Зимовка в Антарктиде – не для слабых духом

№17 (863) 27 апреля — 3 мая 2018 г. 25 Апреля 2018 5

Основной (жилищно-лабораторный) корпус украинской станции «Академик Вернадский» на острове Галиндез в Западной Антарктике

На украинской антарктической станции «Академик Вернадский» во время пересменки 22-й и 23-й экспедиций произошло внезапно возникшее неприятное происшествие: один из двенадцати прибывших туда на годичную зимовку киевлянин Тарас Ковалев, который впервые попал в Антарктиду и должен был выполнять совмещенные функции дизелиста и электрика, вдруг запаниковал и заявил, что не справится с работой. Этим он буквально ошарашил полярников, поскольку такого там доселе не случалось...

С возвращением домой!

На днях в Киев возвратились полярники 22-й украинской антарктической экспедиции, завершившие годичную зимовку на станции «Академик Вернадский», и группа участников проводившихся там же сезонных научных исследований.

В международном аэропорту «Киев», несмотря на глубокую ночь (рейс Рим—Киев прибывает в 02.20), собралось много встречающих: родные полярников, друзья, коллеги по разным прежним зимовкам, руководство Национального антарктического научного центра — и. о. директора Евгений Дикий и заместитель директора Валерий Литвинов, сотрудники НАНЦ. Среди встречающих был и корреспондент «2000».

Наконец, пройдя паспортный пограничный и таможенный контроль и получив свой багаж, в дверях показались участники украинской экспедиции. Объятия, поцелуи, крепкие рукопожатия — и традиционные для такой радостной встречи экспресс-тосты с шампанским.

Автор этих строк взял эксклюзивные интервью у трех из вернувшихся в Украину участников 22-й экспедиции. Моими собеседниками стали главный инженер НАНЦ Игорь МОРОЗ (руководивший непосредственно на месте пересменкой), начальник станции — научный сотрудник НАНЦ и один из опытнейших наших полярников Виктор ЛУКЬЯЩЕНКО, а также доктор Александр МАСНЫЙ.

Ротация экспедиций 22/23 и «сезон»

Главный инженер НАНЦ Игорь Мороз, уже в пятый раз проводивший пересменку антарктических экспедиций и обеспечение станции необходимым для ее бесперебойной работы, вылетел из столицы Украины по трехэтапному авиационному маршруту Киев—Рим—Сантьяго-де-Чили—Пунта-Аренас на неделю раньше, чем основной (зимовочный) состав 23-й экспедиции и ее «сезонники», поскольку надо было проконтролировать, как деловые партнеры Национального антарктического научного центра закупают в Южной Америке все что требуется.

Главный инженер Национального антарктического научного центра Игорь Мороз уже в пятый раз руководил пересменкой экспедиций на украинской станции

— И нам, и нашим партнерам, — говорит Игорь Владимирович — пришлось решать закупочные, транспортные и другие вопросы в условиях острого цейтнота: если обычно эти задачи решаются за две, а то и три недели, то на этот раз у нас на все оставалась лишь одна неделя. А получился этот временной дефицит из-за изрядного торможения проводившихся в Украине торгов в системе ProZorro. (Об этом, напомним, шла речь в опубликованном в еженедельнике «2000» № 13(859) от 30.03—5.04.2018 материале «Ушли в осень». — В. Ф.).

— Разнообразные грузы экспедиции, — рассказывает главный инженер НАНЦ, — были размещены не только в трюмах Mari Golds — плавающего под украинским флагом рыболовного судна (опытный капитан Владимир Бигич — из Черноморска Одесской обл. и команда — из разных городов Украины), но и в некоторых других его помещениях, в частности в том цеху, где при обычной эксплуатации происходит обработка пойманной рыбы.

25 марта судно с участниками 23-й украинской экспедиции и ее грузами вышло из Пунта-Аренаса и начало пересекать тысячекилометровый по ширине пролив Дрейка, отделяющий Южную Америку от Антарктиды. В этом плавании пролив Дрейка сполна оправдал свою мрачную славу самого штормового региона Мирового океана, причем сильнейшие ветры и огромные волны постоянно создавали весьма неприятную бортовую качку.

— Путь от южной оконечности Южной Америки до «Академика Вернадского» занял почти пятеро суток, — поясняет Игорь Владимирович. — Так что в пролив Мик между Аргентинскими островами, где на одном из них, Галиндезе, расположена наша станция, судно вошло 30 марта. В 8 часов утра стали на якорь, а затем расчалили Mari Golds тремя тросами, у каждого из которых один конец закреплен на судне, а другой — в определенной точке на берегу. Делается такая растяжка для того, чтобы уберечь судно от дрейфа, связанного с течениями и ветрами, и обеспечить его неподвижность, необходимую при довольно непростой операции перекачки дизельного топлива из емкостей судна по 400-метровому шлангу в большой береговой бак на острове Галиндез.

— В первый день после нашего прибытия туда, 30 марта, погода была очень плохой: сильный ветер вкупе с мокрым снегом, — рассказывает Мороз. — Но уже на следующий день природа смилостивилась, подарив украинским исследователям Антарктики солнечную и тихую, почти штилевую погоду. Так что мы полным ходом развернули разгрузку доставленных на судне всевозможных продуктов питания и снаряжения, используя имеющиеся на станции моторные лодки-«зодиаки» не только для перевозки грузов, а и для начала с 1 апреля работы сезонных научных отрядов.

— За время нашей зимовки (2017—2018), — поясняет начальник станции в 22-й экспедиции Виктор Лукьященко, — мы не только основательно отремонтировали наш далеко не новый «малый флот», приведя в полностью рабочее состояние все восемь «зодиаков» и их двигатели. Мы еще и подготовили из числа зимовщиков восемь дайверов (тех, кто управляет моторными лодками), и они совершали с исследователями (как из числа зимовочного персонала, так и с сезонниками) разнообразные рейсы к различным островам.

— Кроме того, — добавляет главный инженер НАНЦ Игорь Мороз, — мы в этот раз привезли на станцию для пополнения имеющихся и новые современные средства связи — 14 портативных раций, очень удобных в пользовании, и одну стационарную радиостанцию, обеспечивающую связь на удалении до 80 км.

Замена испугавшегося

А теперь расскажем о возникшей при пересменке на «Академике Вернадском» довольно острой кадровой проблеме, с которой до того не сталкивались. Ее причиной стало неординарное, мягко говоря, поведение одного из двенадцати тех, кто должен был работать в течение года (2018—2019) на зимовке 23-й экспедиции, — Тараса Ковалева, которому предстояло выполнять на станции совмещенные функции дизелиста и электрика. Его негативная реакция на эти служебные обязанности по прибытии на станцию оказалась диаметрально противоположной той уверенности, которую он проявлял в Киеве накануне старта экспедиции.

Отметим, что в ее зимовочный состав 46-летний киевлянин Ковалев попал из резервной группы претендентов. Дело в том, что после проведения отбора дизелистом и электриком в зимовке 23-й экспедиции был определен Анатолий Руденко из Оратовского р-на Винницкой обл., уже имевший опыт работы в трех антарктических зимовках. Однако серьезные семейные причины помешали ему отправиться на станцию «Академик Вернадский» в четвертый раз.

Вот тогда из резерва и включили в число зимовщиков претендовавшего на функции дизелиста и электрика Тараса Ковалева. А он, преодолев воздушным и водным маршрутом 15 тыс. км, уже на антарктической станции вдруг запаниковал, судя по всему, испугавшись, что не справится с предстоящей работой. Поэтому предстояло в кратчайшие сроки подобрать кандидатуру того, кто смог бы надежно обеспечивать на «Академике Вернадском» работу дизель-генераторного комплекса и всего электрооборудования станции.

Первоначально рассматривалась как возможная кандидатура завершившего годичную зимовку в 22-й экспедиции в качестве дизелиста и электрика киевлянина Андрея Голубенко, но тот в конечном итоге решил все же вернуться домой. Затем обсуждались еще несколько вариантов — как из числа уже отзимовавших участников 22-й экспедиции, так и из сезонников.

Остающиеся на годичную вахту (2018—2019) зимовщики 23-й экспедиции

Окончательным стало решение утвердить кандидатуру одного из участников сезонного научного отряда геофизика Дмитрия Литвинова (отметим, что он не родственник замдиректора НАНЦ Валерия Литвинова, а однофамилец). Дмитрий до этого уже трижды зимовал на антарктической станции (в 10-й, 12-й и 19-й экспедициях), является специалистом по электрическому и электронному оборудованию. Кстати, именно он в свое время наладил систему электронного контроля, позволяющую прямо из лабораторного корпуса на расстоянии следить за тем, как в дизельной работают дизеля и генераторы.

— С учетом всего этого, — говорит главный инженер НАНЦ Игорь Мороз, — мы и приняли решение: определить дизелистом и электриком 23-й экспедиции Дмитрия Литвинова, изъявившего мотивированное желание остаться в Антарктиде на годичную зимовку, чтобы обеспечивать работу соответствующей техники (дизелей, генераторов) и электрических систем станции. Это наше решение было санкционировано и руководством НАНЦ в Киеве. А Тарас Ковалев отправился в обратный путь, побывав в Антарктиде, но так и не став полярником...

Будни и праздники на «Академике Вернадском»

Подвести, хотя бы вкратце, итоги работы в завершившейся годичной антарктической вахте на «Академике Вернадском» корреспондент «2000» попросил начальника станции Виктора Лукьященко, для которого завершившаяся зимовка 22-й экспедиции стала уже шестой (до этого работал там по году в 7-й, 9-й, 15-й, 17-й и 20-й экспедициях). Причем трижды (в 9-й, 20-й и 22-й) он управленческие функции начальника станции совмещал с сейсмологическими (точнее — сейсмоакустическими) исследованиями, проводимыми с помощью имеющейся на станции высокочувствительной аппаратуры, позволяющей точно фиксировать происходящие даже на больших расстояниях землетрясения, а также мощные взрывы техногенного происхождения.

— За прошедшую годичную зимовку наш персонал обеспечил систематическую бесперебойную деятельность всех систем станции и проведение на «Академике Вернадском» и на прилегающих к нему территориях островов и морских акваториях разнообразных программ геолого-геофизических, геокосмических, биологических, гидрометеорологических и других фундаментальных и прикладных исследований, добавивших немало новых знаний и конкретной информации.

— Более восьми месяцев в году, — продолжает Лукьященко, — на «Академике Вернадском» приходится жить и работать в автономном режиме: проливы между островами и прилегающие к ним акватории надолго замерзают, перекрывая подходы судов к району нашей станции. Поэтому в антарктический летний сезон (декабрь, январь, февраль и первая половина марта) мы с радостью принимаем гостей: например, в упомянутые месяцы с нашей станцией ознакомились в общей сложности около 3700 туристов, прибывших к острову Галиндез на 72 судах (круизных теплоходах-лайнерах и яхтах).

К нашей беседе с Виктором Лукьященко, проходившей в клинике Института медицины труда, где обследовалось состояние здоровья возвратившихся полярников, подключился доктор, работавший в завершившейся годичной зимовке 22-й экспедиции, — 29-летний врач-хирург из Киева Александр Масный, который впервые зимовал в Антарктиде. Он рассказал, что наряду со своими основными (по профессии) лечебными и профилактическими заботами о здоровье персонала станции он также вел там и разнообразные физиологические и психологические исследования-тестирования, объектами которых были коллеги-зимовщики, а задачей — выяснение того, как на человеческий организм влияет длительное пребывание в специфических суровых природных условиях Антарктики.

Что же касается прямых — сугубо медицинских — функций, то Александр Иванович поведал о том, что в течение зимовки ему приходилось лечить простудные и некоторые другие респираторные заболевания, различные воспаления, а также травмы — ушибы, порезы и т. п.

...Разумеется, годичная зимовка это не только напряженная работа, а и разнообразные праздники. Из них самый почитаемый на антарктических станциях всех стран, расположенных в разных уголках Ледового континента и на прилегающих к нему островах, — отмечаемый 22 июня (когда там самый короткий день и самая длинная ночь) праздник Midwinter (это слово переводится с английского как «середина зимы»).

Его программу сочиняют с выдумкой и разнообразием, но всегда неизменным в этот день остается купание всех зимовщиков в холодной морской воде (ее температура — примерно минус 1,5 по Цельсию, а обязательная форма одежды — плавки и... галстук).

Конечно, Midwinter — далеко не единственный праздник на нашей антарктической станции «Академик Вернадский». Еще зимовщики отмечают там День Независимости и другие государственные праздники, и такие общие, как Новый год (встречаемый дважды — сперва по киевскому времени, а затем, через шесть часов, по местному), Рождество, Пасха и пр. Ну и конечно — персональные дни рождения.

Случаются и юбилеи: например, в ходе завершившейся зимовки 22-й экспедиции полярники 20 апреля 2017-го тепло приветствовали начальника станции и сейсмолога Виктора Лукьященко с его 60-летием. А зимовщики работающей сейчас 23-й экспедиции 20 ноября 2018-го поздравят с 60-летним юбилеем «своего» начальника станции — гидрометеоролога Виктора Сытова.

В обратный путь

— Чтобы рациональнее использовать время для сезонных исследований и не терять там один из отведенных для этого дней, — говорит главный инженер НАНЦ Игорь Мороз, — мы решили проводить традиционные мероприятия, посвященные пересменке (с митингом, спуском истрепанного за год ветрами, морозами, дождями и снегопадами старого флага и подъемом вместо него нового, привезенного очередной экспедицией), не в заключительный день ротации — перед отходом судна, а совместили его с празднованием Пасхи (8 апреля). В этот день верующие могли помолиться в часовне, построенной несколько лет назад на острове Галиндез рядом с жилищно-лабораторным корпусом «Академика Вернадского». А потом, после того как два начальника станции (в 22-й и 23-й экспедициях), Виктор Лукьященко и Виктор Сытов, скрепили своими подписями акт сдачи-приемки, все — и полярники, и экипаж судна — собрались на праздничный обед.

11 апреля, взяв на борт зимовщиков 22-й экспедиции и сезонников, судно Mari Golds в 17.35 отошло от места стоянки и взяло курс на север. Пролив Дрейка на обратном пути был к украинским полярникам благосклонен: примерно 4 балла — это, понятно, не штиль, но все же, как говорится, прелесть по сравнению с привычными для тех мест штормами в 7—9, а то и в 12 баллов. В ночь с 15-го на 16-е апреля судно бросило якорь на рейде Пунта-Аренаса. 17 апреля участники экспедиции вылетели из аэропорта по трансконтинентальному маршруту Пунта-Аренас—Сантьяго-де-Чили—Рим—Киев. А вторая группа вернулась в Украину через неделю.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Ушли в осень

22 марта из Киева в сверхдальнее путешествие отправились участники 23-й украинской...

Антарктида оказалась таинственно продырявленной

Тоннель? Полынья? Дыра — размером с американский штат

Бар на украинской станции в Антарктиде — в числе...

Бар «Фарадей» — одно из «самых экстремальных», но при этом «самых...

Подо льдами Антарктиды открыли еще 91 вулкан

Возможно, это самый крупный из вулканических поясов Земли 

Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка