Завод, на котором выпускали заводы

№23 (609) 8 — 14 июня 2012 г. 07 Июня 2012 0

Рестораны, базары, окружные дороги, услужение в домах заграничных господ — вот основная сфера занятости украинской молодежи, рожденной после 1991 г. Представителям этого поколения, не видевшего на родине другого уклада экономики, трудно представить, что лет 30—40 назад их сверстники были задействованы в сложных технологических процессах на заводах и фабриках.

Их в большом государстве было достаточно. Одно из таких предприятий — конвейеростроительный завод. Наличие такого производства в любой стране свидетельствует о том, что ее экономика — индустриальная, отличается высоким уровнем механизации и автоматизации и располагает множеством заводов массового производства — автостроительных, металлургических, мясокомбинатов и т. п. Завод, производящий конвейеры, по сути предприятие, которое выпускает другие заводы.

Люди гордились предприятием

Вознесенский Александр Балтийский завод

В Украине такой завод был. Он работал во Львове, причем не только на отечественную экономику. Как был создан и уничтожен Львовский конвейеростроительный завод — об этом нам рассказал Аркадий Дубиняк, который трудился здесь с первых до последних дней предприятия.

— История конвейеростроительного завода началась в июле 1944-го, когда во Львов вернулись советы. Тогда и открыли Военно-механический завод №7, — вспоминает Аркадий Павлович. — К концу года в его цехах трудились 130 человек. Они ремонтировали военные машины, делали гвозди, топоры, молотки. Позже, году в 50-м, военную специализацию и номер с завода сняли — он стал просто механическим. Освоил выпуск строительных кранов. Спрос на них был огромный: страна возрождалась после войны. Оборудование, даже по меркам того времени, было слабым, но с задачами предприятие справлялось, в основном благодаря хорошим специалистам, главным образом слесарям.

В 1960-м механический стал Заводом средств механизации и автоматизации. Прицепы для тракторов — основной вид продукции — были актуальны во времена Хрущева: страна поднимала сельское хозяйство.

26-летний Арсений Маркович Сорока, руководивший предприятием в начале 60-х, каким-то образом убедил руководство в том, что во Львове нужно создать конвейерный завод. И в 1964-м указом Министерства тяжелого, энергетического и транспортного машиностроения предприятие было перепрофилировано — стало заводом по выпуску конвейеров.

— Инициатива по созданию мощного предприятия шла снизу?! В условиях плановой централизованной экономики это было возможно?!

Аркадий Дубиняк

— Думаю, это было непросто. Но если инициатива казалась руководству убедительной, к ней прислушивались даже в условиях централизованной плановой экономики. Идея пришлась как нельзя кстати. Специализированного предприятия по выпуску конвейеров в Советском Союзе не было. А потребность в подобных механизмах была огромная. В стране работали старые и запускались новые автозаводы, металлургические, химические, мясокомбинаты... И оснащение их новыми конвейерами гарантировало повышение производительности труда.

Объемы производства на нашем заводе неуклонно росли. Если в 70-е годы мы выпускали примерно 100 км конвейеров в год, то к началу 90-х этот показатель достиг тысячи. Новации внедрялись постоянно, оснащение совершенствовалось — это было обязательным условием функционирования советской экономической системы. Рабочие равнялись на Стаханова и Ангелину, а для заводов таким «маяком» был наш. В конце 80-х здесь заработали станки с программным управлением. Целые линии. В лучшие времена — в 80-е — начале 90-х — на предприятии трудились 3200 человек. И это без учета Проектно-конструкторского института конвейеростроительства со штатом примерно в 300 сотрудников.

Мы обеспечивали конвейерами не только многочисленные советские предприятия, но и страны соцлагеря, вплоть до Югославии, Кубы и Вьетнама. Львовский конвейеростроительный завод поставлял свою продукцию сотням заводов, в том числе и итальянским.

Жилье для персонала строили бурными темпами. Сдавали, бывало, два дома в год. Работники других предприятий ждали квартиры по 20—30 лет, а у нас человек через пять лет получал «малосемейку», а через семь — полнометражную квартиру. В последние годы в пригородном селе Бирки возводили даже коттеджи для лучших работников. Кроме того, завод построил детсады, прекрасный медпункт, столовые, великолепную базу отдыха в Новояворовске, пятиэтажный Дом отдыха в Яремче, отельно-жилищный комплекс в Трускавце. Мы имели в своем распоряжении 12 озер. Люди гордились тем, что работают на этом предприятии.

Проблем с кадрами не было — устроиться на конвейерный завод удавалось не всем. На зарплату люди не жаловались. Те, кто нынче выходит на пенсию, не берут последние пять лет стажа — просят учесть пять лет работы на конвейерном заводе.

Все круто изменилось, когда Михаил Сергеевич запустил перестройку. Наступило время демократии и выборов, в том числе и выборов руководителей предприятий. В 89-м стали рваться связи. Разразился кризис — политический и финансовый. Многие наши клиенты начали отказываться от конвейеров, а поставщики не могли обеспечить нас материалами, скажем металлом.

Свои и чужие

— Как же вам удалось выстоять в то сложное время?

— Мы продержались достаточно долго. В 92—93-м годах на нашем заводе и продукция выпускалась, и зарплата выплачивалась. Думаю, не в последнюю очередь благодаря тогдашнему директору — Валентину Михайловичу Вологжину. Активный был руководитель. Искал новые формы организации, интенсивно развивал социалку... На Львовском конвейеростроительном заводе он первым в Советском Союзе создал арендную акционерную фирму. А позже стал депутатом Верховного Совета и остался в Москве.

Его у руля предприятия сменил Валерий Николаевич Самойлов, прекрасный руководитель. Но времена наступили такие, что люди хотели «своего» директора. Наш главный инженер Любомир Петрович Богдан, когда с рабочими здоровался, говорил не «Добрый день!», а «Слава Йсу!». Это многих подкупило. На выборах директора люди руководствовались не деловыми качествами кандидатов, а их национальностью. Говорили: «Нащо нам більше москалів чи жидів — от маємо свого хлопа!» И в 1994-м его избрали.

А «свій хлоп» даже не пытался спасти производство. Выпускать конвейеры уже не на чем. Завод имел мощнейший парк металлорежущих и кузнечно-прессовых станков — сегодня нет ни одного, на огромных площадях ветер гуляет! Производства как такового нет. Только на одном участке еще теплится что-то малюсенькое. В советские времена были налажены связи с немцами. Смешно сказать, как теперь функционирует это СП. Вот, скажем, напрямую в Германию металл нельзя отправить. Поэтому «внедрят» хитрую «технологию»... Если нужно какую-то обрезку сделать — это подается как деталь, готовая продукция. Сейчас им кто-то заказал 50 метров цепи...

По три-пять лет рабочим не выдавали зарплату. Лучшие специалисты — станочники и другие — выехали за рубеж. Кто не смог уехать, пошли стоять на базарах. Так называемые рядовые акционеры перспективы предприятия не видели, вынуждены были продать свои акции по 50 копеек. Приехал кто-то чужой — и все скупил за гроши!

Производственные площади почти в центре Львова — те, где начинался наш завод, — проданы за смехотворную цену под базар. Никто тех денег не видел. А что, нельзя было выступить соучредителем рынка?! Бизнес суперприбыльный! Детский сад продан. База отдыха в Новояворовске, озера, дома отдыха в Яремче, отельно-жилищный комплекс в Трускавце, наша часть санатория «Весна» — все распродано! По смешным ценам! Помню, приезжали из Трускавца работники наших курортных объектов, просили: «Убедите директора — пусть нас не продает! Мы не требуем от него ничего — ни денег, ни помощи... Все расходы возьмем на себя. Еще и ваши люди будут сюда ездить отдыхать!» Продали, а завод раздали в аренду под склады и какие-то мастерские.

Сегодня на некогда мощном предприятии работают человек 150, а может быть, и не работают. Это против 3200, которые трудились еще в 1994-м. И, спрашивается, кто эти нынешние 150 работников? Директор, его родственники и коллеги. А последнему директору на жизнь хватало — его каждый день «Волга» возила по 60 км до Городка, где он живет. Как чувствуют себя соотечественники, его не волновало.

— То есть вы полагаете, что украинская экономика развалилась потому, что ею стали управлять свои кадры? А я знаю немало примеров, когда украинцы эффективно руководили предприятиями в условиях рынка...

— Есть, конечно, исключения. Тот же Бойко с завода Ильича. Тут, во Львове, можно найти и других толковых людей... Но как глава заводской организации Народного Руха Украины и председатель заводской организации «Просвіта» ответственно заявляю: в этом вопросе есть определенная специфика. Это, думаю, тема отдельного разговора.

Да, была общая тенденция дезинтеграции, развала. Менялась структура экономики. Но можно было попытаться исправить ситуацию. Нужно было перейти на выпуск другой продукции. Ведь в советские времена завод время от времени менял профиль. Производство конвейеров в прежних объемах стало не нужно. Но дефицит других товаров, той же бытовой техники, был огромный. Мы в основном строили. Выпуск ширпотреба можно было легко наладить на нашем заводе — производственные мощности мы имели огромные, работал институт.

Могли же у нас с нуля возникнуть всяческие мастерские! Можно же было сохранить хоть какой-то участок, чтобы выпускать запчасти для конвейерных производств. Где-то они остались, а где-то, возможно, открылись бы новые. А этот директор ничем не интересовался — его вполне устраивали доходы от теневой распродажи и аренды.

Выпускать конвейеры можно было бы. Опыт России, где промышленность так же разоряли, как у нас, показал, что конвейерное производство вполне уместно на рынке. Под Москвой, в городе Голицыно, с нуля запущен «КонвейерМаш». Проконсультироваться по вопросам выпуска конвейеров промышленного назначения русские специалисты приезжали на наш завод. Этот «КонвейерМаш» сегодня хвастается производственными площадями — у них они 2 тыс. кв. м. А у нас производство занимало добрых 75 тыс. кв. м. Мы же можем похвастаться... базарами. А ими мир не удивить.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Родина-мать зовет

Украина начинает внедрять международные стандарты по борьбе с размыванием базы...

Евробляхерам дали срок до выборов

За мечту о качественном и недорогом авто европейской сборки для рядового украинца...

«Деволынизация» Житомирщины

Город Новоград-Волынский может исчезнуть с географических карт. Как сообщает...

КОТтеджи для бездомных

Деревянные «многоквартирные апартаменты» расположены во дворе дома по ул....

«Письма счастья» возвращаются?

Нацполиция возобновила фотофиксацию превышения скорости на дорогах. Пока что в...

Загрузка...

Парад зеленых идей

В начале ноября в Эдинбурге состоится финал крупнейшего в мире ежегодного конкурса...

На ноль делить нельзя, даже если очень хочется

Говорить о нынешних успехах отечественной экономики сложно: мы пока не преумножаем...

Американский компромисс в украинско-польской истории

В сегодняшнем обзоре региональной прессы: польский дипломат на страницах львовского...

Сценарий бюджетный. Военно-избирательный

Молодежному жилищному строительству будет выдано 38 кредитов на общую сумму 29 млн. грн.

Культура коммуналку не потянет

В очередном обзоре региональных СМИ — реалии сегодняшнего дня на Кировоградщине,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка