Коровы полусвета

№10 (898) 8 — 14 марта 2019 г. 05 Марта 2019 2

В серой зоне — 57% всего украинского молока

Украина занимает девятое место в мире по производству молока. При этом отечественный рынок — один из самых странных. Только 27% молочной продукции производят сельхозпредприятия, остальные 73% — население.

Рогов все меньше

Согласно данным Государственной службы статистики Украины, к 1 февраля 2019 г. в стране насчитывалось 3 млн. 392 тыс. 200 голов крупного рогатого скота. Это на 3,4% меньше, чем годом ранее. Быстрее всего сокращается поголовье у населения — на 3,8%, до 2 млн. 523 тыс. 700 голов, чуть медленнее — на промышленных предприятиях — на 2,6%.

И это при том, что мировой рынок молока неуклонно растет и уже оценивается в 150 млрд. долл. (или 600 млн. т в год). Наш же рынок занимает 10,3 млн. т и 26 млрд. грн., если учитывать только сырое молоко.

Это 90% того, что производит Польша или Италия и всего 32% объема немецкого производства.

За пять лет молочное поголовье сократилось в стране на 17%. Почему, ведь цены на готовую продукцию неуклонно растут даже на внутреннем рынке? Например, в феврале в супермаркетах цена на молоко 2,5%-ной жирности в пленочной упаковке составляла уже 19,0—21,5 грн. за литр.

Каждый год производство молока падает примерно на 2—3%. Это серьезная угроза — лет за 25 производство может упасть вдвое. Только 20,9% сельских домохозяйств из 4,6 млн., насчитывающихся в Украине, имеют хотя бы одну корову. Пару животных держат лишь 4,2% домохозяйств.

Предприятий, которые занимаются производством молока, в Украине только 2,3 тыс.

Формально у населения переработчики скупают лишь 16% произведенного теми молока, но на деле эта доля намного выше. По оценкам ряда экспертов, серый рынок молока, получаемого из частного сектора и идущего в переработку, равен официальному и занимает около 4 млн. т в год. Еще примерно 2 млн. т вообще находится вне радаров — это продукт, реализуемый бесконтрольно, на рынках.

Имеет ли значение для обывателя такая структура рынка? Без сомнения. Например, Ассоциация производителей молока (АПМ) неоднократно заявляла, что объем фальсифицированной молочной продукции в стране достиг 30%.

С другой стороны, Украина не пользуется своим экспортным потенциалом для развития экономики и наполнения бюджета. В 2018 г. мы получили от экспорта молочных продуктов на 6% меньше, чем в 2017-м — т. е. меньше на 18 млн. долл., ведь общая выручка составила 263,7 млн. долл.

Самое серьезное падение произошло по сухому молоку и сгущенке (26,5%), а еще по сыворотке (11,7%).

Рынки, на которых работает Украина, также остаются очень ограниченными. Главные покупатели нашей молочки — это Марокко, Казахстан и Молдова.

Немытые руки, больное вымя

Главное, что нужно знать о «молоке одиноких коров», т. е. о секторе населения, львиной доле нашего производства, — то, что это некачественный, дешевый продукт. Большая часть этого производства находится вне радаров государства, т. е. никто достоверно не знает, какая его часть перепродается потребителям на рынках, в т. ч. стихийных, а какая нелегально потребляется перерабатывающими предприятиями. Оценочные прикидки экспертов мы привели выше — 2 млн. и 4 млн. т соответственно.

Мотив ухода рынка в тень — бегство от налогов и бюрократизации процесса. Но на деле и в тени все чувствуют себя очень плохо. Население продает молоко посредникам без документов, но по бросовым ценам. Более того, не существует никаких долгосрочных контрактов — посредники могут манипулировать ценой на свое усмотрение, в т. ч. и организовывая разорительные сезонные колебания.

К тому же прокладки-перекупщики никак не контролируют качество сырья — оно все идет в одну бочку.

От этого страдают все. Население-продавца обдирают как липку. Продавцы-фермы вынуждены конкурировать с населением, которое продает молоко ниже себестоимости.

Да, те, кто держит корову, продают молоко значительно ниже себестоимости! Как это возможно? Просто население не учитывает стоимость своего ручного труда, не считает стоимость потраченных на корову кормов и т. д. Молоко едва ли не считается «бесплатным», возникшим в результате повседневной необходимой деятельности.

С другой стороны, переработчики не имеют доступа к достаточному количеству качественного сырья.

Ну и, конечно, потребитель тоже получает конечный продукт, сырьем для которого послужило, вполне возможно, молоко больных коров, выдоенное грязными руками, перевозившееся в бочке с пачкой хрестоматийного стирального порошка в качестве антисептика и прочими классическими ужасами отечественной молочной реальности.

О той части продукции, которая попадает на рынки, и говорить не приходится. Кажется, за все время существования практики независимого тестирования качества продуктов ни одной организации ни разу не удалось приобрести на рынках молочку, которая соответствовала бы бактериологическим показателям безопасности. Иными словами, в ней всегда в сотни и тысячи раз превышено содержание как минимум кишечной палочки.

Если вы поговорите с ветеринаром, знающим стадо частников, почти наверняка он ответит — 95% таких коров поражены хроническим маститом.

То, что население не умеет ухаживать за животными, видно и по динамике и уровню надоев. За пять последних лет надои в подворьях увеличились всего на 3%, до планки 4820 кг. За это же время надои на одну корову в сельхозпредприятиях выросли на 20%, до 6025 кг.

Разница покажется еще больше, если посмотрим на качество продукции. 87% молока, которое закупается у населения, относится ко второму сорту. Еще 4% — вообще некондиция. Сорт экстра население не производит, выдает ничтожно мало высшего сорта (0,2% общего вала). Первого сорта — только 12,5%.

Не удивительно, что цена на молоко, покупаемое у населения, низкая — до 5 тыс. грн. за т, тогда как у предприятий она давно перевалила за 7 тыс. грн.

Любопытно также, как государство попыталось решить проблему некачественного молока на фермерских рынках. Согласно введенным недавно нормам продавец молока должен получить этикетку установленной формы о качестве своих продуктов. Этикетка получается на каждый вид, емкость и упаковку продукта.

Проблема же в том, что в законодательстве ничего не говорится, кто вообще должен выдавать такую этикетку и на основе каких процедур! Тем более что для торговли на рынке уже выдается вывод ветеринарно-санитарной экспертизы.

Где оно дорожает?

Среди участников рынка роль злых сил традиционно отводится переработчикам. Считается, что именно они сформировали нынешнюю структуру отрасли и тормозят ее развитие.

Главная проблема в общем случае — манипуляция закупочными ценами и нежелание инвестировать в современные технологии переработки.

Хотя в Украине самая низкая себестоимость молока в Европе (из-за низкой стоимости рабочей силы), страна не способна на равных конкурировать с производителями из ЕС. Проблема в том, что очень высока себестоимость переработки — из-за устаревшего оборудования, неэффективной работы.

У переработчиков своя песня — те жалуются на низкое качество сырья. Но именно сознательное занижение такого качества — фишка многих скупщиков. Если переработчик смешивает в процессе производства продукта молоко от промышленных коров и единоличников, в результате он получает относительно дешевый, но низкокачественный продукт. Проигрывают в таком случае и производители качественного молока.

Тем не менее переработчики вынуждены все меньше покупать у населения (за прошлый год закупки упали на 12,2%) и все больше — на фермах (на 1,2% больше по сравнению с 2017 г.). При этом закупочная цена у населения падает (на 3,5%), а на предприятиях — растет (на 4,6% за год).

Еще один аспект проблемы: большинство инвесторов в молочном бизнесе идет именно в переработку — считается, что инвестиции в переработку 1 л молока в 10 раз ниже, чем в его производство! Соответственно — сектор производства испытывает нехватку инвестиционных средств.

Не нужен нам паспорт, льготы давай!

Можно ли изменить ситуацию в секторе, поменяв правила игры? Эксперты Офиса эффективного регулирования (BRDO) в конце прошлого года провели масштабный анализ отечественного регуляторного поля и представили свои рекомендации.

Оказалось, что из 57 нормативно-правовых актов, которые регулируют этот рынок в Украине, 28% документов неактуальны, а 9% — незаконны.

Но и это не самое неприятное. Главный изъян заключен в главном же документе — законе «О молоке и молочных продуктах». Эксперты BRDO считают, что 80%(!) норм этого закона имеют дефекты.

Рассмотрим один пример. Итак, вы живете в селе, у вас есть корова и вы решили продавать молоко. По нашему законодательству первое, что вам нужно, — паспорт на животное, т. н. паспорт крупного рогатого скота. Вот только законом «О ветеринарной медицине» выдача такого документа не предусмотрена, хотя она и обязательна согласно закону «О регистрации и идентификации животных»!

Первым законом описывается ветеринарно-санитарный паспорт на животное. Но определение этого документа в законодательстве тоже отсутствует!

На практике же владельцу животного сегодня выдается паспорт КРС, неотъемлемой частью которого является ветеринарная книжка. Что противоречит уже, например, закону «Об административных услугах». И т. д.

Неразбериха очень удобна проверяющим органам. Вы можете давить на бизнес, ведь согласно бюрократической конфигурации ваши бумажки чему-нибудь да не соответствуют.

При этом даже в лучшем случае вам нужно обратиться в органы ветеринарной медицины минимум три раза: при заполнении регистрационной карты при регистрации хозяйства; при заполнении регистрационной карты при регистрации животного; при заполнении паспорта КРС.

А еще в законодательстве скромно обойден вопрос стоимости услуг по регистрации животного, и это создает почву для взращивания коррупционных рисков.

Все это, конечно, не добавляет населению желания иметь дело с регистрацией своих животных.

Есть еще один весьма недооцененный аспект вывода молочной отрасли на свет. Громадное количество сельского населения скрывает свои доходы, чтобы получать социальные пособия. Регистрация коровы расценивается как риск потерять льготы.

Больше доить, меньше кормить

Один из механизмов, с помощью которого давно надеются решить проблему рабства молочников и который неплохо работает во всем мире, — это кооперативы. Но на нашей почве они демонстрируют удивительную неэффективность. Украинские кооперативы собирают всего 3,5 тыс. т молока за год, т. е. 0,34% производства молочной продукции.

Для сравнения: один только транснациональный кооператив ALZA производит за год 14 млн. — больше, чем вся Украина.

Одним из препятствий к развитию кооперативного движения является позиция налоговиков. Хотя ряд законов подчеркивают признаки неприбыльности работы сельских обслуживающих кооперативов, ГФС настаивает на том, что кооперативы должны платить налог на прибыль.

Но даже не это главное. Кооперативы не работают, потому что нет адекватной модели сбыта готовой продукции. Перекупщикам такие продавцы тоже неинтересны — они будут требовать за свой товар высокую цену.

Ведь что такое самый примитивный кооператив, и зачем он нужен? Прежде всего это нормальный приемный пункт в селе — с немедленным охлаждением, чтобы обеспечить правильные условия хранения и транспортировки продукта. Минагрополитики даже обещает возмещать ряду кооперативов часть стоимости оборудования для производства и хранения молока.

Но проблема не просто в том, что от членов кооператива нужно принимать молоко и сразу же охлаждать его, чтобы обеспечить приемлемые параметры. Как отмечают участники рынка, кардинально решить проблему качества можно будет только тогда, когда будет введен отдельный сбор молока от каждого участника, с контролем индивидуального качества. Это заставит население повысить производственную культуру.

Но для этого нужен нормативный кнут. Пока же переработка, используя популистские лозунги, всеми силами тормозит введение адекватных норм качества молока. Так, еще в начале 2017 г. Минагрополитики заявляло, что под давлением принятых перед ЕС обязательств позорные нормы молока второго сорта будут отменены — ведь ничего подобного в Европе нет. Новый стандарт без второго сорта должен был вступить в действие 1 января 2018 г.

Но процесс застопорился, его объявили наступлением олигархов на население. Новый стандарт по сути вступит в действие только с 1 января 2020 г., да и то не полностью. Сырье, которое не соответствует стандарту, все равно разрешается принимать на переработку «на технические цели» до 2022-го. А там срок, гляди, еще отодвинут.

И хотя разговоры о необходимости господдержки того или иного сектора уже вызывают у большинства аудитории закономерную аллергию (если мы всех должны поддерживать дотациями, то за счет кого и чего?), в данном сегменте стоит посмотреть и на опыт Европы, где господдержка ведет не к проеданию помощи, а способствует наращиванию мускулов.

Например, из-за кризиса молочная отрасль ЕС переживала нелегкие времена в 2016 г. Германия тогда выделила в виде адресных дотаций своим молочникам 69,2 млн. евро, Франция — 62,89 млн., даже Польша — 28,9 млн. евро. И сегодня Германия — первый производитель молока в ЕС, Франция — второй, Польша — пятый.

А в Украине в 2018 г. было выделено только 300 тыс. грн. дотации на программу развития селекции, 500 тыс. — на выращивание молочного стада и 1 млн. 100 тыс. грн. — кредитная субсидия на строительство ферм и комплексов.

Все это делает в нынешних условиях развитие молочных кооперативов малореалистичным сценарием: государство боится перед выборами применять кнут контроля качества, не имея денег и на пряники дотаций.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Эксперты: 80% молока в супермаркетах — фальсификат

«Мы пьем подкрашенную химическими веществами консистенцию белого цвета с...

Ферма на офисном столе

Стремительное развитие вертикальных ферм, в которые превращаются городские подвалы и...

Буренки в зеркале правительства

Все тяготы недальновидной политики правительства в отношении сельского хозяйства...

Загрузка...

Спасти мир, не вставая с дивана

Блокада китобойных судов, захват морских буровых платформ, опасные полеты над...

Защищай свое

Ничто так не радует глаз столичного архитектора, как зеленая зона. Ее можно застроить!

Экология или экоцид

О защите природы не говорит разве что ленивый. А толку? И к тому же парадокс — к...

С распростертыми объятиями

Украинцы могут зарабатывать за рубежом серьезные деньги, не обладая высокой...

Теплые кредиты. Новый сезон

С 1 марта государственные банки возобновили оформление и выдачу «теплых»...

Голландский гигант выкупает контрольный пакет акций...

Группа Royal De Heus — голландский гигант индустрии производства кормов для...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка