Как я не дал умереть швейцарскому миллионеру

№9—10 (856) 2—8 марта 2018 г. 28 Февраля 2018 4.1

Многие пользователи интернета (а участники соцсетей — уж точно все) получали хотя бы раз предложение (чаще всего — от «нигерийского принца») стать долларовым миллионером. Получил его в очередной раз и я. Но решил не отбрасывать с ходу, а испытать судьбу на предмет «ну неужели мы «дурніші за них»? С нашими-то традициями!

«Меня зовут Питер Нэнси, швейцарское происхождение, и я живу во Франции, — представился в Фейсбуке мой новый знакомый. — Я страдаю от рака горла, который осуждает меня на верную смерть. И у меня есть сумма в 22 700 000 доллара, которую я хотел бы сделать пожертвование тому, у которого есть доверие и честность, чтобы он хорошо его использовал. Я владею компанией «Красное масло» во Франции, и я потерял свою жену шесть лет назад, что сильно повлияло на меня, и у нас не было детей. Я хотел бы сделать эту сумму подарком до моей смерти. Вот мой адрес электронной почты: Viky.lamira@Gmail.com».

Зайдя на страницу этого замечательного человека, я узнал, что он — Chef admnistratif de cotton в Les meilleures Punchlines du Rap Franc,ais, что в переводе с не самого лучшего французского означало администратора по хлопку Фейсбук-страницы, посвященной... французской рэп-музыке.

Но, как мы знаем, профессии разные важны. Смущал, правда, портретный возраст моего неожиданного благотворителя, слабо коррелирующийся с возрастным (да и расовым) составом рэперского созвездия, представленного на упомянутой странице.

Впрочем, рэпу-то при всей его молодежности годков уж сорок. Дедушка вполне мог подсесть на него еще в семидесятых, когда, судя по выложенным личным данным, служил послом США в Бельгии. Также он указывал, что живет (вернее, доживает свои последние дни) в Берлине. Но, в конце концов, разве нельзя из Германии руководить французской компанией «Красное масло» в свободное от администрирования французского же рэп-сообщества время?

— Мои дни подсчитаны, — повторил мой далекий покровитель. — Я делаю этот дар, потому что мой духовный отец посоветовал мне. Я христианин, поэтому я начал искать правильного человека, который может хорошо управлять после моей смерти... Святой Дух направлял меня к вам благодатью Бога.

— Давайте попробуем вам помочь, — смиренно ответил добрый самаритянин в образе вашего покорного слуги.

— Спасибо за понимание, что Бог ваш отец благословляет вас. Так скажи мне, когда ты получаешь этот подарок, что ты сделаешь первым? Пожалуйста, ответьте мне, чтобы я посадил вас в контакт с моим адвокатом, чтобы вы стали законным наследником моего имущества.

Я сообщил, что хотел бы создать фонд спасения сурикатов, страдающих от проявлений терроризма в донецкой степи. Это лишь укрепило уверенность благотворителя будущего фонда в ниспосланных ему надеждах на меня:

— Теперь, когда они подтверждаются, я выбрал вас в качестве наследника моей судьбы... Единственное, что я прошу тебя в обмен — это просто молитва, чтобы я мог спать рядом с женой, что мне очень нравится в загробной жизни. Я предлагаю вам этот подарок от низа моего сердца. Пожалуйста, свяжитесь с моим нотариусом по электронной почте wollmannpeter.hanscarl@Gmail.com. И не забудьте о своем обещании, как только эта сумма появится на вашей учетной записи.

Свист к деньгам

Указанный нотариус почему-то представился мне адвокатом.

— Я являюсь адвокатом г-на Питера Нэнси — швейцарского жителя германского происхождения, Генерального директора компании по экспорту хлопка Камерун. Прошло несколько месяцев, когда у него диагностировали рак... Именно в этом смысле он заставил меня знать с большим колебанием (волнением, насколько я понимаю. — Д. Т.), что он хотел бы пожертвовать 22,7 млн. евро (уже не долларов, а евро!!! — Д. Т.)... Мистер Питер Нэнси, это очень хороший, очень добрый и особенно честный. Я надеюсь, что вы очень честный и надежный человек, который может оценить высоту данного случая. В последнее время мы узнали о том, что камерунское государство, намерено захватить эти средства после смерти. Так вы должны понять, что это дело очень серьезное.

Отправьте мне информацию о вашем лице, чтобы я мог приступить к просьбе о пожертвовании. Министерство юстиции запрашивает: имя; секс, возраст, страну, город, регион, адрес, профессию, фиксированный телефон, дополнительный адрес эмаль, номера национальных идентификационных карточек. Пожалуйста, также сообщите мне информацию вашего банка, чтобы банкир мистера Питера Нэнси мог настроить перевод денег в вашу учетную запись. Информация из вашего банка: Название банка; Ибан; SWIFT/БИК; Перо; Номер счета.

— Только учтите, не я вас нанимал, — посчитал нужным подчеркнуть я перед заполнением формы. — Ваши услуги оплачивает Питер Нэнси.

— Да, я его нотариус, — опять ввел меня в некоторое замешательство «адвокат». — Я хочу сказать вам, чтобы вы заполнили форму, чтобы я мог сделать перевод как можно скорее.

Заполнив форму (в которой, каюсь, от волнения что-то напутал со своим адресом), я наконец получил ожидаемый ответ. Вполне ожидаемый.

— Сэр, мы только что назначили встречу с менеджером банковского счета, чтобы подсчитать донорские средства (о чем прилагается видео). Но: расходы, связанные с созданием вашего дела о пожертвовании, составили 1300 евро, которые вы должны заплатить за это, чтобы мы могли продолжить. Сведения: сборы за налоговые марки — 150; Программа T.V. A — 450; Почетный судья опекунства — 250; Судебная передача — 250; Открытие файла — 200; Всего — 1300. Спасибо, ты мне нравишься.

Вот этим «ты мне нравишься», а еще проникновеннейшим — до глубины души — художественным свистом при пересчитывании моих миллионов нотариус (он же адвокат) м-ра Нэнси и подкупил мою сентиментальную душу.

ВИДЕО: https://youtu.be/gEFGWRCF1KQ

Так захотелось продолжить с ним общение! Но как это сделать, если требуемых 1300 евро у меня пока нет?

Обратился к «помощи зала» в виде аудитории моих Фейсбук-друзей.

Ибан как поэма о сексе

«Вот счастье подвалило», прокомментировал я видео, выложив его в Фейсбук вместе с посланием от Питера Нэнси. Однако друзья попались какие-то недоверчивые к высоким душевным порывам.

Влад Залунин сразу опошлил чистоту наших помыслов: «Только в графе «секс» не надо писать, сколько раз в неделю».

Михаил Толстоусов поделился своим опытом по данной части: «Мне тут давеча одна нигерийка написала похожую бурду. Ее папа — крупный продавец хлопка и кофе — был убит, оставив ей в наследство золото и 3 ярда евро. Но она не может их получить из-за происков мачехи. Так вот, она сначала предлагала мне 25% от этого богатства, а потом, когда я написал, что она опоздала годков на десять, когда такие «письма богатых сироток из Африки» забивали весь интернет, попросила выслать ей несколько евро на билет в Европу, т. к. «очень хочет учиться в Париже».

Виктор Йугин: «На мой взгляд, в этом письме только одно слово несет какой-то смысл — «Ибан». Звучит как поэма в одном слове».

Ika Yoka: «Напишите, что дадите всю информацию, после того как откроете счет, а для этого нужно $50. Так народ разводил разводящих».

Обстоятельнее всех ответил Игорь Круглов: «В начале девяностых в редакцию «Банковской газеты», которую я возглавлял, стали пачками приходить «нигерийские письма», т. е. факсы с предложениями получить немыслимо громадные инвестиции от правительственных структур Нигерии. Дескать, иначе валюта эта может пропасть втуне, поскольку условия нигерийской экономики не позволяют их своевременно освоить, из-за чего могут наступить какие-то ужасные санкции от третьей страны-инвестора (например, США). А в те годы шальных денег и эйфории от новых капиталистических времен не каждый постсоветский бизнесмен, даже самый здравомыслящий, мог не поверить в этот «развод».

У него постепенно выдуривались крупные суммы на «оформление сделок», «уплату сборов», «взятки чиновникам»... Детали могли варьировать, но главная схема была одна и та же. Бизнесмена, привыкшего к деньгам, валявшимся под ногами, прикупали готовностью выдать ему баснословную сумму на развитие его дела под гарантии правительства. Если простофиля покупался, его приглашали в Нигерию, кормили и развлекали по самому высшему разряду. Потом ему, разомлевшему и ошалевшему, подсовывали на подпись вожделенный договор, в котором, среди прочего, был малюсенький незаметный пунктик. А именно: обязательство гостя перевести на счет такого-то банка 10% от суммы.

Но не всегда доверчивый несостоявшийся партнер мог отделаться лишь потерей своих средств. Если он догадывался, что к чему, и начинал противоречить, его могли попросту убить.

Такие письма приходят до сих пор и из других африканских стран (особенно соседних с Нигерией) и городов с большой нигерийской диаспорой (Лондон, Амстердам, Мадрид, Дубай)».

Владимир Колычев: «Помнится, года три назад американский адвокат прислал мне письмо на английском, что умер мой родственник Koluchev, оставил кучу миллионов. Адвокат искал наследников. Я его попросил прислать документы о родственнике (краткую биографию, копию паспорта, место проживания, последнее место работы и т. д.). После этого он успокоился».

Иван Славинский: «Самая распространенная история: «Меня зовут Бакаре Тунде, я брат первого нигерийского космонавта, майора ВВС Нигерии Абака Тунде. Мой брат стал первым африканским космонавтом, который отправился с секретной миссией на советскую станцию «Салют-6» в далеком 1979 году. Позднее он принял участие в полете советского «Союза Т-16З» к секретной советской космической станции «Салют-8Т». В 1990 году, когда СССР развалился, он как раз находился на станции.

Все русские члены команды сумели вернуться на землю, однако моему брату не хватило в корабле места. С тех пор и до сегодняшнего дня он вынужден находиться на орбите, и лишь редкие грузовые корабли «Прогресс» снабжают его необходимым. Несмотря ни на что, мой брат не теряет присутствия духа, однако жаждет вернуться домой, в родную Нигерию.

За те долгие годы, что он провел в космосе, его постепенно накапливающаяся заработная плата составила 15 000 000 американских долларов. В настоящий момент данная сумма хранится в банке в Лагосе. Если нам удастся получить доступ к деньгам, мы сможем оплатить Роскосмосу требуемую сумму и организовать для моего брата рейс на Землю. Запрашиваемая Роскосмосом сумма равняется 3 000 000 американских долларов. Однако для получения суммы нам необходима ваша помощь, поскольку нам, нигерийским госслужащим, запрещены все операции с иностранными счетами. Вечно ваш, доктор Бакаре Тунде, ведущий специалист по астронавтике».

Пётр Гринёв: «Продолжение истории есть?»

Под последним комментарием стояло столько «лайков», что отказать друзьям я не мог.

Прямые издержки телефонного общения

«У меня таких денег нет», — сообщил я господину адвокато-нотариусу, предложив обратиться к его работодателю (он же мой даритель), чтобы требуемые для оплаты банковских и сопутствующих услуг 1300 евро он изъял из моих 22,7 млн. Но в ответ узнал следующее:

Согласно статьям 43 и 49 международных договоров (представляете, во всех международных договорах статьи 43 и 49 идентичны! — Д. Т.), расходы, связанные с созданием вашего акта пожертвования, никоим образом не вычитаются из средств моего клиента. Я дать вам адрес для оплаты, и вы будете быстро оплатить до 12 часов!!!

— Давайте! — согласился я.

— Вы отправка средств через агентство Western или Money Gram по информации моего Секретаря по вопросам покупок в мой кабинет в лице Господин: Имя — Ladoke; Имена — Martin Rock; Город — Parakou (отметим, в каких-то 20 км от границы с благословенной Нигерией); Страна — Benin; Адрес — 01 BP 1245 Parakou 20; Количество — 1300. Мне хочется верить, что все это будет сделано в более короткие сроки для счастья всех и прошу принять выражение моих чувств.

— Хорошо. Собираем. Ждите!

— Я хочу сказать вам что я даю вам до 12 часа, чтобы найти эти деньги, потому что это очень срочно для вас.

— Буду стараться.

Но поскольку я как-то недостаточно старался, после 12.00 у меня зазвонил телефон. «Do you speak English?», — донеслось из динамика. «Нет. И не понимаю», — ответил я, совершенно не догадываясь, зачем кому-то знать, говорю ли я по-английски. Так повторилось раз пять.

— Это я жду вас с тех пор как я нахожусь здесь, в банке с банкиром, и ожидается, что вы, до проверки деньги на ваш счет. Поэтому я даю вам до 16 00, — получил я уже сообщение по почте

— Собираем. Ждите!

— Я хочу сказать вам, что мы ждем завершения платежа. Пожалуйста, перейдите на позицию Западного союза (следует понимать, Western . — Д. Т.) или денежного грамма (MoneyGram, — как вы догадались. — Д. Т.). Я серьезно с тобой, мы ждем только 1300 для создания вашего дара.

— К сожалению, офисы уже закрылись на выходные и теперь будут только в понедельник работать.

— Хорошо, если в понедельник утром вы не платить, я клянусь на мою жизнь, что я буду все отменять и искать кого-то еще, чтобы ваш даритель.

— Спасибо!!!

— Значит, ты собираешься платить, какое время в понедельник???

— В 10.00, когда открываются кассы.

— Мне хочется верить, что все это будет сделано в более короткие сроки для счастья всех и прошу принять выражение моих чувств отличаются.

А в воскресенье, очевидно, для подстраховки, мой собеседник повторил реквизиты оплаты: «Вот новый адрес, по которому вы собираетесь произвести оплату завтра утром в 10 часов...» Нового ничего в этом адресе не было. Наверное, наш полиглото-адвокат хотел написать «вновь». Но я его не понял. В понедельник наше общение продолжилось уже после означенных 10.00.

— Почему все молчать?? Я в настоящее время в банке, и я с банкиром, поэтому я жду подтверждения оплаты. Я жду.

— Я только что вернулся из банка. Почему вы не предупредили меня о новом адресе?!!! Я сделал перевод на старый! Что мне теперь делать?!!! Как вернуть деньги? Я уже договорился с юристами о создании Фонда защиты сурикатов Донецкой степи от террористической деятельности незаконных формирований!

— Дать мне квитанцию на перевод.

— Я вам говорю, что я не по тому адресу отправил перевод, а вы мне про квитанцию!

— Вот адрес... — указал мой адресат все-таки старый адрес.

— Ой, я перепутал цифры! — пришлось мне пускаться во все тяжкие. — Что теперь делать?

— Вот снова пойти выполнить платеж еще 1300 евро. Благодаря вам теперь, так что вы не имеете выбор вам все равно придется сделать еще один платеж быстро до завтра 16 час.

— А почему в вашем адресе Бенин, если даритель из Швейцарии?

— Я в настоящее время в бенин для лечения вот почему я даю вам мой адрес бенин — я больницу здесь. Поэтому, пришлите мне квитанцию об оплате.

— Желаю вам поскорее выздороветь!

— Я жду ответа, вы мне как можно скорее и предоставить квитанции банкир также ждет вас.

Не дождавшись ответа по электронной почте (честно говоря, был очень занят несколько дней и не мог себе позволить отвлечься на эти несчастные 23 миллиона), наши германо-бенинско-камерунские французы вовсю задействовали телефонную связь, дабы убедиться, что на «обратном конце провода» очень обстоятельно не понимают английского.

— Но я жду от вас не это хочу сказать, что все это??? Я жду получения передачи. 16:00 вы пришлете мне квитанцию на trasfert быстро, если нет, я буду отменить все, — пригрозили уже через интернет в очередную пятницу.

— Не смог сегодня найти деньги. Мне обещают в понедельник.

— Но ты сумасшедший или что? Как сделать понедельник? Вы принимаете меня за это? Если утром в понедельник очень рано, в 11 часов я нахожу не 1300 евро, я буду судиться с тобою за потерянное время.

— Что значит «сумасшедший»?!! Что вы себе позволяете! Я уже нашел необходимую сумму! Но с вами работать отказываюсь! Так и сообщу моему дарителю! Что это за нотариусы у него такие! Пусть ищет других.

— Я его адвокат, поэтому это мой выбор, и я — единственный человек, который может помочь вам быстро набрать эту сумму, я человек доверия, а также человек слова, так что я человек, что вам нужно.

Не дождавшись реакции на данное заявление, мои собеседники вновь обратились к телефонной связи. Но почувствовав, что они «спугнули клиента», вернулись к эпистолярному жанру.

— Даю вам слово, что я собираюсь сделать вас звездой я обещаю полагаться на мою добрую волю. Так идти мне сделать оплату и отправить мне квитанцию на перевод. Спасибо, я люблю вас хорошо оценил меня все в семье моей стороны.

Сердце мое оттаяло, но я уже не мог ничего изменить в тот вечер.

— У меня для вас неприятное известие. Тот человек, который одолжил мне 1300 евро, забрал деньги назад. Он сказал, что вы мошенник, потому что называете себя и адвокатом, и нотариусом, а такого не может быть.

— Сэр, я хочу сказать вам, что вы доверяете себе, а не другу, который советует вам неправильное. То, что вы задолжали этим утром, — взять 1300 евро и заплатить, потому что ваш донор сейчас умрет, он только что сказал мне, что вы должны взять его наследство сегодня, так что не оставляй этого шанса. Я настоятельно призываю вас найти эти деньги и быстро взять деньги на покупку 22 700 000 евро. Спасибо.

— Спасибо, буду искать.

— Я жду тебя только сейчас.

Мы его не теряем

— Серьезно я умираю в больнице, — пришлось на время оторваться от одра уже самому Питеру Нэнси. — Сделал мой нотариус спросить вас, что он все еще находится на берегу и просто ждет вас, сэр...

— Сегодня не получится. Сегодня и завтра банки выходные.

— Вы будете платить на какое время 1300 евро в понедельник?

— С утра заплачу.

— Итак благодарю вас для вашего обещания. Я вас благодарю много.

— Это я вас благодарю!

— Ничего, я делаю свою работу с Богом. Что Бог благословит вас.

— Если с Богом, то пришлите мне, ради Бога, 1300 евро, а я их перешлю вашему адвокату. Потому что я уже залез в долги, и пообещал их отдать в понедельник.

Понедельник начался с недоуменного вопроса все еще теплящегося жизнью благодетеля.

— Сэр, до тех пор вы ничего не скажете?

— Я переписываюсь с вашим адвокатом. Сообщил ему, что человек, который одолжил мне 1300 евро, забрал их назад. Он сказал, что не может один и тот же человек называть себя адвокатом и нотариусом. Говорит, вы мошенники. Так что придется вновь искать 1300 евро.

— Я жулик? Я просто плачу. Как твой друг может это сказать? Я не хочу, чтобы это было сказано, сэр. Мое наследство принадлежит тебе. Я умоляю тебя избегать твоих друзей, потому что он будет лгать тебе. Мое наследие твое, конечно. Теперь я умоляю тебя сделать то, что ты можешь взять наследство. Послушай свое сердце, Мистер Дмитрий.

— Слушаю сердце. Ищу деньги.

— Ты должен послать эти 1300 евро с прошлой недели.

— Я же написал, что ищу деньги. А почему бы вам не прислать 1300 евро моему адвокату. Он мне их даст, и я отправлю их вашему адвокату.

— Доброе утро, сэр, — напомнил о себе мистер Питер вечером понедельника.

— Доброе утро! Как я рад вас видеть! Вы живы еще? А то ваш адвокат написал позавчера, что у вас пару дней жизни осталось!

— Да, сэр, именно поэтому я хочу, чтобы вы быстро заходили наследство перед моей смертью. Согласно больничному анализу, у меня осталось всего несколько дней, чтобы умереть.

— Так вы успеете послать моему адвокату 1300 евро, чтобы я переслал их вашему адвокату?

— Я оставила все наследство в банке. Она уже подсчитана и контролируется. У меня на меня больше денег, чтобы помочь тебе, я должен потратить все в больнице. Я тебе доверяю. Теперь я жду тебя. Ты — человек доброго сердца. Я буду ждать тебя до 2 вечера.

— Спасибо!

— Сэр, если вы не будете брать мой подарок сегодня, я обещаю вам, что я больше не буду писать вам. Спасибо. Ты зря тратишь мое время. Если вы не платите 1300 евро сегодня, я обещаю вам, что я больше не буду писать вам.

— Понимаю. Ищу деньги. Может, я их быстрее найду.

— Уже поздно, не видишь? Я дам тебе до 11:00, если ты не найдешь, я оставлю тебя, сэр.

— Я до 11.00 не успею.

— Когда ты собираешься послать деньги? Мы можем подождать до какого времени?

— Я не знаю, за какое время успею собрать деньги. Я сообщу вам.

— Добрый вечер, сэр. Сколько ты нашел?

— Добрый вечер! Сегодня ничего. Завтра обещают.

— Я хочу сказать тебе, чтобы ты оставила мое наследство. Я отдам его другому человеку.

— Так мне не договариваться о деньгах?

— Теперь я даю тебе шанс. Когда вы найдете гонорары?

— Спасибо!!! Мои друзья обещают помочь мне завтра.

— Завтра? Во сколько он тебе обещает? Я должен информировать своего нотариуса и главу коллегии о.

— Говорит, что сможет снять деньги в 12.00.

— ??

— Мой товарищ смог снять только 900 евро. Так что, наверное, не получится у меня больше найти.

— У вас 900 евро?

— У товарища. Я не забирал у него. Мне же не хватает.

— Если у вас есть 900 евро, вы можете пойти и заплатить сэр. Если у вас 900 евро, пожалуйста, заплатите моему нотариусу и я помогу вам за оставшиеся 400 евро. Это срочно, оно ждет тебя.

— У нас уже банки закрыты. Только завтра. Пока что жду от вас 400 евро. Шлите быстрее.

— Теперь ты послала то, что у тебя есть. Если не, не пиши мне больше. Я не люблю подделку. Ты меня не хочешь; Не пиши мне больше, сэр.

Я так и сделал. Прекратил писать. Но через день увидел новое послание.

— Вы чудовище, сэр. Не думай о моем наследстве, ты только что потерял его на жизни. Вы говорите очень плохо, сэр. Пожалуйста, оставьте мое наследство в покое.

— Что же, вы, конечно, вольны распоряжаться своими деньгами. Но знайте, вы уходите с большим грехом перед донецкими сурикатами, — смиренно указал я, уже смирившись с неизбежной потерей.

— Теперь иди, Заплати то, что тебе запросили.

— О! Спасибо! Но банки закрыты уже.

— Здравствуйте, теперь вы можете послать деньги моему нотариусу? — напомнил мне все еще животрепещущий м-р Питер в четверг.

— Так я же жду от вас 400 евро! Вы же написали: «я помогу вам за оставшиеся 400 евро»!

— ...?? 400 евро, я заплачу это моему нотариусу. Отправьте 900 евро моему нотариусу, я уже сообщил.

— Хорошо. Я поеду за деньгами, потом в банк.

— Ты дурак или что? У вас есть 900 евро?

— Как вы разговариваете?!!! Или ваш аккаунт взломали?

— Что это значит? Ты не хочешь послать 900 евро сейчас? Мы ждем вас и всех моих документов, которые будут отправлены в суд из-за вас, а вы —-тот, кто скажет что?

К вечеру, однако, мистер Питер Нэнси отошел. Не к Господу, разумеется.

— Мой нотариус ждет вас.

— Так банки у нас сегодня закрыты уже.

— Я тебе не верю. Ты больше не хочешь платить моему нотариусу?

— Я не верю, что такой праведный человек, как вы, может не верить! Ваш аккаунт взломали?

— Да, сэр, они взломали меня.

Судя по всему, он не знал, что значит «взломали аккаунт», но это дало мне возможность пару дней помолчать, в том числе и в телефонную трубку.

— Я собираюсь сообщить о вас в полицию, сэр, — решил снова отложить приготовления к вечности мой корреспондент. — Ты поставил меня в долг за документы, которые я заплатил от вашего имени.

— Вот как? А я как раз на выходные нашел 1300 евро. Хорошо, что предупредили. Так бы еще и эти потерял. Так вы не собираетесь мне отправлять наследство?

— Конечно, да, ваше наследство хорошо охраняется в банке с полицией и защищает вас. Мы ждем вас. Я прошу тебя поговорить со мной.

— Я не знаю теперь, с кем я говорю. Вы написали в пятницу, что вас взломали.

— Это Питер Нэнси.

— Как вы докажете, что вы Питер Нэнси?

— Вот я, это твой донор Питер Нэнси.

Удивительно, но отчасти эти слова подтверждались интернетом! Ибо благодаря несложным операциям через поисковые системы удалось обнаружить, что фото было взято из французской статьи о донорах. Но никак не о больных.

— Откуда я узнаю, что это вы? — не подал я виду, что оригинал фотографии «Питера Нэнси» мне известен.

— Пожалуйста, свяжитесь с моим нотариусом, он скажет вам. В документе по моему завету вы увидите мою фотографию, так что не волнуйтесь, сэр. Поверь мне, я хороший сердечный человек.

— Это Питер Нэнси сердечный человек. Может, он вообще умер, а вы захватили его аккаунт.

— Нет, Питера Нэнси еще не мертва, сэр. Это я, Питер Нэнси, я не вру вам. Я хочу, чтобы ты принял мое наследство. Я умру через несколько дней, чтобы сделать все возможное, чтобы забрать свое наследие до смерти, сэр.

— Питер Нэнси писал, что у него остаются считанные дни еще три недели назад. Может, он давно уже умер или не в состоянии так активно вести свою страницу в Фейсбуке, как это делаете вы. У меня все большие подозрения, что его страница взломана.

— Сэр, поверьте мне. Когда ты заплатишь то, что мой нотариус спросит, ты будешь иметь свое наследие. Мои 22 700 000 евро для тебя, но почему ты все еще сомневаешься во мне, Мистер. Это твой донор, ради любви Бога. Спасибо, что поверила мне. ... Я скоро умру серьезно. Я не жулик.

— А до этого вы не серьезно умирали?

В ответ я получил новую фотографию. Из интернет-хранилища фотографий, посвященных медицинскому обслуживанию.

На вопрос «Это селфи?» несчастный ответил:

— Да. Но я еще не умер. Я умираю через несколько дней. Я тебя люблю. Не оставляй этот дар. Это действительно шанс для тебя. Мой нотариус прислал вам видео о моем наследии? Я не собираюсь тебя принуждать. Слава Богу. Чего ты боишься?

— Я уже написал. Докажите мне, что вы Нэнси. Боюсь, его не было уже в живых, когда вы получили первый мой международный транш в размере 1300 евро.

— Я еще не умер, сэр. Но у меня есть сердечный приступ, и меня тошнит в мгновение крови, мне очень жаль, что вы узнаете больше. Я плачу. Я твой донор. Я говорю вам всю правду, что это Мистер Питер. Ты мне веришь? Что вы делаете для моего наследства? .... ты хочешь оставить мое наследие 22 700 000 евро? Кто будет управлять моим наследством, когда я умру?

— Я очень хочу его получить. У меня есть 1300 евро и есть донецкие сурикаты, которых надо сберечь. Но я боюсь посылать вам 1300 евро.

— Спасибо за доверие.

— Какое доверие? Нет никакого доверия! Очень хороший Питер Нэнси никогда не угрожал бы мне полицией и судом. Значит, вы не Питер Нэнси.

— Потому что я немного рассердился на тебя. Врачи сказали мне, что я умру. Они больше не дают мне день. Пожалуйста, возьмите мое наследство до моей смерти. Клянусь, это я. Могу ли я надеяться, что вы завтра должны наследовать???

— Нотариус всю последнюю неделю обзывал меня. Я не верю, что настоящий очень хороший Питер Нэнси мог нанять такого очень плохого нотариуса. Если вы вместе с нотариусом извинитесь за все плохие слова, я, может быть, поверю, что это вы, и возьму ваши 22 700 000 евро.

— Благодарю вас и простите за все. Я в больнице сэр. Да благословит вас Бог. Вы друг, которого я не могу забыть.

— Жду того же самого от вашего нотариуса.

— Спасибо. Я только что связался с ним. Он ответит вам сейчас. Спасибо.

И действительно, я тотчас получил электронное письмо следующего содержания: «Добрый вечер, сэр. Я прошу вас очень извинить нас за слова, которые я вам говорил. Пожалуйста, простите нас очень дорогой клиент». А на следующее утро меня вновь потревожил живой Питер Нэнси.

— Я жду от тебя многого, чтобы забрать свое наследство. Благослови тебя Бог и даруй тебе долгую жизнь. Вы уже пишете с моим нотариусом для поселения 1300 евро?

— Нет, я думаю. Я все еще не уверен, отправлять ли сегодня 1300 евро вам. Вы ли это? Ведь Питер Нэнси в самом начале писал о 2 270 000 ДОЛЛАРАХ, а ваш адвокат пишет о 22 700 000 ЕВРО. Как такое может быть?

— Это то же самое.

— Если миллионер и его адвокат не видят разницу между евро и долларом, я начинаю что-то подозревать.

— Мы не делаем ошибки в твоей жизни?

— Понятно. Миллионер даже не помнит, в какой валюте у него сбережения.

— Недоумок. Еще больше дурака.

— Вас опять взломали? Понятно. Бедный мистер Нэнси. Он, наверное, уже умер. Учтите, вас настигнет кара! А я теперь из-за вас не получу 22 700 000 млн. ЕВРО для донецких сурикатов!

— Позволь мне сказать тебе, что все, что ты говоришь, очень неуклюже. Я в больнице, окруженной моими адвокатами все, что вы делаете, я скажу вам, что вы мошенник.

— А я, кстати, вас в интернете видел. Вы, оказывается, такой знаменитый!

С этими словами я отправил моему корреспонденту ссылки на обе «его» фотографии.

— Что это значит?

— Не узнаёте? У вас стало пропадать зрение? Вас надо спасать! Зовите врачей!

— Хорошо, пожалуйста, оставьте меня.

На этом наше общение прервалось. Временно. Поскольку я уже привязался к ставшему столь близким мне мистеру Нэнси и обязуюсь исправно справляться о его здоровье.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

В валютных колебаниях виноваты... «черные фермеры»

Вот уже несколько лет агросектор является основным поставщиком валюты в Украину.

Контрабандисты пересели на БПЛА?

На украинских границах дроны стали обыденностью, и это неудивительно, ведь боевые...

Миротворческая операция на востоке Украины под...

Глубокое реформирование наших Вооруженных сил стало возможным благодаря...

«Салатный» скандал от McDonald's

О гиганте и лидере глобальной индустрии быстрого питания — McDonald's — вновь пишут...

Долгая и снежная украинская зима

Когда вы видите, что местные дороги не ремонтируются, имеете полное право спросить...

Загрузка...

«День сурка» под открытым небом

Старые автобусные остановки в селах Шаргородского, Томашпольского, Тростянецкого...

Там, где стреляют, строить никто не хочет

В конце 2017 г. ВР изменила статус Государственной специальной службы транспорта (ГССТ),...

Чиновникам построили «улей»

Автоматизация административных услуг и процессов в Украине вышла на новую стадию....

Четверть страны — против реформ

67% населения оценивает реформы по тому, что о них говорят из телевизора

Новые киевляне: от иглы до медузы

Пока пресная вода — не стратегический продукт

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка