Бойтесь траву полынь

№42(838) 20—26 октября 2017 г. 18 Октября 2017 4.4

Кто виноват в радиоактивной утечке

Всплеск радиации неизвестного происхождения, зафиксированный в начале октября, не на шутку переполошил Европу. Появление радиоактивного облака обнаружили специализированные подразделения радиационного мониторинга Германии, Италии, Франции, Швейцарии, Норвегии, Чехии и Польши. Европейские экологи начали бить тревогу, пытаясь понять, откуда «фонит».

Карта предполагаемых источников загрязнения рутением

Самый высокий фон зафиксировали у себя немцы, определив, что источник радиоактивной «грязи» находится на расстоянии около тысячи километров к востоку от Германии. Соответственно в группу подозреваемых попали три страны — Румыния, Россия и Украина. А вскоре обнаружился «хозяин» утечки: измерительные комплексы украинских АЭС определили повышенный уровень опасного вещества — рутения-106, который по своим разрушительным свойствам сравним с чернобыльским цезием. Зловещий призрак катастрофы на ЧАЭС замаячил над Европой, СМИ подогрели страсти, тиражируя разнообразные версии — одна невероятнее другой. От «проснулся Чернобыль» — до «страна-агрессор что-то распыляет над нами». Рассматривался даже «северокорейский след», но о нем быстро забыли, прикинув расстояние до КНДР.

Выдвигалась и конспирологическая версия: Украина решила тайно создавать ядерное оружие. Но и она оказалась несостоятельной: при ядерном испытании в атмосферу попадает не только рутений, но и другие летучие изотопы.

Градус тревоги стал спадать, как только педантичные немцы подсчитали, что концентрация изотопа — 5 миллибеккерелей на кубометр воздуха — не несет никакой угрозы здоровью.

В Украине следы радиоактивного изотопа обнаружили в Запорожье, Николаевской области и поселке Барышевка в 70 км от Киева, где спектрометры зафиксировали около 30 миллибеккерелей на кубометр, что более чем в 100 раз ниже опасного для здоровья уровня.

Но открытым остался вопрос: что же все-таки могло дать утечку и где гарантия, что выброс не повторится? Пока источник выбросов не найден, эксперты теряются в догадках.

Чтобы разобраться в ситуации, ее причинах и возможных последствиях, мы обратились к эксперту в области энергетики — главе наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрию Мироновичу КорольЧуку.

Авария или теракт?

— Европа обвинила Украину в утечке радиоактивного вещества. Пока обсуждались версии, рутений осел на землю, а источник загрязнения так и не нашли. Что вы обо всем этом думаете?

— Нужно понимать, что рутений не является существенно опасным элементом. Безусловно, как всякий радиоактивный элемент, в больших количествах он может причинить вред. Но в данном случае была зафиксирована совсем незначительная его концентрация в воздухе.

Интересен другой вопрос: где именно произошла утечка? Есть несколько предварительных версий, но, к сожалению, ни одна из них не получает подтверждения — ни в Украине, ни в других странах.

Допускается, например, промышленное происхождение выброса. Имеется в виду авария на металлургическом заводе, где мог быть нарушен производственный цикл при переплавке металла. Но ни в Украине, ни на неконтролируемых территориях подобные случаи не зафиксированы.

Остаются две самые популярные версии: это либо результат падения спутника, который сгорел в атмосфере, или аварийный случай на заводе, производящем рутений. Но дело в том, что в Украине таких заводов нет. В итоге пока нет ответа на вопрос, кто виноват. Хорошо уже то, что не было новых выбросов.

— А то, что рутений осел на землю, разве не вызывает опасений?

— Хорошего в этом мало, поскольку любая сложная климатическая ситуация — буря, ураган, сильный ветер — может привести к тому, что рутений будет подниматься в воздух и загрязнять небольшие ареалы.

— Вы допускаете возможность теракта?

— Мы с вами можем обсуждать любые версии, но ни одна из них не получила подтверждения. И это настораживает. Потому что современные технологии дают возможность с точностью до 95% установить, откуда именно была утечка и насколько она опасна.

Я все же склонен считать, что это мог быть либо промышленный случай, т.е. авария на промышленном объекте, либо целенаправленное действие злонамеренных сил. Но, к сожалению, это пока лишь мои предположения.

— У многих вызвала шок ситуация с рейдерством в отношении Института проблем безопасности атомных электростанций НАНУ. В марте вооруженные стрелковым оружием люди в камуфляже с шевронами батальона «Айдар» захватили часть помещения института и до сих пор удерживают его. Полиция на события не реагирует, и все просьбы к силовым ведомствам о защите института остаются без ответа. Согласитесь, это заставляет усомниться в надежности охраны предприятий, на территории которых находятся радиоактивные вещества. Такие объекты тоже в зоне риска?

— К сожалению, этот пример — попытка то ли рейдерского захвата, то ли желание продемонстрировать свою силу и возможности с помощью военизированных формирований — не предмет гордости для государства. Особенно если речь идет об объектах атомной энергетики. Ведь на территории института могут находиться секретные научные разработки. И люди, которые захватывают эти помещения, получают к ним доступ. Где гарантия, что этим не воспользуются другие страны? И как это скажется потом на безопасности Украины и ее атомных станций — очень большой и открытый вопрос.

Поэтому позиция правоохранительных органов мне непонятна. Если такое происходит, это нужно решать в законном порядке. Есть полиция, есть суды, есть собственник помещений — институт, который должен быть защищен государством, поскольку является государственным учреждением.

Опасные «маневры» на АЭС

— Атомные станции у нас тоже должны быть защищены, но там все чаще возникают нештатные ситуации. Как вы оцениваете риски на них и безопасность украинской атомной отрасли в целом?

— У меня большие сомнения, что к этому выбросу могут быть причастны атомные станции. Все АЭС оборудованы современными системами контроля и оповещения, поскольку вопрос безопасности для них имеет первоочередное значение.

Но, конечно, наши АЭС не застрахованы от террористических рисков, и об этом в последнее время все чаще говорят. Не случайно правоохранительные органы Украины проводят специальные тренинги по предотвращению возможного захвата атомных станций. К сожалению, пока мы не можем похвастаться тем, что наши АЭС имеют высокую степень защиты от внешнего фактора.

Если же говорить о техническом состоянии АЭС, то фактически все работающие на них энергоблоки были построены во времена СССР. Они отработали свой гарантийный период, и сегодня государство продлевает сроки их эксплуатации, поскольку постгарантийный ресурс позволяет эксплуатировать их еще в течение 15—20 лет.

— Подобная эксплуатация «стариков» — это общая европейская практика или наше ноу-хау?

— Так делают во всем мире, Украина не исключение. Но за последние два года участились случаи внепланового ремонта, когда энергоблок останавливается на сутки-двое.

Это может быть следствием технического состояния АЭС, связанного с тем, что в последние три года они очень активно эксплуатировались в режиме маневренности. Т.е. их использовали для покрытия пиков в потреблении электроэнергии, чего в принципе делать нельзя, так как подобное не предусмотрено технологически. Это, в частности, подтвердил глава НАЭК «Энергоатом» Юрий Недашковский. Еще год назад он публично признал тот факт, что компания понесла серьезные убытки, вызванные поломками, которые были спровоцированы маневренностью в эксплуатации АЭС.

Ведь одно дело — заложенный конструктором ресурс, а другое — режим эксплуатации.

— И сколько же, по-вашему, могут реально еще протянуть наши реакторы?

— Это зависит от того, как их будут эксплуатировать. Кроме того, даже если им продлили ресурс, необходимо уже сегодня думать о предстоящем их выводе из эксплуатации. Во всем мире это тоже нормальная практика. Мы видели, как в Литве останавливают АЭС. Это сложная и очень затратная процедура. Чтобы вывести из работы одну станцию с четырьмя энергоблоками, необходимо около 5 млрд. долларов. Ведь ее нужно не просто остановить, а провести целый комплекс работ.

Но и сейчас для эксплуатации АЭС в продленном режиме требуются большие финансовые вложения и большее внимание к техническому состоянию. К сожалению, у государства не хватает средств, чтобы производить необходимые работы, закупать оборудование. В этом вопросе есть слабые звенья. И если вовремя не провести модернизацию и ремонт, могут возникнуть серьезные проблемы и риски, связанные с радиационной безопасностью. Слава богу, пока таких случаев нет, но дальнейшая эксплуатация АЭС в маневренном режиме может усиливать подобные риски. Пока мы видим, что правительство Украины и «Энергоатом» не собираются отказываться от такой пагубной практики на АЭС.

Американское топливо: чем закончится эксперимент?

— Мне кажется, говоря о рисках на АЭС, вы упустили еще один важный момент: переход станций на американское топливо, которое нашим реакторам «не по зубам». По заявлению министра энергетики Игоря Насалика, планируется перевести 40% украинских энергоблоков на топливо компании Westinghouse.

— Да, действительно, причиной частых технических проблем и поломок может быть то, что сейчас на Южноукраинской и Запорожской АЭС активно внедряется проект использования топлива Westinghouse — как альтернатива российскому ТВЭЛ.

Проблема в том, что эта компания не предоставляет функциональные рабочие топливные сборки для наших АЭС — их топливо эксплуатируется как экспериментальное, и это несет определенные риски. Фактически американцы изучают, как это топливо работает в реакторах типа ВВЭР, которыми оборудованы все украинские АЭС.

К сожалению, часть аварийных остановок связаны с использованием американского топлива. «Энергоатом» эти факты не афиширует, поскольку в противном случае придется признать, что на украинских станциях проходит режим испытаний экспериментальное топливо. Поэтому тема безопасности эксплуатации топливных сборок производства Westinghouse на украинских АЭС остается дискуссионной.

Правда, недавно «Энергоатом» и Westinghouse наконец-то подписали договор о том, что американцы будут устанавливать собственную систему контроля за использованием топлива на наших АЭС. Этот вопрос нужно было решить гораздо раньше, когда мы только начинали использовать эти топливные сборки. Так же, как это было сделано в случае с ТВЭЛ, у которого есть своя система контроля.

И если Украина в блоках ВВЭР начала использовать другое топливо, то логично, чтобы она сначала обратилась к производителю блоков — компании «Росатом» и выяснила возможные риски. Это, кстати, прописано в договоре, но представители российской компании, по их словам, не были проинформированы. И в случае возникновения каких-то серьезных технических проблем с их реакторами вину могут списать на производителя. Тем более — в условиях нынешних отношений Украины и России.

В 2018 г. эксперимент планируют закончить. Государственный орган, который контролирует безопасность АЭС, должен вынести вердикт относительно использования американского топлива на украинских АЭС. Впрочем, звучит это удивительно, поскольку топливо используется очень давно, а заключение о его пригодности мы до сих пор не получили.

Будем жечь деревья?

— Когда европейцы установили, что «фонит» с украинской стороны, сразу подумали о каком-то ЧП на ЧАЭС. Возможны ли сегодня на нерабочей станции нештатные ситуации?

— Чернобыльская АЭС будет оставаться опасной еще очень долгие годы. Даже новое укрытие с красивым названием конфайнмент, которое Украине и мировому сообществу обошлось в сумму более чем 1,5 млрд. долл., вовсе не гарантирует, что там не могут возникнуть новые проблемы, новые утечки и увеличение радиационного фона.

Ни Украина, ни другие страны не изучили, что происходит в самом аварийном блоке, никто не знает, какие процессы происходят у него внутри. Там ведь остались радиационные элементы вперемешку с бетоном, стеклом, другими материалами, и очень сложно предвидеть, какая может быть реакция завтра или через пять, десять лет.

Японские коллеги когда-то предлагали нам запустить туда робота, чтобы исследовать происходящие внутри аварийного реактора процессы. Но просчитав все плюсы и минусы, все риски, они сами отказались от этой идеи. Поэтому никто не может дать гарантий, что новое укрытие простоит 100 лет и больше ничего не случится.

Что касается самой 30-километровой зоны, справедливости ради нужно сказать, что радиационный фон там давно уменьшился. Во внешнем радиусе 20 км вполне уже можно снимать кордоны и запускать людей, которые хотят вернуться туда. Там можно строить промышленные и энергетические объекты, восстанавливать инфраструктуру. Правда, все это нужно реализовывать грамотно, после дополнительных научных исследований.

Например, там уже планируют построить солнечную электростанцию, но никаких работ по изучению последствий ее воздействия на радиационный фон не ведут. В Беларуси же построили солнечную электростанцию на территории зоны, но перед этим они более 5 лет изучали все сопутствующие процессы и их воздействие на экологию и окружающую среду. Вот такие у нас разные, но очень показательные подходы.

Но, повторяю, это касается внешней, 20-километровой зоны. В то же время 10-километровая зона вокруг самой ЧАЭС остается очень рискованной. Помимо аварийного реактора, там есть проблема, которая сохраняется в течение 30 лет — это постоянный вывоз загрязненных радиацией предметов, прежде всего металлолома. И если 20-километровую зону начать обживать, то насколько безопасным будет такое соседство?

В 10-километровой зоне остается очень большое количество «грязного» металла, древесины, которую будут использовать для отопления. Существует масса вопросов, которыми никто не занимается. В последние годы отдельный орган, который занимается Чернобыльской зоной, финансируется по остаточному принципу. На проведение серьезных научных исследований у государства денег нет.

— ...как и на постройку новых атомных станций, насколько я понимаю. Чиновники не задумываются о том, что через 15—20 лет Украину ждет энергетический коллапс, ведь атомные станции, которые к тому времени исчерпают свой ресурс, сегодня вырабатывают 50% электроэнергии?

— Всего в стране работают 15 атомных энергоблоков, но срок эксплуатации 13 из них нужно продлевать. Максимум на 20 лет. А потом нужно строить новые реакторы, новые АЭС. Но если мы еще вчера не начали их строить, то речь идет о том, что старые реакторы просто будут отключать, а вместо них в энергосистеме не появится ничего, поскольку процесс создания атомной станции длительный и кропотливый.

Мы знаем о том, что сегодня строятся новые АЭС в Великобритании, Франции, Турции, и это занимает минимум 10 — 15 лет: поиск инвестиций, компании, которая будет реализовывать проект, собственно и строительство этих сложнейших объектов. На все это уходит очень много времени и средств.

Сколько АЭС необходимо Украине? Это зависит от нашей энергетической стратегии, от того, сколько энергии мы будем потреблять и какова будет доля атомной генерации в общей энергетической системе страны. Но для построения даже двух станций с восемью блоками нужно минимум 16 миллиардов долларов — это для нашей страны огромные деньги.

По большому счету, Украине нужно было еще в 2010 г. начинать строить новые станции, чтобы к моменту вывода из эксплуатации старых АЭС мы не остались без атомной энергетики.

— Но если государство не печется о завтрашнем дне атомной отрасли, возможно, оно имеет альтернативу?

— Будем жечь деревья. Шутка, конечно. Но есть пример Грузии: когда у них возникли энергетические проблемы, они просто вырубали деревья, даже возле своих домов в садах. И если мы не задумаемся над этим, нас ждет печальное будущее страны третьего мира, а с европейской перспективой придется распрощаться навсегда.

Справка «2000»

Рутений — металл серебристого цвета, относится к платиновым металлам. Инертен, не растворяется в кислотах. Вместе с тем образует ряд металлоорганических соединений и является активным катализатором. Рутений-106 применяется в медицине, а также используется как источник энергии для некоторых спутников.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Соотечественниками играют в шашки

За гастарбайтеров из Молдовы, Таджикистана, Киргизии президенты этих стран просили...

Амбре розовых ромашек

В Украине появился очень интересный инструмент — интерактивная карта загрязнения...

Отравление цинком

Регулирующий орган Евразийского экономического союза (ЕАЭС объединяет Армению,...

«Приговор» закарпатским СМИ

В сегодняшнем обзоре региональных изданий — наболее интересные темы, поднятые...

А был ли Суркис на остановке?

«Григорий Суркис агитирует в Москве за мир с агрессором и союз с Россией» —...

Загрузка...

Бойся молодых учителей

Институт образовательной аналитики (да, у нас имеется и такое госучреждение) провел...

В полиции нет даже телефонов?

Так случилось, что члены моей семьи дважды становились объектом преступных...

ВОЗ признала игроманию болезнью

18 июня Всемирная организация здравоохранения опубликовала на своем сайте для...

Беларусь: 80 тонн помощи

Одна из колонн отправится в Краматорск, вторая -- в Северодонецк.

Страх или жадность

Правительственный кризис разрешился малой кровью. Первой жертвой еще не созданного...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка