Новые ракеты Турции

№43(839) 27 октября – 2 ноября 2017 г. 25 Октября 2017 5

Покупка С-400 — последствия для Анкары и НАТО

12 сентября 2017 г. Турция подписала соглашение стоимостью в $2,5 млрд. на приобретение у РФ зенитно-ракетного комплекса С-400 и внесла предоплату. Россия поставит Турции 2 батареи и передаст Анкаре технологию для самостоятельного выпуска еще 2 батарей, а Турция оснастит комплексы системой распознавания целей.

Чиновники Пентагона говорят о несовместимости С-400 с системами противовоздушной обороны НАТО, и некоторые эксперты рассуждают о судьбе отношений Турции с альянсом.

Если рассматривать покупку в контексте защиты от негосударственных вооруженных группировок (например, ИГИЛ или курдов), то приобретение ультрасовременной системы противоракетной обороны С-400 выглядит явным перебором.

На самом деле это масштабная политическая и экономическая инвестиция Турции, стремящейся укрепить собственную систему противоракетной обороны еще с 90-х. Выбор же в пользу России в данном случае говорит о царящем в Анкаре разочаровании уровнем отношений с НАТО.

По идее альянс обязан обеспечивать Турцию защитой от внешних угроз. В последние годы Анкару особо тревожит война в Сирии, и турецкие власти неоднократно задействовали ст. 4 устава НАТО, требующую от каждого члена военного блока «всегда консультироваться друг с другом в случае, если... целостность, политическая независимость или безопасность какой-либо из договаривающихся сторон окажутся под угрозой».

К примеру, Турция призывала к созданию бесполетной зоны над территорией Сирии еще с самого начала боевых действий в этой стране, но в конечном итоге упомянутые планы были похоронены действиями США. Подобное отношение лишь укрепило убежденность Анкары в том, что о собственной безопасности следует заботиться самостоятельно.

Кроме того, приобретение С-400 позволит Турции и далее все решительнее действовать в сфере внешней политики, обеспечивая Анкару существенной свободой маневра в проведении операций за пределами страны.

Турция присутствует не только в Сирии: Анкара проявляет интерес к участию в переговорном процессе в Афганистане, оказывает поддержку мусульманам-рохинья в Мьянме, участвует в диспуте между Катаром и блоком государств Персидского залива во главе с Саудовской Аравией, а также ведет борьбу против экстремистов в Сомали. Наращивание оборонного потенциала — это и часть затяжной игры Турции, и совершенствование способности реагировать на угрозы в условиях переживающего стремительные изменения климата современной системы безопасности.

Сегодня доверия в отношениях между Турцией и остальными членами НАТО практически не существует. Членам альянса, обеспокоенным состоянием демократических институтов Турции, следует заняться переформатированием отношений с Анкарой. Членам НАТО полезно было бы координировать свои действия с Турцией в рамках конкретных дипломатических проектов Анкары, а также укреплять доверие между членами альянса. Только таким образом им удастся сохранить влияние на Турцию и избежать ее дальнейшего дрейфа в сторону России.

С такими друзьями...

Напряженность в отношениях между Турцией и остальными членами НАТО тайной не является. Многие из них критически оценивают скатывание Анкары в авторитаризм под руководством президента Эрдогана (особенно после провального путча июля 2016 г.). За это время он отстранил от работы или уволил свыше 100 000 чиновников и государственных служащих, отправил за решетку от 150 до 200 журналистов, а недавно вычеркнул из учебного расписания средней школы теорию эволюции.

Конфликты между Анкарой и НАТО проходят достаточно громко. В апреле Эрдоган активной поддержкой идеи референдума среди турок, проживающих в Европе, навлек на себя гнев европейских лидеров. Нидерланды отказали во въезде двум турецким министрам, а Германия и Франция последовали их примеру. В начале сентября канцлер ФРГ Ангела Меркель призвала к приостановке переговоров по вопросу вступления Турции в ЕС в связи с нарушением прав человека Анкарой (в частности, речь шла об арестах журналистов и представителей оппозиции). Эрдоган отплатил той же монетой, назвав действия Меркель нацизмом.

Рост враждебности наблюдается и в отношениях с США. Во-первых, в Вашингтоне столь же критически оценивают нарушения прав человека Турцией. Во-вторых, особое негодование Анкары вызывают два момента: нежелание Белого дома выдавать Фетхуллаха Гюлена (ныне проживающего в Пенсильвании проповедника и, по мнению Эрдогана, организатора попытки путча), а также оказываемая американцами военная поддержка вооруженных курдских группировок в Сирии. В Анкаре считают, что многие из этих групп связаны с курдскими сепаратистами в Турции.

Совсем недавно США и Турция приостановили процесс взаимной выдачи виз своим гражданам. Первым на эскалацию пошел Вашингтон — в ответ на действия турецкого правительства, арестовавшего сотрудника американского консульства по обвинению в связях с движением Гюлена.

Упомянутые примеры двусторонней конфронтации уже негативно сказываются на статусе Анкары в рядах НАТО. В этом году Германия и США дружно ввели ограничения на поставки оружия в Турцию. Впрочем, вашингтонские запреты достаточно условны и распространяются лишь на охрану Эрдогана, поскольку в мае его бодигарды напали на демонстрантов на территории США. Но 25 сентября Турция официально обвинила частные американские и немецкие компании ВПК во введении непрямого эмбарго путем задержки или приостановки контрактов на поставки вооружений. В рамках военного альянса подобные выяснения отношений особенно деструктивны, если учесть важность системы взаимных поставок оружия между членами блока.

Разворот на восток

Организованному Эрдоганом наступлению на демократию внутри страны нет оправданий, но покупка С-400 в большей степени связана с внешней, а не внутренней политикой Турции. Анкара многие годы ведет переговоры о приобретении современных противоракетных технологий. Ранее она стремилась решить этот вопрос с членами НАТО, но ключевым препятствием в ходе переговоров неизменно оставалась тема передачи технологий, необходимых Турции для развития национального ВПК.

Ни один член альянса не проявил готовности соблюсти все требования Турции по адекватной цене: так, провалились переговоры с Италией, Францией и США. Вот почему Анкара и начала искать то, что ей требовалось, за пределами альянса, в таких странах, как Китай и Россия, но до недавнего времени под давлением НАТО отказывалась от подобных сделок.

С-400 как зенитно-ракетный комплекс пользуется серьезным авторитетом по всему миру. По данным российских СМИ, система способна сбивать боевые самолеты, ракеты средней дальности, крылатые ракеты, БПЛА и средства разведывательной авиации. Впрочем, заявленный потенциал данной технологии все еще нуждается в проверке в реальных боевых условиях.

Стратегическая ценность С-400 объясняется успехом функциональности ее системы A2/AD (преграждения доступа/блокирования зоны), позволяющей по сути создавать запретную для полетов зону на территориях, где установлены комплексы. Развертывание С-400 Россией в Сирии помогло россиянам подтолкнуть США к сотрудничеству во избежание непреднамеренного уничтожения этими комплексами американских самолетов, что могло бы спровоцировать вооруженный конфликт.

По словам Кена Касапоглу, военного аналитика Стамбульского центра экономических и внешнеполитических исследований, Турция в сфере обороны избрала двухвекторную стратегию планирования: она выполняет обязательства перед НАТО, используя европейскую систему ПРО (путем эксплуатации радара Х-диапазона на базе Куречик), но при этом укрепляет национальный оборонный потенциал благодаря закупке С-400. ПРО НАТО создавалась с четким намерением обеспечивать защиту от иранской ракетной программы, и радар Х-диапазона играет жизненно важную роль в деле раннего оповещения о запуске иранских ракет.

Анкара во внешней политике

Вот почему приобретение С-400 тесно связано с геополитикой. Турция при Эрдогане избрала более агрессивный подход к внешней политике, а он нередко требует определенной гибкости, особенно за пределами оборонного «зонтика» НАТО. Эксперты турецкого аналитического центра SETA уверены, что «инициированный НАТО пересмотр дефиниций и оценок угроз высокоприоритетных рисков» повышает уязвимость Турции в вопросе безопасности. А потому создание гибкой системы обороны (в отличие от европейского проекта альянса, зацикленного на Иране) обеспечит Турцию возможностью реализации различных инициатив за рубежом, не опасаясь ответных ударов.

К примеру, Анкара сегодня расширяет степень участия в делах Афганистана (но при этом дистанцируется от возглавляемой США афганской миссии НАТО) и, вероятно, даже играет роль посредника в переговорах между Афганистаном и Пакистаном. Говорят, в этом году на Генассамблее ООН президент Турции Реджеп Эрдоган и премьер-министр Пакистана Шахид Хакан Аббаси договорились о возобновлении афгано-пакистано-турецкого трехстороннего мирного процесса, инициированного в 2007 г. Возрождение этой инициативы вполне может идти вразрез с планами США по эскалации борьбы против «Талибана», ведь в Анкаре определенные фракции «Талибана» считаются неотъемлемым компонентом любого мирного соглашения.

Турция также завоевывает статус ключевого участника споров, ведущихся между ее союзником — Катаром — и блоком государств Персидского залива, возглавляемом Саудовской Аравией. В июле, когда в силу вступило инициированное блоком эмбарго, Анкара перебросила дополнительный контингент на турецкие военные базы в Катаре для защиты границ страны, однозначно рискуя спровоцировать гнев Саудовской Аравии. Посреднические усилия США и Кувейта успеха пока не приносят, а потому членам НАТО ради разрешения конфликта следует рассмотреть возможность сотрудничества с Турцией, союзником Катара, кровно заинтересованным в нормализации ситуации.

В августе Турция открыла военную базу в Сомали в рамках программы по борьбе с движением «Аш-Шабаб». Анкара долгое время руководила проектом реабилитации Сомали после пережитого страной периода анархии, и этот факт может служить индикатором готовности Турции к более серьезной роли в деле ликвидации экстремистских группировок по всему миру. И тут просматривается еще один вариант сотрудничества НАТО с Анкарой, поскольку США в апреле отправили в Сомали несколько десятков военнослужащих именно для борьбы с «Аш-Шабаб».

Что дальше?

9 октября генсек НАТО Йенс Столтенберг признал: «Турция находится в состоянии диалога с Францией и Италией о возможности закупки систем противоракетной обороны в этих странах... в дополнение к С-400». Упомянутые переговоры ведутся с 2010 г., но реальных результатов не приносят из-за разногласий по вопросу стоимости и в связи с требованиями Турции о передаче технологий. Более напористый подход к переговорам поможет укрепить доверие в отношениях между Турцией и остальными членами НАТО, но этих усилий все же недостаточно. Так, судя по результатам соцопроса, проведенного «Фондом Маршалла Германия—США» в 2015 г., всего треть турецких респондентов считают структуры НАТО и ООН вызывающими доверие.

Короче говоря, приобретение Турцией С-400 — прямое следствие недовольства страны неспособностью (по ее мнению) НАТО к признанию новой роли Анкары в деле обеспечения региональной безопасности.

Покупка С-400 вовсе не подготовка к войне, а решение, позволяющее Турции принимать активное участие в региональных конфликтах, гарантирующее возможность адекватно реагировать на новые угрозы в случае если отношения с членами НАТО будут и далее ухудшаться.

Foreign Affairs 20.10.2017г. © Council on Foreign Relations // Tribune News Services.

 Сэмюэл ХИККИ,

Внештатный научный сотрудник Арабского института исследований в области безопасности (AISCS), эксперт по вопросам распространения оружия массового поражения.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Стало известно имя напавшего с ножом на прохожих в...

Иммигрант, устроивший резню на улицах столицы Франции, получил гражданство этой...

Иракские самолеты ударили по позициям ИГИЛ в Сирии

Военно-воздушные силы Ирака нанесли удар по позиции террористов Исламского...

Более 50 человек погибли из-за самоподрыва смертника в...

Число жертв теракта вблизи центра регистрации избирателей в столице Афганистана...

МО РФ: Сирийская ПВО перехватила значительную часть...

Ни одна из ракет, выпущенных по аэродрому Думейр, не достигла цели

Новости от Трампа: а где спасибо за ИГИЛ?

Дональд Трамп приписал возглавляемой США коалиции победу над боевиками...

Саммит ЕС — Турция не помог найти компромисс между...

Мы выразили свои опасения. Это был длинный список

Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка