Вопросы к «программе Клюева»: правильно ли расставлены приоритеты?

№25 (563) 24 - 30 июня 2011 г. 23 Июня 2011

С некоторых пор в отечественном истеблишменте появилась мода на создание энергичных, в меру самокритичных и оптимистичных, до вибрации слезных желез, политических текстов. Главная тема, конечно, реформы.

Не первую попытку развеять туман над будущим сделал и первый вице-премьер-министр экономического развития и торговли Андрей Клюев в статье «Формула украинской модернизации: взяться и сделать».

Думаю, все понимают, как трудно обойтись без сарказма при обсуждении этой, несомненно, важной темы. Но поскольку Клюев принадлежит к той группе политиков от власти, которым пока удается удерживать симпатии общественности (хотя бы за счет своей моложавости, относительной прямоты, энергичности и деловитости), ограничимся иронией.

Итак, чем порадовал наших граждан в этой публикации Андрей Петрович (вероятно, прозрачно намекающий на свой премьерский потенциал)?

Жизнь без волокиты

Сначала о хорошем. Количество разрешительных документов правительство уменьшило почти вдвое (с более чем 200 до 134). Теперь не нужно разрешений на строительство временных сооружений и объектов, не представляющих опасности для жизни. Под эту категорию, по словам Клюева, подпадают небольшие офисы, магазины, кафе, рестораны, мастерские — малый бизнес.

За год введено в действие огромное количество нормативных и законодательных актов по дерегуляции бизнеса — вице-премьер считает, что существует мало государств, в которых такая работа была проведена за столь короткий срок, в один год. Хотелось бы, конечно, поскорее увидеть результаты.

Упрощены разрешительные процедуры в строительстве — теперь на это требуется не 1—1,5 года, а около двух месяцев, а их количество сократилось почти в четыре раза (с 93 до 23). Отменено лицензирование 90% видов работ (2046 из 2268) и 30% видов деятельности (23 из 78), большинство лицензий стали бессрочными, количество документов для их получения уменьшилось.

Принят закон, наказывающий чиновника за волокиту и за игнорирование мнения общественности (при первом инциденте — штраф до 850 грн., второй — увольнение).

Реформируется система административных услуг — сокращен перечень платных. Вводится электронный документооборот.

Стихия по плану

Клюев рассказывает о Программе развития инвестиционно-инновационной деятельности. Определены приоритеты — АПК, ВПК, ГМК, машиностроение и легкая промышленность. Ставка — на частный капитал. На втором этапе (2013—2015) главными станут аэрокосмическая отрасль, информационно-коммуникационные технологии, биотехнологии, нанотехнологии и новые материалы, фармацевтика и медицинская техника.

Андрей Петрович пишет: рынок — прекрасный тактик, но плохой стратег, стратегия не его задача, здесь территория государства. Разумно. По мнению вице-премьера, впервые за годы независимости Украина перешла от ручного управления к нормальному среднесрочному и долгосрочному планированию.

Здесь пересказ можно завершить и перейти к комментированию.

Далеко побежать с низкого старта

К сожалению, несмотря на очевидные старания, вице-премьеру не удалось избегнуть таких формулировок, как «впервые за 20 лет», определений «радикальный» и «кардинальный», а также злоупотребления будущим временем. Понятно, прошло всего 1,5 года с момента смены власти. Но за 20 лет в стране всякое было — и реформы, и отступления, и перевороты. Поэтому постоянное использование подобной терминологии (такое ощущение, что она где-то утверждена) представляется излишне самонадеянным.

Когда первый вице-премьер утверждает, что за 5—7 лет мы должны коренным образом преобразить страну, это красиво и смело, но предполагает замену государства компьютером. Да и на протяжении этого срока нам предстоит серия выборов — парламентские, президентские и местные. Понятно, что надежду на 5—7 лет создает определенный политический дирижизм. Это тоже не впервые...

Самыми эффективными программами за годы независимости были три: серия декретов Леонида Кучмы летом 1999 г. (так он привлек на свою сторону средний класс) и две годовые правительственные программы Виктора Януковича (разумное использование порожденных экономическим ростом излишков).

Сомнительно, чтобы эпизоды с гречкой и бензином, перипетии вокруг Налогового кодекса указывали на переход от ручного управления к планированию.

Клюев пишет, что «азиатские тигры» были созданы переориентацией на инновации. Не соглашусь — база успеха этих стран состояла из шести элементов: разрешение военно-политических вопросов (по сути вхождение в глобальный антикоммунистический альянс), максимальная дешевизна рабочей силы, использование географии, забота о любом инвесторе, долгосрочные гарантии политической стабильности, разумная внешнеторговая политика.

Высокие технологии пришли потом, по логике развития и как своеобразный приз. Сами по себе они невозможны без здоровой базы из обычных отраслей, работающих на внутренний и внешний рынок. Массовое производство и экспорт микроэлектроники по лицензиям на пользование интеллектуальными правами — это еще не хай-тек.

Украина же сегодня так слаба военно-политически, что не способна противостоять в вопросах собственности даже маленькой Молдове, не говоря уже о Румынии, содержащей у нашей границы флотилию мониторов с современным ракетным вооружением.

Наша рабочая сила отнюдь не дешева, мы вообще в других условиях — в большинстве секторов, кроме сферы услуг, она «вымылась» из-за отсутствия в годы депрессии (1989—1999) спроса на «продвинутые» навыки и многие разделы знания, из-за мизерной заработной платы. В ряде отраслей, переживающих хрупкий рост, складывается дефицит квалифицированной рабочей силы. Депопуляция аграрных районов страны стала притчей во языцех.

Свою «географию» мы транжирим, очень медленно участвуя в строительстве международных транспортных коридоров, порты не модернизируются, а с аэропортами это делается из-под палки Евро-2012.

Возможно, меняется отношение к инвестору, но здесь надо быть осторожным в оценках.

Долгосрочных гарантий — безупречно организованной демократической системы либо антикоррупционной диктатуры — у нас не существует. Украина — слабодемократический режим, склонный к сползанию в политический и экономический дирижизм, и, увы, ничего привлекательного для «длинных» денег в этом нет.

Из статьи Клюева видно, что правительство фетишизирует иностранные инвестиции, а способы быстрого достижения инвестиционной привлекательности — дискуссионный вопрос. Пример Грузии демонстрирует: для первых мест в рейтингах инвестиционной привлекательности достаточно резко снизить социальные стандарты и требования к качеству продукции (см. исследование Андрея Епифанцева «Реформы в Грузии. Анализ грузинских реформ. Применимы ли они в России?»).

Первого вице-премьера печалит то обстоятельство, что в 2010 г. мы получили всего 8,28% всех инвестиций в регионе СНГ/Юго-Восточная Европа. Ничего особенного в этом нет — разве были предпосылки в 2009 г. для инвестиционного прорыва?

Радуют реальные вещи. Наберите в Google фразу «в Украине открылся новый завод» — результаты за последние два года довольно неплохие. Экономика развивается естественно. И здесь главное для государства — не мешать. Служить гарантом общих правил для всех. Заботиться о «малых сих», только не путем профанации — поддерживая миф о социальных «конституционных правах», а путем изучения явления бедности, потребностей бедных, организацией социальной системы, исключающей голод и потерю людьми крова. Это уточнение сделано потому, что «социальный диалог», упомянутый Андреем Петровичем как часть политической формулы, не должен претворяться в жизнь привычными замшелыми механизмами «государства-няньки». У этих механизмов при сложившейся типологии нашего общества — огромный коррупционный потенциал.

Наконец, когда первый вице-премьер пишет о привлечении на госслужбу молодых профессионалов с современными навыками и знанием языков, можно разве что улыбнуться. Копеечные государственные зарплаты, нерешенный жилищный вопрос и смехотворные требования, предъявляемые в процессе нострификации* степеней, полученных в развитых странах, не способны привлечь успешных 25—35-летних, если они не намерены брать взятки за каждую бумажку. А большинство и впрямь не намерено мараться в жиже украинской бюрократической рутины, поэтому либо работает на себя или в немногих прогрессивных узлах бизнеса и социального поля (которые нельзя однозначно отнести к бизнесу), либо уезжает.

____________________________
*Нострификация - процедура признания документов иностранных государств о высшем и послевузовском профессиональном образовании, то есть согласие органов госвласти на наличие законной силы этих документов на территории государства.

Инвентаризация, здравый смысл и свобода

Ну и что же делать, спросит раздраженный читатель (ведь текст Клюева привлекает, хочется верить в лучшее — это свойство человеческой природы)? Прежде всего уяснить: в мире очень много государств. И мы не можем перещеголять их все по инвестиционной привлекательности. Необходимо зафиксировать действующее законодательство (только исключить мошеннические госгарантии инвестиций!) в этой сфере мораторием на десять лет. Принцип Карлсона — «спокойствие, только спокойствие!» — в среднесрочной перспективе очень выигрышен. Формула эпохи благополучия на втором сроке президентства Кучмы — курс гривни к доллару 5,32. Как температура 36,6. Безусловно, нужно ограничить рост объема заимствований и повышать требования к банковскому сектору.

Далее — необходимо ликвидировать порочную практику социального драгдилерства**, которая привела к тотальной деградации высшего образования и здравоохранения. Так, госзаказ в вузах должен идти за спросом — например, по формуле «один контрактник — одно государственное место». Иными словами, если кто-то (и таких достаточно много) находит разумным заплатить деньги, чтобы учиться в вузе N, государству имеет смысл этот вуз поддержать. Тогда в течение 1—2 лет вузы-пузыри лопнут. По данным международной базы научных достижений Scopus, научную ценность представляет работа всего восьми украинских вузов. Прибавим еще, к примеру, 10 «ведомственных» и по одному ведущему в каждом регионе, имеющему социальное значение.

______________________________
**Драгдилер - торговец наркотиками.

Остальных — в свободное плавание, с их коммунальными услугами и зарплатами. Вой, конечно, поднимется страшный, но это лучше, чем нынешнее ежегодное закапывание миллиардов народных гривен в песок.

Самая болезненная тема — здравоохранение. В реальной жизни оно полностью платное, несмотря на Конституцию, но возмущаться, по-моему, лицемерно. Очевидно, что, как только это положение вещей будет легализовано, наши феодализированные медучреждения почувствуют, что не сидят на «нефтяных скважинах», и цены станут падать, откроются современные учреждения, будут развязаны руки у страховщиков — из-за тотальной тени (выписывание рецептов, например) страхование очень слабо представлено в этой сфере.

Государство обязано поддерживать малоимущих — из долга, ради стабильности, а также, что немаловажно, ради стимулирования спроса. В нашей стране это люди с доходом домохозяйства менее 400 долл. в месяц. Большинство их не виноваты в своем положении, внешние рынки рабочей силы не резиновые. Сказываются возраст, слабое здоровье, упадочное состояние территорий, где люди проживают, отсутствие коммерческой жилки у тех, кого всю молодость готовили как специалистов в отраслях, утративших смысл существования после ликвидации госзаказа.

Пора, наконец, завершить спекуляции «землю — крестьянам». Кто хотел работать, поднапрягся и работает. Кто не хотел, кого не устраивали сложившиеся условия, бросил землю и подался на заработки.

Право купить и продать землю должен иметь каждый. Понятно, что это скользкая формула — считается, что тот, у кого больше денег, тот землю и заберет. Но лучше ли нынешняя схема, при которой огромными массивами владеют неформально, а владельцы актов на землю обладают клочками? Никаких гарантий не имеют современные игроки на аграрном рынке, составляющие АПК, а значит, у них нет широких возможностей наращивать и модернизировать производство.

Вероятно, главное при проведении земельной реформы — сообразовываться с реальностью. СССР давно нет, как и процветающих колхозов, земли которых и впрямь нельзя было отдавать в частную собственность. Из числа же КСП успешны весьма немногие, а фермеры — довольно узкая категория. Хотя очевидно: социальную функцию обеспечения продовольственной безопасности сегодня осуществляют частные предприятия (впрочем, это давно так).

Пока в самых передовых — территории, освоенные современными предприятиями АПК, бренды которых мы ежедневно видим на магазинных полках. Защитить на селе нужно эффективно работающие предприятия, независимо от формы собственности.

Наряду с ними существуют обширные брошенные и одичавшие пространства, когда-то бывшие частью аграрно-промышленного комплекса. А еще есть латифундии — список латифундистов приводили СМИ. Кроме того, у нас есть повод по-настоящему подружиться с Китаем, разрешив трудоустройство в нашем селе его гражданам. Лично видел, что делают с заброшенными гектарами в России весьма немногочисленные «новые россияне» из Китая, это чудо.

О содержании земельной реформы должна быть развернута общенациональная дискуссия — с отсечением маргинальных призывов из разряда «все — всем» и «никому — ничего». Здесь вот еще какое замечание: к юбилею отмены крепостного права в России правоконсервативная(!) газета «Завтра» опубликовала аналитическую статью Александра Айвазова, из которой следует, что самая справедливая и эффективная земельная реформа была проведена в США (Гомстед-акт, 2 мая 1862 г.). К сожалению, у нас уже нет таких возможностей, но сама логика работает и сегодня — «кто работает, тот ест».

Наконец, и в поддержке промпредприятий следует придерживаться того же принципа. Чем больше налоговых отчислений дает предприятие, тем большую налоговую скидку получает (хотя и тут возможны злоупотребления). Могут быть и другие стимулы. Это к тому, что в статье первого вице-премьера не раз упоминается новая промышленная политика. Не будет ли она состоять, случайно, в ограничении прав наемных работников, чтобы сделать их труд еще дешевле?

Разумеется, надо всячески поддерживать инициативы строительства новых заводов и фабрик, и главное — строить дороги. Здесь что «ест, но не работает», должно исчезнуть — с точки зрения денег налогоплательщика.

О финансовом секторе не упоминаем намеренно: это отдельная большая тема, и от Украины в этой сфере зависит, похоже, немного.

Все перечисленное — довольно осторожные методы. Главное — избегать маниловщины, штурмовщины и гигантомании, не заниматься чем-то неестественным. Не надо бегать по берегу, высматривая иностранного инвестора и размахивая руками. Иностранные инвестиции не должны быть самоцелью — это лишь приятный приз, прилагающийся ко вменяемой и гармоничной политике. Ибо если граждане государства понимают и поддерживают правительство, они и будут выступать главными инвесторами. А чтобы политика того или иного правительства выглядела вменяемой и гармоничной, оно должно написать понятные правила, поставить на стражу этих правил людей с высоким правовым, некриминальным сознанием и просто дать людям свободу.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Прости нас, Лакки!

Подготовка собак в искусственных условиях ведет к потере племенных качеств: у собаки...

Долг красен арестом имущества

Воспользоваться сайтом Единого реестра специалисты советуют не только должникам, но и...

Градоустройство столицы

Столица располагает значительными территориальными резервами...

Фантом национальной безопасности

Ввиду многолетней продемократической риторики само слово «внесудебный» должно...

Надо строить прагматичные отношения

Евроскептиков пугают мрачные перспективы разорения отечественных производителей,...

Украинский подвид паразитирующего реформизма

Уже в феврале — под лозунгами о реформах и развитии — начнется движение по пути...

В поисках ренессанса

Когда в отечественном небе будут десятками летать новые машины, появится и зарубежный...

Антарктическая эстафета

В субботу, 6 февраля, украинские исследователи Антарктиды, а вместе с ними все, кому не...

Мрачное Средневековье

Коллекторам запретят взаимодействовать с должниками с 20 часов до 8.00

Собрание акционеров без акционеров

Начало 2021 г. ознаменовалось новым витком давления на запорожское предприятие АО...

Украинские лопасти для тяжелых вертолетов – это...

24 декабря состоялось знаковое событие в истории вертолетостроительной отрасли нашей...

Волки «джихада» в овечьих шкурах ислама

В XXI веке даже самая дикая экстремистская организация понимает важность публичного...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка