Скорая похоронная помощь

№35 (619) 31 августа – 6 сентября 2012 г. 30 Августа 2012 0
Рисунок Игоря КОНДЕНКО

Это один из штампов комедийных вестернов: к герою, которому предстоит перестрелка с плохими парнями, начинают примеряться гробовщики... У нас вроде бы и не Дикий Запад, но это только на первый взгляд. В современном обществе существует такой «замечательный» вид рыночных отношений, как сотрудничество службы скорой медицинской помощи и похоронных агентств. От комедии этот жанр далек, но, к сожалению, очень близок к жителям Украины.

«На пороге стояла бригада «скорой» и похоронный агент»

В редакцию «2000» обратился народный депутат от КПУ Евгений Царьков, к которому в свою очередь обратились одесситы, пострадавшие от упомянутого сотрудничества. Предлагаем читателям ознакомиться с выдержками из их сообщений.

«20 марта моей бабушке стало плохо. Мы, как это принято, позвонили по «103» и вызвали «скорую». Бригада приехала, врачи сказали, что бабушка в коме. Сразу после выхода бригады из квартиры в дверь позвонил похоронный агент и начал предлагать свои услуги. Естественно, наше удивление перешло в негодование. Как так — бабушка еще жива, а похоронный агент уже на пороге. Так как никому, кроме как по «103», мы не звонили, то пришли к выводу, что похоронного агента нам прислали именно оттуда. На наш взгляд, налицо сговор медиков и похоронного бюро. Сейчас говорят о борьбе с коррупцией, и наше мнение, что это именно такой случай, а возможно, и система. Хотелось бы знать, на каком основании на нашем горе пытаются нажиться те, кто должен помогать в трудную минуту? И по какому праву медики разглашают информацию обо мне и моей семье, нарушая тем самым статьи Конституции Украины?»

«30 мая умерла моя мать. Я вызвала «скорую» в надежде на спасение. Вместо врачей «скорой помощи» приехал молодой человек, который представился похоронным агентом. Прибыл он минут на 20 раньше и вел себя вполне естественно, видимо, такая схема работает постоянно. После вопроса «Откуда вы узнали наш адрес?» агент ответил, что у них заключен договор и диспетчер сообщает адреса предположительно умерших людей».

«Моя мать плохо себя чувствовала, и я была вынуждена вызвать «скорую». В течение дня их было несколько. Сразу после отъезда последней бригады в дверях появился похоронный агент из городского похоронного бюро «Анубис» (так он представился). Мы задали единственно уместный вопрос: кто вас вызвал? Его ответ был еще более удивительный, чем внезапное появление: мы сотрудничаем со «скорой помощью», и их диспетчер сообщает адрес умершего диспетчеру похоронного бюро. Налицо нарушение законов Украины и заинтересованность руководства «скорой помощи» в разглашении информации о смерти моей матери».

«У моей тети резко ухудшилось здоровье, и мы вызвали «скорую», рассказав диспетчеру о состоянии больной. «Скорая помощь» приехала в течение часа, но тетя ее приезда не дождалась. Когда я открыла дверь, на пороге стояла бригада «скорой» и похоронный агент. Вел он себя очень уверенно и не скрывал, что сообщение о смерти получил из диспетчерской «скорой помощи». Я была в шоке. Не знала, что в городе существует такое содружество. Ведь мы вызывали «скорую» живому человеку. И почему мой адрес продают кому попало?»

«Умер мой муж. Мы позвонили в «скорую помощь» и сообщили о случившемся, а уже через 15 минут прибыл агент похоронного бюро «Анубис». Нас возмутило, неужели «скорая помощь» вместо того, чтобы помогать людям, связана с похоронным бюро? Наверное, кому-то это выгодно».

«Цена жизни — 500 гривен»

Думаю, нет оснований сомневаться в правдивости этих сообщений. Да и не так уж удивителен цинизм современных бизнесменов, в том числе и тех, кто наживает капитал на таком стабильном «деле», как человеческая смертность. В Украине — сверхстабильном.

«В среднем каждому сообщившему за так называемого клиента дают 500 гривен, — говорит Евгений Царьков. — Примерно 425 смертных случаев в месяц проходят через «скорую помощь». Бывает, и еще больше. Деньги не пахнут, но такого я, честно говоря, не ожидал, как и не думал, что это такой организованный процесс. Когда при живом человеке идет торговля за его смерть... Слетаются эти стервятники за телом и душами членов семьи. Цена жизни — 500 гривен, иначе это не назовешь. Человек в стрессе, вызывает врачей, а вместо них приезжает похоронное бюро — вы представляете себе это?»

Впрочем, есть и другие вопросы. Насколько усердно будут выполнять свои функции врачи «скорой», если в мыслях у них только гонорар за своевременно обнаруженного потенциального мертвеца? И не захочется ли им увеличить добычу?

«Есть данные, что в тяжелых случаях врачи отговаривали ложиться в больницу, говорили, пусть дома с родными умирают, — сообщает г-н Царьков. — А где-то эти оборотни в халатах, дававшие клятву не Гиппократа, а дьявола, просто халатно относились к обязанностям и, повторно выезжая на вызовы, получали то, что им и было нужно, — «клиентов».

Кроме того, когда приезжает «скорая», она должна потратить лекарства, но если врачи прибывают позже похоронщика... не злонамеренно ли это? Может, они стоят и ждут, пока человек умрет, а они получат свой процент от похоронного агентства? Я ни в коем случае не хочу бросить тень на всю медицину, там есть очень много хороших людей, которые за небольшие деньги честно делают свою работу. Но, как оказывается, есть и другое, и это другое надо вырезать скальпелем, потому что подобные перевертыши не только позорят профессию, но и, самое главное, отбирают жизни».

Возможно, врачи здесь ни при чем — достаточно ис-правно работающих и понимающих свою задачу диспетчеров. О моральной стороне дела в наше время задумываются немногие. Ну а господа похоронные агенты, эти вестники смерти, судя по всему, даже торопятся обогнать «скорую» и приехать раньше. Тем более что это не так уж трудно — сеть агентов в сфере ритуальных услуг, вероятно, достаточно широкая, чтобы опережать инертную отечественную систему здравоохранения. Присутствует в этой гонке и психологический расчет: с людьми, ошарашенными смертью близких, легче иметь дело, их состоянием стресса можно воспользоваться с максимальной выгодой.

Как видно из обращений несчастных граждан, никто ничего не скрывает, сотрудничество со «скорой» похоронные агенты считают абсолютно нормальным. Более того — воспринимают как законный повод для своего появления в чужой квартире.

«Люди боятся и за работу, и за жизнь»

Между прочим, тема сотрудничества врачей и похоронных агентов поднимается в одесских СМИ уже не меньше десяти лет. Но, как видим, безрезультатно. Правоохранительные органы не вмешиваются в процесс, выходящий за пределы не только морали, но и закона.

К примеру, с 1 января 2011 г. действует закон «О защите персональных данных». В нем, в частности, сказано, что эту защиту гарантирует государство, а «распространение персональных данных без согласия субъекта персональных данных или уполномоченного им лица допускается в случаях, определенных законом, и только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека». Видимо, это именно такой случай. Экономическое благосостояние от визита похоронного агента, естественно, пытающегося выжать из людей больше, чем его конкуренты, не получающие «наводку» от врачей, наверняка не вырастет. О правах человека и говорить не приходится.

Но как же бороться с этим отвратительным явлением? Евгений Царьков считает, что нужно хотя бы начать борьбу. Он уже готовит обращения в Генпрокуратуру, министрам внутренних дел и здравоохранения. «Есть конкретные обращения граждан, которые должны проверить правоохранительные органы, — говорит депутат. — При желании это совсем несложно. Поднять звонки диспетчерской, если они их как-то не сотрут, — а это звонки в разные районы города. Опросить работников «скорой»: на каком основании персональные данные людей получает сотрудник похоронного агентства? Конечно, у этой схемы имеется серьезная «крыша», и люди боятся и за работу, и за жизнь. Но если не бороться, если не взяться за руки и не держаться до конца, то передавят поодиночке».

Впрочем, бороться с этими дельцами, которые, как поет Борис Гребенщиков, «пьют и едят нашу смерть», должны не просто граждане, а специальные органы, если, конечно, наше государство действительно что-то там гарантирует. Зафиксировать преступление просто — достаточно вызвать, пусть даже прямо в участок, «скорую помощь» и дождаться визита похоронного агента. Было бы желание...

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Перспективность открытых данных

В Украине проанализируют влияние открытия данных на различные отрасли экономики и...

Наследство Курченко: возрождение или коммерческая...

Оживление десятка интернет-порталов, нескольких печатных изданий и радиостанций...

Особенности национальной депутатской опеки

Депутат ВР Сергей Демченко широко известен как владелец здания, в котором размещался...

Заплати патент и катайся сколько влезет

Официальный «грач» будет платить по 393,6 грн. ежемесячно

«Центр занятости» Сороса

Новый призыв молодых «соросят», «либертарианцев», «слуг МВФ» и прочих...

Новые и не только космические приоритеты

«Укроборонпром» подлежит полной трансформации и должен стать управляющей...

Друга за долги

Продажа домашних питомцев на аукционах в Украине может стать нормой.

Кровавые фермы

В эпоху стремительного развития технологий и инноваций, остается место для...

Перед пустым залом

В Киеве разбегаются арендаторы офисной недвижимости

Дай лапу, Друг!

Во время карантина домашних питомцев cтали выбрасывать на улицу.

«Церковный вопрос» в повестке МИДа

Устав Украинской православной церкви однозначно указывает на то, что ее центр...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка