Какие сокращения ждут металлургию Украины

№35(831) 1–7 cентября 2017 г. 30 Августа 2017 0

Отечественную металлургию ждут дальнейшие сокращения рабочих мест. Но не по причинам бурной автоматизации и роботизации производства, а в основном — с целью экономии.

Прежде всего отметим, что аналитики компании Bloomberg допустили грубую ошибку, утверждая, что полмиллиона стали производятся четырнадцатью сотрудниками. Ведь речь в статье идет о выпуске стальной проволоки, т. е. продукции четвертого передела. При этом в материале имеется оговорка, что «примерно 300 сотрудников обеспечивают логистику и жизнедеятельность» австрийского завода.

Производить же такое количество жидкой стали силами всего лишь полутора десятков человек сегодня не способен ни один металлургический комбинат в мире.

Сравнить австрийское предприятие с аналогичным заводом в Украине не так просто. Хотя бы из-за условий, в которых приходится работать отечественным металлургам. Кроме того, не совсем понятно, какая численность штата у нас используется для выпуска конечной продукции.

Например, крупнейшим производителем металлических изделий в нашей стране является ЧАО «ПО «Стальканат-Силур» (канаты, проволока, пряди, фибра, сетка, стропы). Он включает в свою структуру два производственных филиала — заводы «Стальканат» (Одесса) и «Силур» (Харцызск, Донецкая область).

Известно, что в прошлом году филиал в Харцызске (расположен на неподконтрольной правительству территории) работал только до сентября и успел выпустить 2 тыс. т готовой продукции. Об этом сообщает в видеообращении, размещенном на официальном сайте предприятия (www.stalkanatsilur.com.ua) генеральный директор ЧАО Сергей Лавриненко. По данным этого же сайта, на заводе трудились 1,8 тыс. человек.

В то же время в штате одесского предприятия числится 1,1 тыс. сотрудников. В соответствии с «Ежегодным отчетом эмитента ценных бумаг за 2016 г.» в прошлом году ЧАО выпустило канатов, проволоки, фибры и арматурной сетки, как сказано, «у натуральній формі (фізична одиниця виміру)» (надо полагать, речь идет о килограммах) в общей сложности 71 793 т, в т. ч. проволоки — 35 507 т.

Сравнивать показатели работы австрийского и украинского заводов (из-за некоторой разницы в ассортименте) не совсем корректно. Впрочем, очевидно, что отечественное предприятие значительно проигрывает европейцам в соотношении выпуска тонны продукции на количество занятых в ее производстве сотрудников.

Между перекурами

Современный западный мини-металлургический завод, выпускающий 1 млн. т стали в год, имеет в штате около 600 работников. Аналогичное предприятие у нас справляется с такими объемами силами примерно 2 тыс. человек. Тем не менее Bloomberg верно указал направление, в котором будет двигаться западная металлургия: дальнейшее сокращение количества занятых за счет автоматизации производства и внедрения высоких технологий.

Отечественные олигархи, которым принадлежит украинский горно-металлургический комплекс, неохотно вкладывали деньги в модернизацию и техническое перевооружение предприятий, предпочитая точечные вливания лишь в высоколиквидное производство полуфабрикатов даже в период единственного в новейшей истории страны настоящего экономического роста в 2005 — 2008 гг.

Впрочем, у нас все 26 лет независимости так же постоянно сокращали количество сотрудников металлургических заводов. Так, по данным Профсоюза металлургов и горняков Украины, только за последние пять лет произошло уменьшение численности работников на 100 тыс. человек. При этом нынешние владельцы предприятий считают, что штаты многих заводов и комбинатов до сих пор сильно раздуты.

Основной причиной такого положения вещей считается низкая производительность труда украинцев. Так, в США производительность труда выше аналогичных показателей нашей страны в 4,4 раза, в Западной Европе — в 3,4 раза, в Беларуси — в 3 раза.

Считается, что мы отдыхаем больше, чем наши коллеги в Европе. Хотя это и не так. К примеру, в 2016 г. Кабмин установил годовые нормативы продолжительности рабочего времени — 2003 часа для занятых полный рабочий день. (В 2015 г. — 2004 часа, в 2014-м — 2002 часа).

Для сравнения: в 2014 г. в Германии нормативы продолжительности рабочего времени составляли 1371 час, в Австрии — 1629, в Великобритании — 1677, в Литве — 1834, Эстонии — 1859, в Польше — 1923 часа. И больше времени на работе, чем украинцы, проводят лишь греки — 2043 часа в год.

При этом в большинстве стран Европы оплачиваемый отпуск длится дольше украинских 24 рабочих дней. В Швеции — 35 календарных дней, в Латвии — 28, в Люксембурге — 25. Поэтому я бы не спешил по примеру некоторых коллег называть украинцев «нацией лентяев».

Хотя длительные чаепития и перекуры в рабочее время — норма для наших людей. При этом не следует забывать и о привычке отечественных работодателей возлагать на сотрудников дополнительный функционал, не связанный с прямыми профессиональными обязанностями. К примеру, если вы маляр-штукатур, то это не значит, что не придется поработать на стройке и грузчиком, когда на объект привезут необходимые материалы. Не говоря уж о личных поручениях непо-средственного начальника.

Но вернемся к сокращениям. Когда государство продало КГГМК «Криворожсталь», первое, что сделал новый собственник актива — транснациональная корпорация ArcelorMittal, — запустил программу добровольного увольнения с выплатой выходного пособия. В 2006 г. сумма пособия в зависимости от оклада и стажа работы составляла от 30 до 120 тыс. грн. ($6—24 тыс. по курсу 5 грн./$), в 2008-м — в среднем около 50 тыс. грн. (более $6 тыс. по курсу 8 грн./$). Понятно, что многие сотрудники (особенно пенсионного возраста) охотно поддержали инициативу руководства.

На начало сокращений комбинат располагал 52 тыс. работников с учетом сотрудников туристических баз и аграрных хозяйств, висевших на балансе предприятия. Сегодня штатная численность комбината не превышает 25 тыс. человек.

Все металлургические производства располагали в своей структуре советским наследием в виде санаториев, пансионатов, домов культуры и агрохозяйств. Большинство успешно избавились от непрофильных активов (например, путем передачи всей социальной сферы на баланс местных громад). Хотя были и обратные примеры. Так, во времена, когда Мариупольским меткомбинатом им. Ильича руководил Владимир Бойко (1990 — 2012 гг.), т.н. аграрный цех предприятия разросся до размеров чуть ли не половины Донецкой области.

Ударные темпы сокращения работников бывшей «Криворожстали» привели и к негативным последствиям. В 2012 г., по расчетам профкома комбината, реальный кадровый дефицит предприятия составлял 22 тыс. человек. Такой недокомплект, по мнению профсоюзов, привел к росту травматизма на рабочем месте.

Если раньше численность слесарной бригады составляла пять человек, а слесарно-монтажной — семь, то в новых условиях подразделения состоят соответственно из трех и пяти работников, а то и меньше. Следовательно, один сотрудник вынужден работать за двоих-троих коллег.

В первое время не обошлось и без серьезных аварий на производстве. Так, в 2011 г. на комбинате «закозлили» одну из крупнейших в мире доменных печей №9 объемом 5 тыс. куб. м.

(«Козлом» на сленге металлургов называют застывший на стенках печи чугун. В результате этого агрегат полностью выходит из строя, а восстановление его работы требует огромных средств и продолжительного времени.)

А началось все в цехе водоснабжения, где один оператор обслуживал три насосные станции, расположенные почти в километре друг от друга. Когда на одной из них произошла авария, сотрудник просто физически не успел перекрыть воду, что и стало причиной охлаждения доменной печи (см. «300 метров Парижа», «2000 Город» №5(21) от 01.02.2012).

Пока льется сталь

В 2001 г. на предприятиях горно-металлургического комплекса Украины работало 533 тыс. человек (в т. ч. в черной металлургии — 216,1 тыс. чел.). Осенью 2010 г. в производстве черных металлов было занято уже лишь 180,1 тыс. сотрудников.

С ноября 2009 г. заработала «программа по дополнительной социальной защите работников в связи с выходом на пенсию» на ММК им. Ильича. И к началу 2010 г. с комбината уволилось более 3 тыс. работающих пенсионеров.

В 2010 г. «Метинвест» Рината Ахметова объявил о планах сокращения сотрудников «для повышения эффективности работы Макеевского и Енакиевского метзаводов за счет снижения операционных затрат». Речь тогда шла о формировании единой управленческой команды с возможным сокращением численности административного аппарата до 10%.

Тогда же ЦК Профсоюза металлургов и горняков Украины прогнозировал дальнейшие сокращения штатной численности металлургических предприятий. На том основании, что в прежнем количестве персонала на меткомбинатах просто нет необходимости.

Еще в 2012 г. украинская металлургия начала сворачивать производство в связи с кризисом заказов на продукцию. По состоянию на 1 июля 2012-го на всех предприятиях комплекса работали 27 доменных печей из 36, 18 конвертеров из 21, 5 электропечей из 15 и 9 мартенов из 17. Тогда угрозы новых массовых увольнений еще не было, но такой сценарий не исключался. И уже в январе 2013 г. многие эксперты прогнозировали существенное падение производства и значительные сокращения персонала в отрасли.

В январе 2014-го (еще до начала боевых действий в регионе) началось урезание персонала трех цехов Донецкого метзавода Владимира Нусенкиса — механоремонтного, электроремонтного и строительного. Как объяснило руководство завода, «в целях оптимизации производственного процесса». В первую очередь это было связано с вводом в эксплуатацию дуговой электросталеплавильной печи, которая должна была начать работу на месте ликвидированного мартеновского производства.

Самым тяжелым для отечественной металлургии стал 2015 г. В Донецкой области остановилось множество крупных предприятий, в т. ч. «Донецксталь», Донецкий электрометаллургический завод, Енакиевский и Макеевский метзаводы. Простаивал Алчевский меткомбинат на Луганщине. Всего в регионе без работы остались 150 тыс. человек (с учетом промышленных предприятий из других отраслей).

Весной 2015 г. «Метинвест» находился в состоянии технического дефолта, задолжав кредиторам $113 млн. Корпорация в итоге реструктуризировала долги, но была вынуждена объявить о планах по сокращению 30% сотрудников административного аппарата. Входящие в структуру «Метинвеста» мариупольские «Азовсталь» и ММК им. Ильича из-за перебоев в поставках сырья сократили выпуск продукции и провели оптимизацию персонала.

Помимо боевых действий на территории части Донбасса, простою мощностей способствовали внешние факторы. У крупнейшего мирового производителя стали — Китая — начался кризис перепроизводства, что подтолкнуло Пекин к демпингу на внешних рынках металлопродукции. И это ужесточило конкуренцию наших металлургов с китайцами в Европе. К тому же прекратился доступ украинской металлопродукции в Россию.

В феврале 2017 г. в ответ на блокаду территории ОРДЛО непризнанные «ДНР» и «ЛНР» объявили о национализации предприятий, ранее находившихся под юрисдикцией Украины. В частности, металлургических активов «Метинвеста» — Енакиевского, Макеевского и Харцызского трубного заводов. В результате корпорация прекратила отношения с этими предприятиями, и, по заявлению «Метинвеста», на обозначенных заводах сокращению подвергнутся около 20 тыс. человек.

Весной 2017 г. в рейтинге крупнейших производителей стали Worldsteel (Всемирной ассоциации производителей стали) украинские предприятия опустились со своего стабильного 10-го на 14-е место. Отечественные комбинаты существенно сократили производство на фоне мирового падения цен на сталь и роста себестоимости выпуска собственной продукции.

По причине все той же блокады неподконтрольных территорий прекратились поставки коксующегося угля, и теперь метпредприятия вынуждены закупать более дорогое сырье из Австралии, Индонезии, Канады и США.

Займите немного труда

Не забывайте, что в некоторых странах Запада многие вспомогательные службы не входят в структуру завода. Там практикуют аутсорсинг (1) и аутстаффинг (2). Т. е. используется т. н. заемный труд (см. «Жанры кризиса», «2000 Город» №14 от 07.12.2011).

Заемный труд получил широкое распространение после мирового финансово-экономического кризиса 2008 г. и у нас. Таким способом собственники снижали производственные издержки бизнеса. Несмотря на то что легитимность заемного труда признала Международная организация труда, только два десятка из 178 стран — ее участников подписали соответствующие конвенции. Но некоторые государства (например, Германия) приняли серьезные ограничения на использование такого труда. Там по подобным схемам не могут работать отдельные категории сотрудников. Прежде всего на вредном и опасном производстве.

В украинском Кодексе законов о труде (КЗоТ) о заемном труде не было сказано ничего. Однако заявители проигрывали суды кадровым агентствам — аутсорсерам, ведь наша Фемида придерживается принципа: «Что не запрещено, то разрешено».

Фактически работая на вредном производстве, сотрудник формально числится в кадровом агентстве. Это значит, что он, во-первых, лишается страховки, т. к. аутсорсер не относится к тому же классу профессионального риска, что и предприятия, где человек трудится. Во-вторых, остается без льготной пенсии, ведь воздействия вредных производственных факторов в кадровом агентстве нет.

На практике это выглядело следующим образом. Например, предприятие свой железнодорожный цех, в котором трудились 1,2 тыс. человек, переводит в некое ООО. В результате люди остаются на своих рабочих местах, выполняют привычную для них работу, но в одночасье лишаются всех доплат, надбавок и льгот.

Машинисты тепловозов, которые водили чугуно- и сталевозы, машинисты технологических кранов, которые работали в горячих цехах, — их профессии попадали в 1-й и 2-й списки работ с особо опасными и вредными условиями труда. В один момент все они стали обычными сотрудниками кадрового агентства.

Многие металлурги отказывались от переводов, так как аутсорсер увеличивал объем работ, а зарплату — урезал. В результате этих работников увольняли «в связи с ликвидацией структурных подразделений». И наиболее тяжелая ситуация с заемным трудом сложилась тогда на метпредприятиях Донецкой и Днепропетровской областей.

Ожидается, что этой осенью правила игры на рынке труда в Украине изменятся, ведь ко второму чтению в парламенте готовится законопроект с изменениями в КЗоТ.

Еще в начале прошлого года состоялось заседание рабочей группы ВР по доработке проекта Трудового кодекса, в котором участвовали и представители профсоюзов. Последние отстояли собственную редакцию определения рабочего места в законопроекте: «Рабочее место — место, где работнику необходимо быть или куда необходимо направляться во время выполнения им трудовых обязанностей, и которое находится под прямым или опосредствованным контролем работодателя». (Такая формулировка совпадает с определением рабочего места в ратифицированной Украиной Конвенции Международной организации труда №155 «О безопасности, гигиене труда и производственной среде»).

По мнению профсоюзов, законодательное закрепление именно такого определения понятия «рабочее место» позволит предотвратить заемный труд, так как в законе будет четко прописано, что рабочее место находится под контролем работодателя. А это предполагает, что аутсорсинг не будет рассматриваться в качестве одной из форм трудового договора и поэтому не будет входить в сферу профессиональных отношений.

1 Передача ранее самостоятельно реализуемых компанией функций внешней компании-исполнителю, специализирующейся на реализации таких функций.

2 Вывод сотрудника из штата компании-заказчика и оформление его в штат компании-провайдера, при этом он продолжает работать на прежнем месте и выполнять свои прежние обязанности, но обязательства работодателя по отношению к нему выполняет уже компания-провайдер.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Днепр — в болото, а Херсонскую область — в пустыню

Только в 2018 г. была зафиксирована массовая гибель рыбы от химикатов в 1200 отечественных...

Травить дельфинов и рыб – украинская забава?

Последствия президентского решения: почувствовав вседозволенность и...

Химический труп остывает

Старое ярмо непрозрачных схем делает невозможной нормальную экономическую игру в...

Декорации для эмбарго

Основными поставщиками в Украину фосфатов и суперфосфатов в прошлом году были Польша,...

Финансовый кукиш для украинского фермера

Одним из важнейших решений парламента нового созыва может стать запуск рынка земли...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка