Конкурентная кооперация

№16 (555) 22 - 28 апреля 2011 г. 21 Апреля 2011 0
Фото Виталия СИЧНЯ

Богатая традициями кооперации в сельском хозяйстве, наша страна в ближайшие годы может пережить настоящий кооперативный бум.

Если верить идеологам этого движения от власти, то при поддержке государства кооперативы не только помогут трудоустроить сельское население, но и составят конкуренцию крупным агрохолдингам. Причем как на внутреннем аграрном рынке, так и на внешнем — не исключено, что кооперативы получат право экспортировать зерно на равных со всеми условиях. А значит, фермеры смогут продавать урожай по мировым ценам, которые значительно выше тех, что им сегодня предлагают посредники. О перспективах и сложностях развития кооперативов — в эксклюзивном интервью главы Аграрного союза Украины Геннадия Новикова.

— Геннадий Владимирович, вы совмещаете руководство Аграрным союзом, кооперативом производителей зерна «Казацкий зерновой союз» с работой в стенах Министерства аграрной политики и продовольствия, там ваш рабочий кабинет. Это говорит о том, что государство возлагает на кооперативное движение большие надежды?

— Идея кооперации не нова. Но вместе с тем сегодня она очень актуальна. Например, во Франции кооперативные объединения осуществляют 57% экспорта зерна. В Канаде его экспортирует только государство, но абсолютное большинство объемов для продажи за рубеж дают кооперативы. Практически такая же ситуация в Австралии, она также один из сильных игроков на мировом рынке зерна.

Причем аграрная кооперация в мире широко распространилась не только в растениеводстве. Например, в США 100% молока производится на кооперативных перерабатывающих заводах. Эта форма признана лучшей в одном из наиболее рыночных государств.

— Во всех упомянутых вами странах — крепкие традиции частной собственности, в том числе и в сельском хозяйстве. Но приживутся ли кооперативы у нас, если уже сегодня погоду на аграрных рынках делают крупные холдинги, владельцы и представители которых зачастую занимают высокие властные должности?

— Не только приживутся, но и помогут нашей стране раскрыть аграрный потенциал.

Не секрет, что для нормальной работы сельского хозяйства в него нужно вложить 40—60 млрд. грн. Таких денег сегодня у сельхозпроизводителей нет. А существующая матрица агропромышленного комплекса не позволяет направить деньги в это русло.

— Вы имеете в виду, что производители вынужденно теряют доход на продаже урожая многочисленным посредникам?

— И это тоже. Вот сегодня говорят, что трейдеры построили логистику, которая позволяет экспортировать 40 млн. т зерна в год. Мол, этим нужно гордиться, это колоссальная инвестиция.

Да только из-за нехватки комбайнов при уборке урожая мы ежегодно теряем минимум 5 млн. т зерна. Это при сегодняшней-то урожайности! Переводим потери в цены — и получаем около 8 млрд. грн. Сколько комбайнов за эти деньги можно купить! (Около 4,5 тыс. зерноуборочных комбайнов Case 5088. — Авт.

На первый взгляд, деньги эти можно взять у Всемирного банка. Но почему-то на комбайны мы деньги брать не можем, а на логистику — берем. Почему? Да потому что зерно продают не те, кто его убирает.

— Все же, если мы говорим о необходимости обновления, государству выгоднее льготами поддержать крупного производителя, которому проще аккумулировать средства и обновить парк. А взращивая кооперативы, государство осложнит работу аграрных холдингов. В чем логика?

— Агрохолдингов «по-украински» нет почти нигде в мире. Это у нас стало модным, что одна компания обрабатывает землю в одной области, контролируя более 100 тыс. га. Но с точки зрения производительности труда, организации и социальной эффективности эта форма в аграрном секторе убыточна!

Скажем, во Франции размер максимального хозяйства ограничен 150 га. И фермер может иметь не более 115 коров. Причем это подход не идеологический, а сугубо экономический. Расчеты французских ученых показали, что размер — основной враг фермерского хозяйства.

К слову, средний размер колхозов в СССР был идеальным с точки зрения концентрации и специализации производства. Но в Европе сельское хозяйство никогда не было чисто экономической субстанцией. Оно всегда несло колоссальную социальную нагрузку. И сегодня, когда едешь по Франции — каждый хуторок ухожен. Почему? Потому что четко написано, что ты можешь делать с этим клочком земли, если ты там проживаешь. Иначе нельзя по закону. Поэтому в Париже грязь, а выезжаешь в провинцию — чистота и благодать.

Причем эта провинция пропитана духом кооперации. Спрашиваем тамошних фермеров — вы члены кооператива? «Да». А чем вам помогает кооператив? «Мы покупаем через него все необходимое, продаем урожай». А можете обходиться без него? «Да, можем, никто не заставляет». А почему не обходитесь? «А зачем? Наши деды были в кооперативе, и отцы. И мы в нем». Они даже не задумываются над смыслом. Это их образ жизни.

— Но и наша страна богата кооперативными традициями. Или они в прошлом, и отечественные фермеры не спешат объединяться ради общего блага?

— Почему же, кооперация активно возрождается. Например, Казацкий зерновой союз, который я возглавляю, насчитывает более 100 хозяйств различной величины. Причем эта цифра весьма условна. Почти каждый день 3—4 компании присоединяются к кооперативу, понимая наши преимущества.

— Кооператив представлен во всех областях?

— Пока нет никого во Львовской и Волынской областях. Еще неделю назад не было и в Хмельницкой, но на днях подали заявки 11 фермеров. Впрочем, они хотят создать свой кооператив. Мы способствуем этому. Потому что планируем со временем создать ассоциацию зерновых аграрных кооперативов.

— Быть членом аграрного кооператива дорого?

— Есть вступительный взнос. Он фиксированный. У нас это 500 грн. А ежегодный, или паевой, взнос — от 4,5 тыс. грн., но он варьирует в зависимости от размера хозяйства. Впрочем, это только пока. Со временем он будет зависеть от активности члена кооператива.

Защита вскладчину

— Какая выгода нашим аграриям от того, что они вступают в кооператив?

— Объясню на примере закупки средств защиты растений (далее — СЗР). Объявляем своим членам — кто что хочет купить? Собираем заявки, обобщаем и приходим к поставщикам или проводим тендер, выбираем для себя лучшие условия. Цена получается ниже рыночной, иногда значительно.

— Уточните.

— Первый тендер мы проводили в Запорожье. Мы обобщили заявки фермеров и посчитали, что по среднерыночным розничным ценам закупка такой партии СЗР обойдется нам в 57 млн. грн.

Именно в такую сумму оценили тендер и объявили конкурс. Когда же он закончился, тот же самый объем СЗР мы купили за 31 млн. грн. Вот вам и выгода — мы сэкономили 26 млн.(!)

Отечественный рынок СЗР, по оценкам экспертов, составляет 1 млрд. долл. Выигрыш сельхозпроизводителей от кооперации и коллективной закупки химикатов в целом по системе — 3 млрд. грн. минимум.

К слову, когда мы проводили тендер, я разговаривал с владельцем крупного фермерского хозяйства (12 тыс. га земли в обработке). И я ему сказал, какие у нас будут цены на СЗР, если он присоединится к кооперативной закупке. Он не поверил. По иронии судьбы оказалось, что поставщиком, предложившим наилучшую цену на тендере, была компания, которая уже несколько лет поставляет СЗР этому фермеру. Но разница в цене составила около 30%.

— Удобрения по такой схеме также закупаете?

— Все что угодно. Точнее, что выгоднее закупать вскладчину. По удобрениям выгода меньше, чем по СЗР, — от 50 до 120 грн. на тонне. Но если вы покупаете 1 тыс. т, то это уже 50 тыс. грн. экономии.

Отрабатываем также и покупку комбайнов, другой техники. Одному фермеру с 200—600 га невыгодно содержать сложную технику, но и всегда хочется иметь ее под рукой. Кооператив дает такую возможность.

Общий котел

— С производством понятно. Хранить и продавать собранный урожай тоже коллективно будете?

— Хм. Ответ на этот вопрос еще обсуждаем. Хотя, очевидно, и на этом этапе будет кооперация.

Собрал фермер 100 т зерна. Строить для себя элеватор? Нет. Дорого. Кстати, элеватор на 5 тыс. т — самый дорогой. Самый дешевый — на 100 тыс. т., именно такие и будем строить вскладчину.

— С местом определились?

— Отводится площадка в Таращанском районе (Киевская область. — Авт.), в Запорожье. Также ищем площадку в Винницкой области.

Но пока элеваторы не построены, начали с погрузочных пунктов, которые дают доступ к железнодорожной инфраструктуре. Всего заложили 30 пунктов по Украине. Ими будут пользоваться члены нашего кооператива на льготных условиях.

— По вашему ответу чувствую, что не все так просто со сбором средств на элеватор. Или я не прав?

— Правы. Наш общий план на 5 лет предусматривал строительство 30 пунктов, двух портовых и 10 линейных элеваторов. Но когда начали сводить дебет с кредитом, поняли, что не все так просто. Собрать людей для участия в постройке элеватора оказалось сложно. Намного проще построить его и провести акционирование среди членов кооператива.

Так что ведем переговоры с компаниями, которые готовы построить элеваторы, а потом по лизинговой схеме передать их кооперативу. Эту работу ведем совместно с госпредприятием «Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины» (ГПЗК).

— Много желающих?

— Заявки подали уже 6 компаний.

— Что предлагаете членам кооператива, пока нет своих элеваторов?

— Мы заключили меморандум с ГПЗК, которая имеет всю необходимую логистику. И предварительно договорились, что в этом году приведем к единому знаменателю стоимость услуг элеваторов по всей стране и введем единую прозрачную формулу. Для членов кооператива услуги госэлеваторов будут льготными.

Лучше меньше

— Не боитесь, что кооперативы не выдержат конкуренции со стороны аграрных холдингов?

— Все может произойти с точностью до наоборот. Что сегодня представляет собой холдинг? Условно, 300 тыс. га разбиты на 100 предприятий по 3 тыс. га. В каждом предприятии — наемные директора. Для владельца это удобно. Есть директор наверху, он дает указание, и все внизу его выполняют.

Предположим, что есть 100 фермерских хозяйств с таким же объемом земли. Они производят такое же количество продукции. То есть, если их объединить, они будут вполне конкурентными с холдингом по объему продукции, которую могут поставить на рынок.

Теперь с точки зрения затрат на закупку — холдинг объявляет тендер, и кооператив делает то же самое. Цена одинакова для обеих форм. Вот только маржа в кооперативе оседает у самих производителей. А в холдинге — все идет в один карман владельца (кроме того, что украдут на местах).

Таким образом, мы говорим, что не нужно дотировать фермеров. Нужно только помочь им организоваться.

— Иными словами, если государство правильно организует поддержку кооперативов, бюджетные дотации на сельское хозяйство удастся снизить?

— В целом дотации не исчезнут — без них государство не сможет полноценно реализовывать свою продовольственную политику. Но с точки зрения экономической модели страны — да, потребность в поддержке фермеров в виде, например, специального фонда отпадет.

— Звучит заманчиво. Но вспомним становление колхозного строя у Михаила Шолохова. Форму-то предложить можно, но что делать с глыбой общественного сознания? Как будете принимать коллективные решения? Первые закупки вы провели в своей вотчине, в Запорожской области, где все просто, потому что вас все знают и вы знаете всех. А где хозяин не вы, а агрохолдинг — как будет?

— Не скрою, наш кооператив уже вызывает негодование посреднических структур, потому что мы рубим на корню их бизнес.

Но проблема ментальности не в том, что кто-то среди фермеров против кооператива. Проблема в том, что за годы независимости постоянно создавались различные структуры (вроде торговых домов. — Авт.), и каждый раз их участники наталкивались на недобросовестных «кидал».

— Где гарантия, что сегодня ситуация не повторится?

— Гарантия закладывается самими участниками в устав кооператива. В организации по сути нет главных — никто из учредителей не имеет никаких преференций перед тем, кто вступил день назад. Прозрачная система взносов, получения и распределения товаров.

Хотите купить удобрения? Отправляете заявку в кооператив. Менеджер кооператива собирает заявки, идет на завод и договаривается о цене для большой партии, включая и ваш заказ. Кооператив не имеет права на прибыль, он не зарабатывает, не делает наценку. Просто в обратной рассылке тем, кто подавал заявки на удобрения, указывается цена, по которой продавец продаст большую партию. Но по которой он никогда не продаст маленькую.

Заявитель смотрит на цену и заключает с кооперативом договор поручения. Поручает кооперативу купить для него удобрения — такой-то продукт по такой-то цене. И перечисляет деньги на кооператив. Происходят расчет и поставка. Таким образом, решения принимает не директор кооператива, а владелец денег, фермер.

Само собой, человеческий фактор исключить будет сложно, но факт, что менеджеры кооператива не будут распоряжаться деньгами его членов. К тому же конкуренция будет стимулировать менеджеров искать более низкую цену.

И в этом, кстати, выгода в сравнении с работой филиалов агрохолдингов. Там из центра спустили указание, директор его выполнил, и никого не интересует, что в соседнем районе купить удобрения можно было значительно дешевле.

Добавим к этому, что в агрохолдингах работают наемные работники. И воруют — СЗР, удобрения, ГСМ и пр. Так и перекочевывает к мелким фермерам по низким ценам все, что было украдено в больших компаниях.

В кооперативе на местах директоров сидят хозяева. Что они, сами у себя воровать станут? Так что вопрос об эффективности даже не стоит. А если эффективность звеньев сама собой разумеется, то и вся система эффективна.

Экспортный экспромт

— Кооператив сможет продавать выращенный его членами урожай за границу?

— С этим пока сложно. Вопрос требует законодательной проработки. Мы обсуждали с депутатами и экспертами идею законодательно разрешить кооперативам экспорт зерна и освободить их от уплаты аванса (аванс в размере 50% стоимости партии зерна предлагается ввести законопроектом №8163 — детальнее см. статью А. Лучининой «Монополия на зерно: кому это выгодно» //«Земля», №12(169) за 26 марта — 1 апреля 2011 г. — Авт.). Но они идею раскритиковали — мол, нынешние трейдеры завтра же после принятия закона перерегистрируются в кооперативы и не будут платить аванс.

Считаем, что необходимо разрешить обслуживающим кооперативам сельхозпроизводителей экспортировать зерно в объемах производства своих участников. Нужно только законодательно решить проблему бесприбыльного статуса кооператива и внести изменения в Налоговый кодекс. Свои предложения мы уже подали в Верховную Раду.

Чтобы уточнить этот момент, мы отправили свое мнение в Институт экономики и прогнозирования НАНУ, который возглавляет Валерий Геец. Ждем предложений по урегулированию противоречий.

Но главное — что для экспорта необходимо? Экспортная логистика. В связи с этим нас пугают, что мы не сможем продавать зерно за рубеж. Да, действительно, врозь — нет. А вместе?

В прошлом году это было невозможно, и именно поэтому не развивалась кооперация и процветали посредники. Нас убеждают, что без посредников — никак и «знайте свое место». Но наличие государственной логистики ГПЗК и реальная возможность ею воспользоваться ломают посредническую схему, дают новые возможности производителю кооперироваться, формировать объемы и открывают доступ к мировым рыночным ценам, мировым правилам игры. Поэтому теперь многое зависит от самих сельхозпроизводителей, их зрелости, самоуважения. Вместе мы сила и сможем заставить всех участников рынка уважать производителя — человека труда.

— Экспортировать-то все равно нужно, иначе маржа будет оседать на счетах посредников...

— Да, и мы договорились, что пока не решится вопрос с экспортом через кооперативы, наше зерно за границу будет продавать ГПЗК. Будем заключать с корпорацией договор комиссии на хранение и продажу. Цена для фермера будет CIF (поставка в порт отгрузки) минус комиссия корпорации минус транспортная логистика.

— Сколько фермеры смогут заработать от продажи зерна по такой схеме? Какой будет комиссия государственной корпорации?

— Размер комиссии в каждом конкретном случае будет разным, поэтому он еще определяется. А вот фермеры от такой схемы, если бы она уже действовала, смогли бы получить дополнительно минимум по 100 грн. прибыли на тонне зерна.

— Все же не совсем понятно, зачем кооперативу нужна корпорация? Ведь ей придется платить комиссию.

— Без корпорации просто не обойтись. Нужна надежная экспортная логистика — у государства она есть. Фермеры не хотят отдавать свое зерно в обмен на обещание денег через месяц после реализации на экспорт — не сможет же кооператив выкупать у своих членов крупные партии. Процентов 10 найдется членов кооператива, которые смогут так работать, они и получат цену выше. Но большинство захотят сразу деньги, пусть меньше. Не хватает взаимного доверия, а его нужно завоевывать и подтверждать — это аксиома.

— А что говорит иностранный опыт?

— Во Франции зерно переходит в собственность кооператива. Там объединения фермеров существуют давно, и они могут себе позволить аккумулировать значительные средства для выкупа урожая.

Фермер сразу получает 20% цены, и зерном уже распоряжается кооператив. Торгует на рынке. Через 2—3 месяца еще 20% перечисляет фермеру — и так пока вся сумма не будет выплачена. Кооператив может сразу все продать, но платить будет по 20—30% регулярно. Там выстроена, отработана система доверия. Нам до Франции пока далеко, но есть на кого равняться.

Справка

Узнать больше о деятельности кооператива «Казацкий зерновой союз» можно по тел.: (050) 440-6506, (093) 774-2847, (044) 278-2984 (тел./факс).

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Грязный воздух: 57 258 смертей в год

Отсутствие стратегии по выполнению Украиной международных природоохранных...

ДРАМАтическая революция

Когда греки входили в Евросоюз, их заставили вырубить все виноградники, ссылаясь на то,...

Недра нараспашку

Государственная геологическая служба презентовала «Инвестиционный атлас...

Що не так з кадрами в Україні

Україна має найбільші запаси родючих земель, вигідне географічне положення, але всі ці...

Від задимлення до штучного інтелекту

Потрібно змінювати не окремі елементи, а всю систему функціонування промисловості

Сломанный «лифт»

Из-за неудовлетворительного экологического состояния в Украине ежегодно умирают 57 258...

Загрузка...

Если щепки летят...

Принятие Верховной Радой ряда законодательных инициатив позволит распространить...

Дефицит тяжелых профессий

Уровень инженерной подготовки персонала падает, и в самом ближайшем будущем возможна...

Украинская кукуруза принесена в жертву торговому...

Падение мировых цен на основные сырьевые ресурсы приведет к неизбежному коллапсу...

Земельные фокусы. Следим за руками

Отдельные пункты законопроекта позволяют обойти количественные и качественные...

Головная боль, которая может стать хронической

Национальный состав населения полуострова заставляет задуматься: 1 млн. 700 тыс. —...

Дерево с помощью «мышки»

Если каждый человек на планете посадит одно дерево, то уровень пыли в  воздухе может...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка