непрестижные» сварщики, «ненужные» медсестры

Государственная служба статистики опубликовала любопытнейшую отчетность под...

Сотрудничество со временем

Время не допускает вольностей, если они переходят грань естественных вещей

Сети смерти

Суицидальная попытка представляет собой крик о помощи в невыносимой ситуации, а не по...

Сыщик в законе

Журналистские расследования мало чем отличаются от деятельности частных детективов

Шедевры, копии, подделки

Право управлять и властвовать не гарантировано бессрочно

Не с Европой единой нам жить суждено

Немалый потенциал в экономике, политике и иных сферах Украина способна обрести, если...

Вызовы для нового патриарха

Дипломатические чиновники — вновь в идеологическом «мейнстриме»

Смертельные весенние ручьи

Борьба с гололедицей и посыпание дорог составами, содержащими соль, привели к тому, что...

Свобода глазами киевлян

опрос взрослого населения Киева относительно восприятия свобод в повседневной жизни

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка