На мусор может не хватить

№52(848) 29 декабря — 4 января 2018 г. 26 Декабря 2017 4.3

Налог на захоронение отходов должен вырасти более чем в 100 раз

В Украине имеется громадный сектор нелегального, полулегального и теневого бизнеса, о котором почти не говорят, хотя по масштабам он намного крупнее знаменитой добычи янтаря, а сталкиваемся мы с отраслью каждый день. Это — мусор.

Не так давно моему знакомому киевскому орнитологу пришлось сопровождать коллегу из Германии, который приехал в Украину изучать чаек — оказалось, в окрестностях нашей столицы появился редкий подвид птицы. Небольшая экспедиция едва не закончилась разбитой техникой и побоями, поскольку ученые отправились искать чаек туда, где их больше всего, — на свалку.

Но свалка современного крупного города — это гораздо более секретный объект, чем какой-нибудь склад боеприпасов: она охраняется квадратными парнями в современной тактической экипировке без опознавательных знаков, которые жестко и даже жестоко реагируют на все попытки чужих увидеть, что происходит в окрестностях. Ведь увидеть можно как нелегальный трафик из сотен нигде не учитываемых самосвалов, так и настоящие города из мусорных коробок, где живут десятки людей, не имеющих паспортов, и интенсивную работу этих полурабов по добыче ценного вторсырья из отвалов.

Масштабы нелегального промысла тем удивительнее, что параллельно развивается совсем другая история. Например, рядом с моей киевской многоэтажкой года два назад поставили сетчатый контейнер для пластикового мусора и призвали жителей сортировать отходы. Через несколько месяцев начались странности — контейнер часто стоял забитым, и пластиковые отбросы жильцам приходилось порой несколько дней хранить дома, что не добавляло энтузиазма.

Затем кто-то заметил, что этот контейнер опорожняют в ту же машину, что и бак с обычными отходами, — и жильцы долго обсуждали лицемерие коммунальщиков, рапортующих о переработке того, что просто выбрасывается. А недавно дворники уволокли контейнер подальше и признались, что фирма, его установившая, не подает признаков жизни уже несколько месяцев — по-видимому, разорилась.

Подобные частные истории можно рассказывать о любом регионе — только антураж будет незначительно меняться. Где-то мусорные поселения будут состоять из цыган, как под Берегово или Николаевом, где-то будут простаивать новые масштабные заводы по переработке и сжиганию мусора — как в Ровно.

Проблема же состоит в том, что наличие теневых схем в сфере переработки отходов надежно тормозит развитие отрасли, убивая многие попытки работать в рамках закона. Пример знаменитого львовского кризиса — лишь один из эпизодов этого противостояния, о котором мало кто говорит открыто.

Не меряно

Министерство экологии и природных ресурсов Украины официально признает: в стране нет полных данных относительно бытовых отходов. Систематические исследования этой проблемы отсутствуют, а имеющиеся в разных источниках цифры часто противоречат друг другу. Впрочем, проблему тут же валят на коллег из Минрегиона — якобы именно это ведомство должно собирать большую часть информации

Только 4—6% мусора утилизируется и перерабатывается: сжигается, используется для изготовления компоста. Все остальное идет на свалки.

За год на 6064 официальных полигонах поступает около 12 млн. кубометров бытовых отходов. В действительности и свалок, и самого мусора намного больше, ведь только 78% населения имеют доступ к такой услуге, как вывоз отходов. Ежегодно в стране находят около 28 тыс. незаконных свалок. Экоактивисты посчитали, что под помойками у нас лежит территория, превышающая площадь Дании.

Остап Семерак, министр экологии и природных ресурсов, называет цифру в 10 т отходов на человека — именно столько мы производим в год.

Наш мусор — это источник ценного вторсырья. Чтобы понять это, можно посмотреть на пример бизнес-структур. Одна из национальных компаний, предоставляющих услуги доставки почтовых отправлений, закладывает в свой годовой бюджет несколько миллионов поступлений (поступлений, а не расходов!) от сдачи переработчикам отработанной упаковки. Практически все предприятия в той или иной мере решили этот вопрос — любой ресурс для экономической деятельности ценен, и бизнес-логика не терпит пустых потерь. Но все это парадоксальным образом не работает в сфере бытовых отходов.

Одна из причин такого положения — все тот же набивший оскомину популизм.

Олег Кострыкин, представитель Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг, в начале декабря сообщил, что на сегодняшний момент средняя стоимость захоронения (читай — выбрасывания на свалку) отходов составляет 75 грн. за тонну. Населению приходится платить около 2,56 грн. в месяц за такую услугу. А вот если отходы перерабатывать, за тонну придется платить свыше 1 тыс. грн.

Представители Минэкологии отмечают, что за год украинец платит за вывоз мусора около 0,28% своего среднего дохода. Это очень мало в абсолютных цифрах, но в целом нереалистично ожидать, что можно поднять тариф больше, чем до 0,5% имеющегося дохода.

Тем не менее Стратегия обращения с отходами до 2030 г., которую разработало министерство еще в конце 2016-го и которая в ближайшее время должна быть официально утверждена всеми инстанциями (в ноябре она уже была принята правительством), предусматривает поэтапный рост налога на захоронение безопасных отходов с 0,14 евро до 15 евро за тонну до 2030 г. — более чем в 100 раз. Сегодня доля этого платежа составляет примерно пятую часть тарифа. Но существенный запланированный рост налога не позволит обойтись повышением платы для конечного потребителя всего в два раза, что считается переносимым для населения.

Разработчики предлагают переход к схеме «Плати за то, что выбрасываешь» — вместо фиксированной ставки, принятой сегодня, будет применяться сдача мусора на вес, причем в зависимости от категории. Конечно, в случае многоквартирных домов это будет происходить на уровне работы, например, ОСМД, а не квартиры — но плата потребителя будет зависеть от того, сколько отходов производит весь дом.

Кроме стимула к уменьшению количества отходов, такой подход должен привести к изменению их качества: стимулировать сортировку мусора, установку бытовых измельчителей биологических отходов (для использования мощностей канализации), компактных прессов для уменьшения габаритов (непрессованный мусор занимает очень много места, и это большая технологическая проблема).

Но зачем вообще так жестоко повышать тариф, если приходится думать, как его смогут потянуть домохозяйства? Дело в том, что именно существование «дешевого захоронения», т. е. свалок, которые не соответствуют никаким мыслимым нормам, загрязняют окружающую среду, отравляют воды и занимают колоссальные площади страны, и служит главным препятствием на пути цивилизованной переработки отходов. Последняя просто невыгодна в таких условиях, тем более что нелегальные расценки на вывоз мусора на несанкционированные свалки даже ниже официальных тарифов.

Впрочем, отсутствие системы контроля и наказания грозит угробить всю затею. Вы давно слышали о том, что кого-то посадили за создание несанкционированной помойки на пару гектаров, или хотя бы оштрафовали за грузовик с отходами, сваленными в лесополосе? Рост налога на размещение отходов без создания системы работающей полиции, не считающей подобные нарушения «не ее делом», приведет только к взрывному росту числа несанкционированных свалок и росту нелегального трафика на официальных полигонах, в том числе давно закрытых.

Первый сорт

Еще одна проблема с переработкой бытовых отходов — несортированный предварительно, «мокрый» мусор очень труден в дальнейшем извлечении вторсырья. Например, добытая из него полиэтиленовая пленка от использованной упаковки дает крайне низкую рентабельность при переработке. Это фактически некондиция.

Предварительная сортировка позволяет сильно улучшить ситуацию. Чтобы стимулировать население, предлагается до 2022 г. выделить плату за обращение с бытовыми отходами из коммунальных платежей — потребитель должен понимать, сколько он тратит или экономит из-за того, что меняет свою стратегию. Минэкологии вообще предлагает ввести в Административный кодекс революционную норму, позволяющую штрафовать потребителей, которые не подписали договор на услугу о вывозе мусора, — ведь это означает, что они выбрасывают отходы несанкционированно.

Стратегия обращения с отходами обещает охватить до 2022 г. раздельным сбором сухих ресурсоемких компонентов — бумаги, металла, пластика и стекла — 50% населения, а до 2030-го — 90%.

Эта цель требует существенных расходов на приобретение контейнеров для разного рода отходов и спецтранспорта. Первый этап, по оценкам Минэкологии, потребует 48 млн. евро, второй — 72 млн. евро.

Но это только вершина финансового айсберга. Чтобы перерабатывать такое количество отходов, необходимо строительство как минимум 20 мусороперерабатывающих комплексов до 2022 г. и еще 18 — до 2030 г. Это примерно 70 млн. евро и 63 млн. евро инвестиций соответственно. Кроме того, около 21 млн. евро будет стоить строительство 140 центров приема отходов в городах и поселках с населением, превышающим 50 тыс. человек.

В селах ставка делается на то, что их жители, взбодренные стимулирующим тарифом, станут активно применять домашние компостеры, самостоятельно перерабатывая пищевые отходы и листву из садов на удобрения. Это обойдется украинцам оценочно в 83,5 млн. грн., если охват достигнет 30% домохозяйств, то есть 4 млн. 789 тыс. семей.

Не спугнуть

Но как заставить бизнес войти в эту рискованную нишу и потратить такие деньги? Как можно конкурировать с громадным теневым бизнесом по переработке вторсырья, опирающимся на схемы, в которых «сортировка» проводится на всех этапах, от отбора самых лакомых образцов бомжами из баков до перебирания отвалов на свалках цыганскими ордами?

С бомжами предлагается бороться установкой подземных контейнеров в центральных районах городов.

Кроме того, Минэкологии предлагает законодательно решить вопрос о праве собственности на отходы: после того, как мусор попал в контейнеры, он должен становиться собственностью муниципалитетов. Это сделает незаконным какую угодно работу с данными отходами для всех, кроме собственника и структуры, получившей на это лицензию и разрешение. Брокерам будет запрещено покупать вторсырье, появившееся «ниоткуда», из неформального сектора. Административным нарушением станет также продажа вторсырья, добытого нелегально, и «захват» его из баков или отвалов на свалке.

Все это звучит, увы, пока что утопично — стране никак не удается победить чуму «металлоискателей», мародеров, волокущих в пункты приема металлолома канализационные люки, детские площадки, парковые скамейки и все что угодно. Трудно представить себе участкового, крышующего прием криминального металлолома, но запрещающего бездомным рыться в мусорных баках.

Однако есть и еще одна причина, которая привела к банкротству многие структуры, пытавшиеся работать в сфере обращения с отходами: жадность местных чиновников.

Типовая схема выглядит так: предприниматель, закупивший контейнеры и обустроивший площадки, заходит в населенный пункт. Но через некоторое время арендная плата на эти площадки с легкой руки руководителей районной администрации или муниципалитета возрастает в десятки раз, а контракт на вывоз мусора обещают отдать другой структуре — которая просит значительно меньше, поскольку планирует не перерабатывать отходы, а отправлять их сразу на свалку. Мусор в Украине — это синоним тесной работы с властью. Чтобы понять это, достаточно посмотреть, как меняются компании, вывозящие отходы, с каждой сменой власти в регионах.

Дабы перекрыть возможность слишком уж гнобить предпринимателя, стратегия предлагает установить минимальный срок договора на вывоз мусора — 5 лет. Договора в обязательном порядке должны содержать требование раздельного сбора сухих ресурсоемких компонентов и заключаться лишь по итогам открытого конкурса. Кроме того, в тариф на вывоз мусора будут включаться «расходы на развитие».

Все эти нормы не будут иметь никакого смысла, если контроль над переработчиками останется на прежнем уровне. Лишь малая часть предприятий, имеющих лицензию на переработку вторсырья, обладают соответствующими мощностями и технологиями — остальные «работают» по теневым схемам, отмывая деньги, получая плату за услуги, которых не предоставляют.

Считается, что за счет предлагаемых стратегией мероприятий удастся перерабатывать к 2030 г. 11% бытовых отходов. До 2024 г. планируется перерабатывать 60% отходов картонной и бумажной упаковки, 60% стеклянной тары, 23% пластиковой упаковки, 60% металлической упаковки, 15% — деревянной и т. д.

Большие ребята

Заставить население сортировать мусор — это только малая часть проблемы. Большую часть отходов, не содержащих вторсырье, все равно придется как-то утилизировать.

Для того, чтобы привести украинские свалки к европейским стандартам, требуются очень большие деньги. По подсчетам Минэкологии, только чтобы закрыть токсичные переполненные объекты, нужно 500 млн. евро. А заложить и эксплуатировать 150 региональных полигонов, отвечающих положениям Директивы ЕС 1999/31, — 2,3 млрд. евро. И лишь первичные инвестиции за 6—8 лет должны составить около 1 млрд. евро. Местные бюджеты такой нагрузки точно не потянут.

А местные власти не умеют и не желают иметь дело с независимыми крупными инвесторами. Даже если не рассматривать пример Львова, куда и после катастрофы инвесторам не пробиться, можно вспомнить киевский мусоросжигательный завод «Энергия», к модернизации которого многие годы и многие политические команды не подпускали чужих игроков. В результате сегодня приходится только мечтать, что кто-то выложит из своего кармана свыше 200 млн. евро для приведения предприятия в порядок.

Стратегия — это хорошая мина правительства при очень плохой игре. Согласно нормам отечественного закона «Об отходах», принятого еще в 2012 г., с 1 января 2018 г. мы обязаны сортировать все отходы по видам материалов, а также разделять их на подходящие для повторного использования, для захоронения и на опасные. Это соответствует также Директивам 1999/31/EC и 2008/98/EC, обязательным к исполнению страной. Все эти нормы с боем курантов превращаются в тыкву — нет никакой возможности их выполнить, поскольку никто и не собирался их выполнять.

Впрочем, у наших руководителей есть безукоризненная и проверенная защитная магия: в ВР уже зарегистрировали законопроект, откладывающий введение неудобных норм до 2025 г.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Беларусь: 80 тонн помощи

Одна из колонн отправится в Краматорск, вторая -- в Северодонецк.

Страх или жадность

Правительственный кризис разрешился малой кровью. Первой жертвой еще не созданного...

Плодородие как миф

У нас распаханность доходит до 78% – максимальная для всех стран Европы и, кажется,...

Drive в драйвe, или Карго-культ Омеляна

Политики выступают медиаторами между просителями и высшими силами, играя роль...

Эксперт по моральным страданиям

В Украине может появиться новая специальность, представители которой будут обладать...

Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка