Тихое бунтарство: рекордный пацифизм глобальных протестов

№39(835) 29 сентября – 5 октября 2017 г. 27 Сентября 2017 0

По мнению многих экспертов, в особенности адептов левой идеологии, мы переживаем эпоху беспрецедентных в своей радикальной воинственности политических протестов.

«Арабскую весну» принято считать лишь одним из множественных проявлений некой глобальной революции, якобы пришедшей всерьез и надолго, а бунты, дескать, обретают статус обыденности. Француз Ален Бадью, вероятно, один из самых выдающихся философов современности, в 2012 г. писал, что мы живем в «период бунтарства», знаменующего — ни много ни мало — «возрождение Истории», следующее за объявленным Фрэнсисом Фукуямой еще в 1989 г. «концом истории».

Такое представление популярно и сегодня. Так, в 2016 г. известный поэт и экономист Джошуа Кловер публикацией сборника «Бунтуй. Бастуй. Бунтуй» анонсировал приход «новой эры восстаний». С поразительной уверенностью Кловер провозглашает: «бунты возвращают себе статус главной тактики в репертуаре коллективных действий в избыточно развитых странах». Складывается впечатление, что получившие широкую огласку скандальные протесты (от американского Беркли до немецкого Гамбурга) служат дополнительным подтверждением гипотезы о пробуждении в недовольных гражданах демократических обществ Запада беспрецедентного духа бунтарства.

На самом деле некоторым журналистам и философам кажется, что глобальная протестная культура переживает стадию радикализации лишь потому, что они грубо игнорируют говорящие об обратном эмпирические данные.

Позвольте представить вам максимально систематизированную картину глобального бунтарства на основе наиболее полного и регулярно обновляемого массива данных протестной активности — дополненной в 2017 г. базы CNTSDA**. Ее создатели — Артур Бэнкс и Кеннет Уилсон — в упомянутую статистику включают «любые сопряженные с проявлением физического насилия демонстрации или столкновения с участием более чем 100 граждан». Данные о росте численности населения, динамике мирных протестов и некоторые наиболее яркие примеры по странам подводят к выводу о том, что на протяжении нескольких последних десятилетий мир переживает стадию своеобразного умиротворения духа глобального бунтарства.

Затишье в бунтарстве

Диаграмма 1 демонстрирует общее количество бунтов, ежегодно бушевавших в мире с 1919 по 2016 гг. При этом с 2011 по 2016 гг. число массовых беспорядков на планете резко возрастает, достигая в среднем 253 случаев в год.

На первый взгляд, перед нами добротно подкрепленная фактами основа для гипотезы о возрождении глобального бунтарского духа, но внимательное изучение диаграммы 1 дает также понять, что наша эпоха характеризуется еще и поразительным дефицитом массовых воинственных протестов.

Диаграмма 1. Количество бунтов в мире, 1919—2016 гг.

Диаграмма 1а. Бунты исключительно в 57 странах***, 1919—2016 гг.

Так, на протяжении большей части официально задокументированной современной истории — с 1919 по 1992 гг. — в мире ежегодно фиксировалось около 53 бунтов. А вот за 18 лет с 1993 по 2010 гг. этот показатель сократился до 35 случаев в год и отличался высокой стабильностью на протяжении всего периода. Судя по всему, триумф либеральной демократии, последовавший за развалом Советского Союза, способствовал едва ли не полной ликвидации поводов для организации бунтов — воинственных и направленных против государственной машины мощных форм протеста.

Конечно, диаграмму 1 можно считать и бесспорным подтверждением гипотезы о возрождении бунтарства с 2011 г. Но приведенная в ней статистика отчасти напоминает и о том, насколько сильно за эти годы в мире возросло число потенциальных бунтарей.

В 1964 г. численность населения планеты составляла около 3,2 млрд. человек, а к 2016 г. возросла более чем в 2 раза, до 7,3 млрд. А потому в процессе анализа хронологии мирового бунтарства возникает проблема, ведь каждый новый житель планеты слегка увеличивает вероятность повышения частоты массовых беспорядков.

Абсолютное количество бунтов действительно может возрастать — в т. ч. при снижении накала бунтарского духа и даже при сокращении процента населения, принимающего участие в волнениях.

Для адекватной оценки динамики глобального бунтарства и определения степени «мятежности» среднестатистического гражданина необходимо разделить количество ежегодных бунтов на общую численность населения в тот или иной год.

На диаграмме 2 приведены упомянутые результаты по каждому году. И такой метод позволяет составить совершенно иное представление. На диаграмме всплеск бунтарства после 2011 г. выглядит скорее как возврат к исторически типичному уровню, а спад мятежности 1993—2010 гг. кажется еще более аномальным и устойчивым.

Диаграмма 2. Количество бунтов на душу населения, 1919—2016 гг.

Диаграмма 2а. Количество бунтов на душу населения в определенных странах, 1919—2016 гг.

Этот вызывающий недоумение всеобщий спад (на душу населения) воинственности политического поведения человечества, наблюдаемый с 60-х годов, стал предметом моих академических исследований тренда глобального пацифизма в протестной культуре. По сути бушующие в мире информационных технологий трансформации оказывают огромное влияние на отношение к политике и поведение людей, а мы лишь начинаем это осознавать.

При нарастании количества протестов всех типов число бунтов тоже может вырасти в абсолютном выражении, даже если доля этих событий в общей массе протестных акций постепенно сокращается. Именно об этом говорит статистика: несмотря на явный всплеск количества бунтов с 2011 г., на самом деле мы стали свидетелями беспрецедентного взрывного роста популярности мирных демонстраций.

На диаграмме 3 приведено сравнение общего количества бунтов с общим числом мирных демонстраций. 2016 г., к примеру, ознаменован 917 мирными акциями и 313 бунтами: в сравнении со средними историческими величинами это высокие значения. Но показатель в 917 мирных демонстраций примерно в 11 раз превышает историческое среднестатистическое количество бескровных протестов (85), а 313 бунтов выше среднестатистического значения (67 бунтов в год) только в 4,6 раза.

Диаграмма 3. Бунты и демонстрации в мире, 1919—2016 гг.

Все это происходит на фоне фиксируемого с 1968 г. особо выраженного сокращения соотношения бунтов к мирным акциям. Так, с 1919 по 1968 гг. на каждые 10 демонстраций приходилось по 21 бунту, с 1969 по 2015 гг. — лишь по 6 бунтарских протестов. В упомянутый длительный период самым мятежным стал 2014 г., но и тогда на 10 демонстраций пришлось только 8 бунтов (соответственно 502 против 393). А голову ломать следует лишь над вопросом о том, почему же сегодня так много людей выходят не бунтовать, а участвовать в мирных акциях протеста.

Мир в огне?

При наличии существенных различий на региональном уровне (в т. ч. между странами) изучение лишь глобальных средних показателей чревато ошибочными выводами. На диаграмме 4 отображена процентная доля бунтов в общем числе глобальных протестных акций (кровавые волнения + мирные демонстрации) с разбивкой по регионам.

Диаграмма 4. Бунты — демонстрации, 1919—2016 гг.

Бунтарство (в процентном соотношении к общему числу протестных акций) в каждом из регионов планеты утрачивает доминирующие позиции (особенно в сравнении с периодом до 1968 г.). В наибольшей степени пацифизм в бунтарстве проявляется в Латинской Америке и странах Карибского бассейна, а менее всего это явление выражено в части Африканского континента, расположенной южнее пустыни Сахара.

До 1968 г. доля бунтов в общем числе протестных акций в Латинской Америке и Карибском бассейне достигала примерно 80%, а в наши дни сократилась до 33%. В странах Африки, расположенных южнее Сахары, эти показатели составляют 74% и 52% соответственно.

Текущий момент уникален исторически рекордным пацифизмом глобальных протестов. Количество протестных акций в мире настолько сильно возросло, что бунты (вопреки приросту их числа) уже перестали быть самым распространенным способом выражения политического недовольства граждан.

На диаграмме 5 приведены шесть государств, вносящих наиболее весомый вклад в развитие глобального духа бунтарства — Китай, Египет, Индия, Турция, Франция и США. Суммарно на долю этих стран приходится больше четверти всех бунтов, зафиксированных на нашей планете в период с 2011 по 2016 гг.

Диаграмма 5

Турция — единственная из этих шести государств служит примером необычайно высокого показателя количества бунтов на душу населения (как с точки зрения истории самой страны, так и в вопросе процентной доли бунтов в общем числе протестов). В Китае, Индии и США количество бунтов в 2011—2016 гг. выросло в сравнении с минувшими десятилетиями, но оставалось на уровне, который значительно ниже рекордных для каждого государства показателей бунтарства. При этом во всех этих странах мирные демонстрации проводились намного чаще бунтов. Франция несколько выпадает из данной группы, хотя недавние волнения в стране по масштабности сопоставимы с рекордами 40-х годов и 1968 г.

Несомненно, количество бунтов в мире значительно возросло с 2011 г., но цифры, которые у всех на слуху, трактуются глубоко ошибочно. Так все же почему за последние десятилетия число людей, отдающих предпочтение бунтам и мятежам, сократилось столь радикально?

Любой сложный для понимания феномен в политике обладает множеством вероятных причин-предпосылок. Сегодня многие страны «накачали мышцы» (особенно в вопросе тотальной слежки за подданными): в такой ситуации риск бунта возрастает, но в то же время наиболее привлекательным выглядит вариант мирной демонстрации, проведенной с соблюдением буквы закона. Ряд государств на протяжении последних десятилетий переживают процессы демократизации, во многих развивающихся странах набирает силу формирующийся средний класс.

По всей видимости, оба этих тренда пробуждают у граждан тягу к законным, совместным и согласованным формам политической активности, а также неприятие воинствующих видов выступлений против государственной системы.

И, наконец, последняя (впрочем, наиболее спорная) гипотеза, ставшая предметом моих научных изысканий: современные информационные технологии — особенно в сфере телекоммуникации и массовой информации — склонны умиротворять определенные психологические и поведенческие стимулы, традиционно побуждавшие людей принимать самое активное участие в мятежных восстаниях против системной государственной несправедливости.

Естественно, причины и последствия текущих трендов глобального бунтарства остаются темой для дискуссий в научном сообществе. А пока с уверенностью можно озвучить лишь один бесспорный вывод: «ширма» роста числа бунтов скрывает больше, чем демонстрирует.

Foreign Affairs 13 сентября 2017 г. © Council on Foreign Relations // Tribune News Services.

** Cross-National Time-Series Data Archive by Arthur S. Banks and Kenneth A. Wilson.

***Афганистан, Албания, Аргентина, Австралия, Австрия, Бельгия, Боливия, Бразилия, Болгария, Канада, Чили, Колумбия, Коста-Рика, Куба, Дания, Доминиканская Республика, Эквадор, Сальвадор, Эстония, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Гватемала, Гаити, Гондурас, Венгрия, Иран, Италия, Япония, Латвия, Либерия, Литва, Люксембург, Мексика, Непал, Нидерланды, Новая Зеландия, Никарагуа, Норвегия, Панама, Парагвай, Перу, Польша, Португалия, Румыния, Саудовская Аравия, Южная Африка, Испания, Швеция, Швейцария, Таиланд, Турция, Великобритания, США, Уругвай, Венесуэла. * Политолог, доцент Университета Саутгемптона, автор бюллетеня «Теория и практика свержения всех существующих институтов».** Cross-National Time-Series Data Archive by Arthur S. Banks and Kenneth A. Wilson.

Джастин МЕРФИ,
Политолог, доцент Университета Саутгемптона, автор бюллетеня «Теория и практика свержения всех существующих институтов»

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Эксклюзивная статья от Фрэнсиса Фукуямы и его коллег...

Строительный бум Пекина: как Запад сдал развитие глобальной инфраструктуры на откуп...

США приобретут для Украины машины для разгона...

Всего запланировано передать украинской полиции 60 машин

Американцы подрались из-за президента

Одиннадцать человек пострадали, двадцать были задержаны полицией в результате...

Вновь гремит Донбасс!

Жители не скрывают своего настроения.

Загрузка...

«Письма счастья» возвращаются?

Нацполиция возобновила фотофиксацию превышения скорости на дорогах. Пока что в...

На ноль делить нельзя, даже если очень хочется

Говорить о нынешних успехах отечественной экономики сложно: мы пока не преумножаем...

Парад зеленых идей

В начале ноября в Эдинбурге состоится финал крупнейшего в мире ежегодного конкурса...

Американский компромисс в украинско-польской истории

В сегодняшнем обзоре региональной прессы: польский дипломат на страницах львовского...

Сценарий бюджетный. Военно-избирательный

Молодежному жилищному строительству будет выдано 38 кредитов на общую сумму 29 млн. грн.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка