Двойные стандарты энергетической дипломатии: в одних руках благо, в других — зло?

№31—32 (869) 10 — 16 августа 2018 г. 08 Августа 2018 1 5

27 июля в брюссельском медиацентре американского госдепартамента состоялся телефонный брифинг помощника госсекретаря США по вопросам энергетических ресурсов Фрэнсиса Фэннона. Ничем не примечательное — лишь на первый взгляд — событие привлекло наше внимание по ряду причин.

Во-первых, любопытна история появления нынешней должности г-на Фэннона. Официально он занимает пост руководителя Бюро энергетических ресурсов государственного департамента США и одновременно специального представителя и координатора по энергетическим вопросам. Этот отдел госдепа, учрежденный в 2011 г. президентом Обамой, отвечает — ни много ни мало — за «продвижение идей глобальной энергетической безопасности» и обеспечение США стабильными поставками доступных энергоносителей с помощью инструментов дипломатии.

Во-вторых, при Обаме Бюро энергетических ресурсов по сути существовало лишь на бумаге: президент дважды (в 2012-м и 2015 гг.) пытался утвердить руководителя данного отдела на специально созданную для него вакансию помощника госсекретаря США, но сенат неизменно выступал против. Сенаторов не устроила даже кандидатура столь авторитетного дипломата, как бывший посол США в Украине Карлос Паскуаль. Сдвинуть дело с мертвой точки удалось лишь Трампу: в январе 2018 г. он выдвинул кандидатом на новый пост Фрэнсиса Фэннона, а утвердить его удалось 24 мая 2018 г. Фэннон стал первым в истории США помощником госсекретаря по энергетическим ресурсам, чем заметно гордится.

В-третьих, упомянутый чиновник только что (22 июля) побывал в Украине, а потому большую часть брифинга достаточно откровенно делился с репортерами весьма оптимистическими и свежими впечатлениями о настоящем и будущем нашей страны.

Несмотря на наличие диплома магистра международных отношений, Фэннона сложно назвать классическим чиновником, а тем более — карьерным дипломатом. Его назначение полностью соответствует кадровой политике президента Трампа, заполняющего ответственные вакансии в госструктурах представителями большого бизнеса.

Фэннон — не исключение: дипломированный юрист и партнер компании Coefficient Group многие годы посвятил нефтяной индустрии в качестве исполнительного директора вашингтонского офиса транснационального гиганта BHP Billiton и старшего директора Murphy Oil Corporation. Есть у него и опыт работы юридическим консультантом двух американских сенаторов. Иными словами, с энергетическими ресурсами и законотворческой деятельностью этот человек знаком не понаслышке.

«Американская энергетика благодаря нашему ресурсному богатству играет все более и более важную роль в американской дипломатии. Сегодня регулирование объемов энергоносителей, добываемых американскими компаниями, позволяет оберегать глобальные рынки от избыточного предложения, а американские технологии и энергетика укрепляют экономики партнеров, разделяющих наши ценности», — так разъяснял свое видение стратегии американской энергетической дипломатии Фрэнсис Фэннон 15 февраля этого года на слушаниях в сенате.

На июльском брифинге помощник госсекретаря разъяснил, почему действия США на глобальном энергорынке следует считать полезной дипломатией, а аналогичные деяния России — «злонамеренным влиянием». Рассказал он представителям СМИ о недавнем турне по столицам Украины, Польши и Греции. В ходе этой поездки Фэннон провел встречи с государственными чиновниками и бизнесменами, обсудив стратегическую важность общей энергетической безопасности для США и европейских союзников/партнеров. Помощник госсекретаря неустанно подчеркивал готовность американцев всецело поддерживать реформы энергетической сферы Украины. Впрочем, предоставим слово чиновнику.

ФЭННОН: — Это моя первая зарубежная поездка с момента утверждения на пост помощника госсекретаря США по вопросам энергетических ресурсов. Мне довелось первым занять этот пост, и, на мой взгляд, факт моего утверждения на должность служит подтверждением чрезвычайной значимости энергетической дипломатии для правительства в более широком контексте обеспечения безопасности наших друзей и союзников.

Вначале я побывал в Украине, затем посетил Польшу, а теперь и Грецию — это три критически важных для США энергетических партнера, ведущих борьбу за энергетическую безопасность Европы.

Вопрос энергетической безопасности наших европейских партнеров и союзников издавна входит в число стратегических приоритетов США, поскольку только в условиях такой безопасности партнеры и союзники способны уверенно справляться с глобальными вызовами. Эту точку зрения мы сформулировали давно и регулярно подтверждаем ее.

Создание прозрачного и конкурентоспособного энергетического сектора — вопрос критической важности для Украины. Такой подход поможет Украине не только добиться экономической и энергетической безопасности в долговременной перспективе, но и сохранить роль ведущего транзитного государства в схеме европейских газовых поставок.

Даже не сомневайтесь — Соединенные Штаты все так же глубоко заинтересованы в успехе стабильной, процветающей, демократической и свободной Украины. Американская поддержка территориальной целостности Украины остается незыблемой, а российская агрессия против Украины все так же остается самой серьезной угрозой для европейской безопасности.

Наши санкции против России будут действовать до тех пор, пока РФ не откажется от пути, спровоцировавшего их. Мы ожидаем от России выполнения взятых ею на себя обязательств в рамках Минских соглашений, а также отказа от поддержки незаконных вооруженных формирований, которые Москва вооружает, обучает, руководит и направляет в бой. Мы никогда не признаем российской аннексии Крымского полуострова.

Соединенные Штаты были, есть и будут непоколебимым сторонником Украины и ее евроатлантических чаяний, в особенности ее усилий по развитию демократических институтов, а также прозрачной и конкурентоспособной рыночной экономики с корнями, уходящими глубоко в Европу и на Запад.

Хочу немного подробнее остановиться на текущих программах украинских реформ. Во-первых, очень важно осознавать, какой серьезный путь они прошли за относительно короткий период. Конечно, многое еще необходимо сделать, и мы признаем это: тем не менее украинское правительство предпринимает целенаправленные и ощутимые меры по обеспечению фундаментальной открытости и либерализации энергетических рынков Украины.

Две недели назад Рада приняла важнейший антикоррупционный закон, нацеленный на борьбу с действиями олигархов. А в начале этой недели я побывал в Киеве, где встретился с премьер-министром Гройсманом, президентом Порошенко, руководителями комитетов Верховной Рады и другими высокопоставленными чиновниками. В это время наблюдательные советы «Нафтогаза» и МГУ («Магистральные газопроводы Украины») достигли соглашения об осуществлении конкретных шагов на пути к реализации «анбандлинга» (выделения функции оператора газотранспортной системы) в срок до 1 января 2020 г.

Предстоит еще немало работы, но мы — международное сообщество — обязаны сделать паузу, признать значимость этого критически важного шага и встретить аплодисментами действия наблюдательных советов МГУ и «Нафтогаза», а также руководства и правительства Украины, направленные на достижение этой важной знаковой цели.

Зависимость Европы от российского газа представляет собой стратегическую уязвимость. Несмотря на то, что Россия может (и должна) оставаться одним из поставщиков газа в Европу, ей нельзя позволять и далее использовать доминирующее положение на рынке в качестве инструмента достижения злонамеренных геополитических целей.

«Северный поток-2» — в случае завершения его строительства — сведет на нет значительные усилия, предпринятые нами на пути к достижению целей коллективной безопасности Европы, а также создаст реальную угрозу для безопасности всех стран Европы. В частности, проект «Северный поток-2» спровоцирует раскол Европы, а Россия получит дополнительные возможности для использования своих энергетических ресурсов в качестве инструментов политического принуждения и оказания злонамеренного влияния.

Россия сможет использовать строительство трубопровода в качестве средства наращивания своего агрессивного военного присутствия в регионе Балтийского моря, в качестве инструмента срыва европейских планов в сфере диверсификации поставок энергоносителей. Москва получит возможность блокировать критически важные для европейской диверсификации инфраструктурные проекты. Речь идет о жизненно важных проектах, внесенных Евросоюзом в перечень «проектов общих интересов для ЕС».

Под угрозой окажется экономическая и стратегическая стабильность Украины — достаточно лишь дать России возможность (в тандеме с двухниточным газопроводом «Турецкий поток») полностью остановить или существенно сократить объемы транзита газа через Украину. В такой ситуации, в свою очередь, исчезнет и мощный фактор, сдерживающий дальнейшую российскую агрессию в отношении Украины.

На первую и вторую очереди «Северного потока» — на один транспортный коридор — совместно придется две трети объема импортируемого Евросоюзом российского газа: сформируется серьезная уязвимость в сфере энергетической безопасности. Уязвимость большей части континента возрастет, поскольку из-за любого срыва под угрозой окажется столь большая доля газового импорта Европы.

И тут мы подходим к вопросу о том, какова же цель «Северного потока-2». С нашей точки зрения, «Северный поток-2» — прежде всего и превыше всего — геополитический трубопровод, проект, созданный для достижения Россией своих геополитических целей. Это вовсе не обычный коммерческий проект. Скорее, это инструмент российской политики по использованию энергетических ресурсов в качестве средства политического принуждения. И это особенно очевидно в Центральной и Восточной Европе, где доминирование России на энергетическом рынке давно стало хорошо известным фактом.

Впрочем, даже в других регионах Европы Россия использует энергетические ресурсы ради оказания политического влияния, в частности, путем предоставления коммерческих преимуществ определенным корпоративным партнерам.

Энергетика — один из гибридных инструментов России, используемых для подкупа чиновников, распространения враждебного влияния, а также для того, чтобы сеять разногласия в трансатлантическом сообществе. Именно поэтому США продолжают решительно выступать против «Северного потока-2» и двухниточного «Турецкого потока».

ПОРТАЛ CAPITAL.GR (Греция): — Хотелось бы услышать ваше мнение по поводу энергетической безопасности нашего региона и диверсификации источников поставок.

ФЭННОН: — Конечно, мы всемерно приветствуем усилия Греции по диверсификации с помощью LNG-терминалов (терминалов сжиженного газа), а также иных, критически важных объектов инфраструктуры, в особенности это касается газового интерконнектора «Греция—Болгария» и «Вертикального газового коридора». Это важные шаги на пути к диверсификации: кроме того, они создают огромные возможности для Греции, поскольку эта страна обладает географически конкурентным преимуществом, позволяющим ей играть роль отправной точки для организации поставок газа из Греции по всему региону.

Естественно, мы неустанно благодарим Грецию за ее роль в деле продвижения идеи «Южного газового коридора», особенно в эти дни, когда мы фиксируем определенный и реальный прогресс в данном вопросе.

VOICE OF AMERICA (США): — Вопрос от русской службы «Голоса Америки». Как далеко готово зайти правительство США, так сказать, в деле убеждения европейских союзников в необходимости отказа от участия в «Северном потоке-2»? На какие конкретные шаги и меры готово пойти американское правительство, чтобы убедить европейских союзников отнестись к этой просьбе с большим пониманием?

ФЭННОН: — Прежде всего США будут и далее — дипломатическими методами — продвигать тезис о достижении энергетической безопасности путем диверсификации источников, путей и поставщиков энергоресурсов. Если говорить более конкретно и применительно к Европе, от Еврокомиссии мы с нетерпением ожидаем подвижек с поправками в газовую директиву. Мы считаем это важным моментом, развивающим те принципы прозрачности, которых Европа сама так долго добивается. Мне кажется, мы получим мощную поддержку нашего тезиса, и мы ожидаем прогресса в действиях Еврокомиссии. Кроме того, мы, естественно, поддерживаем действия Дании, связанные с вопросами ее национальной безопасности.

Мы четко даем понять: компании, занятые в сфере строительства российских энергетических трубопроводов, занимаются бизнесом, сопряженным со значительными санкционными рисками: это распространяется на «Северный поток-2» и, естественно, на «Турецкий поток».

BLOOMBERG NEWS (США): — Вы идете по стопам других представителей госдепартамента, регулярно заявляющих, что участвующие в проекте «Северный поток-2» компании сталкиваются с повышенным риском оказаться под санкциями. Так почему же президент США не стал повторять это заявление в ходе своего визита и недавних встреч с европейскими и немецкими чиновниками? Он ничего подобного не говорит на публике: судя по всему, не говорит этого и в частных беседах. Так существует ли повышенный риск санкций для этих компаний? Почему президент не поддерживает ваши слова?

ФЭННОН: — Президент очень четко озвучил свою позицию на саммите НАТО, и, как я понимаю, позиция США достаточно сильна, вопрос же о риске оказаться под санкциями остается на повестке дня. Что касается будущих санкций (будут ли они наложены, и когда это произойдет), Соединенные Штаты не комментируют свои намерения на будущее. Но мы еще раз подчеркиваем серьезность существующих рисков.

SP GLOBAL PLATTS (США): — На этой неделе мы наблюдали за беседой президента Трампа и президента ЕК Юнкера о прогрессе в вопросе заключения торгового соглашения и о возможности упрощения доступа американского сжиженного газа в Европу. Мы видим, как сильно США стремятся оказать Европе помощь в деле диверсификации поставок энергоносителей. Вопрос — чем конкретно Соединенные Штаты могут помочь? Готовы ли вы предоставить европейским компаниям особые привилегии при покупке американского сжиженного газа?

ФЭННОН: — Во-первых, мы с удовольствием наблюдали за совместным заявлением господина Юнкера и президента. Кроме того, импортеры множества стран все чаще предпочитают поставлять на европейский континент американские энергоносители. И сжиженный газ — лишь часть нашего более широкого подхода к вопросу диверсификации поставок энергоносителей.

Что касается США... Конечно, у нас нет управляемой государством экономики, а потому решение о том, заниматься ли подобными проектами, принимают представители частного сектора — американские компании. И экспортные поставки нашего сжиженного газа получает множество стран, поскольку в этом есть смысл — отчасти это коммерческий смысл. Но есть и более широкий смысл у диверсификации: он состоит в обеспечении энергетической безопасности.

ARGUS MEDIA (Великобритания): — Как высоко вы оцениваете вероятность успешного завершения Украиной реформы энергетического сектора — в частности, проведения «анбандлинга»?

ФЭННОН: — Как я уже отмечал во вступительном слове, конечно же, предстоит еще немало работы. Однако меня чрезвычайно воодушевило и обрадовало заключение упомянутого меморандума о взаимопонимании между наблюдательными советами «Нафтогаза» и МГУ, достигнутое благодаря решительной готовности украинского правительства к проведению «анбандлинга». Этот процесс потребует определенного времени, но речь идет о достижении знаковой вехи. Процесс запускается, и он затянется на последующие полтора года, но мы полностью уверены — после подписания данного соглашения заинтересованными сторонами этот процесс начнется, и стартует он прямо сейчас.

KATHIMERINI (Греция): — Хотелось бы узнать отношение правительства США к буровым работам, которые в следующем месяце начнутся в исключительно экономической зоне республики Кипр. Не опасаетесь ли вы роста напряженности в результате этих работ?

ФЭННОН: — Во-первых, США поддерживают Кипр в праве республики на разработку недр и добычу энергоносителей на территории собственной экономической зоны. Мы, конечно же, надеемся на то, что все стороны придут к согласию, а все вопросы будут решены максимально дружелюбным способом. Но, как бы то ни было, это экономическая зона Кипра, и управлять ресурсами предстоит киприотам.

MASRAWY NEWS (Египет): — Вопрос касается санкций, которые США планируют ввести в отношении Ирана с ноября. Эти санкции могут привести к дефициту поставок нефти в регион. Не собираются ли США дать своим союзникам совет о необходимости наращивания объема поставок в регион ради сокращения дефицита?

ФЭННОН: — На мой взгляд, американские производители однозначно действуют активно в поиске любых возможностей для выхода на рынки. Мы уверенны в том, что поставки будут осуществляться, и занимаемся обеспечением таких поставок — совместно с нашими и иностранными добывающими компаниями.

«УКРАЇНСЬКИЙ ТИЖДЕНЬ» (Украина): — Как сегодня США относятся к проекту трубопровода «Северный поток-2»? Можем ли мы ожидать введения неких экономических санкций для того, чтобы положить конец этому проекту?

ФЭННОН: — Позиция США в вопросе оппозиции проекту «Северный поток-2» остается непоколебимой. Но я считаю, что дело не только в борьбе с этим проектом, но и в нашей поддержке непрерывности транзита газа через территорию Украины.

Лучший вариант, позволяющий сохранить за Украиной роль критически важного для Европы партнера по транзиту газа после 2019 г., заключается в предотвращении строительства «Северного потока-2» и «Турецкого потока», поскольку после завершения этих проектов у «Газпрома» появится техническая возможность перекрыть поставки газа через Украину.

Что касается санкций, как я уже говорил, любой бизнес (любые компании), занятые в секторе российских энергетических трубопроводов, проявляют деловую активность, сопряженную с повышенным риском введения санкций. Это касается и «Северного потока-2».

WALL STREET JOURNAL (США): — Просто любопытно — не могли бы вы подробнее рассказать о существенном риске санкций, особенно в контексте принятого прошлым летом закона. Интересно, что именно может вынудить президента воспользоваться своими правами по данному закону, чтобы положить конец строительству «Северного потока-2», особенно если вспомнить, что этот проект уже реализуется на протяжении определенного периода? Строительство уже началось, и разрешения выданы во всех странах, за исключением Дании. Иными словами, у Европы, похоже, нет никаких стимулов останавливать проект?Готовы ли США заняться этим в одностороннем порядке?

Еще один вопрос — я понимаю, что ваша поездка не связана с Ираном, но все же — какую позицию администрация президента США занимает в вопросе освобождения от ответственности для европейских компаний, ведущих бизнес с Ираном и/или странами, закупающими нефть в Иране? Вы вообще рассматриваете вопрос о снятии ответственности?

И, наконец, как вы относитесь к идее, выдвинутой Францией, Германией, Италией и центральными банками ряда других европейских стран, — о расчете с Тегераном в евро за поставки нефти?

ФЭННОН: — Постараюсь отвечать по порядку. Что касается санкций по «Северному потоку-2»: мы не комментируем будущие санкции — такова позиция США. Но я хочу в очередной раз напомнить о существовании повышенной степени риска для фирм, принимающих участие в реализации проекта «Северный поток-2».

В последние пару недель — и в конгрессе, и в сенате — внесено несколько соответствующих законопроектов, которые находят мощную поддержку у законодателей, представляющих обе партии. На мой взгляд, это и есть иллюстрация единой позиции Соединенных Штатов, выступающих против проекта «Северный поток-2» и стремящихся оказать поддержку Украине в максимально сжатые сроки.

Перейдем к вопросу об иранских санкциях: здесь США вновь рассматривают возможность введения санкций. Сегодня все уже не так, как было ранее. Если говорить о возможности исключений (снятия ответственности), американское правительство призывает всех снижать объемы закупок иранской продукции, иранской нефти, с тем чтобы их объемы максимально стремились к нулю. Что касается исключений — мы, конечно же, готовы к диалогу со странами, но такой диалог будет идти исключительно в двустороннем и индивидуальном порядке. Планка требований в вопросе исключений однозначно будет высокой. Кроме того, мы настаиваем на полном соблюдении требований всеми странами в максимально сжатые сроки.

POLITIK (Греция): — Не видите ли вы в Турции определенную угрозу для всего региона в целом, в т. ч. и в сфере энергетической безопасности?

ФЭННОН: — Мы видим, что у Турции есть возможность играть подлинно важную вспомогательную роль в деле продвижения проекта «Южный газовый коридор».

RADIO ROMANIA (Румыния): — Как в США оценивают новый румынский закон об офшорных нефтяных периметрах?

ФЭННОН: — Закон об офшорных нефтяных периметрах вызывает у нас определенное беспокойство, а Черноморский регион мы считаем территорией потрясающих возможностей с точки зрения диверсификации поставок энергоносителей. В этом контексте мы решительно поддерживаем проект газопровода BRUA.

DIPLOMAT MAGAZINE (Япония): — Мой вопрос близок к вопросу моего коллеги из Египта. В данный момент США в сфере энергетической безопасности оказывают немалое давление на Европу. Делается это ради двух целей. С одной стороны, ради сокращения зависимости от России путем диверсификации, а с другой — чтобы остановить поставки из Ирана — страны, способной стать значимым источником диверсифицированных поставок для европейских союзников США. На этом фоне поставки нефти из Венесуэлы снижаются по причине сложившейся в этой стране политической ситуации.

Итак, как вести себя, оказавшись между двух огней? Европейских союзников просят заняться диверсификацией поставок, но при этом им оставляют все меньше и меньше доступных источников энергоносителей.

ФЭННОН: — Ну, тут все несколько иначе. Если говорить о российском газе, ситуация ясна. Варианты диверсификации поставок приводят к изменению динамики рынков в регионах и между странами. Процесс диверсификации изменяет сам механизм формирования цен на энергоносители благодаря повышению доступности их источников.

Мы считаем необходимым увеличивать число доступных вариантов: это очевидно, скажем, на примере Литвы, занятой строительством собственного терминала сжиженного газа. При этом полностью меняется динамика стоимости поступающего в страну газа. Получилось так, что проект, в который изначально инвестировали средства исключительно ради повышения безопасности, ради строительства инфраструктуры, оказался еще и коммерчески выгодным. Дело в том, что он избавляет от сложных взаиморасчетов с «Газпромом», защищает от имеющейся у «Газпрома» возможности диктовать цены. Именно такой подход мы и поддерживаем.

Мы полностью осознаем — Европа и далее будет закупать российский газ. Вопрос лишь в том, в каких объемах это будет происходить, появятся ли у этих стран возможности для диверсификации источников поставок — не только ради обеспечения бесперебойных поставок энергоносителей, но и для того, чтобы эти государства могли выдвигать свои условия на переговорах. Что касается вопросов о нефтяных рынках, то мы будем и далее отслеживать ситуацию ради обеспечения адекватного баланса на рынках.

VECERNJI LIST (Хорватия): — Ваше отношение к терминалу сжиженного газа в Хорватии, и что вы можете сказать о российском влиянии?

ФЭННОН: — Соединенные Штаты очень активно поддерживают строительство терминала СПГ в Хорватии на острове Крк. Мы принадлежим к числу давних сторонников этого проекта, и мы побуждаем правительство Хорватии и других стран региона к реализации этого проекта. Признает его важность и Еврокомиссия, внесшая его в перечень «проектов общих интересов». А потому я хочу сказать — речь идет не только об американской поддержке, но и о более широкой общеевропейской поддержке данного проекта.

Что касается России — мы уже отчасти обсуждали и этот вопрос. Россияне выступают — на словах и на практике — против проектов диверсификации, действуя посредством различных каналов, в т. ч. и путем кампаний по дезинформации. Но я хочу вновь подчеркнуть: как я уже говорил на примере Литвы, мы можем прогнозировать результат, когда у компаний есть альтернативы доступа к энергоносителям. Это благо для таких стран, это благо для всех государств региона, и это благо для национальной безопасности Европы в целом.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Премия за риск

Власть задумалась о льготах бизнесу поблизости от зоны разграничения на Донбассе. И не...

Золотое кольцо Омеляна

Если железные дороги будут развиваться такими темпами, как сейчас, то через 20 лет из 20...

Ассоциация с коньяком

Украинским производителям напомнили о необходимости переименования отечественного...

Народные избранники ополчились против курения

Искусственный никотин, входящий в состав жидкостей для электронных сигарет,...

Строительная амнистия

В сентябре Минрегион обещает запустить механизм бессрочной строительной амнистии....

Загрузка...

Днепр не умирает, он де-факто мертв

Самые загрязненные реки в Украине — Северский Донец, Днестр, Сула, Западный Буг и...

Рыбная кость вместо рыбы

Азов уничтожают ради кормления и выроста пушных зверьков в Белоруссии

Страна репродуктивного туризма

После запрета в 2015 г. заместительного материнства в Индии и Таиланде Украина заняла...

Валютные колебания вокруг стального шеста

Пике курса доллара во второй половине июля и начале августа, когда американская валюта...

Пересортица: государство не способно контролировать...

Сегодня как минимум 50% посевов сои и кукурузы в Украине находится под ГМО-сортами. Ни...

Топорная работа

Почему наши дрова превратились в наркотик

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
pgrm

Вот так американский чинуша решает и указывает что и для кого есть благо. За всеми этими прибаутками о СПГ умалчивается, что за все это расширение рынка СШП должны заплатить простые люди всех тех стран, о безопасности которых якобы пекутся янки. Под соусом диверсификации для безопасности вульгарный жесткий протекционизм и очередной плевок на международные договора о рыночных механизмах регуляции торговых отношений.

- 7 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка