Украина нуждается в крепком плече красного товарища

№ 6 (894) 8 — 14 февраля 2019 г. 06 Февраля 2019 5

«Мы сексуальны, и все нас хотят» — эта фраза Владимира Кличко, произнесенная на полях Всемирного экономического форума в Давосе, как бы подытожила самопозиционирование Украины на международной арене. Хотя эти слова и не принадлежат представителю официального украинского истеблишмента, они четко описывают картинку миропонимания ответственной элиты.

Оценка роли Украины и ее положение в геополитическом раскладе всецело базируется на украиноцентричных мантрах об «исключительности» и «особенности» государства, которые власть без устали повторяет пять лет. Мы постоянно слышим о «колоссальном интересе западных инвесторов», о том, что «с нами весь цивилизованный мир», что «все хотят нам помочь и нас поддержать» и т. д. Эти заклинания в конечном счете привели нас туда, куда и ожидалось — в геополитический тупик. Да, нас хотят и, извините за двусмысленность, имеют, но не в качестве равноправного субъекта.

Интеграционный максимум

Несмотря на то что «хотят» нас все, как выразился легендарный украинский боксер, мы же безальтернативно хотим только в ЕС. Инициатива президента Порошенко по закреплению стремления Украины в Евросоюз на уровне Конституции станет логическим завершением фиксации неповоротливой «безальтернативщины». Когда власть говорит о безальтернативности, мол, раз и навсегда, она сознательно лишает государство субъектности и ограничивает его суверенность. Независимость государства заключается в возможности не только делать самостоятельный геополитический выбор развития, но и пересматривать его и менять по истечении определенного срока в зависимости от обстоятельств.

Прошедшие пять лет с момента избрания Украиной четкого прозападного курса — вполне достаточный срок для подведения промежуточных итогов. В первую очередь надо задаться вопросом о выгодах, которые этот курс принес стране. Во-вторых, следует оценить перспективы и возможности дальнейших интеграционных процессов на этом пути. Названных двух параметров вполне достаточно для краткой работы над ошибками, которую нужно провести украинскому руководству. Эта работа — одно из первых заданий новых президента и парламента, которыми в текущем году обзаведется Украина, и неважно, будет новое руководство страны менять курс или продолжит его.

Если мы дружно дальше «идем в Европу», то, несомненно, власть должна аргументировать полезность продолжения этого курса на примере последних пяти лет и сформулировать перспективы. Временные рамки действия, например, экономической части соглашения с ЕС вполне позволяют подвести итоги и сделать выводы о пользе этого документа. В данном случае даже не нужно апеллировать к лозунгам и обещаниям политиков, которые они использовали, ратуя за необходимость подписания ассоциации. Все это вторично по отношению к прагматичной и рациональной оценке того, что соглашение дало национальной экономике Украины.

Этот вопрос требует глубокого анализа на экспертном и профессиональном уровне, но если ограничиться тремя ключевыми тезисами таких итогов, их можно сформулировать так:

— cоглашение об ассоциации не обеспечило украинской экономике импульса для развития и модернизации, а также ожидаемого технологического переоснащения (на что делалась ставка в сотрудничестве с развитыми экономиками);

— ожидаемого инвестиционного бума не произошло, мечты о мифическом инвесторе, которого Украина ждет, как Годо, не вышли за рамки сюжетной линии повествования Сэмюэля Беккета;

— Украина не получила доступ на большой рынок ЕС, его величина компенсировалась закрытостью и сложившимся распределением.

Конечно, сторонники европейского курса могут апеллировать к тому, что Украина не воспользовалась преимуществами ассоциации из-за конфликта на Донбассе, коррупции и отсутствия реальных реформ. Впрочем, несмотря на эти факторы, которые должны отпугивать и шокировать добропорядочных инвесторов, западных это смущает далеко не всегда. Например, когда речь идет о вложениях в агропромышленный сектор — в производство сельхозпродукции, хранение, первичную переработку и экспортную логистику (т. н. колониальная инфраструктура).

Второе, вполне знаковое направление — инвестиции в производство элементарной промышленной продукции первого-второго передела. Речь идет о строительстве западными (и не только) корпорациями заводов по производству кабеля и проводки для нужд автопрома. Это одно из самых трудоемких с точки зрения использования ручной работы сегментов производства. Дешевое рабочее время украинцев — главный стимул размещения этого производства в нашей стране. Проще говоря: в сложной производственной цепочке создания новенького Volkswagen Украине отводится малопочетная роль по ручному скручиванию проводки. Характер этих вложений наглядно демонстрирует подлинный интерес инвесторов и роль нашей страны в общеевропейской системе разделения труда.

Чрезвычайно важно и то, что соглашение об ассоциации де-факто является пределом интеграционного процесса Украины и ЕС. Ситуация внутри Евросоюза и неоднократные публичные высказывания представителей евробюрократии четко свидетельствуют, что членство Украины в ЕС — перспектива, мягко говоря, маловероятная. Но политики, как умелые продавцы красивой истории и мечты, продолжают спекулировать на этой безжизненной теме, тем самым отдаляя необходимую «работу над ошибками» относительно реалистичности геополитического будущего страны.

Китай? Нет, не слышали

«Безальтернативность» или перманентные дискуссии на тему «ЕС или Россия» создали ограниченную картинку мира внутри Украины. Пожалуй, на серьезном уровне о перспективе стратегического сотрудничества с Китаем никогда не говорилось, не считая дежурных заявлений. Этот геополитический центр тяжести, который в последнее время обрел колоссальную мощь и потенциал, постоянно оказывался на периферии обсуждений выбора геополитического партнера.

Сейчас, исходя из сложившихся обстоятельств, самое время серьезно рассмотреть этот вектор стратегического сотрудничества. Кроме ритуальных фраз о перспективности инвестиций Китая в Украину и эпизодических соглашений, не было сформулировано полноценной стратегии сотрудничества с этим глобальным игроком.

Украина т. о. оказалась за бортом крупнейшего в истории инфраструктурного проекта под патронатом КНР «Один пояс, один путь». Крупнейший железнодорожный коридор между Европой и Азией с грузопотоком в миллиарды долларов пройдет вдоль украинской границы. По-соседски можем порадоваться за Беларусь, которая стала транзитным окном в ЕС из Китая. Пока украинские чиновники были заняты сверхважным проектом гиперлупа, белорусы вкладывали деньги в инфраструктуру, строили перевалочные пункты, расширяли пропускную способность железных дорог и покупали новые локомотивы с подвижным составом.

Та же роль, что и ранее, т. е. никакая, может достаться Украине и в распределении автомобильных транзитных путей. Опять-таки, пока представители Кабмина летают в Стамбул за томосом, белорусы заняты строительством новых автобанов и предлагают Китаю готовые промышленные площадки для размещения производств вблизи границы с ЕС.

Тем не менее хотя Украина и рискует оказаться вне крупных инфраструктурных проектов Китая, перспектива тесного сотрудничества с Поднебесной никуда не делась. КНР может быть важна для нас в качестве не только инвестора, но и технологического партнера. Кроме сельского хозяйства, мы имеем шансы на сотрудничество в сферах металлургии, машиностроения, информационных технологий, кораблестроения, производства и модернизации железнодорожного транспорта, авиастроения, переработки мусора, энергетики (особенно «зеленой») и т. д.

Конечно, Китай — сложный партнер, который руководствуется четко выверенными прагматичными интересами. Для сотрудничества с большим красным товарищем нам нужно быть не «сексуальными», а предсказуемыми и рассудительными.

В Китай через Россию

Ключ к полноценному сотрудничеству с Китаем находится в плоскости урегулирования конфликта с Россией. Эта цель требует установления мира в Украине и выстраивания постконфликтной модели взаимоотношений с РФ. Украина однозначно должна перестать быть источником конфликта с ближайшими партнерами Китая. Стратегическая цель экономического сотрудничества с КНР содержит цепочку тактических задач, которые требуют первоочередного внимания украинского руководства. Это достаточно конкретные задачи для условной «пятилетки» среднесрочного планирования, в которой сосредоточены задачи по восстановлению мира, выстраиванию новой системы безопасности и экономического развития. В последнем же критерии таятся ответы на множество внутренних социальных проблем.

Учитывая скудость евроинтеграционных перспектив и характер отношений с Россией в краткосрочной и среднесрочной перспективе, Украине следует внимательно присмотреться к альтернативным геополитическим центрам мира. В бесконечном и безуспешном геополитическом дрейфе Украины Китай может стать вполне осязаемым маяком перемен.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка