Эксклюзивно для еженедельника «2000»

Лидер или политическая пешка?

Выстрел в колено как способ заставить выучить экономические уроки

№ 51 (888) 21— 27 декабря 2018 г. 19 Декабря 2018 4

Немногие здравомыслящие граждане говорят, что Украине следует спокойно и без истерик подумать об объявлении дефолта. Мол, рядовые украинцы не очень понимают, что это, потому панически боятся его, а ведь ничего страшного в дефолте нет, напротив, он пойдет нам на пользу и сразу оздоровит экономику.

Николай Седельников, Днепр

Неужели это правда? Что такое дефолт? Когда и какая страна в последний раз его объявляла? Как происходит вся процедура, и может ли это оздоровить экономику?

Если человека лишить ног и пересадить его в инвалидную коляску, то ему не придется больше тратиться на обувь. Так и с дефолтом — у него тоже есть свои плюсы.

В последнее время о пользе дефолта для Украины говорил, пожалуй, только Михаил Добкин. Именно он недавно заявил, что «нам не надо возвращать деньги МВФ, взятые всеми предыдущими правительствами, мы готовы идти в дефолт». Но не стоит так вот с ходу брать этот рецепт на вооружение. Лучше сначала разобраться, что такое дефолт.

Если банкротство — то лучше маленькое

В любом словаре вы можете найти определение дефолта — это невыполнение договора займа, т. е. отказ платить проценты и тело кредита.

Вы можете отказаться выплачивать все долги или не платить только одному кредитору. Вы можете быть не в состоянии выплачивать долги вообще (тогда дефолт фактически равнозначен банкротству) или не способны сделать это лишь в настоящий момент, не отказываясь от выполнения обязательств в будущем. Все эти нюансы имеют значение относительно масштабов последствий.

Например, вы взяли потребительский кредит и однажды пропустили месячные выплаты. Банк отлично понимает, что у вас возможны краткосрочные проблемы, и охотно пойдет на согласование новых условий — никто в здравом уме не станет уже на следующий день арестовывать ваше авто, конфисковывать жилье или посылать вышибал с угрозами.

Еще более дружелюбен буден банк, если вы попытаетесь решить ситуацию заранее — предупредите о проблемах, предложите поискать пути решения. Тогда реструктуризация долга может не сопровождаться объявлением дефолта. Хотя по сути каждая такая реструктуризация и вызвана перспективами потенциального дефолта или его фактическими последствиями.

То же и с государствами. Украина неоднократно попадала в ситуацию технического дефолта, когда некоторые долги не платились вовремя. Но ей пока что удавалось избегать объявления широкомасштабного дефолта, тем более дефолта суверенного, фактически банкротства государства.

Суверенный дефолт — это очень травматический опыт. Дефолты нередко вызывали войну, ведь кредиторы дают свои деньги вовсе не для того, чтобы их потерять.

Например, отказ Египта платить по счетам вызвал в 1882 г. оккупацию страны британскими войсками. Гаити были оккупированы США в 1915 г., и американские войска находились там 19 лет — корпорации Соединенных Штатов желали получить назад свои деньги.

Порой в войне против должника объединялись даже стратегические противники. Так, в 1902 г. изрядная часть флота Венесуэлы была потоплена объединенной эскадрой Великобритании, Германии и Италии. Как видите, коллекторы раньше работали с размахом!

В результате таких «войн кредиторов» даже в Уставе ООН появилась статья, которая запрещает применять к должникам военную силу.

Но хотя сегодня дефолты проходят мягче, мало кто назовет их здоровым решением. Например, в 1998 г. дефолт случился в Российской Федерации. Это был т. н. технический дефолт (государство не отказывалось выплатить долги в будущем), и лишь по некоторым видам долговых обязательств. Однако рубль упал в четыре раза, ВВП сократился втрое, граждане потеряли практически все свои накопления.

В Мексике дефолт произошел на четыре года раньше — в 1994 г.: обанкротилось свыше 2 тыс. фирм, до 1 млн. человек потеряли работу.

Греция без внешней помощи не могла обслуживать свой внешний долг с 2010 г. Трижды страна была на пороге тотального банкротства. Фактический технический дефолт был допущен в 2015 г. В результате экономике был нанесен сильный урон. Даже сегодня экономический рост в 1% кажется лишь мечтой, а уровень безработицы не опускается ниже 20%. Чтобы удержать страну на плаву, в нее влили свыше 300 млрд. долл. помощи. О том, что пострадали рядовые греки, даже говорить не приходится — с 2010 г. были моменты, когда безработица среди молодежи превышала 60%.

Тем не менее неспособность Греции заплатить внешние долги привела к тому, что теперь они выросли еще больше — выплачивать их придется до 2066 г.!

У дефолта огромное количество минусов. Прежде всего это обвал деловой репутации и существенное ограничение доступа к финансовым рынкам. Так, если вы отказались возвращать долг соседу Коле, это очень быстро станет известно всему дому — и сосед Петя, скорее всего, тоже не даст вам до получки.

Этот примитивный принцип работает как в банковской сфере (для этого ведется кредитная история каждого потребителя), так и на международной арене.

Главное, что нужно понимать о дефолтах — они бывают разного масштаба. Но, пожалуй, никто и никогда не осмелится объявить полный отказ от долговых обязательств. Это хуже, чем экономическое самоубийство.

Например, только в этом году инфляция в Венесуэле достигнет 1 000 000 процентов. Несмотря на нефтяную экономику, средняя зарплата в стране опустилась ниже 2 долл. в месяц. У государства большие проблемы с обеспечением внешнего долга, но, невзирая на очевидную катастрофу, оно всячески оттягивает наступление полного дефолта.

Почему? Потому что серьезный широкомасштабный дефолт вызывает такой дефицит следующих финансовых заимствований, что это означает очень голодный паек для всей экономики страны минимум на десятилетие. В современном глобальном мире это невообразимая беда. Только маленькие и очень бедные страны, наверное, еще могут себе позволить подобное поведение.

Даже крупный технический дефолт чреват проблемами с кредитами и инвестициями на два-три года!

При этом суверенный дефолт очевидным образом влияет и на частных игроков: в случае банкротства государства нормально кредитоваться за рубежом не смогут и украинские компании. Конечно, очень вырастет и стоимость доступных займов — до 50% годовых (в валютном исчислении).

Кроме доступа к финансовому рынку, понижение кредитного рейтинга страны и ее компаний вызовет серьезные проблемы у экспортеров. Возможны внешнеполитические проблемы — финансисты умеют давить на должников, задействуя политическое лобби.

Наконец, почти неизбежно дефолт в той или степени оказывает давление на курс национальной валюты, провоцирует рост инфляции и безработицы. Как правило, правительство вынуждено резко сокращать программы социальной помощи.

Серьезное влияние оказывает дефолт по внешним обязательствам на деловой климат и настроения внутри страны. Последствия паники могут быть катастрофическими, а меры по борьбе с ней приводят лишь к новой панике. Так, Аргентине в 2001 г. после одного из многих своих дефолтов пришлось ввести ограничения на выдачу денег в банкоматах — не более суммы, соответствующей 250 долл., в неделю. В Греции в разгар паники в банкомате нельзя было снять больше 50 евро в день, а на заправках ограничивали даже продажу бензина в одни руки.

Словом, врагу не пожелаешь. Но почему все-таки говорят об оздоровительном эффекте дефолта?

Кому и сколько не платить

Следует подчеркнуть три очень важных момента.

Первое — не дефолт, по большому счету, вызывает проблемы и не дефолт их решает. К дефолту приводит многолетняя неправильная экономическая политика, неверные решения. Если у вас забрали квартиру за долги — то этому наверняка предшествовал как процесс накопления долга, так и ваша слишком низкая или неверная экономическая активность. Вы просто тратили и брали в долг больше, чем зарабатывали! Дефолт — только следствие. И отказ платить по счетам может усугубить ситуацию.

Точно так же дефолт сам по себе не решает никаких проблем. Да, включаются механизмы, которые позволяют кредитору получить с должника хоть что-то. Вполне возможно, что часть долга будет даже списана. В зависимости от масштабов дальнейшие отношения должника и кредитора регулируются соответствующим законодательством. В случае госдолга — международным.

Как правило, никто из банкротов не желает попадать под силовое давление и санкции, предпочитая договариваться, обещает платить в будущем, умоляет о реструктуризации. Но улучшение экономической ситуации все равно зависит от правильной экономической активности субъекта, будь то гражданин, компания или государство.

Второе — важное значение имеет масштаб дефолта, то, кому и сколько мы отказываемся платить. Например, отказ Украины в 2015 г. платить по суверенным еврооблигациям, размещенным в пользу РФ (т. н. «долг Януковича») — это формально дефолт по части наших обязательств. Но этот невыплаченный долг в 3 млрд. долл. фактически не сказался ни на рейтинге Украины, ни на макроэкономической стабильности, ни на политических раскладах.

Потому что дефолт частично был спровоцирован самой Россией — она отказалась принять условия реструктуризации внешних долгов Украины, на которые согласились другие частные инвесторы. Кроме того, Киев упирает на то, что фактически это была взятка частному лицу — Виктору Януковичу, с чем, безусловно, не согласна Россия. Наконец, говорит Киев, это долг стороне, выступающей в роли вооруженного агрессора.

Дело стало рассматриваться в Высоком суде Лондона, где юридическая битва идет с переменным успехом и неясными перспективами. Тем не менее, учитывая политическую подоплеку, относительно небольшой размер суммы, попытки решить проблему в правовом поле, это столкновение не имело заметных последствий для международного финансового имиджа Украины. В этом свете шаг, когда парламент ввел мораторий на выплату этого долга, выглядит пока что не только политически, но и — по мнению украинских экспертов — экономически целесообразным.

И третье, самое важное. Дефолт как инструмент может принести некоторую пользу лишь в том случае, если у должника имеется кризисный план, как быстро и эффективно использовать «не отданные» деньги для улучшения своего экономического положения. Например, у вас есть долг перед банком. И выбор — продать машину в счет этого долга или отказаться на время платить по кредиту, но активно при этом использовать автомобиль для зарабатывания денег — скажем, таксуя. Это кризисный, но рабочий план. Однако если вы предпочитаете и долги не платить, и машину не продавать, и работу не искать — последствия будут катастрофические.

То же и с дефолтом. Да, в некоторых случаях имеет смысл задержать выплаты — если государство точно знает, что польза от направленных на развитие экономики финансовых ресурсов будет превышать потери, вызванные решением не платить долги. Но это очень рискованный план, он требует скрупулезных расчетов. Более того — такие расчеты могут оказаться неверными, ибо учесть все факторы невозможно.

Обязательно нужно помнить, что отказ платить долги вас от них не освобождает. Очень показателен в этой связи опыт СССР, долго не желавшего признавать долги николаевской империи. И тем не менее выплатить «царский долг» все же пришлось, пусть и с огромным опозданием и с огромным же дисконтом.

Еще одна категория позитивных атрибутов, которые приписывают дефолту, — то, что он стимулирует реформы, преобразования. Так, некоторые экономисты говорят, что дефолт 1998 г. был для РФ своеобразной «шоковой терапией». Например, вызванная им сильнейшая девальвация рубля сделала экспорт более конкурентоспособным.

О Греции говорят, что катастрофа вынудила власти ввести эффективные меры бюджетной экономии. Но давайте не забывать, что в переводе на человеческий язык это означает, среди прочего, сокращение пенсий и социальных выплат, серьезный рост налогов. Не всем понравятся такие реформы.

Кроме того, модернизацию экономики можно и нужно проводить, не дожидаясь банкротства. Оздоровительный эффект дефолта в этом смысле похож на оздоровительный эффект инфаркта — пациент, с одной стороны, начинает вести более разумный образ жизни, но при этом он вынужден сесть на изнурительную диету, отказаться от многих любимых, но пагубных, по мнению врачей, привычек и т. п.

Экс-министр финансов Виктор Пинзеник любил рассказывать, что фактический технический дефолт 2000 г. заставил украинскую власть впервые за долгие годы принять бездефицитный бюджет. Но ведь ей никто не мешал взяться за ум раньше!

Хорошее банкротство

Итак, может ли Украине дефолт, например, по долгам МВФ, принести выгоды в текущей ситуации? Скорее нет, чем да.

Если рассматривать банкротство как стимул к проведению реформ, то страна находится под таким давлением долгие годы. Фактически каждый новый транш от МВФ является своеобразным шантажом — от наших властей требуют выполнения обязательств по перестройке экономической системы. Формальное доведение страны до банкротства со стороны МВФ ничего не даст — украинские элиты, увы, просто не желают отказываться от модели современного феодализма.

Может ли дефолт повысить конкурентность нашей экономики за счет падения стоимости труда и удешевления ресурсов? Снова нет. Труд у нас и так уже один из самых дешевых в мире. Но это давно стимулирует не конкурентные преимущества, а отток рабочей силы.

Может ли дефолт сбалансировать экономику, поднять значение реального сектора? Маловероятно, ведь в стране не так много осталось финансовых пузырей, банковский сектор уже претерпел существенную перетряску и оздоровление.

Единственная очевидная гипотетическая польза от дефолта — принуждение кредиторов к реструктуризации долга и даже к частичному его списанию. Но этим фактором Украина тоже давно и постоянно пользуется, шантажируя кредиторов. Фактический дефолт вместо его угрозы не добавит силы нашей позиции, зато послужит серьезным негативным фактором. Кроме того, изрядная доля держателей наших еврооблигаций не пойдет на реструктуризацию ни в коем случае — по политическим мотивам, ведь за ними, как подозревают, стоит Кремль.

Как велик риск дефолта? Банкротство в условиях Украины возможно, если власть станет бездумно раздувать социальные программы, не обеспеченные экономикой. В таком случае дефолт — это отказ от экономического роста, который, согласно актуальным моделям правительства, к 2021-му должен был бы составить 6,3% ВВП.

Социальные обязательства тогда будут формально выполняться — но обесценившимися деньгами, за счет постоянного астрономического роста инфляции и запуска печатного станка. Однако государственные финансы при отсутствии внешних займов придется обеспечивать за счет внутренних источников — а это снова рост налогов и снижение реальной, а не фейковой социальной помощи.

Впрочем, есть один довольно фантастический сценарий, когда небольшой технический дефолт действительно можно будет пережить относительно безболезненно. Для этого нужно будет запустить грандиозную стремительную программу государственной приватизации — она не принесет денег в бюджет, но стимулирует национальную деловую активность. И что еще более важно — для привлечения финансового ресурса нужно будет либерализовать и открыть рынок земли. Это позволит привлечь в краткосрочной перспективе очень серьезные инвестиции в национальную экономику.

Но в нынешней популистской политической ситуации это, конечно, совершенно гипотетический и нереалистичный сценарий. Кроме того, оба этих шага не нуждаются в дефолте как условии — если общество сочтет, что их целесообразно предпринять (а это тема уже другой статьи), то их стоит проводить сами по себе, в т. ч. и для того, чтобы не допустить банкротства государства. Оба этих шага, по мнению ряда экономистов, приведут ко всплеску инвестиционной привлекательности страны — вот как раз поэтому уменьшать их эффективность дефолтом нецелесообразно. Но у государства сегодня нет ни воли проводить масштабные и быстрые реформы, ни четкого их плана.

Самое главное, что нужно уяснить твердо: рядовые граждане платят как все долги государства, так и за отказ платить по этим долгам. Уже поэтому следует тщательно относиться к выбору политиков, сначала загоняющих страну в долговую яму, а потом объявляющих, что банкротство — это не страшно.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Деглобализация и ее подводные камни*

Ни один из иностранных авторитарных лидеров сегодня не имеет такого объема полномочий...

О причинах полномасштабного рецидива популизма

На планете обитает 22% популистов, а в Украине их 40%!

Саша БОРОВИК: «Новый Кабинет – шумно и прогрессивно,...

В Украине изменения смогут осуществить люди, способные выйти на выборы с собственной...

Не обольщайтесь: конфликт Трампа с Китаем – подлинная...

Америка нуждается в постоянной угрозе войны, и ей приходится предлагать себя в...

История дает Украине второй шанс

Экономическая реформа должна быть направлена на повышение производительности и на...

Загрузка...

Дело Пукача: шантаж, угрозы и допущения

Еще в 2004 г. Юрий Кравченко порекомендовал Алексею Пукачу перейти на нелегальное...

ПРАВИЛА ВЫБОРА ФИНАНСОВОЙ КОМПАНИИ ДЛЯ ЗАЙМА ОНЛАЙН В...

Для получения краткосрочной ссуды на выгодных условиях не стоит полагаться на...

Продажа украинской земли — непоправимая ошибка!

Ошибочные действия нынешней украинской власти начались с необоснованной и...

Мемуары взрывоопасны, особенно в США

Проблема не в системе засекречивания информации, а в том, как именно правительство...

«Не пущать!»

29 сентября избирательный штаб демократа Джо Байдена направил официальное послание...

Ненасилие и насилие в политике

Добро в борьбе со злом должно быть со стальными кулаками

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка