Там, где стреляют, строить никто не хочет

№33 (870) 17 — 23 августа 2018 г. 15 Августа 2018 5

В конце 2017 г. ВР изменила статус Государственной специальной службы транспорта (ГССТ), вернув ее из Мин-инфраструктуры в Минобороны. Как сейчас происходит интеграция этой структуры, известной ранее как железнодорожные войска, в оборонное ведомство?

С военной составляющей ГССТ вроде бы все понятно — на фронтовых рокадах и в полях задач хватает: восстановление мостов, дорог, строительство защитных укреплений и сооружений и даже разминирование территории. Причем восстанавливают там, где еще недавно шли бои и до сих пор опасно, ибо линия соприкосновения совсем рядом, и любые строительные организации, кроме военных, ни за какие деньги не соглашаются работать.

Мосты Украины критически важны, тем более для Донецкой и Луганской обл. Осенью прошлого года военные ГССТ отстроили Томашевский автомобильный мост через Северский Донец, соединяющий Лисичанск и Рубежное. А через полгода открыли движение по восстановленному Троицкому мосту через Лугань в Попаснянском р-не, разрушенном три года назад. Сейчас начаты работы на мосту шоссе Покровск—Бахмут—Михайловка, поврежденном летом 2014-го. Объект важный, поскольку имеет значительный грузопоток как гражданского, так и военного транспорта. Командир 19-го отдельного мостового отряда полковник Василий Щербинин отметил: этот элемент путепровода демонтируют, а потом построят три пролета, заменят или укрепят несущие балки. Работу должны закончить через полгода. Мост этот ждут местные люди, надеясь на качественную и своевременную работу военных.

Госспецтрансслужба, кроме восстановления военной инфраструктуры, занимается охраной важных объектов национальной транспортной системы — мостов, путепроводов, опорно-тяговых подстанций, админзданий Донецкой железной дороги. Часть из них расположена в районе проведения операции Объединенных сил.

— Раньше эти объекты не были защищены даже от банальных расхитителей и вандалов, — рассказывает замначальника главного штаба администрации ГССТ полковник Олег Марущак. — Мы работали с руководством «Укрзалізниці» и ее филиалов, чтобы оборудовать места для проживания личного состава, обустроить все в инженерном смысле. Мы специально готовили людей, которые должны предотвратить проникновение на запретную территорию или задержать и передать правоохранителям нарушителей.

Практически беззащитными были и важные объекты «Украероруху». В частности, радиолокационные комплексы — если их обезвредить, небо над страной закроется. Теперь они, как и гидротехнические сооружения Днепровского каскада ГЭС, под нашей охраной. К слову, в 2014-м мы изучили систему безопасности судоходных шлюзов и ужаснулись увиденному. Сейчас качество отлаженной нами системы регулярно проверяет СБУ. Нередко в формате учебных провокаций, закладывая какие-то пакеты, муляжи взрывных устройств и т. п. Но бойцы реагируют четко, сразу вызывают наших саперов.

Кстати, ГССТ делегированы функции обезвреживания взрывоопасных предметов на объектах транспортной инфраструктуры. Служба сотрудничает с офисами НАТО, ОБСЕ, командованием сил США в Европе. И получает помощь — современные миноискатели, внедорожники, средства защиты и связи, GPS-навигаторы, станции системы управления информацией в противоминной деятельности. В районе ООС от службы действует пять групп разминирования. Еще две ликвидируют последствия взрывов на складах в Балаклее. Они подняли 3,5 тыс. взрывоопасных предметов, на территории Донбасса спецтранспортники обезвредили их почти 6,6 тыс. А еще обследовали на наличие ВОП более 700 км железнодорожных путей и 212 строений Донецкой железной дороги.

Отличились воины и на мирной земле. Недавно группа саперов

8-го учебного центра ГССТ изъяла из-под железнодорожного полотна на станциях Часниковка и Левковичи на Черниговщине более 3,2 тыс. снарядов времен Второй мировой войны — остатки разбомбленных эшелонов.

По словам Олега Владимировича, в Инженерном корпусе армии США, выполняющем стратегические задачи, есть интересные вещи, которые стоит перенимать. Прежде всего это оперативное оборудование территории и содержание гидротехнических сооружений. Там ни одно серьезное строительство не начинают без разрешения командующего Инженерным корпусом (U.S. Army Corps of Engineers, 34 тыс. личного состава. — Авт.). Также они обеспечивают безопасность судоходства по Миссисипи и в целом защищают инфраструктуру страны.

Что касается Украины, то нам надо совершенствовать нормативно-правовую базу. У нас на вооружении есть наплавной железнодорожный мост, способный пропускать поездные нагрузки. Но найти свободный створ на Днепре, особенно вокруг городов, почти невозможно — все застроено или приватизировано. Чтобы выполнить задание по переброске войск, надо кого-то «просить» на берегу. Это один из пробелов законодательства, угрожающих нацбезопасности и безопасности граждан, о чем давно говорится публично. И теперь в довесок к теме экологической защиты побережья от таких захватов и застроек возник вопрос наличия свободного берега с точки зрения обороноспособности государства. Его у нас никогда не учитывали, когда раздавали разрешения и землеотводы.

Особенность службы не только в том, что она способна строить под пулями. Только ГССТ может профессионально и качественно обустроить наплавные железнодорожные, автомобильные мосты для переправки тяжелой техники и эшелонов. Например, на Луганщине и Донетчине наведены три таких моста, приспособленных под автосообщение.

— У нас в единственном в Украине экземпляре имеется наплавной мост 572 м длиной, обеспечивающий переправу как железнодорожного, так и автомобильного транспорта фактически через любую водную преграду. Таких мостов мы ранее имели семь, — рассказывает начальник управления строительства и восстановления объектов национальной транспортной системы администрации ГССТ полковник Александр Циховский. — Тот комплект, что уберегли, в свое время уже списывали на металлолом, но его удалось отстоять. Тогда даже пришлось выходить на высоких государственных чиновников.

Украине действительно нужны семь комплектов таких мостов. Потребность хоть и просчитана еще в советское время, но остается актуальной, ведь количество рек у нас такое же, как и 10 или 100 лет назад. Конечно, есть реки, водоемы с вероятными переправами в три и более километров. Тогда приходится предусматривать паромные переправы. Т. е. можно загнать на этот мост 12 вагонов, а затем переправить на противоположный берег. Сейчас формируем заявку в госзаказ на проектирование и изготовление новых наплавных мостов, ибо действующий давно отпраздновал полувековой юбилей. Ждем решения и о целевом финансировании на следующие годы.

Сейчас ГССТ формирует подразделение водолазов. Потребность очевидна, ведь перед восстановлением мостов окружающую территорию, подводную в частности, тщательно обследуют. Именно так в процессе восстановления моста в Рубежном обнаружили несколько противотанковых и противопехотных мин, 8 кг аммонита, замаскированные под опорой металлическим листом.

Там, где стреляют, никто не хочет строить, кроме ГССТ. Об этом свидетельствуют проведенные Луганской обл. тендера на строительство мостов. Слишком близко передовая. Военные с трудом находили миксеры, чтобы они им привозили бетон. В конце концов местная власть увидела: военные не воруют деньги, у них себестоимость работ реальная, и сдают объекты они качественно и в срок. Благодаря сотрудничеству с ProZorro каждый раз удается сэкономить несколько миллионов бюджетных гривен. Спецтранспортники также отремонтировали на Луганщине и Донетчине три школы и детский сад. А сейчас на модернизированном полигоне «Широкий Лан» строят строевой плац и спортплощадку.

Александр Францевич уверяет: служба способна построить все что угодно — специалистов, опыта, лицензий и техники хватает. Они даже жилье, в том числе и для военнослужащих ГССТ, охотно строят. И поэтому здесь квартирный вопрос не настолько острый, как в целом в ВСУ.

Старший прапорщик Максим Яценко, старшина роты материально-технического обеспечения, побывал в опасной командировке летом-осенью 2016-го. Тогда курортный городок на Азове они превращали в форпост, строя фортификации береговой линии обороны Мариуполя.

— Все начинали с нуля. Сначала приезжали инженеры, общались с подразделениями морской пехоты и Нацгвардии — заказчиками оборонных объектов. Тогда крепко бомбили Широкино, над которым постоянно стояло зарево. Не было гарантии, что оно не приблизится и к нам. Поэтому на позициях нашей команде, ребятам из конотопского, черниговского и киевских полков, пришлось работать в бронежилетах, касках и с оружием, — вспоминает Максим.

Укрепления строили как следует — в соответствии с чертежами, схемами и технологиями. Интересным было финальное испытание. На блиндаж выезжал трактор или экскаватор и катался по нему, а его строители стояли внизу и наблюдали, как реагирует многослойная защитная насыпь на нагрузку, убеждаясь, что там ничего не трещит и не ломается. Это уже такая традиция, что-то похожее практикуют и мостовики, когда сдают объекты.

— Несмотря на то что у нас имеется тяжелая строительная техника, на передовой достаточно работы и для рук, — говорит старший сержант Максим Ковтун, замкомвзвода роты материально-технического обеспечения. — В снег и стужу забуривались в землю, забивали колодки, выдерживающие несущую нагрузку. Постоянные спутники — бензопила, молоток, топор. И, конечно же, оружие, ведь там было необычное строительство. Когда в бинокль видно, как противники ходят по своим позициям и расставляют мины, не до шуток.

— Процесс интеграции идет, нормативно-правовая база совершенствуется, — уверяет глава администрации ГССТ генерал-лейтенант Николай Мальков. — Если нам дадут деньги, до конца года закупим технику, а за зиму подготовим больше специалистов. С весны будем браться за масштабные проекты. Уже разработана концепция развития службы. Емкость наших городков позволяет увеличить количество личного состава на 2 тыс. человек. Работы у нас много: восстанавливать подъездные железнодорожные пути, станции загрузки и разгрузки. Мы вообще способны существенно улучшить состояние военного строительства. Конечно, нужна новая техника. К примеру, отечественный экскаватор Э-305 загружает 10 т почвы в самосвал за 12—15 минут, а американский Caterpillar этот же объем грузит 3—4 минуты.

Подводя итоги, можно сказать, что возвращение ГССТ в украинскую армию — более чем рациональный шаг. Это оправданно даже с утилитарной точки зрения.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Деньги за погоны

В 2019 г. существенно улучшится денежное обеспечение военнослужащих Вооруженных сил...

Михаил Погребинский: «Сдержанная позиция Кремля,...

Чтобы «инициатива» была поддержана ВР, нужна какая-то супер провокация, например,...

Безналичный зачет

При администрации Виктора Януковича внедрить переход большинства торговых точек на...

КОТтеджи для бездомных

Деревянные «многоквартирные апартаменты» расположены во дворе дома по ул....

Загрузка...

Право на защиту

В действиях вице-президента Европейского института омбудсмана Нины Карпачевой по...

Оформить, сжечь или сдать на запчасти?

О «евробляхерах» — владельцах подержанных автомобилей с иностранными...

Украинское общество в преддверии выборов

Разное понимание сути идентичности свидетельствует о наличии дистанции между...

Украина нуждается в крепком плече красного товарища

В сложной производственной цепочке создания новенького Volkswagen Украине отводится...

Бердянский синдром открыл новую страницу...

Какое-то время можно продержаться без газа, света, лифта, но только не без живительной...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка