Бывшие — не значит новые

№33—34(830) 18—31 августа 2017 г. 16 Августа 2017 0

Кто попадет в высший судебный орган страны

Нас спрашивают

Недавние выборы судей Верховного Суда (ВСУ) вызвали неоднозначную реакцию не только в нашей стране, но и за рубежом. Сомнения по поводу некоторых кандидатур высказало и посольство США. К примеру, в суд прошли судьи, которые когда-то вынесли приговор нынешнему генпрокурору Юрию Луценко.

ГПУ выдвинула Луценко подозрение в завладении госимуществом в особо крупных размерах и в превышении служебных полномочий, повлекших тяжкие последствия.

В феврале 2012 г. Печерский райсуд столицы приговорил его к 4 годам лишения свободы с конфискацией личного имущества, а годом позже тогдашний президент Янукович своим указом помиловал осужденного. И как это теперь воспринимать? Получается, приговор был справедливым?

Николай СКОРОБОГАТЬКО,
Полтава

Мы отвечаем

Конкурс судей ВСУ начался 7 ноября 2016 г. Зарегистрировались 1436 человек, но документы подали 846. Из них к участию допустили 653. Они прошли профессиональные и психологические тесты, проверки Национального антикоррупционного бюро и Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции, а также общественного совета добропорядочности.

Сильные, но сомнительные кандидаты

27 июля 2017 г. Высшая квалификационная комиссия судей (ВККСУ) на пленарном заседании утвердила рейтинг 320 кандидатов. Победителями стали 120 человек.

— Среди победителей конкурса — профессора и преподаватели высших учебных заведений, судья-доброволец, защищавший Донецкий аэропорт, правозащитники с опытом работы в Европейском суде по правам человека, адвокаты, получившие образование в ведущих международных университетах. Надеюсь, скоро они станут новыми лицами украинского правосудия, — отметил председатель ВККСУ Сергей Козьяков.

Он объяснил, что комиссия направит в Высший совет правосудия рекомендации о назначении 120 кандидатов судьями соответствующих кассационных судов в составе ВСУ (административного, хозяйственного, уголовного и гражданского), по 30 судей в каждом.

Все конкурсные процедуры были разработаны и реализованы при участии и поддержке украинских и международных экспертов, в т. ч. проекта Евросоюза «Поддержка реформ в сфере юстиции в Украине» и USAID «Новое правосудие».

Г-н Козьяков назвал конкурс беспрецедентным по масштабности и прозрачности событием, реальным результатом судебной реформы, начавшейся два года назад.

Однако далеко не все эксперты, политики и международные структуры согласились с такой оценкой. В «бой» вступила «тяжелая артиллерия» в виде посольства США в Украине. В микроблоге в Twitter оно сообщило: «ряд сильных кандидатов попали в состав Верховного Суда, но добропорядочность многих из них вызывает сомнения. Высший совет правосудия должен отдельно просмотреть каждую кандидатуру».

Оперативно сработал и Центр противодействия коррупции (ЦПК). Уже на следующий день после обнародования результатов конкурса он указал, что из 120 победителей почти 80% (93 кандидата) являются нынешними или бывшими судьями. И только 27 человек не из судебной системы — ученые или адвокаты. Получается, что ВСУ будет состоять преимущественно из старых судебных кадров.

Общий портрет победителей конкурса

Обновление Верховного Суда

Между тем из 120 кандидатов 30 имеют отрицательное заключение Общественного совета добропорядочности (ОСД) при ВККСУ. ОСД был создан 11 ноября 2016 г. согласно новому закону о судоустройстве и статусе судей для оценки соответствия кандидатов критериям профессиональной этики и добропорядочности. В случае несоответствия этим критериям совет вправе утвердить отрицательное заключение относительно такого кандидата. Преодолеть такое «вето» можно только 2/3 голосов всей ВККСУ. Т. е. каждый четвертый будущий судья ВСУ нарушал права человека или принимал политически мотивированные решения или не может объяснить собственные доходы.

Среди победителей конкурса лидирует Кассационный админсуд. 9 из 30 будущих судей ВСУ получили отрицательные заключения ОСД. Между тем именно этот суд будет принимать решения по делам, связанным с обжалованием вердиктов судов первой инстанции, а также апелляционных, касающихся действия или бездействия всех институтов власти.

Из 30 будущих судей Кассационного уголовного суда 6 имеют негативные выводы, в основном — за нарушение прав человека и решений ЕСПЧ, а также за принятие решений по политически мотивированным делам.

В кассационные хозяйственный и гражданский суды проходят 8 и 7 кандидатов, получивших негативные выводы общественных активистов. Из 30 будущих судей Кассационного гражданского суда 25 — действующие судьи, 18 из них — судьи высших специализированных судов. Еще двое — Наталья Лященко и Валентина Симоненко — работают судьями в Верховном Суде.

К слову, список претензий ОСД к кандидатам в судьи ВСУ довольно объемен: несоответствие задекларированных доходов расходам и имуществу, наличие дорогой недвижимости, обман общественности, неэтичное поведение при отправлении правосудия, конфликт интересов и участие в рассмотрении дел незаконным составом суда (с нарушением автоматизированного распределения).

«Марш неизвестных»: предъявите досье судей

Следует также отметить, что еще 3 марта 2017 г. общественные активисты провели под стенами ВККСУ «марш неизвестных». Переодетые в судейские мантии, с масками на лицах, они разложили пустые папки-досье с надписями «совершенно секретно» и «не ваше дело». Активисты сослались на то, что накануне финала конкурса ВККСУ не опубликовала ни одного досье и нарушила закон (в конце марта досье судей были опубликованы. — Авт.). Между тем именно в этих документах имеется информация, которая позволяет в полной мере оценить профессионализм и добропорядочность судей, и может существенно повлиять на их шансы получить пожизненную должность в Верховном Суде.

Активисты тогда заявляли, что ВККСУ скрывало судейские досье по той причине, что «победители» прозрачного и публичного конкурса заранее известны и согласованы в высоких властных кабинетах.

— Журналистские расследования свидетельствуют об огромном состоянии судей и их семей, — заявил тогда председатель правления ЦПК Виталий Шабунин. — Мы понимаем, что в условиях объективной проверки и оценки этих кандидатов их шансы стать судьями Верховного Суда мизерны. Именно поэтому максимальное сокрытие информации от общественности и недопуск к ней журналистов — ключевой инструмент, позволяющий протащить нужных судей через комиссию.

Эксперт Центра политико-правовых реформ, член ОСД Роман Куйбида в интервью отечественному изданию обратил внимание на то, что из 120 кандидатов 5% — судьи действующего ВСУ или судьи в отставке, которые в нем работали. 41% — судьи высших специализированных судов, а 33% — местных и апелляционных судов. И только 14% — ученые с опытом работы судьей, а 8% — адвокаты без судейского опыта.

Г-н Куйбида подчеркнул, что в процессе конкурса ВККСУ голосованием преодолела почти две трети негативных выводов ОСД, дальнейшая судьба кандидатов в судьи ВСУ зависит от позиции Высшего совета правосудия (ВСП), который должен рассмотреть рекомендации ВККСУ. Положительные результаты есть, но они неубедительны. Если ВСП не поднимет планку добропорядочности и профессиональной этики, проигнорирует обстоятельства, которые негативно повлияют на доверие к судебной власти, новый Верховный Суд может не состояться как национальный проект Украины.

Придут и принесут свой опыт

Однако и защитников прошедшего конкурса тоже оказалось немало. В их число первым вошел президент Порошенко. В видеообращении он указал на то, что впервые в истории Украины формирование Верховного Суда происходило путем открытого, прозрачного и соревновательного конкурса, в котором на одно место претендовали по семь человек. Более 40% кандидатов, в отношении которых ОСД дал отрицательные заключения, комиссия сняла с конкурса. Глава государства назвал мероприятие «началом обновления судебной системы страны» и призвал народных депутатов в первую сессионную неделю принять необходимые изменения в процессуальные кодексы, чтобы дать старт работе обновленному ВСУ.

Комментируя реакцию посольства США в Украине, директор центра «Третий сектор» Андрей Золотарев заявил, что западным партнерам не нравится, что власть собралась сделать судебную систему полностью подконтрольной. Это чревато для г-на Порошенко последствиями, но они наступят не завтра и даже не послезавтра.

Некоторые отечественные политики обратили внимание на то, что посольство США в Украине вмешивается во внутреннюю политику нашего государства и относится к нам, как к сырьевой колонии. Что касается юристов, то некоторые из них отметили, что комиссия, оценивавшая судей, была сформирована в основном из общественных активистов. А многие из них имеют слабое представление, что такое юриспруденция. Тот факт, что в состав ВСУ войдут ранее работавшие в судебной системе судьи, это плюс — они имеют соответствующий стаж, опыт и репутацию.

Между тем следует продумать процедуру, которая позволит судьям ВСУ стать действительно независимыми от тех должностных лиц, которые их назначают.

Эксперт программы реформирования судебных и правоохранительных органов Украинского института будущего Татьяна Ющенко обратила внимание на то, что раньше о вакансиях ВСУ никто не знал, все происходило кулуарно. Нынешняя ситуация иная. Нигде в Европе нет столь открытого конкурса в верховные суды, как в Украине. Каждый мог зайти на сайт ВККСУ и посмотреть, как обстоят дела с конкурсантами.

В целом, по ее мнению, конкурс прошел без политического влияния, в ВСУ попадут люди нового поколения, способные развивать верховенство закона. Тем более что ВР поддержала закон, ограничивающий право президента на процесс назначения судей Верховного Суда. Другое дело, что парламент еще не принял новые процессуальные кодексы с четко прописанными полномочиями и алгоритмами действий, которые позволили бы суду осуществлять судопроизводство по новым правилам. Да и непонятно, как будет работать ВСУ, если в него, по предварительным подсчетам, из высших судов поступит около 40 тыс. дел. Чтобы их рассмотреть, понадобится не менее двух лет.

Нельзя не отметить и тот факт, что ВККСУ не осталась в стороне от полемики. Секретарь квалификационной палаты Станислав Щетка так прокомментировал заявления представителей ОСД в отношении 30 победителей конкурса, получивших отрицательные заключения: «Каждый из этих кандидатов подтвердил добропорядочность и способность осуществлять правосудие в Верховном Суде. Эти решения комиссия принимала после проверки информации из 20 источников. У ОСД не было такой возможности, поскольку они опирались на информацию из открытых источников, тогда как комиссия получала ответы, в частности, от антикоррупционных органов».

Поэтому называть тех победителей конкурса, которых ОСД назвал недобропорядочными, некорректно. Выводы относительно них выходят за пределы его мандата и имеют признаки двойных стандартов.

— Когда готовилось голосование, члены ОСД не общались с кандидатами и не получали от них объяснений. Это происходило уже во время собеседований. Иногда представители ОСД меняли свое мнение, 12 выводов они отменили, — подчеркнул г-н Щетка.

Он также отметил, что среди победителей кассационного хозяйственного суда 11 не являются судьями, а из 19 действующих судей пятеро работают в судах первой инстанции.

Всего к квалификационной оценке были допущены 439 судей всех инстанций: 91 из них стал победителем конкурса, 348 кандидатов (79%) выбыли из него на разных этапах.

— Победители конкурса — люди с безупречной репутацией и серьезным профессиональным опытом. Они должны прийти в Верховный Суд, принести туда свой опыт, видение, как работать. Мы видели и слышали этих людей. Я им доверяю, потому что они имеют потенциал, энергетику и могут себя проявить, — заявил секретарь квалификационной палаты.

Самый высокий балл среди победителей получил кандидат в хозяйственный кассационный суд, известный ученый, доктор юридических наук Виталий Уркевич — 840,83 из 1000 максимально возможных. Среди победителей 54 женщины и 66 мужчин. Самому молодому кандидату 33 года, самому старшему — 62.

Подводя итоги, можно сказать, что дело не в том, сколько старых и новых кадров попадут в Верховный Суд. Практика показывает, что самый добропорядочный судья в условиях тотальной коррупции и жесткого давления властей либо принимает «правила игры», либо уходит из профессии. Государство в первую очередь должно позаботиться о действительной, а не мнимой независимости людей в судейских мантиях. В противном случае сколько бы мы ни тасовали колоду судейского корпуса, в нашей стране ничего не изменится.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Роботы как средство от контрабанды

В шкале коррупционной привлекательности приятель-таможенник оставил далеко позади...

Уряд дозволить красти мільярди

Порушники академічної доброчесності мають знати про невідворотність покарання за...

Как «Роттердам+» служит Меркурию

В Украине сотни тонн ртути содержатся только в обычных медицинских термометрах

Александр Шалит: «Если чиновники выкорчуют культуру,...

«Насаждаемая реформа — это мина замедленного действия, которая закладывается...

Пересмотр границ и «дедекоммунизация»

В то время, как в столице решаются глобальные вопросы будущего Украины, в регионах тоже...

Загрузка...

«Мы не за переименование улиц, а за строительство...

Только 9% респондентов настаивают на продолжении декоммунизации

Белорусские уроки мира и гармонии

23—24 мая прошел 14-й белорусский международный медиафорум «Партнерство во имя...

Как разориться, сохранив имущество

Банкротство — возобновление платежеспособности должника, а не его ликвидация

На правом фланге Байконура

Экс-президент Украины Леонид Кучма дал несколько советов Владимиру Зеленскому и...

Оккупация

Вчера поздно работал. Лег спать после 12 ночи. Но научная работа возбуждает, и мозг долго...

В Закарпатье вновь говорят об автономии

Подведение и осмысление итогов президентских выборов в региональных СМИ плавно...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка