Крохоборцы

№10(810) 10 -- 16 марта 2017 г. 07 Марта 2017 2 4.2

28 февраля в столичном Доме офицеров произошло распределение 19,8 млн. бюджетных средств. Представители 40 общественных организаций, которые называют себя ветеранскими, на своем заседании сами поделили эти деньги между собой — речь о конкурсе программ, проектов, направлений деятельности даже не шла.

Тема государственной помощи ветеранским организациям чрезвычайно болезненна, и для многих даже обсуждение ее выглядит едва ли не кощунством. Почему так — очевидно: страшная социальная несправедливость, поразившая множество пожилых людей (не только, конечно, ветеранов войны), крушение ценностных координат, утрата былого статуса и уважения в глазах общества и чиновников, очень часто — унизительное нищенское прозябание. Все это ставит для миллионов граждан главным вопросом жизни выживание.

Попытки выбить у жестокого и несправедливого, по мнению большинства, государства дополнительные, но тысячу раз заслуженные крохи, как правило, сопряжены с прохождением ряда унизительных бюрократических процедур, со страшной волокитой, с отвратительной игрой в коллекционирование разнообразных льготных статусов и атрибутов. На смысловое наполнение этих статусов уже давно мало кто обращает внимание — ведь за ними стоят 20, 50, 100 дополнительных гривен к пенсии, продуктовый паек или еще какое-то нерегулярное «благо».

Попробуйте пожилому и оскорбленному человеку, борющемуся за выживание каждый день, объяснить, что официальный статус, например, «дитя войны» нелеп с логической точки зрения и унизителен с социальной. Вас чаще всего просто не станут слушать — вы покушаетесь на святое, на микроскопические льготы, на ничтожные подачки.

То же касается всего, что связано с социальным обеспечением — в том числе и с финансированием ветеранского движения. Венки к памятнику 9 Мая как повод хоть раз в году разорвать страшный круг отчужденности и очень часто — одиночества, собраться с такими же отверженными, или случайная помощь при похоронах соратника — все эти редкие атрибуты становятся поистине священными, потому что этим людям никто не предлагает ничего лучшего и большего. Да и не верят они в лучшее — каждая реформа и новация в их глазах оборачивается дополнительным страданием и унижением.

Все это обязательно нужно помнить, когда мы говорим о проблеме ветеранского движения. Но эта пелена злой обиды сотен тысяч и миллионов людей не должна заслонять и действительного положения дел.

Дети несчастий

Чтобы разобраться с проблемой, нужно понять несколько простых фактов.

1. Не стоит ставить знак равенства между ветеранами и ветеранскими организациями.

Нет, в некоторые организации ветераны действительно входят. Например, в одной из крупнейших в стране Организации ветеранов Украины состоят около 7,4 млн. членов — но участников войны (эта категория у нас включает в себя всех, кто так или иначе работал или учился в годы войны, а не только тех, кто был на фронте) среди них всего 11,6%.

В Украине количество различных ветеранских объединений разного калибра неисчислимо: только организаций ветеранов АТО уже 365. При этом действительный состав членов никак не проверяется — это не предусмотрено, ведь никто и не предполагал, что вывески будут использоваться как ширмы.

2. Термин «ветераны» в Украине настолько широк, что потерял социальную и общественную значимость.

В соответствии с законом «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты» около 10% населения страны отнесены к ветеранам войны. Но термин «ветеран» применяется сегодня значительно шире — он стал едва ли не равнозначен термину «пенсионер», ведь практически любого пожилого человека можно считать ветераном труда или уж точно ветераном какой-нибудь профессии, объединения и т. д.

Эта тема в обществе табуирована для обсуждения, но ведь совершенно очевидно, что ветеран боевых действий в Афганистане не может в глазах большинства граждан иметь тот же вес общественной значимости и уважения, что воин Второй мировой — хотя бы потому, что последний сражался за Родину, а не за насаждение марионеточного правительства в чужой стране.

Не получится одинаково чествовать ветерана чекиста и воина УПА — даже в рамках процесса национального примирения, который так никогда и не был запущен. Не может условный ветеран прокуратуры рассчитывать на то же уважение, что боец, вернувшийся с войны на востоке, — слишком разный (а то и явно противоречащий друг другу) вклад в глазах общества они внесли.

Уравниловка ветеранов и «ветеранов» не только нелепа и несправедлива — она подрывает основы государственной идеологии (оставим за пределами обсуждения недостатки или отсутствие столпов самой этой идеологии). Между тем держава совершенно равнодушно на протяжении многих лет не делала ничего, чтобы спасти этот важнейший термин от инфляции.

3. Многие ветеранские организации — лишь кормушка для «профессиональных ветеранов», они не производят социальный продукт, реальные услуги для своей целевой аудитории.

Хотите привести в бешенство большинство функционеров ветеранских организаций — спросите их, какую пользу они приносят ветеранам. Вам расскажут о ста граммах в праздник, о важности объединения, о том, что редкое общение с себе подобными — единственная отдушина стариков. Расскажут о зарубежных визитах для «отстаивания престижа державы». Все это замечательно. Вот только на это ли должно тратить деньги нищее государство, или ветеранам можно помочь более эффективно?

В бюджете 2017 г. предусмотрен 81,1 млн. грн. на поддержку объединений ветеранов и инвалидов. Это вроде бы немного — но большинство денег пойдет на «осуществление уставной деятельности», а на действительную работу их просто не останется — даже если эту работу кто-то и намеревался вести.

Правда, значительные средства (около 0,5 млн. грн. на областное объединение) распределяются еще и через местные бюджеты. Но на вопрос об эффективности их расходования вам снова покажут страшные коммунальные счета, микроскопические зарплаты (на них обычно идет почти 35% финансирования) и т. д. Вопрос, зачем вообще нужны эти офисы и эти работники, если они почти ничего не производят, считается оскорбительным и кощунственным.

4. Поддержка ветеранских организаций со стороны государства — это в настоящее время исключительно политический жест, причем неэффективный.

Привычка кидать ветеранским организациям подачки перед выборами — старый и проверенный способ использования админресурса.

Ветеранские организации прекрасно знают, насколько растет их значимость перед выборами, и откровенно шантажируют чиновников, если усматривают угрозу прекращения доступа к финансированию — вплоть до стращания протестами и манифестациями.

Появление объединений ветеранов АТО открыло новую возможность политического использования таких организаций — как частных силовых структур. Сегодня почти у каждого политика, как правило, есть своя ветеранская организация, порой даже несколько: одна для работы с пенсионерами, другая — как прикрытие для «титушек» и т. д.

То, что часть финансирования своих личных пропагандистских и силовых структур политикам удается повесить на государство, выглядит обескураживающе для любого независимого наблюдателя.Не откупаться, а работать

Не откупаться, а работать

Из приведенных фактов следуют несколько выводов.

1. Государство должно серьезно сузить понятие «ветеранов» — по крайней мере ветеранов, имеющих общественно значимый статус.

Какие-нибудь ветераны правоохранительных органов, уходящие на громадную по среднеукраинским меркам пенсию еще в среднем и вполне трудоспособном возрасте, уж точно не нуждаются в дополнительном возвеличивании. Само существование особого статуса для здоровых бездельников — это скорее позор и признак неэффективности госаппарата.

2. Государство обязано надлежащим образом заботиться и поддерживать ветеранов, выстраивая эффективную систему медицинской, психологической, социальной помощи, реабилитации и адаптации.

Это самая важная и ключевая часть проблемы. Государство обязано особым образом защищать тех, кто воевал за него и рисковал своей жизнью — и не только потому, что это справедливо. Не демонстрируя заботы, защиты и уважения к таким людям, держава стремительно теряет лояльность граждан, и на фронт в случае нужды придется отправлять тех, кто не спрятался, а не тех, кто желает защищать Родину. Позорное отношение к ветеранам — одна из главнейших угроз национальной безопасности.

Конечно, у проблемы есть и множество других важнейших аспектов, и все их нужно решать. Как — можно поучиться на мировом опыте.

Так, США тратят на работу с ветеранами около 70 млрд. долл. в год. В основном деньги идут на медицинское обеспечение, психологическую помощь и социальную адаптацию солдат, принимавших участие в боевых действиях.

В Соединенных Штатах существует государственная сеть примерно из 750 медицинских учреждений по всей стране, которым, кстати, запрещено пользоваться благотворительными взносами частных и общественных фондов — лечить раненых считается священным долгом государства.

Развернута широкая сеть образовательных программ и школ для переобучения ветеранов, через которые проходят свыше 50% вчерашних солдат. Более 40% воевавших получают дополнительную социальную помощь из государственных фондов.

Конечно, у Украины нет таких денег. Но политика может быть аналогичной — именно государство должно концентрировать в своих руках системные ресурсы для работы с ветеранами, а не откупаться нищенскими подачками организациям, имеющим подходящую вывеску.

3. Государство должно прекратить тратить деньги на неэффективные организации — оно вообще не имеет права в условиях кризиса «поддерживать» общественные союзы и объединения.

Это не значит, что ветеранские организации заслуживают лишь голодного пайка. Просто бюджетные средства они должны получать за услуги, которые реально оказывают ветеранам.

Принцип прост и давным-давно отработан во всем мире: все, что госаппарат не способен реализовать своими силами, он покупает на рынке. Если у ветеранской организации есть квалифицированные кадры, опыт, мощности, базы данных, багаж доверия и связей — например, для того, чтобы организовать доставку социальной помощи на дом, а у госструктур нет таких возможностей или они обошлись бы дороже, конечно, подобную работу можно и нужно оплатить.

Помощь общественным организациям должна быть целевой, грантовой — не на бессмысленное содержание офиса и штата, а на закупку конкретного социального продукта, услуги для ветеранов. Еще раз — для ветеранов, а не для ветеранских функционеров.

4. Государству нужно создать механизм, когда неэффективное расходование бюджетных средств на проекты, в которых можно усмотреть подкуп с помощью админресурса политических структур, будет жестоко преследоваться.

***

Стоит отметить, что первую робкую попытку изменить положение дел в распределении бюджетных средств Министерство социальной политики сделало. Чиновники инициировали пересмотр системы финансирования общественных организаций. Вместо решения о дележе бюджетных средств заседанием многих организаций, на котором между своими делилась вся сумма, предлагалось перейти к грантовой системе. Для этого инициированы изменения в постановления Кабмина №176 от 7 марта 2012 г. и №1049 от 12 октября 2011 г.

Решение пока не удалось провести, как показывает распределение средств на 2017 г. Старые ветеранские организации встали стеной — функционеры утверждают, что ветераны пожилого возраста не в состоянии бороться за финансирование на общих началах с более «младшими ветеранами» АТО, не могут освоить написание проектных заявок, не способны работать с компьютерами.

Идея о том, что бороться на конкурсе должны не ветераны, а проекты профессионалов, не обсуждается — само посягательство пусть на скудную, но традиционную кормушку выглядит, снова-таки, оскорбительным и кощунственным. То, что существование общественной организации само по себе не повод требовать денег у государства, тоже вызывает острое отторжение, как и идея искать средства у других доноров.

Вряд ли у нынешней команды власти хватит воли переломить ситуацию и принять непопулярное политическое решение. Ведь эффективным оно могло бы быть лишь в комплексе — с государственной программой сложной работы с ветеранами по всем возможным направлениям, от медицинского обеспечения, пропаганды и социализации до создания войсковых мемориальных кладбищ (позор, что в Украине нет таких комплексов). Но признаков того, что власть собирается вести такую работу, нет, увы, ни малейших.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Броня для первого лица

Лидеры государств, как и простые смертные, вынуждены передвигаться на автомобилях....

«Око небесное» Маши Берлинской

У нас — підкреслюю — на четвертому році війни(!) — жоден безпілотник не...

Навстречу китайским муравейникам

Хотите жить в просторной квартире — переезжайте в пригород

Исход из столицы

Эксперты компании «Альянс Новобуд», отслеживающие ситуацию на рынке...

Храните деньги дома

В строительную отрасль возвращаются инвестиции. Пока робко, но тенденции спроса на...

Финская модель

Микаэля Гранлунда призвали на службу в вооруженные силы Финляндии 7 лет назад. В...

Загрузка...

Как живут в Молдове и Приднестровье

В 2009 г. в Молдове состоялась своя проевропейская революция, а т. н. безвиз страна...

«Выбрали капитана «Титаника» и повысили зарплату...

Не имея развитой экономики, не получим развитого образования

Юристы и вузы попадут под сокращение

В обозримом будущем юридические специальности станут еще более престижными

Кепка, лишающая сна, и гигантский щавель-мутант

Национальная академия наук наконец-то стала что-то подозревать

Гуманитарный крен

Украинцы через четверть века: мама — филолог, папа — юрист

Тихое бунтарство: рекордный пацифизм глобальных...

Позвольте представить вам максимально систематизированную картину глобального...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Старый Ворчун
11 Марта 2017, Старый Ворчун

Полный бред. Судя по всему, г-же Марковой куда роднее не ветераны Великой Отечественной, спасшие Родину от нацизма, а нациствующие "ветераны" УПА и АТО. Только вот одна проблеа: и те, и другие - КАРАТЕЛИ. О чём прямым текстом на камеру заявил помощник Авакова Геращенко. Так что им не помощь положена, а минимум тюрьма. А скорее - пуля.

- 0 +
Виктор
08 Марта 2017, Виктор

У автора какое-то странное понимание темы о которой пишет. Как пример оценка уровня вклада ветеранов. Прошедшие Афганистан не насождали там режим. Может власти и преследовали свои цели, но люди воевавшие в Афганистане, выполняли долг и служили родине. Если уж автор не понимает такой элементарщины, лучше писать на темы в которых хоть разбираешься немного.

- 14 +

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка