Чешуйчатые перспективы

№26(704) 27 июня — 3 июля 2014 г. 26 Июня 2014

Если новое руководство Агентства рыбного хозяйства не внедрит сертификат происхождения рыбы как обязательный для продавца документ — это знак того, что оно гармонично встроилось в коррупционную пирамиду
Если новое руководство Агентства рыбного хозяйства не внедрит сертификат происхождения рыбы как обязательный для продавца документ — это знак того, что оно гармонично встроилось в коррупционную пирамиду

Оккупация Крыма еще отзовется на берегу каждого нашего ставка и речушки — сегодня мало кто задумывается о том, что утрата двух третей отечественных рыбных ресурсов (из 216 тыс. т прошлогодней украинской рыбы 150 тыс. пришло из Крыма) больно ударит не только по экономике и бюджету. Но через возросший спрос и механизмы браконьерской добычи — и по всем оставшимся под киевским подданством карасикам.

Ряд экспертов считают: страшный удар по рыбному хозяйству страны, который вызвала потеря полуострова, может послужить наконец и долгожданным толчком к развитию отрасли. Так, президент общественного объединения «Интеллектуальный центр по вопросам рационального использования водных ресурсов Украины» Василий Коротецкий недавно заявил, что за 5—7 лет лишь за счет устранения коррупционных схем можно увеличить объемы производства во внутренних водоемах в 24 раза — до 1 млн. т продукции.

Директор госпредприятия «Южный научно-производственный агроэкологический центр Института агроэкологии и природопользования НААН» Владимир ФАЛЕЙ подтверждает: отрасль устала от тяжелейшего пресса коррупции.

В ожидании рыбного стратега

— Владимир Григорьевич, является ли смена власти в стране поводом требовать радикальной модернизации отечественного закона об аквакультуре, который не критиковали только утопленники?

— Закон об аквакультуре действительно несовершенен, и дорабатывать его необходимо. Изменившиеся обстоятельства, например потеря крымских рыбных портов, особо настоятельно требуют этого. Нужно создать условия для привлечения инвестиций в строительство новых судов и портов — мы не можем позволить себе ждать, что в некоем неопределенном будущем Крым нам вернут. Это, в конце концов, вопрос продовольственной безопасности страны!

Уже всем очевидно — положения закона, на которые так в свое время рассчитывали, не сработали, и аквакультура у нас не развивается. На-против, фискальные органы, в том числе экологическая инспекция, вместо того чтобы помогать, душат рыбоводов и рыбаков.

Так что изменения неизбежны. Но для начала должен появиться хотя бы полноценный глава Агентства рыбного хозяйства — сегодня у отрасли нет руководителя! Партийная принадлежность нас мало интересует, главное — чтобы человек был специалистом, понимал положение в этой сфере и был стратегом.

Ведь в стране отсутствуют сами условия для развития отрасли.

Три года должно пройти от инкубации икринки до получения товарной рыбы. Где еще в сельском хозяйстве такой цикл? А длинный цикл — это большие риски.

— Разве здесь не работает традиционное агрострахование?

— Эти механизмы (как и многие другие) здесь не работают, хотя еще лет 10 назад вроде бы действовали.

Если в прошлом году овощеводам и растениеводам государство возместило (из-за повышенной температуры в южных областях) хотя бы стоимость электроэнергии, которая пошла на прокачку воды, то рыбоводство не получило ни копейки.

— Наши госпрограммы развития рыбного хозяйства, которые разрабатывались и презентовались с такой помпой, имели какую-то отдачу?

— Эти программы в основном декларативны — мол, хорошо бы достичь некоего уровня, потому что это мировой уровень.

Но чтобы развивалась аквакультура, чтобы работал закон, нужны серьезные изменения — это длинные деньги, их нужно находить, вкладывать, нужна поддержка со стороны специалистов, которых вечно не хватает.

— Так у нас ведь более десятка вузов выпускают специалистов по рыбному хозяйству!

— Но если взять статистику, то окажется, что устраиваются по специальности единицы. Цифра будет меньше 1%! И желания у молодых нет, и идти некуда, а те объекты, что еще существуют, находятся в глуши.

— Приводит ли это к тому, что типичный украинский рыбовод не применяет современные технологии?

— Да, у нас в основном распространено низкотехнологичное производство. Более того, превалирует преимущественно полупастбищное или пастбищное содержание.

— Насколько удовлетворен спрос на высококачественный генетический материал?

— У нас высокие показатели по традиционным украинским культурам — например, карпу. Много хорошего племматериала, есть где взять. Но вот по растительноядным рыбам свежих линий не осталось, надо завозить.

Стыдно сказать — ни один государственный завод в Херсонской области (а их 3 из 4 украинских) не имеет сертификата племзавода. Государство не поддерживает эту работу.

— Традиционная головная боль сельхозпроизводителей — нехватка перерабатывающих мощностей. Для рыбного хозяйства эта проблема актуальна?

— Напротив, не хватает рыбы для переработки! Все крупные перерабатывающие заводы у нас из-за этого обречены на умирание.

А вот в странах ЕС, несмотря на подписанные антидемпинговые соглашения, и цена на топливо для промысловиков льготная, и возмещение по комбикормам рыбоводам выплачивают — там работают на обеспечение продовольственной безопасности.

Поиски плюсов в минусах

— С момента обретения Украиной независимости одной из основных проблем отрасли стал непрозрачный механизм формирования арендной платы за водные объекты. Почему Минприроды, несмотря на бесконечные «круглые столы» и сотни часов обсуждений с учеными и бизнесом, так и не удалось создать приемлемой модели?

— Механизм непрозрачен, потому что Водный кодекс у нас так выписан — под понятие «водный объект» может попасть даже колодец или любая емкость, врытая в землю.

Минприпрды разрабатывало закон для себя, а не для производителя! У министерства нет и не было внятного обязательства или плана — скажем, к 2020 г. обеспечить аквакультурой 100% потребления Украины. Поэтому можно и не делать ничего.

— Сегодня часто говорят о необходимости перехода отрасли на интенсивное рыбоводство. Но готовы ли к этому существующие системы госконтроля? Не получит ли украинец в обмен на рыбу избыточное загрязнение и без того не слишком чистой воды?

— Во-первых, в природном водоеме интенсивно выращивать рыбу невозможно. Во-вторых, у нас и в прудовом фонде никто больше 2 тонн с га не выращивает — обычно вообще до тонны не дотягиваем. Так что ни о какой интенсивности и связанных с этим рисках речи не идет.

Вот если бы производители тратили 4 кормовые единицы на 1 кг продукции — да, тогда бы нитраты в воде зашкаливали. А так абсолютное большинство хозяйств выпускают после использования воду лучшего качества, чем та, которую брали из природных водоемов, — она у них за счет отстаивания только очищается!

— Выходит, есть плюс и в низкоинтенсивном производстве. Но почему в Украине не развито производство рыбы в бассейнах, по замкнутому циклу? Принято говорить, что во многом благодаря нашим специалистам так выросла отрасль в Румынии, Израиле, Китае — почему же у нас современные технологии туго идут?

— В замкнутом цикле все прекрасно — вот только цена на продукцию слишком высокая. Поскольку отрасль ориентирована на внутреннее потребление, а цена на продукцию много ниже, чем в Европе, то по таким технологиям выгодно производить только дорогостоящие виды — осетровые, африканского сома.

Да и то. Считайте сами: комплекс на 80 — 90 кубов воды — с биологическими фильтрами, под крышей — обойдется инвестору в 250 тыс. евро. А сома там можно выращивать порядка 45 т в год. Сколько вам при существующих ценах нужно прокрутить циклов, чтобы возместить затраты в Украине?

— В Европе становится популярным строить комплексные системы, где рыбоводство комбинируют с гидропоникой — выращиванием агрокультуры в теплицах. Есть ли перспектива у этого направления?

— Прямая перспектива! Что такое гидропоника? Изъятие растениями нитратов! На 1 тыс. кубов бассейна можно поставить теплицу на полгектара — и будет хватать нитратов, чтобы не завозить удобрений!

Система, конечно, непростая, но наукой давно исследованная.

Вот только в Украине производственникам гораздо проще запустить свежую воду в систему и разбавить нитраты — это несравнимо дешевле.

— Представители общественных организаций утверждают, что одна из причин, тормозящих развитие аквакультуры — серый рынок рыбы, питаемый промышленным браконьерством.

— Это факт, от него никуда не денешься.

— Решила бы проблему давно муссируемая инициатива введения сертификата происхождения рыбы, без которого реализация продукта стала бы невозможной?

— Конечно, такой сертификат обязателен для рыбы, как давно обязателен для любого другого продукта питания. Никто ведь даже не может себе представить, чтобы в магазине вам стали продавать молоко, производитель которого не известен!

— Почему же Госагентство рыбного хозяйства, все последние годы на словах поддерживавшее инициативу, на деле интенсивно тормозило введение сертификата соответствия?

— Представьте себе, как работает коррупционная пирамида. Руководители высшего звена требуют «взносы» с руководителей на местах. Те в свою очередь требуют с районных инспекторов. А берут в конце концов из природной среды — хищническим способом. Например, тюльковым неводом затягивают толстолобика.

А теперь объясните — где взять документы на все эти 50 т толстолобика из одной затяжки, если квота выписана всего на 10 т карася? Конечно, все по-черному должно продаваться.

— Соответственно, если новые власти (в том числе новый руководитель агентства, назначения которого ждут) не введут сертификат происхождения — это будет ярким признаком того, что они включились в коррупционную пирамиду?

— Это стало бы откровенным сигналом того, что ничего не поменялось — коррупционные механизмы остались и будут работать.

— Но борцы с коррупцией утверждают, что есть еще один действенный способ сильно очистить отрасль — вообще запретить промышленный лов на внутренних водоемах, ведь он все равно чрезвычайно неэффективен.

— Я поддерживаю этот шаг. Да, с точки зрения бизнеса это неэффективно. Посмотрите статистику, сколько ловится рыбы, и сравните с показателями производства мяса и молока. Объемы вас удивят — например, даже в очень благополучной Херсонской области рыбы мы выдаем меньше 1% валовой сельхозпродукции.

Но здесь нужно подходить дифференцированно и учитывать социальный фактор. Есть села, где люди живут только рыбой. Поэтому на больших водоемах вроде Каховского водохранилища можно этот промысел оставить.

— Кстати, если говорить о поисках плюсов в минусах и о борьбе с браконьерством — как думаете, превращение Херсонщины в напряженный пограничный регион помешает рыболовному бизнесу или упорядочит его?

— Очевидно, что в новых обстоятельствах изменятся условия выхода на воду, появятся новые правила лова и т.д. Уверен, что усиление присутствия пограничников приведет к минимизации потерь от браконьерства.

Курс обмена сомов на гривню

— Если бы вас попросили дать совет инвестору, решившему вложиться в рыбоводство, — какое направление вы бы порекомендовали? Что сегодня выгоднее — производство товарной рыбы или рыбопосадочного материала (молоди)?

— Рыбопосадочный материал сегодня мало кто производит. Причин много: нет клиентской базы, значительно больше рисков при производстве, сложная ситуация на востоке, Крым ушел (а там были интересные прудовые хозяйства), инвесторы в других регионах испугались. Товарная рыба выгоднее, отдача от нее быстрее.

Но через пару лет страна столкнется с четко прогнозируемым дефицитом рыбопосадочного материала.

— Каковы минимальные оправданные инвестиции в рыбоводство?

— Если говорить о небольшом фермерском хозяйстве, то вам понадобится 90—120 т воды для получения 50—60 т сомика клариаса. Это 70—80 тыс. долл. для решения «под ключ» — при условии, что вы используете бюджетные решения, наших строителей, которые делают недорогие бассейны из пенобетона.

Для тех, кто имеет желание и настроение выпускать несколько сотен тонн (до 1 тыс. т) рыбы в год, порог вхождения в бизнес лежит на уровне 7—8 млн. грн.

Сергей НЕЖДАНОВ

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Держрибагентство: В українських водоймах...

З метою збереження та охорони популяції раків в Україні діє літньо-осіння заборона на...

21 мая на реках Ровенской области закончился...

21 мая на реках Ровенской области закончился нерестовый запрет. Однако окончание...

Держрибагентство: Від початку року загальний вилов...

За 4 місяці 2021 року загальний обсяг вилову риби та інших водних біоресурсів...

Держрибагентство: За перший місяць нересту...

Держрибагентством підбито підсумки рибоохоронної діяльності за квітень 2021 року. Так,...

Держрибагентство: Від початку року вилов водних...

За 4 місяці 2021 року промисловий вилов риби та інших водних біоресурсів у Чорному та...

До водойм Херсонщини випустили понад 1,5 млн...

З метою забезпечення реалізації державної політики та виконання пріоритетних...

Украину ждет вторая волна агрохолдингизации АПК

Все причастные с большим ажиотажем ждут запуска земельного рынка, и именно боевой дух...

Палитра украинского земельного латифундизма

В сегменте крупного аграрного бизнеса иностранцы контролируют 50-70% ниши крупнейших...

Три года тюрьмы за травлю пчел

Самые безопасные регионы для пчеловодов – Прикарпатье и Закарпатье

Нерест-2021

С первого апреля 2021 года начинается нерестовый запрет на вылов водных биоресурсов....

Украинский чернозем оптом и в розницу

Парламентское большинство поддержкой фермерских хозяйств и катастрофическим...

Когда противогаз не нужен

Киев снова в двадцатке городов с самым грязным в мире воздухом.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка