Мягкий уголок в созвездии Ориона

№51(727) 19 – 25 декабря 2014 г. 18 Декабря 2014 0

Киев—Пирятин—Киев

«У меня есть друг Жора. Он работал в Прибалтике в порту, если не ошибаюсь, в Клайпеде. Вернулся на родину со связкой фрез, и теперь они такую мебель делают! Вы бы ее только видели», — с явным намеком сказал мне мэр Пирятина Алексей Рябоконь и дал номер мобильного телефона Георгия Повшедного.

Георгий Повшедный твердо уверен, что надо писать не о мебели, а о вечном бардаке в нашей странеГеоргий Повшедный твердо уверен, что надо писать не о мебели, а о вечном бардаке в нашей стране

Основателю ООО «Орион» (так официально называется компания по изготовлению мебели) Георгию Андреевичу 68 лет, хотя выглядит — на все 55. То, что он заехал за мной к мэрии на своей машине, оказалось очень кстати: производство находится на самом краю города, и самостоятельно я бы добирался до него довольно долго. (Более подробно о Пирятине и особенностях местного транспорта читайте, пожалуйста, в №40 от 3 октября в материале «Город большой дороги».)

— Вы действительно вернулись сюда из Клайпеды со связкой фрез? — интересуюсь я, попутно любуясь пейзажами Пирятина.

— Это, конечно, преувеличение, но одна фреза была точно, — смеется Георгий Андреевич и рассказывает, как началась его мебельная эпопея.

Работал электромехаником в порту, затем занялся челночным бизнесом — ездил из Литвы в Швецию, торговал чем придется. Когда приезжал на родину, присматривался, чем здесь можно заняться. Понял, что очень не хватает мебели такого качества, как в Прибалтике и странах Скандинавии. Судьба свела с молодым парнем Сашей, который тоже горел желанием взяться за какое-нибудь интересное дело.

Сначала работали по патенту, то есть были частными предпринимателями. А 11 мая 2002 г. зарегистрировали общество с ограниченной ответственностью. Поначалу арендовали помещение на территории местного строительного управления, затем его выкупили. Кстати, когда покупали, соседний корпус местные жители уже начали на кирпичи растаскивать. Его тоже приобрели, потом еще...

— Откуда взяли стартовый капитал?

— Там много и не надо было. Цены в те годы были невысокие. Квартира в Пирятине стоила тысячу долларов (сейчас — 10—15), в соседних Великих Кручах трехкомнатную вообще за 500 можно было купить. Мы работали под заказ и все средства вкладывали в развитие. Сейчас изготавливаем и продаем мебель самых разных стилей и направлений — для дома, кухонную, офисную, для баров и кафе, торговое оборудование... Да много чего. А вот мы и приехали.

Звезда кинофильма

Территория бывшего СУ-26, в советские времена производившего железобетонные плиты, ограждена железобетонным забором, на котором местами виднеются остатки колючей проволоки. На ближайшем к воротам здании небольшая вывеска — «Мебель от производителя».

Поднимаемся по находящейся снаружи узкой металлической лесенке на второй этаж и попадаем в контору. Первое, что бросается в глаза, — икона. Только затем обращаю внимание на сложной конструкции офисный шкаф с телевизором, внушительный начальственный стол и мягкий кожаный диван.

Производственные помещения мебельного предприятия отапливаются котлами собственного изготовленияПроизводственные помещения мебельного предприятия отапливаются котлами собственного изготовления

— Все собственного производства? — спрашиваю.

— Естественно, — улыбается директор ООО «Орион» 36-летний Александр Артюх.

Еще 12 лет назад, организовывая предприятие, Георгий Андреевич и Александр Владимирович договорились, что молодым везде у нас дорога, ну а представитель старшего поколения будет делиться опытом и житейской мудростью.

— Ладно, я вижу, вы сейчас будете заняты, позже еще заскочу, — поднимается из-за стола крупный мужчина.

Оказывается, это заведующий хирургическим отделением Пирятинской центральной районной больницы Андрей Козин.

— Это наши спонсоры, можно так сказать, — кивает он мне.

— Да ладно, так уж и спонсоры, — смущаются учредители «Ориона». — Просто помогаем.

— Да? А мебель в операционной, перевязочной, в кабинете, в конце концов? С очень немалой, я бы сказал, скидкой, — парирует хирург и, еще раз попрощавшись, уходит.

— Хороший диван, — говорю я, устраиваясь поудобнее.

— Хороший, — вздыхает Георгий Андреевич. — Вот только мы их уже не производим — уволился соответствующий специалист. Заказов нет, дорого сейчас все это. Только что был на автовокзале, там менялы. Курс такой, что просто страшно. Как заниматься стабильным производством, если практически все материалы мы покупаем за валюту? И кто эту мебель потом станет покупать, если цена будет расти?

Так и работаешь: ходишь по лезвию ножа. Бардак в стране, вот об этом надо писать! Раньше была сезонность в работе: с конца лета и до Нового года — пик производства и продаж. Потом до Пасхи — затишье. Затем опять всплеск. А сейчас все ровно, пиков нет. Как достигли почти дна, так там и карабкаемся.

— Неужели нет хороших отечественных материалов, чтобы от доллара не зависеть?

— К сожалению, нет. Обивка, лаки, краска, клей, фурнитура — все привозное. Из отечественного — только лес. И ДСП еще украинского производства. Из него делаем корпусную мебель — кухни, шкафы, обычные офисные столы.

— Некорпусная мебель — это что?

— Те же диваны, мягкие уголки, большие массивные столы — как вот этот. (Показывает на директорский стол. — Авт.) Это из дерева. Используем липу, ясень, дуб. Древесину покупаем в Пирятинском и Лубенском лесничествах, привозим, сами распиливаем, сушим.

— Диваны, как я уже понял, в силу дороговизны пользуются все меньшим спросом. А какой мебели вы производите сейчас больше всего?

— Стулья, табуретки, кровати, кухонные уголки. По изготовлению табуретов мы, кстати, занимаем чуть ли не первое место в Украине. А уголки — это наш конек, с них мы и начали 12 лет назад. Объездили почти всю страну, смотрели, чего не хватает, что следует производить, изучали потенциальные рынки сбыта.

— Вы сказали «почти всю страну». Где не были?

— В Западной Украине, Закарпатье — там своих мастеровых по дереву хватает. Хотя, скажу честно, там с кухонными уголками тоже был дефицит. Одним словом, мы очень вовремя заняли эту нишу.

Кстати, — оживляется Александр Владимирович, — вы фильм «Сваты» смотрели?

— Смотрел, — говорю, — первый. К продолжениям я отношусь с сомнением, они, как правило, хуже. А что?

— Вот как раз в первых «Сватах» снимался наш кухонный уголок. Его еще по сценарию потом в окно выбросили.

— Откуда узнали, что именно ваш?

— Собственной торговой марки у нас нет, но все равно — как же свою работу-то не узнать?

Редкая украинская мебельная фирма может тягаться с пирятинской в области производства табуретокРедкая украинская мебельная фирма может тягаться с пирятинской в области производства табуреток

Не до выставок

— Объемы производства у вас большие?

— В прошлом году произвели мебели на 492 тыс. грн. Сами считайте — много это или мало. Если по количеству, то, к примеру, мягкой мебели для сидения сделали 385 экземпляров. (Табуретки у нас, кстати, мягкие). Для офисов — 321. Кухонь — 119, кроватей для спален — 59.

— Вот такой шкаф, к примеру, сколько стоит? (Показываю на тот, который в офисе.)

— Когда делали, гривен 800 стоил. Теперь, конечно, дороже.

— Собственный магазин у вас есть?

— У нас есть в Пирятине небольшой магазинчик, скорее это выставочный зал. Вообще мы работаем сейчас только под заказ. В столице много клиентов, в Харькове. Пирятин, естественно.

— Да-да, у градоначальника весь кабинет заставлен мебелью вашего производства.

— Есть такое дело, — улыбается Георгий Андреевич. — Садики, школы, больницы...

— А сырзавод?

— И сырзавод тоже нашу мебель покупает.

— Ваше предприятие принимает участие в больших профильных выставках? В Киеве, например.

— Нет, мы не участвуем. У нас мебель бюджетная, а на выставках аренда такая, что овчинка выделки не стоит.

— Конкурентов в Пирятине у вас много?

— Хватает. Причем много конкурентов из тех, кто у нас когда-то работал. Научился, чуть подзаработал, откололся, патент купил, людей нанял — и пошло дело. И платят только единый налог для частного предпринимателя. Конечно, так выгоднее.

— Не проще вам в таком случае тоже вернуться к частному предпринимательству?

— Что, снова по-черному работать? Нет, я так не могу. Людей на работу надо оформлять официально, человек должен быть социально защищен: чтобы больничный, если что, отпускные.

— Сколько человек работает у вас на предприятии?

— 21. Одного специалиста, кстати, на днях в АТО призвали. А в лучшие годы до пятидесяти человек работало. Спад пошел в конце 2008 г., когда кризис начался. У нас постоянно кричат — все будет к лучшему, а только хуже и хуже. Тимошенко когда пришла, только языком и молола, кричала — то сделаю, это. Я вот начал работать при Кучме. Говорят: «кучмисты, кучмисты», но тогда было самое лучшее время. И экономика поднималась, и в стране согласие.

Трехъярусные кроватки для детских садиков гарантируют малышам максимум свободного пространства для игрТрехъярусные кроватки для детских садиков гарантируют малышам максимум свободного пространства для игр

Толковый Леонид Данилович был политик, вы же не будете спорить? Он страну строил, как успешное предприятие. Руководителем которого, собственно, и был — я «Южмаш» имею в виду. А потом началось: майдан, популизм, затем пришел завгар и какую-то зону начал строить. Порошенко сейчас из страны тоже, наверное, хочет сделать прибыльное предприятие, но команды у него нет. Только посмотрите — все же прежние при власти и остались. Ладно, что-то я разгорячился, пойдемте вам производство покажу.

Мы спускаемся во двор, и основатель мебельного «Ориона» проводит меня по территории предприятия, занимающего гектар. У одного здания — подготовленные бревна, внутри они уже превращаются в доски.

— А вот здесь у нас сушильня. Сейчас тут сушится 25 кубометров древесины. Запасов на складе — около 120 кубов.

— Сколько времени надо сушить и при какой температуре?

— 63 градуса. Твердые породы проводят тут два месяца.

В цехах кипит работа: кто-то что-то распиливает, кто-то увлеченно доводит до полной готовности табуретки. В складских помещениях их, а также заготовок для стульев — небольшие пирамиды.

— Я немного слукавил, говоря, что работаем только под заказ, — признается Георгий Андреевич. — На склад — тоже. Надо ребят чем-то занять, иначе разбегутся.

— Как используете отходы производства — ведь столько опилок. Пеллеты не делаете?

— Нет, отходы нам самим нужны — тырсой топим котлы. Мы их, кстати, сами разработали, в смысле — конструкцию, и производим.

— Мебельная фабрика — и котлы отопления?!

— Что делать? Жизнь всему научит, — смеется бывший электромеханик.

Справка «2000»

ООО «Орион»: 37000, Полтавская обл., Пирятин, ул. Калинина, 84а. Тел.: (050) 346-0416, (05358) 32-909. Сайт: www.orion11.uaprom.net

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Поможет ли нам заграница убирать мусор

На Украине была создана современная научно-техническая и производственная база,...

Куриная слепота

У европейских птицеводов не получится доказать незаконность украинского экспорта...

Обратим отходы в пользу

Примерно 40% произведенного продовольствия человечество выбрасывает на свалки

Да не смотрите вы на карту!

Чтобы не ломать традиционный фермерский уклад, но повысить эффективность...

Беларусь готовится к пуску атомного сердца

Реактор Белорусской АЭС находится внутри специального здания, которого не было ни в...

Загрузка...

Кто зарабатывает на безопасности АЭС

Атомные энергоблоки работают на изношенном оборудовании в режимах сверхнагрузок,...

В пяти шагах от дома

В нашей стране четыре категории граждан имеют право на доступное жилье от государства

Баррель преткновения

Государство наверняка попытается извлечь выгоду из очередного всплеска цен на...

Владимир Бублей: «Уничтожить рынок металлолома можно...

Что не поделили металлурги и заготовители лома? Почему производители постоянно...

Аграрии не ощутили поддержки

За три месяца до окончания календарного года аграрии констатировали неэффективность...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка