Зеленая, как доллар

№ 51 (888) 21— 27 декабря 2018 г. 19 Декабря 2018 4

Почему альтернативная энергетика так много ест и все не толстеет

С тех пор, как мне довелось получить дозу во время ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, я стал убежденным сторонником зеленой энергетики. Внимательно слежу за всеми новостями, и меня очень обескуражило сообщение о том, что Европейский банк реконструкции и развития остановил финансирование всех украинских проектов, связанных с солнечной генерацией.
Более того, этот банк скорее всего остановит финансирование вообще всех проектов, связанных с возобновляемой энергией в Украине. Почему это произошло? Ведь у нас еще так мало «зеленой энергетики»! Кто вставляет палки в колеса?

Константин Заболотный, Ржищев

 

Проблема украинской возобновляемой энергетики в том, что она превратилась в насос, выкачивающий деньги из одних секторов отрасли в другие. Общие же проблемы электрогенерации только усугубляются.

На вопрос читателя есть короткий ответ: причиной грандиозного скандала и ухода ЕБРР стали «зеленые аукционы», точнее — отказ властей проводить их.

Земля тормозит солнце

В первом приближении схема работы рынка зеленой энергии в Украине очень проста. Государство с помощью такого органа, как Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), устанавливает тариф для каждого типа электростанций.

Самый низкий он у нас для АЭС, которые обеспечивают энергией полстраны. С помощью пресловутой схемы «Роттердам +» сверхбарыши также обеспечены угольной генерации Ахметова. Но золотым дном являются зеленые проекты, особенно солнечные: тарифы, по которым Украина покупает у таких электростанций энергию, превышает европейские в несколько раз. Почему так вышло?

Изначально идея заключалась в том, чтобы сделать сектор привлекательным для инвестиций, обеспечить быструю окупаемость проектов, хорошую маржинальность бизнеса — и тем самым существенно нарастить мощности. Рост доли возобновляемых источников прописан во всех национальных стратегиях и планах — и зеленый тариф является основным, фундаментальным инструментом этого движения.

Но ожидания оправдываются лишь отчасти. Сектор заметно растет: согласно данным НКРЭКУ, за три квартала 2018 г. было введено в строй 355 МВт солнечной генерации и 57 МВт ветровой. С начала 2015 г. в сектор влито около 880 млн. евро инвестиций.

Тем не менее, несмотря на бравые рапорты, отечественной зеленой энергетике очень далеко до значимой роли — ведь растет она фактически у нуля. За 10 месяцев 2018 г. солнечные электростанции выработали 843 млн. кВт.ч, а ветровые 936 млн. кВт.ч. Прирост по отношению к 2017 г. составил 137% и 123% соответственно. Но пусть относительные цифры в процентах не вводят в заблуждение. Для сравнения — одна единственная Трипольская ТЭС дала за тот же период примерно 1300 млн. кВт.ч.

Увы, солнце и ветер суммарно все еще составляют менее 1,5% всего энергетического пирога Украины. И снова для сравнения — в Германии доля этих источников около 30%.

Солнечные электростанции, СЭС, умудрились в Украине в этом году даже не выполнить прогнозное задание, произведя электроэнергии меньше запланированного.

При этом в стране возобновляемая энергетика активно поддерживается государством и накачивается льготами около 10 лет подряд. Самый надежный источник бодрости — очень высокие зеленые тарифы, по которым держава обязуется покупать у производителя энергию. Так, у солнечных предприятий 1 кВт.ч покупается в 8(!) раз дороже, чем у отечественных атомных станций.

Это работает. В результате срок окупаемости проектов снизился до 5 лет, что в энергетике просто фантастика. Более того, ситуация для инвесторов постоянно улучшается — в связи с развитием технологий стоимость оборудования быстро и заметно снижается. Т. е. каждый год снижаются и срок окупаемости, и доходы от проекта.

В чем же проблема относительно слабого роста отечественного сектора? Ответ вечен: земля и люди, т. е. невероятные сложности с обретением земельного участка под проект и прохождение бесчисленных кругов бюрократического ада.

Не удивительно, что в таких условиях преимущество получают лишь тяжеловесы с серьезным административным ресурсом. Доля малой и сверхмалой генерации ничтожна — так, домашние солнечные станции есть только у 6 тыс. украинских домовладельцев (хотя чиновники снова покажут относительные цифры и станут говорить о росте в 2,5 раза за год).

С землей связаны и другие интересные особенности. Компании, близкие к высокопоставленным чиновникам, могут себе позволить построить солнечную электростанцию прямо под ЛЭП. Другим придется вкладывать немалые деньги в прокладку сетей и строительство подстанций. Все это классические проблемы для любого отечественного бизнеса, но для сектора, от которого ожидается взрывной рост, они становятся очень болезненными.

При этом гигантам, как ни странно, выгоден низкий уровень развития отрасли. Это кажется парадоксальным, ведь на энергорынке все еще нет конкуренции. Но так обстоит дело только на первый взгляд.

Многих не прокормить

Почему тем, кто уже имеет серьезные мощности в зеленой энергетике или только вложился туда, не выгоден массовый наплыв чужаков?

Тому есть две важные причины.

Первая — при росте генерации неизбежен переход к конкурентной модели работы рынка. Иными словами, цену на электроэнергию будет формировать не карманная Национальная комиссия, работающая в интересах очень узкого круга лиц, а, например, система аукционов, как это происходит во многих странах, энергобиржа или другие оперативные механизмы формирования цены.

Скажем, в Германии цена на энергию, полученную посредством ветровой генерации, порой падает ниже нуля — в прямом смысле слова. Т.е. потребитель получает(!) деньги за то, что использовал в определенное время электроэнергию. Происходит это, например, во время пиковых ветров, когда избыток электроэнергии просто некуда деть. В Чили солнечная погода приводит к тому, что электроэнергия даже на длительный период становится для покупателей бесплатной. Речь, впрочем, идет о крупных оптовиках — домохозяйствам, как правило, никто не доплачивает.

Но конкурентный рынок — страшный сон для большинства отечественных зеленых структур, у которых сегодня гарантированно покупают товар по завышенной цене. По цене, о которой европейские коллеги не могут даже мечтать.

Еще один аспект этой же проблемы — при росте совокупной доли зеленой генерации растет нагрузка и на потребителя, ведь оплачивает зеленый тариф в конечном счете именно он.

Пока что рост суммарной цены в киловатте за счет этой составляющей не очень заметен, на уровне 8—9%. Но если сектор покажет действительно взрывной рост, этот же взрывной рост покажут и платежки — невозможно будет компенсировать чудовищную цену зеленого киловатта, еще больше снижая цену киловатта атомного.

Такой сценарий неизбежно вызовет недовольство потребителей, что приведет либо к пересмотру модели, либо для консервации ситуации — к астрономическим расходам производителей на политический лоббизм.

Вторая причина, по которой ряд нынешних лидеров отрасли не слишком стремятся облегчить правила игры и тем помочь новичкам, — это вечная проблема балансировки энергосистемы.

Как известно, потребление электроэнергии имеет пики и спады — суточные, недельные, сезонные и пр. Но многие типы генерации просто не способны быстро менять выдаваемую мощность. Почти невозможно маневрировать, например, атомными станциями.

Тем большую ценность приобретают те типы генерации, которые могут взять на себя роль таких балансиров. В Украине это гидроэнергетика и, самое главное, газовые и угольные ТЭС. Последние — по причине схемы «Роттердам +» — слишком дорого обходятся потребителю.

Иными словами, если Ахметов вкладывает деньги в солнечную энергетику — это означает, что он еще большие деньги в результате заработает с помощью своих ТЭС, ибо их важность будет только расти. Здесь есть грустный парадокс — зеленая энергетика, получается, косвенно приводит к росту вредных выбросов!

Стоит еще раз подчеркнуть: рост сектора солнечной и ветрогенерации — которые, само собой, зависят от внешних непостоянных условий и не умеют маневрировать мощностями, неизбежно поднимет вопрос несбалансированности энергетической системы на новую высоту.

Государство может пойти по пути других стран, где эту проблему частично возлагают на плечи инвестора, стимулируя того, например, строить хранилища, которые позволяют отдавать запасенную электроэнергию в пики потребления. Это совершенно точно невыгодно нынешним игрокам, которые привыкли снимать гарантированные сливки и не делить с другими секторами риски. Ведь те же аккумулирующие мощности поднимают стоимость реализации крупных проектов почти в два раза.

Только без конкуренции!

Какие же имеются альтернативы нынешней схемы, когда государство фактически до 2030 г. обязуется покупать зеленую энергию по фиксированным ценам, невзирая на удешевление технологий, проблемы энергосистемы и опыт других стран?

Детали могут быть разные, но принцип в общем случае один. Это прежде всего конкурентный рынок электроэнергии — когда производитель предлагает свою цену, а потребитель выбирает лучшее предложение. Между конечным потребителем и менеджментом генерирующих мощностей может быть целая цепочка посредников, но идея остается неизменной — цена должна формироваться на основе баланса спроса и предложения, даже если в эту цену и включают составляющую господдержки.

Именно на этом настаивает ЕБРР, который утверждает, что важное преимущество аукционов — возможность значительно уменьшить цену на зеленую электроэнергию за счет повышения конкуренции между игроками. Заметьте — предлагается даже не абсолютно открытый рынок, где солнце должно конкурировать с дешевым атомом, но отдельный рынок для зеленых производителей.

Эта логичная схема вызвала настоящий скандал и ожесточенный отпор у нас в стране. Все соглашаются, что аукционы — это правильно. Вот только давайте не сегодня и не для нас — мы еще недостаточно разбогатели.

Противники введения аукционов уверяют, что новая система может остановить рост рынка. Нечто подобное действительно наблюдалось в некоторых странах — где рост сектора зеленой энергетики затормозился. Чтобы этого не произошло, необходимо выстраивать прозрачный комплекс работы на данном рынке — от выделения площадок под строительство до подключения к энергосетям и, как конечный элемент, до конкурентной продажи товара на открытых площадках.

Кроме того, нынешний зеленый тариф тоже не привел к наплыву в страну европейских инвесторов и девелоперов с грандиозными успешными кейсами за плечами. Серьезные игроки прекрасно понимают, что административная поддержка в угоду немногим даже при очень высоких тарифах гораздо более рискованна, чем простые правила конкуренции.

Аукционы снижают инвестиционные риски, а не повышают их (как уверяют лоббисты), потому что снимают с системы угрозу неадекватного административного вмешательства! В результате торгов собственник генерирующих мощностей получает долгосрочный договор на продажу электроэнергии по фиксированной цене и может не опасаться пересмотра правил.

Именно аукционы, как считают европейские консультанты из того же ЕБРР, стимулируют инвесторов на использование инноваций при внедрении проектов — а данный рынок критически чувствителен к этому аспекту.

Данный пункт может казаться с первого взгляда не очень важным, но на деле он ключевой для энергетики. Чтобы понять это, достаточно посмотреть на нашу угольную генерацию, где отсутствие конкуренции привело к чудовищным тарифам при работе на неэффективном, давно устаревшем оборудовании. Монополисту просто нет нужды опасаться конкурентов, нет необходимости модернизировать мощности. В результате самая дорогая угольная энергия в Европе сопровождается еще и самой низкой зарплатой в отрасли и самыми серьезными выбросами в атмосферу.

Итак, каковы перспективы продажи у нас зеленой электроэнергии на зеленых же аукционах?

После нескольких лет дискуссий, бесчисленного множества заседаний и совещаний, десятка законопроектов и прочей громкой деятельности результат оказался, увы, предсказуемым: мощнейшему зеленому лобби удалось законсервировать ситуацию. Минимум до 2023 г. полноценные аукционы в Украине проводиться не будут. Пилотные аукционы, не имеющие серьезного влияния на рынок, могут быть проведены в 2020 г. — но, конечно, даже этот срок всегда есть возможность под разными предлогами отодвинуть.

Все это не развивает, а тормозит рынок. Да, некоторые крупные игроки — тот же ДТЭК — будут вводить в ближайшие год-два большие объекты. Но серьезного зарубежного инвестора мы все так же не дождемся. И, конечно, тариф в 5 грн. за кВт.ч отнюдь не увеличит лояльность потребителя к идее зеленой энергетики.

Само собой, аукционы — не панацея. Их тоже можно провести так, что победит заранее назначенный. Аукционы очень опасны для малого и среднего бизнеса — если их механизм не будет абсолютно прозрачен.

Но новость о том, что ЕБРР заявил о прекращении инвестиций в проекты солнечной, а скорее всего и ветровой энергетики в Украине, — это не о потере сотен миллионов евро инвестиций, которые банк мог привести в отрасль.

Это знак того, что очень важные мировые эксперты считают ситуацию токсичной. Конечно, на их мнение будут ориентироваться и другие потенциальные инвесторы. Так что к сумме потерь можно смело дорисовывать нолики.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Варфоломеевский спуск — начало начал

Если мы с мужиками правильно поняли, то с 1 ноября вслед за ценой на газ и зарплаты с...

Отрицательная цена —расплата за избыток

Проблема оплаты счетов за потребленную электроэнергию не понаслышке знакома многим...

За кибератакой на ядерные объекты стоят российские...

Главный подозреваемый в организации этих кибератак — Россия, которую уже уличали в...

Энергосистема Украины выдержит кибератаки

Они не смогут нанести урон, заявляет глава «Укрэнерго»

Загрузка...

Блоха и керосин в придачу

Основной удар будет нанесен по телеканалам и интернет-площадкам, которые вызывают у...

И четверг станет пятницей

У давних идей периодически возникает шанс на возвращение в русло экономического...

ООН: к 2100 году температура на планете возрастет на 3,2...

26 ноября опубликован ежегодный доклад об объемах выбросов в атмосферу Земли Программы...

ЗЕмельный блеф

Иностранные инвесторы уже сейчас обрабатывают и частично владеют почти 1 млн. га наших...

С каких пор Украина — «критически важный» союзник...

Выслушав показания представителей госдепартамента США Джорджа Кента и Уильяма...

Последний(?) компромисс

При годовом плане в 1 млрд. грн. за 8 месяцев 2019-го от растаможки в госбюджет поступило 7,1...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка