Сколько стоит беспощадность?

№17 (863) 27 апреля — 3 мая 2018 г. 25 Апреля 2018 5

В отечественной системе общественного здравоохранения имеется запрещенный вопрос: кого, с точки зрения налогоплательщиков, лечить выгоднее? И что делать государству со слишком дорогими пациентами? Хороший пример для рассмотрения этой проблемы — рассеянный склероз.

Рассеянный склероз — недуг молодых, который чаще всего диагностируется до 40 лет. Болезнь эта тяжелая и неизлечимая, причины ее возникновения почти не изучены. Поражение нервных волокон вызывает широкий спектр очень неприятных симптомов вплоть до паралича, потери зрения, чувствительности, нарушения функций органов тазовой области, снижения интеллекта и т. д. Лечение способно только замедлять темпы прогрессирования болезни и уменьшить частоту обострений.

В Украине, согласно последним данным Минздрава, почти 21 тыс. больных рассеянным склерозом. Государственная программа обеспечения лекарственными средствами обходится налогоплательщикам примерно в 70 млн. грн. ежегодно, но покрывает только 10% потребности в препаратах. Это выглядит очень жестоко: большинство людей, не получающих современного лечения, неизбежно и быстро движутся к инвалидным коляскам и смерти. Но есть ли экономический выход?

Как считать

Прежде всего стоит отметить, что Украина серьезно выпадает из картины распространения рассеянного склероза в Европе. В нашей стране, по данным Минздрава, на 100 тыс. человек приходится лишь 59,2 случаев заболевания. У соседей этот уровень значительно выше — 120 в Польше, 160 в Чехии, 176 в Венгрии. Евгений КОЛПАКОВ, глава Всеукраинской ассоциации инвалидов рассеянного склероза, утверждает, что это может свидетельствовать о значительной, в 2—3 раза, недодиагностированности данного заболевания.

Социологический опрос людей с диагнозом «рассеянный склероз», проведенный по инициативе ассоциации, показал: 37% пациентов получили окончательный диагноз не ранее чем через год после первого визита к врачу. 13% не были соответствующим образом диагностированы свыше 5 лет.

Означает ли это, что в стране имеются еще около 20 тыс. человек, которые не знают, что их шансы стать инвалидами стремительно растут с каждым днем?

Наталья ВОЛОШИНА, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела нейроинфекций и рассеянного склероза Института неврологии, психиатрии и наркологии НАНУ, советует относиться к таким оценкам с определенной осторожностью: «Дело скорее не в неточном диагнозе наших врачей, а в том, что наши протоколы диагностики все еще отличаются от западных. В результате диагноз «рассеянный склероз» в ряде случаев заменяется очень близким. Часто такой диагноз не спешат ставить детям. Порой не всегда точно выявляют у стариков — но в последнем случае это заболевание уже не носит характер самого важного в таком возрасте».

Татьяна КОБЫСЬ, заведующая Киевским городским центром рассеянного склероза: «Ситуация с диагностированием меняется. Многим пациентам ставится точный диагноз уже в тот же самый день, когда они впервые обращаются к врачу! Наличие и доступность аппаратов МРТ привела к тому, что в Киеве распространенность рассеянного склероза фиксируется на уровне 77,9 случаев на 100 тыс. человек, а с учетом тех пациентов, что еще наблюдаются, будет достигать 80—90 на 100 тыс.».

Тем не менее радикальная разница в уровне заболеваемости по сравнению с соседями позволяет как минимум говорить о том, что ранней диагностике рассеянного склероза следует уделять больше внимания — это может спасти пациентам десятилетия активной жизни.

Как лечить

Врачи утверждают, что рассеянный склероз — одно из самых «дорогих» заболеваний.

Наталья Волошина: «Стоимость годового курса препаратов «первой линии», широко и активно применяемых для лечения большинства пациентов с данным диагнозом, — от 173 тыс. до 314 тыс. грн. Препараты «второй линии», более эффективные и современные, которые обязательно нужно применять при агрессивных формах заболевания, — это 372—620 тыс. грн. в год».

Такие расходы неподъемны для большинства пациентов. Но с 2007 г. в стране существует госпрограмма, согласно которой лекарства для больных рассеянным склерозом закупаются за счет бюджета. Правда, сумма, выделяемая на закупки (в гривнях), практически не меняется — при этом ее валютный вес резко уменьшается. Так, если в 2014 г. это было 4,383 млн. евро, то в 2016 г. — всего 2,45 млн. евро. На одного больного в 2016 г. пришлось всего 124 евро. В результате государство обеспечивает пациентам доступ только к 10% необходимых препаратов «первой линии».

Влияет ли это на пациентов, 80% из которых должны покупать лекарства за свои деньги? Еще как! Из-за высокой цены, согласно опросам ассоциации инвалидов рассеянного склероза, 43% больных тратят в год на препараты от 10 до 30 тыс. грн. и выше. Тех, кто не может позволить себе покупать лекарственные средства за свой счет и пользуется только госпрограммой, — 16%. При этом 57% пациентов сталкивались с отсутствием гарантированных государством лекарств и только 3% не знакомы с проблемой.

31% больных не получали препаратов от 6 месяцев до года, а 28% — свыше двух лет. В сумме 69% не имели доступа к лекарствам более полугода! А ведь рассеянный склероз это заболевание, при котором отсутствие адекватного лечения — путь к самой тяжелой инвалидности.

В результате только 12% больных отмечают улучшение своего состояния за последний год, а 49% говорят о заметном ухудшении. 65% пациентов видят главную проблему своего лечения как раз в нехватке препаратов.

88% людей с диагнозом «рассеянный склероз» уже имеют инвалидность.

При этом ухудшение заметно прогрессирует. Если на момент постановки диагноза первую группу инвалидности получили только 3% больных, то к моменту опроса ее имели уже 31%.

Но можно ли этого избежать, ведь деградация состояния неизбежна при этом заболевании?

Опыт европейских стран показывает, что вполне возможно. Уровень пациентов с рассеянным склерозом, получивших первую группу инвалидности, в Германии, Италии, Швейцарии не превышает 18% — т. е. в 1,7 раза ниже, чем у нас. Это говорит о недостаточной терапии заболевания в Украине.

Как платить

Наша мораль сталкивается с неприятным арифметическим парадоксом: количество денег конечно, а вот количество недугов населения — бесконечно. Проблема эффективной системы общественного здравоохранения — как потратить наши небольшие деньги таким образом, чтобы вылечить максимальное количество людей самым оптимальным способом.

С этой циничной точки зрения «дорогие» болезни находятся в заведомо невыгодном положении — может сложиться впечатление, что государству проще платить пособие быстро гаснущим инвалидам, чем лечить их дорогими лекарствами.

Евгений Колпаков, глава Всеукраинской ассоциации инвалидов рассеянного склероза, не согласен: «Только за счет того, что среди людей с рассеянным склерозом выросло число инвалидов первой группы, затраты государства на пенсионное обеспечение тоже выросли на 55,5 млн. грн. И это если не считать, что люди могли работать, платить налоги, содержать себя и семью».

В Украине работают только 32% граждан с данным диагнозом. Для сравнения: в Эстонии таких 80%, в Греции — 70%.

Исследование пациентских организаций показывает, что суммарные потери государства от выпадения из трудового процесса людей с рассеянным склерозом превышают 175 млн. грн. в год.

Конечно, это очень условные цифры. Ведь государственные органы даже не знают, сколько именно людей получили инвалидность в результате развития рассеянного склероза. Такую статистику не ведут ни Пенсионный фонд, ни Минсоцполитики. Никто и никогда не считал, какова экономическая целесообразность профилактики инвалидности, в т. ч. и связанной с рассеянным склерозом. Может быть, действительно выгоднее дорого лечить больных, чем потом долго платить им нищенскую пенсию и пособие их родным?

В Болгарии, Хорватии, Германии, Италии, Испании, на Мальте считают именно так — там потребности данной группы пациентов покрываются лекарствами за госсчет на 100%. От 75 до 99% стоимости препаратов покрывают из бюджета Австрия, Бельгия, Чехия, Дания, Эстония, Финляндия, Франция, Исландия, Литва, Швейцария. От 50 до 74% — Греция, Ирландия, Норвегия, Сербия.

Если мы слишком бедны, чтобы быть гуманными, — может, стоит стать хотя бы рациональными? Когда мы начнем считать, сколько действительно стоят люди, превращающиеся в инвалидов?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Они уходят

Кабул остается на съедение

Жесткие требования к недружественной власти

В ходе своей прямой линии Владимир Путина фактически заявил, что Россия никогда не...

Прости нас, Лакки!

Подготовка собак в искусственных условиях ведет к потере племенных качеств: у собаки...

Долг красен арестом имущества

Воспользоваться сайтом Единого реестра специалисты советуют не только должникам, но и...

Градоустройство столицы

Столица располагает значительными территориальными резервами...

Фантом национальной безопасности

Ввиду многолетней продемократической риторики само слово «внесудебный» должно...

Надо строить прагматичные отношения

Евроскептиков пугают мрачные перспективы разорения отечественных производителей,...

Украинский подвид паразитирующего реформизма

Уже в феврале — под лозунгами о реформах и развитии — начнется движение по пути...

В поисках ренессанса

Когда в отечественном небе будут десятками летать новые машины, появится и зарубежный...

Антарктическая эстафета

В субботу, 6 февраля, украинские исследователи Антарктиды, а вместе с ними все, кому не...

Мрачное Средневековье

Коллекторам запретят взаимодействовать с должниками с 20 часов до 8.00

Собрание акционеров без акционеров

Начало 2021 г. ознаменовалось новым витком давления на запорожское предприятие АО...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка