О трудовой миграции без истерик

№4 (892) 25 — 31 января 2019 г. 23 Января 2019 3.6

Экспорт рабочей силы ежегодно приносит стране почти столько же валюты, сколько и поставка за рубеж продукции агропромышленного комплекса. Но чтобы эта курица несла еще больше золотых яиц у себя дома, необходимо кардинально пересмотреть уровень зарплат в Украине.

В конце прошлого года министр соцполитики Андрей Рева сообщил, что на постоянной основе за границей — 3,2 млн. украинских трудовых мигрантов. А еще летом 2018 г. Нацбанк опубликовал инфляционный отчет, в котором трудовая миграция была названа в числе причин замедления промышленного роста нашей страны. «Один из основных рисков базового сценария — продолжение оттока рабочей силы из Украины, — говорится в документе. — Что приведет к дальнейшему повышению диспропорций между спросом и предложением на рынке труда».

НБУ апеллирует к данным польских служб занятости, согласно которым почти 50% отечественных трудовых мигрантов подали в 2017 г. заявления на трудоустройство в сегментах строительства, промышленности, сельского хозяйства, транспорта и связи. Так почему же многие украинцы предпочитают трудиться за рубежом?

Ищут медиков,

а едут маркетологи

Трудовая миграция украинцев — это отнюдь не новое явление, связанное с войной на Донбассе и вновь открывшимися возможностями безвиза в Евросоюз. К примеру, Закарпатье и при СССР являлось регионом с избыточной рабочей силой. Украинцы уезжали в поисках лучшей жизни и при русском царе, и при австро-венгерском императоре. Наши соотечественники уезжали бы и при СССР, но железный занавес, как вы понимаете, этому мешал.

Уезжали и при президентстве Леонида Кравчука. И — особенно много — при Леониде Кучме просто потому, что он единственный украинский президент, продержавшийся у власти два срока. Покидали территорию государства с целью заработков и при Викторе Ющенко, и при Викторе Януковиче.

Всего с 1995 г. Украина теряла по 2—2,5 млн. жителей каждые пять лет. Но по данным Госстата в 2013 г. на постоянное место жительства за рубеж из нашей страны уехало 22 187 человек, в 2015 г. — почти на тысячу меньше — 21 409 чел., а в 2016 г. — только 6456 чел.

По оценкам МИД, в 2016 г. за рубежом находилось около 5 млн. украинцев. Хотя еще за 2012 г. — по данным Всемирного банка — за рубежом пребывало примерно 6,5 млн. наших сограждан. Что они там делали? Работали, учились, занимались бизнесом или просто находились в кратковременных поездках? Точное — до человека — количество наших людей, работающих за рубежом, никогда никто не знал.

Говорят ли данные лавинообразного снижения выезда на ПМЖ в 2016 г. по сравнению с 2013 г. о том, что жить в Украине стало лучше? Конечно, нет! Ведь оценка уровня жизни только отчасти опирается на статистику трудовой миграции. Этот показатель дополняет картину, но не является на ней основным цветом.

Согласно исследованию международного кадрового портала HeadHunter (www.hh.ua) количество украинцев, желающих поработать за рубежом, значительно — 92% опрошенных респондентов. Но речь, скорее всего, идет лишь о гипотетических планах в соответствии с трендом, во многом навязанным средствами массовой информации. Ведь в последние годы почти все отечественные медиа бесперебойно вещают о преимуществах работы и жизни за пределами Украины.

Тем не менее практически каждый шестой участник опроса не предпринимал вообще никаких действий для своего выезда за границу. Как то: изучение иностранного языка, активный мониторинг зарубежных вакансий, подготовка необходимых для выезда документов etc. Более того, только 29% респондентов уже имели опыт работы в другой стране.

Главный побудительный мотив зарубежного трудоустройства — возможность зарабатывать значительно больше, чем дома. Такую причину назвали 58% опрошенных. Еще 37% респондентов заявили об отсутствии достойной работы в регионе проживания. Так или иначе, но большинство связывает трудоустройство за границей именно с материальными соображениями.

При этом 65% опрошенных готовы работать в чужой стране не по специальности, а более трети — согласны на более низкие, чем дома, должности. Многие соотечественники не против работы по 12 часов в сутки и жизни в условиях худших, нежели у себя в стране.

Напомним, средняя зарплата в Украине по состоянию на октябрь 2018 г. составляла 9218 грн. (около $320). Разница с оплатой труда украинцев даже в Польше несоизмерима.

По данным OLX (www.olx.ua), летом 2018 г. были открыты вакансии для отечественных строителей в Польше, Израиле, России и Франции. При этом, кроме зарплаты от $2 тыс. в месяц, иностранные работодатели предлагали приезжим сотрудникам бесплатное проживание. Аналогичные условия труда ждали отечественных водителей в Польше.

В целом иностранные работодатели предлагают представителям рабочего класса до семи средних украинских зарплат в месяц. Всего в 2017 г. на OLX были опубликованы предложения о работе в трех десятках стран. В основном в Польше, Чехии, Германии, Израиле, Словакии, Литве, Швеции, Венгрии и Финляндии. При этом безоговорочный лидер — Польша, на которую приходилось 77% всех вакансий.

По информации HeadHunter динамика предложений из-за рубежа в прошлом году начала меняться. Так, количество предложений о работе в Германии в декабре 2018 г. выросло на 13% по сравнению с аналогичным периодом 2017 г., а в Польше — снизилось на 12%.

В конце прошлого года в топ-5 предложений работы в Польше входили сферы: IT, рабочие специальности, строительство, транспорт и производство. Что несколько не совпадает с представлениями о польском рынке труда в глазах украинцев: помимо работников сектора высоких технологий, в Польше преимущественно пытались трудоустроиться люди, претендующие на должности топ-менеджеров, маркетологов, ритейлеров, а также соискатели без опыта работы вообще.

Аналогичная ситуация и в Германии, где из Украины в первую очередь ждут программистов, строителей, рабочих, ритейлеров и медиков. Но, опять же, кроме желанных айтишников, уехать работать к немцам стремятся люди без опыта, руководители, маркетологи и представители производственной сферы.

Глобальный круговорот людей

Миграция, в т. ч. трудовых ресурсов, характерна для всех современных государств планеты, на каком бы уровне развития экономики они ни находились. Вы удивитесь, но в рейтинге ООН топ-20 стран мира, принимающих самое большое количество мигрантов, Украина в 2000 г. находилась в лидирующей пятерке, приютив 5,5 млн. иностранцев. На первом месте — США (34,8 млн.), на втором — Россия (11,9 млн.), на третьем — Германия (9 млн.).

В 2017 г. в связи со значительным глобальным ростом миграции произошли изменения в тройке лидеров. Правда, в США количество приезжих резко увеличилось на 15 млн. чел. (до 49,8 млн.). Второе—третье места разделили Саудовская Аравия и Германия (по 12,2 млн.). Украина опустилась на 13-е, хотя ее показатель снизился не на много — до 5 млн. мигрантов.

А вот в рейтинге ООН топ-20 государств-поставщиков международных мигрантов наша страна за 17 лет опустилась с 5-го на 8-е место, хотя общее количество украинцев, проживающих за рубежом, увеличилось. Так, если в 2000 г. вне родины находилось 5,6 млн. наших соотечественников, то в 2017 г. таковых стало 5,9 млн.

Тройка стран-лидеров по количеству граждан, отбывших искать счастья на чужбине, в 2000 г. выглядела так: Россия (10,7 млн.), Мексика (9,6 млн.) и Индия (8 млн.). В 2017 г. количество индийских мигрантов удвоилось и достигло 16,6 млн. На 2-е место переместилась Мексика (13 млн.), 3-е заняла Россия (10,6 млн.).

Вообще в перечне главных стран-поставщиков мигрантов, помимо бедных государств (вроде Афганистана или Бангладеш), присутствуют и такие развитые благополучные страны, как Германия или Великобритания. А в целом, если сравнить все данные за 17 лет, то видно, что из топ-перечня в 2017 г. выпали Португалия, США и Корея, их место заняли Египет, Румыния и Сирия.

Не менее интересен рейтинг наибольших национальных сообществ мигрантов в отдельно взятой стране. Так, в США жило в 2000 г. 9,4 млн. мексиканцев, а в 2017 г. — уже 12,7 млн. Количество индусов в Объединенных Арабских Эмиратах увеличилось за этот же период с 900 тыс. до 3,3 млн. человек.

Но нас больше интересует третье и четвертое места этого рейтинга. Итак, в 2000 г. насчитывалось 3,7 млн. россиян, переехавших в Украину, в 2017 г. их осталось 3,3 млн. За этот же период число украинцев, находящихся в РФ, сократилось с 3,5 млн. чел. до 3,3 млн. Фактически мы наблюдаем полный паритет обмена мигрантами между Украиной и Россией. Эти цифры опровергают распространенное мнение об исключительном доминировании отечественных заробитчан в России.

Понятно, что в данном случае мы сравнивали абсолютные данные без привязки к общему количеству населения в той или иной стране. Поэтому рассмотрим и информацию ООН о процентном соотношении людей, родившихся в той или иной стране Европы, но в настоящее время проживающих за границей (см. карту).

Количество наших соотечественников, живущих за пределами родины, — это 13% населения Украины (примерно 5 млн. чел.). Выделить из них количество именно трудовых мигрантов довольно сложно, так как люди уезжают в другую страну на долгий срок не только работать, но и учиться, лечиться, в длительные командировки etc. Однако примем в качестве ориентира данные МВФ, которые называют количество украинских трудовых мигрантов на уровне 2—3 млн. чел. (что в целом совпадает и с оценками отечественного Минсоцполитики).

Теперь сравним эту цифру с показателями других стран. Итак, в Боснии и Герцеговине он составляет 43,3% (почти половина населения!), в Португалии — 22,3%, в Молдавии — 22%, в Черногории — 22,1%, в Хорватии — 20,4%, в Литве — 18,9%, в Латвии — 17,1%, в Румынии 17,5%, в Болгарии — 16,5%, в Эстонии — 15,1%, на Кипре — 15,2%, в Греции — 8%, в Ирландии — 18,8%. И даже Польша, куда так любят ездить на работу украинцы, потеряла за счет мигрантов 11,5% населения.

Как видим, показатели нашей страны находятся на среднеевропейском уровне. А если сравнивать со странами Восточной Европы, то и ниже среднего.

Все дело в размере

Во всем нужно искать позитив, даже в трудовой миграции. Во-первых, отметим, что в 2017 г. трудовые мигранты только через международные платежные системы перечислили домой $9,3 млрд. Еще, по разным оценкам, около $4—5 млрд. они завезли в виде наличных. Т. е. всего — $13—14 млрд. Это показатель соизмерим с уровнем всех экспортных продаж продукции отечественного агрокомплекса за 10 мес. 2018 г. ($14,4 млрд.) и больше, чем валютные поступления металлургов ($12,4 млрд.) и машиностроителей ($4,5 млрд.) за этот же период.

Во-вторых, будем надеяться, что большинство заробитчан вернутся домой, обогащенные новыми знаниями, умениями и опытом, что принесет пользу экономике государства. Страшно подумать, какие суммы могли бы заработать базовые отрасли промышленности нашей страны, если бы украинцы собирали урожай на полях Винницкой или Николаевской областей, а не Польши или Чехии; выплавляли бы металл на комбинатах Запорожья или Кривого Рога, а не на метпредприятиях Венгрии или Канады etc.

Безусловно, массовый отток трудоспособного населения обедняет экономику государства. И беспокойство украинских чиновников всех уровней вполне понятно. Но для того, чтобы обратить поток рабочей силы вспять, государству и частному бизнесу необходимо работать над созданием конкурентоспособных рабочих мест, повышать зарплаты и искать дополнительную мотивацию для персонала.

У нас же официальная безработица резко сокращается только в период сбора урожая. Так, в сентябре 2018 г. было официально зарегистрировано 287,1 тыс. безработных (на 5,7 тыс. меньше, чем в августе). При этом во II квартале 2018 г. количество безработных в нашей стране уже уменьшилось до 1,5 млн. чел. А количество занятого населения в возрасте 15—70 лет составило 16,5 млн. Т. е. уровень безработицы среди экономически активного населения составил 8,3%.

При прочих относительно равных условиях украинцы предпочтут работать дома. Так как большая зарплата за рубежом нивелируется и более высокими ценами на жилье, питание, транспорт etc в европейских странах. В данном случае показателен пример украинского IT-сектора. Дело в том, что массовый исход специалистов-программистов из Украины начался в 2014—2015 гг. Но они начали возвращаться уже в 2016 г., так как разница в зарплате специалистов дома и за рубежом составляет 10—15%.

И сегодня (по данным портала HeadHunter) количество вакансий для украинских айтишников в Германии составляет 44% общей численности предложений о работе. Притом что среди соискателей на соответствующие места — только 28% всех резюме.

Рано или поздно массовые миграционные настроения вынудят работодателей поднимать жалование персоналу и улучшать условия труда. Украина хоть и не бедная страна, но с такой политикой начисления зарплат на место уехавших за границу граждан к нам приедут разве что неквалифицированные разнорабочие из самых бедных стран третьего мира.

Мы уже писали (см. «Облагайте квартиры, а не зарплаты», «2000», №28(867), 13—19.07.2018), что высокая налоговая нагрузка на фонд заработной платы — именно тот фактор, который ведет как к высокой тенизации украинской экономики, так и к смехотворно низким зарплатам. И тут свое веское слово должно сказать государство, если ему это, конечно, интересно.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка