Министерство цифровой экономики

№27(913) 5 — 11 июля 2019 г. 03 Июля 2019 5

Без промышленной политики, зато с цифровой экономикой. Вице-премьер-министр, глава Минэкономразвития Степан Кубив отметился сомнительной инициативой.

С избранием на должность президента Владимира Зеленского с новой силой активизировались разговоры об оцифровке госуслуг и создании единого электронного окна (кабинета), через которое происходило бы общение гражданина с государством: оплата налогов, выдача различных справок и разрешений, вплоть до участия в избирательном процессе.

Повышенный интерес президента и его окружения к теме электронного управления (E-Government) понятен и оправдан. В этой области работает немало его симпатиков, готовых поделиться знаниями и идеями. Молодой, неглупый и быстро обучаемый Зеленский хорошо усваивает терминологию и мемы IT-сообщества. Во всяком случае они ему более близки, чем номенклатурный дискурс чиновников старой закваски.

Поэтому в заявлениях Зеленского о необходимости ускоренного внедрения электронного управления в Украине присутствует и элемент самопиара, и понимание важности этих изменений. Тем более что перевод госуслуг и бюрократических процессов в электронную форму коррелирует с ростом ВВП развивающихся экономик. К примеру, по данным российских исследователей, увеличение производительности труда госслужб РФ на 5—15% за счет внедрения электронных услуг дает прибавку ВВП на $10—32 млрд. Т. е. за счет внедрения IT-технологий в деятельность госаппарата можно запросто получить прибавку номинального ВВП — 1—2%.

Выигрышную тему электронного правительства вслед за президентом начали эксплуатировать и политики старой формации. 21 июня в ВР первый вице-премьер-министр, министр экономического развития и торговли Степан Кубив заявил о необходимости наделить МЭРТ более широкими полномочиями в области развития цифровой экономики. И даже предложил «изменить традиционное Министерство экономики на Министерство цифровой экономики Украины». Для ускорения внедрения электронных сервисов он также предложил оптимизировать работу комитетов ВР, создав в парламенте эффективный комитет по цифровой экономике.

В качестве иллюстрации эффективности мер, предпринятых в этой сфере правительством с его участием, г-н Кубив упомянул внедрение системы электронных публичных закупок Prozorro, которая стала обязательной с 1 августа 2016 г. В настоящее время к этой системе уже подключено 238 населенных пунктов в 24 регионах. Благодаря этому возросло участие в государственных и муниципальных закупках предприятий малого и среднего бизнеса.

«Каждый месяц в Prozorro регистрируется почти 5 тыс. новых поставщиков, среди которых почти 80% — представители местного бизнеса, действующие в пределах 1—2 областей»,— заявил Кубив.

Среди успешных примеров оцифровки госпроцессов он назвал переход на электронные площадки Фонда госимущества, за счет чего увеличились продажи объектов малой приватизации.

Кубив также упомянул о порталах общественного контроля за использованием международной помощи и деятельностью госпредприятий, созданных за счет международных доноров, и обещал сделать финансовую отчетность госпредприятий, которая во многих случаях пока не публикуется, доступной в электронном формате.

На самом деле проникновение интернет-технологий в экономику и госуправление идет уже не одно десятилетие. Вслед за западными компаниями украинские, а за ними и госструктуры обзавелись собственными сайтами.

Пионером электронного управления в Украине, вероятно, можно считать государственное Агентство по развитию инфраструктуры фондового рынка Украины (АРИФРУ), тесно связанное с Госкомиссией по ценным бумагам и фондовому рынку. Еще в прошлом десятилетии АРИФРУ создало сайт smida.gov.ua, где эмитенты ценных бумаг размещали отчеты о своей деятельности и другую необходимую информацию. Данные эмитентов облегчили работу журналистам, которые смогли сложить общую картину распределения собственности на основных украинских предприятиях и отслеживали эти изменения во времени, приближенном к реальному.

Самые большие изменения произошли после 2014 г., когда было создано Госагентство по вопросам электронного управления (ГАЭУ), а группа украинских IT-специалистов на волонтерских началах принялась работать над порталом iGOV.org.ua, на котором планировали собрать как можно больше госуслуг для их оказания в электронном виде.

Эту деятельность можно оценивать двояко. С одной стороны, глупо отрицать, что высококлассные специалисты в свободное от работы время помогли государству оцифровать множество услуг и сэкономить миллионы в твердой валюте.

В декабре 2015 г. координатор проекта Дмитрий Дубилет рассказывал blog.imena.ua, что «процесс перевода услуг в электронную форму пошел очень активно: сегодня на сайте доступны для оформления в онлайн-режиме 184 услуги, до конца года планируется подключить еще 57, около 930 услуг находится в работе. Фактически до конца 2016 г. абсолютно все услуги планируется перевести в электронную форму.

ІТ-платформа, разработанная волонтерами, позволяет максимально ускорить процесс. Некоторые услуги удалось автоматизировать всего за несколько часов — с момента подачи технического задания до завершения работы. Такие достижения заслуживают Книги рекордов Гиннесса», — уверял волонтер, трудившийся тогда директором интернет-проектов «ПриватБанка».

Однако в практическом плане спустя 3,5 года после памятного интервью Дмитрия Дубилета многие оцифрованные услуги до сих пор недоступны жителям всей Украины либо отдельных регионов. В этом можно убедиться, посетив портал iGOV.gov.ua, который волонтеры передали на баланс Днепропетровской облгосадминистрации.

После выбора конкретной услуги и места жительства желающего ее получить в электронном виде сайт оповещает, что «к сожалению, пока что в вашем регионе невозможно предоставление этой услуги в электронном виде».

На сайте ГАЭУ можно узнать, что электронные услуги предоставляются по принципу единого окна через обновленный сайт Кабмина — kmu.gov.ua. Однако переход государственных сервисов на электронные рельсы идет значительно медленнее, чем этот процесс оценил г-н Дубилет.

На сегодняшний день внедрено 120 общегосударственных услуг и еще около 50 обещается сделать доступными в течение этого года. Наиболее отработанным сервисом, как можно понять, является проверка недействительных паспортов. Этой онлайн-услугой воспользовались почти 1 млн. украинцев. Еще 130 тыс. заказали через интернет справку о несудимости, 33 тыс. — оформили помощь при рождении ребенка и более 20 тыс. — право занятия предпринимательской деятельностью. Масштабы, честно говоря, не очень впечатляют.

Причиной медленного внедрения онлайн-сервисов можно было бы считать недостаточное финансирование этой области управления, если бы не работа, уже проделанная волонтерами бесплатно. Поэтому основной причиной торможения электронного управления в Украине является сопротивление чиновников. Существует немало примеров, когда внедрение электронных сервисов на местах компенсировалось усиленным вниманием ко всем, кто пытался таким образом обойти традиционную сферу услуг. Так что количество походов и потраченного времени в очередях за справками не уменьшалось, а возможно, даже увеличивалось.

Поэтому Владимиру Зеленскому, взявшему на вооружение строительство электронного правительства и уже пообещавшему, что следующего президента украинцы (не все, но многие) смогут выбирать в смартфоне, придется преодолеть инерцию и откровенное нежелание чиновников регламентировать свои действия через WEB-паутину.

Но даже без этого уповать на электронное управление как на панацею от всех болезней экономики — очень наивно. Страны — пионеры внедрения электронных сервисов в госуправлении (например, США) уже переживают период избыточности, когда в корпоративных сетях более 20% прикладных систем не имеют своих пользователей, дублируется порядка 80% данных, а 95% систем имеют избыточный функционал. В то же время из-за сбоев в системах финансового учета теряются трансакции на миллиарды долларов.

Преимущества и недостатки электронного управления легко наблюдать на примере системы электронных аукционов Prozorro. С одной стороны, госзакупки действительно стали более доступными, принять участие в них могут все желающие. В некоторых случаях благодаря конкуренции между участниками госорганы-покупатели экономят на закупках приличные деньги. С другой — многие крупные подряды на олигопольных рынках — такие, например, как строительство дорог или углубительные работы в портах на сотни миллионов гривен, — до сих пор зачастую делятся между своими.

Даже крупная по меркам Украины дорожная компания с иностранным капиталом может быть снята с региональных торгов по надуманному поводу или может проиграть областному монополисту, контролируемому местными чиновниками.

Для несогласных с решениями тендерных комиссий излюбленной формой протеста стали затяжные судебные споры, из-за которых многие участки автодорог в Украине находятся в ужасном состоянии, хотя деньги на их ремонты уже давно были заложены в местные бюджеты.

В общем, можно констатировать, что цифровая экономика хотя и влияет на содержание, позволяя ускорить экономические процессы, все же является только формой — оболочкой экономики, зависимой от более широких социальных процессов.

Поэтому реальные экономические изменения в стране невозможны без улучшения качества государственных институтов, в т. ч. построения эффективной и некоррумпированной правоохранительной системы; улучшения качества человеческого капитала; возвращения активного трудоспособного населения или привлечения его из других стран; поддержания хотя бы на сегодняшнем уровне качества образования и профессиональных навыков; макроэкономической стабильности, позволяющей людям почувствовать уверенность в завтрашнем дне.

Ввиду этих факторов хочется дать совет вице-премьер-министру Кубиву: вместо преобразования МЭРТ в министерство цифровой экономики было бы не лишним усилить департамент промышленной политики, ныне в деятельности МЭРТ практически незаметный. А еще лучше — вернуть к жизни Министерство промышленной политики, упраздненное весной 2014 г. Пользы от этого для экономики было бы гораздо больше.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Днепр — в болото, а Херсонскую область — в пустыню

Только в 2018 г. была зафиксирована массовая гибель рыбы от химикатов в 1200 отечественных...

Травить дельфинов и рыб – украинская забава?

Последствия президентского решения: почувствовав вседозволенность и...

Химический труп остывает

Старое ярмо непрозрачных схем делает невозможной нормальную экономическую игру в...

Декорации для эмбарго

Основными поставщиками в Украину фосфатов и суперфосфатов в прошлом году были Польша,...

Финансовый кукиш для украинского фермера

Одним из важнейших решений парламента нового созыва может стать запуск рынка земли...

Загрузка...

Катастрофа не за горами?

В Украине не решена проблема утилизации отходов животного происхождения

Трудовой кодекс: тотальная слежка и подневольный труд

Человека могут уволить за «ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей», а...

Купюрное производство

В июне Нацбанк отменил обязательную продажу валютных поступлений, объявил о новых...

Спасение от глобальных проблем инвесторы находят в...

На фоне роста обеспокоенности по поводу перспектив экономического роста и мировой...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка