Сколько стоит беспощадность?

№17 (863) 27 апреля — 3 мая 2018 г. 25 Апреля 2018 5

В отечественной системе общественного здравоохранения имеется запрещенный вопрос: кого, с точки зрения налогоплательщиков, лечить выгоднее? И что делать государству со слишком дорогими пациентами? Хороший пример для рассмотрения этой проблемы — рассеянный склероз.

Рассеянный склероз — недуг молодых, который чаще всего диагностируется до 40 лет. Болезнь эта тяжелая и неизлечимая, причины ее возникновения почти не изучены. Поражение нервных волокон вызывает широкий спектр очень неприятных симптомов вплоть до паралича, потери зрения, чувствительности, нарушения функций органов тазовой области, снижения интеллекта и т. д. Лечение способно только замедлять темпы прогрессирования болезни и уменьшить частоту обострений.

В Украине, согласно последним данным Минздрава, почти 21 тыс. больных рассеянным склерозом. Государственная программа обеспечения лекарственными средствами обходится налогоплательщикам примерно в 70 млн. грн. ежегодно, но покрывает только 10% потребности в препаратах. Это выглядит очень жестоко: большинство людей, не получающих современного лечения, неизбежно и быстро движутся к инвалидным коляскам и смерти. Но есть ли экономический выход?

Как считать

Прежде всего стоит отметить, что Украина серьезно выпадает из картины распространения рассеянного склероза в Европе. В нашей стране, по данным Минздрава, на 100 тыс. человек приходится лишь 59,2 случаев заболевания. У соседей этот уровень значительно выше — 120 в Польше, 160 в Чехии, 176 в Венгрии. Евгений КОЛПАКОВ, глава Всеукраинской ассоциации инвалидов рассеянного склероза, утверждает, что это может свидетельствовать о значительной, в 2—3 раза, недодиагностированности данного заболевания.

Социологический опрос людей с диагнозом «рассеянный склероз», проведенный по инициативе ассоциации, показал: 37% пациентов получили окончательный диагноз не ранее чем через год после первого визита к врачу. 13% не были соответствующим образом диагностированы свыше 5 лет.

Означает ли это, что в стране имеются еще около 20 тыс. человек, которые не знают, что их шансы стать инвалидами стремительно растут с каждым днем?

Наталья ВОЛОШИНА, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела нейроинфекций и рассеянного склероза Института неврологии, психиатрии и наркологии НАНУ, советует относиться к таким оценкам с определенной осторожностью: «Дело скорее не в неточном диагнозе наших врачей, а в том, что наши протоколы диагностики все еще отличаются от западных. В результате диагноз «рассеянный склероз» в ряде случаев заменяется очень близким. Часто такой диагноз не спешат ставить детям. Порой не всегда точно выявляют у стариков — но в последнем случае это заболевание уже не носит характер самого важного в таком возрасте».

Татьяна КОБЫСЬ, заведующая Киевским городским центром рассеянного склероза: «Ситуация с диагностированием меняется. Многим пациентам ставится точный диагноз уже в тот же самый день, когда они впервые обращаются к врачу! Наличие и доступность аппаратов МРТ привела к тому, что в Киеве распространенность рассеянного склероза фиксируется на уровне 77,9 случаев на 100 тыс. человек, а с учетом тех пациентов, что еще наблюдаются, будет достигать 80—90 на 100 тыс.».

Тем не менее радикальная разница в уровне заболеваемости по сравнению с соседями позволяет как минимум говорить о том, что ранней диагностике рассеянного склероза следует уделять больше внимания — это может спасти пациентам десятилетия активной жизни.

Как лечить

Врачи утверждают, что рассеянный склероз — одно из самых «дорогих» заболеваний.

Наталья Волошина: «Стоимость годового курса препаратов «первой линии», широко и активно применяемых для лечения большинства пациентов с данным диагнозом, — от 173 тыс. до 314 тыс. грн. Препараты «второй линии», более эффективные и современные, которые обязательно нужно применять при агрессивных формах заболевания, — это 372—620 тыс. грн. в год».

Такие расходы неподъемны для большинства пациентов. Но с 2007 г. в стране существует госпрограмма, согласно которой лекарства для больных рассеянным склерозом закупаются за счет бюджета. Правда, сумма, выделяемая на закупки (в гривнях), практически не меняется — при этом ее валютный вес резко уменьшается. Так, если в 2014 г. это было 4,383 млн. евро, то в 2016 г. — всего 2,45 млн. евро. На одного больного в 2016 г. пришлось всего 124 евро. В результате государство обеспечивает пациентам доступ только к 10% необходимых препаратов «первой линии».

Влияет ли это на пациентов, 80% из которых должны покупать лекарства за свои деньги? Еще как! Из-за высокой цены, согласно опросам ассоциации инвалидов рассеянного склероза, 43% больных тратят в год на препараты от 10 до 30 тыс. грн. и выше. Тех, кто не может позволить себе покупать лекарственные средства за свой счет и пользуется только госпрограммой, — 16%. При этом 57% пациентов сталкивались с отсутствием гарантированных государством лекарств и только 3% не знакомы с проблемой.

31% больных не получали препаратов от 6 месяцев до года, а 28% — свыше двух лет. В сумме 69% не имели доступа к лекарствам более полугода! А ведь рассеянный склероз это заболевание, при котором отсутствие адекватного лечения — путь к самой тяжелой инвалидности.

В результате только 12% больных отмечают улучшение своего состояния за последний год, а 49% говорят о заметном ухудшении. 65% пациентов видят главную проблему своего лечения как раз в нехватке препаратов.

88% людей с диагнозом «рассеянный склероз» уже имеют инвалидность.

При этом ухудшение заметно прогрессирует. Если на момент постановки диагноза первую группу инвалидности получили только 3% больных, то к моменту опроса ее имели уже 31%.

Но можно ли этого избежать, ведь деградация состояния неизбежна при этом заболевании?

Опыт европейских стран показывает, что вполне возможно. Уровень пациентов с рассеянным склерозом, получивших первую группу инвалидности, в Германии, Италии, Швейцарии не превышает 18% — т. е. в 1,7 раза ниже, чем у нас. Это говорит о недостаточной терапии заболевания в Украине.

Как платить

Наша мораль сталкивается с неприятным арифметическим парадоксом: количество денег конечно, а вот количество недугов населения — бесконечно. Проблема эффективной системы общественного здравоохранения — как потратить наши небольшие деньги таким образом, чтобы вылечить максимальное количество людей самым оптимальным способом.

С этой циничной точки зрения «дорогие» болезни находятся в заведомо невыгодном положении — может сложиться впечатление, что государству проще платить пособие быстро гаснущим инвалидам, чем лечить их дорогими лекарствами.

Евгений Колпаков, глава Всеукраинской ассоциации инвалидов рассеянного склероза, не согласен: «Только за счет того, что среди людей с рассеянным склерозом выросло число инвалидов первой группы, затраты государства на пенсионное обеспечение тоже выросли на 55,5 млн. грн. И это если не считать, что люди могли работать, платить налоги, содержать себя и семью».

В Украине работают только 32% граждан с данным диагнозом. Для сравнения: в Эстонии таких 80%, в Греции — 70%.

Исследование пациентских организаций показывает, что суммарные потери государства от выпадения из трудового процесса людей с рассеянным склерозом превышают 175 млн. грн. в год.

Конечно, это очень условные цифры. Ведь государственные органы даже не знают, сколько именно людей получили инвалидность в результате развития рассеянного склероза. Такую статистику не ведут ни Пенсионный фонд, ни Минсоцполитики. Никто и никогда не считал, какова экономическая целесообразность профилактики инвалидности, в т. ч. и связанной с рассеянным склерозом. Может быть, действительно выгоднее дорого лечить больных, чем потом долго платить им нищенскую пенсию и пособие их родным?

В Болгарии, Хорватии, Германии, Италии, Испании, на Мальте считают именно так — там потребности данной группы пациентов покрываются лекарствами за госсчет на 100%. От 75 до 99% стоимости препаратов покрывают из бюджета Австрия, Бельгия, Чехия, Дания, Эстония, Финляндия, Франция, Исландия, Литва, Швейцария. От 50 до 74% — Греция, Ирландия, Норвегия, Сербия.

Если мы слишком бедны, чтобы быть гуманными, — может, стоит стать хотя бы рациональными? Когда мы начнем считать, сколько действительно стоят люди, превращающиеся в инвалидов?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

«Письма счастья» возвращаются?

Нацполиция возобновила фотофиксацию превышения скорости на дорогах. Пока что в...

На ноль делить нельзя, даже если очень хочется

Говорить о нынешних успехах отечественной экономики сложно: мы пока не преумножаем...

Парад зеленых идей

В начале ноября в Эдинбурге состоится финал крупнейшего в мире ежегодного конкурса...

Американский компромисс в украинско-польской истории

В сегодняшнем обзоре региональной прессы: польский дипломат на страницах львовского...

Сценарий бюджетный. Военно-избирательный

Молодежному жилищному строительству будет выдано 38 кредитов на общую сумму 29 млн. грн.

Загрузка...

Культура коммуналку не потянет

В очередном обзоре региональных СМИ — реалии сегодняшнего дня на Кировоградщине,...

В валютных колебаниях виноваты... «черные фермеры»

Вот уже несколько лет агросектор является основным поставщиком валюты в Украину.

Контрабандисты пересели на БПЛА?

На украинских границах дроны стали обыденностью, и это неудивительно, ведь боевые...

Миротворческая операция на востоке Украины под...

Глубокое реформирование наших Вооруженных сил стало возможным благодаря...

«Салатный» скандал от McDonald's

О гиганте и лидере глобальной индустрии быстрого питания — McDonald's — вновь пишут...

Долгая и снежная украинская зима

Когда вы видите, что местные дороги не ремонтируются, имеете полное право спросить...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка