Научные школы — мы их теряем

№46(930) 15 — 21 ноября 2019 г. 13 Ноября 2019 5

Дискуссия о судьбе медицинской науки, которую на страницах «2000» (№40(924), 4—10.10.2019) открыли академики Б. Патон и И. Трахтенберг, очень нужна. Прежде всего потому, что это один из судьбоносных для нашей страны вопросов, ведь от успешного лечения зависит жизнь каждого из нас.

Но это еще и широкое поле деятельности, когда решается задача сохранить, укрепить здоровье, т. е. речь идет о долголетии, трудоспособности, иными словами, об общественном здоровье и демографии страны.

Для меня большая честь приобщиться к обсуждению этой темы, затронутой патриархами нашей науки. Чувствуешь свой долг перед ними, столь много сделавшими для медицины.

Согласен, что сохранение и укрепление Национальной академии медицинских наук могут и должны быть использованы в полной мере — это одно из важнейших условий развития у нас медицинской науки. Но это лишь один большой элемент фундамента науки. Ключевым же является кадровый вопрос. И речь не только о тех, кто работает. Главное — кто придет и придет ли молодежь, какова будет при этом мотивация выбора медицинской науки в качестве профессионального жизненного пути.

Существуют внутренние и внешние причины мотивации. Мне довелось более 20 лет возглавлять кафедры в медицинских вузах. Как правило, после первых двух-трех вступительных лекций на первое заседание научного кружка приходили студенты, мотивированные к науке.

Первоначально мне казалось, что это результат удачно прочитанной лекции. Да, действительно, это имело значение, однако позже я понял, что приходили те, у кого был внутренний интерес к исследовательской работе. По моим подсчетам, это около 5—7% студентов.

В разные годы имели место колебания интереса практически в 10 раз (вплоть до 0,5%). Такое падение мотивации у студентов мы наблюдали в конце 90-х — начале 2000-х гг., т. е. когда внешние условия оказывались наихудшими. Однако даже в эти годы были молодые люди, которые имели генетический интерес к науке. (У меня из этой когорты четверо уже защитили кандидатские диссертации и работают над докторскими).

Интерес к познавательной деятельности у молодежи был и всегда будет. В то же время значение внешних причин мотивации огромное. Минимум 50% — это экономические условия в стране (и науке в т. ч.). А вот остальные 50% во многом зависят от престижа науки в обществе.

Ученые всегда, в любой период истории, составляли основу интеллектуальной элиты общества. Молодежи чрезвычайно важно видеть, кого ценит общество, какой труд особенно уважаем, какие жизненные цели наиболее престижны.

При всем уважении к бизнесу — деньги лишь средство, а не цель жизни. И если моему поколению это понятно, то у молодых могут возникнуть иные представления. Поэтому в настоящее время мировоззренческие принципы следует активно утверждать. Примером могут служить 60—70-е годы прошлого века.

Представители моего поколения помнят огромный подъем в обществе в связи с достижениями в атомной энергетике, ракетостроении и т. д. При этом в СМИ, в художественных произведениях отражение нашла романтика науки, в частности физики. Все общество, особенно молодежь, поделилось на «физиков» и «лириков». Мы все бредили романтикой науки, конкурсы на физфакультеты просто зашкаливали.

Конечно, не все становились учеными-физиками или атомщиками, но наплыв по этим направлениям был огромен. Вы можете сравнить те годы с нынешним временем, когда юристы, экономисты, политологи венчают все рейтинги престижности профессий.

Безусловно, экономические интересы являются основными. Ныне в медиа другая тематика: герои нашего времени зарабатывают деньги, героически борются с преступностью, не сходят с экранов на политических ток-шоу.

Разумеется, все эти профессии нужны и важны. Но где же творческая научная деятельность, то, что движет современную цивилизацию? Где материалы о важном, интересном труде ученых-медиков, чьи достижения продлевают и спасают жизнь людей? К сожалению, их труд не отмечен ни соответствующими зарплатами, ни вниманием общества — и это в век генетики, познания генома, а может, и жизни.

Тут стоит призадуматься. Приложить усилия, чтобы наши ученые не отставали от зарубежных (и не становились зарубежными!). А ведь были у нас и нобелевские лауреаты (И. Мечников, И. Павлов) в медицине. Хотя и тогда наши материальные возможности в науке не были значимыми, особенно если вспомнить об экономической отсталости страны в 30-е годы ХХ в.

Как это сопоставить? Просто наука — это интеллект и технологии. Первое у нас было всегда и есть сегодня. А когда говорят об отсталости нашей науки, ее скудных результатах, то это в первую очередь состояние материально-технической базы, а значит, и технологий. И вот тут задача, которую надо решать и государству, и обществу.

В последних законодательных актах о науке достаточно подробно прописан этап обучения в аспирантуре. Думаю, эти положения нуждаются в серьезной корректировке. Практически не предусмотрена индивидуализация подготовки ученого — нет дистанционных и других современных форм обучения, особенно самообразования. А ведь каждый ученый индивидуален.

Кроме того, не учтены особенности медицинской науки: образование, подготовка врача в настоящее время длятся практически до 30 лет. При этом молодой человек завершает специальное образование и приобретает свой личный медицинский опыт, т. е. начинает видеть нерешенные вопросы медицины. Именно клинический опыт как раз и мотивирует его к поиску научных решений медицинских проблем.

Если этого не произойдет, то такой молодой врач не будет мотивирован в полной мере к научной работе в медицине. Следовательно, в большинстве случаев в медицинскую науку врач должен прийти, получив хотя бы минимальный врачебный опыт. Однако должен ли он при этом прерывать свою врачебную практику на 4 года обучения в аспирантуре? Однозначно нет: малоопытный врач-теоретик не нужен здравоохранению.

Как выйти из этого положения? Ранее у нас в медицине существовало понятие «прикрепленные соискатели». Молодой врач приобретает клинический опыт; одновременно он начинает исследовательскую работу, которая выливается в кандидатскую диссертацию, и дополнительно в той или иной мере осваивает необходимые ему в научной работе дисциплины, т. е. повышает свой образовательный уровень. Почему же в последнем варианте законодательных актов утеряна столь эффективная, проверенная многими десятилетиями форма подготовки научных кадров в медицине?

Думаю, все очень просто. Создатели новых требований просто перенесли сложившуюся практику в гуманитарных науках на медицину, абсолютно не учитывая ее специфику. А между тем это приведет к резкому уменьшению (в 2—3 раза) прихода талантливой молодежи в медицинскую науку, особенно клиническую. Кстати, при этом увеличатся финансовые затраты государства на подготовку в аспирантуре.

Где и как нужно учить перспективную научную молодежь? Абсолютно убежден, что азы научной подготовки следует проходить в нашей стране. Сейчас многие стремятся обучаться сразу за рубежом. Уверен, что, кроме языковой подготовки, это ничего принципиально значимого не дает.

Научная подготовка — это завершение образовательного процесса, период, когда формируется личность ученого, осваивается методология работы в науке. Речь не идет об информационной обеспеченности, она сейчас везде сопоставима, и не об овладении необходимыми научными методическими навыками, они ведь осваиваются под решение той или иной задачи.

В первую очередь в этот период формируется личность ученого, а главным здесь является работа с Учителем. Т. е. речь идет о научных школах. Об их роли и значении накоплен огромный опыт, остановлюсь лишь на двух научных школах Украины.

Школа академика А. Богомольца дала нам всех создателей научных направлений и научных медицинских исследовательских учреждений Киева. Итогом школы академика Н. Амосова является практически вся кардиохирургия нашей страны. Именно в научной школе создаются максимально возможные условия формирования стереотипа ученого, его нравственного облика.

Все это становится личностным базисом, формирует мотивации к научно-исследовательской деятельности, мораль в науке, без чего эффективность творчества не только уменьшается, но порой может стать даже опасной.

К сожалению, у нас в последние годы внимание научным школам, их лидерам не уделяется. Вся их деятельность по сути происходит по инерции старшего поколения ученых, что явно недостаточно для обеспечения такого важнейшего механизма подготовки ученых.

Несколько слов о зарубежных научных командировках. Безусловно, надо поощрять все действия, которые этому способствуют. Фонд Сороса, другие источники финансирования этого процесса вполне приемлемы. Но нам следует активизировать в этом направлении государство, возможно, создать благотворительные фонды.

Думаю, за рубеж на стажировку следует отправлять уже подготовленных специалистов — не для освоения начальных этапов обучения, а для его завершения и совершенствования. Тогда мы вправе ожидать от такого специалиста общественной отдачи.

Примером могут служить загранкомандировки наших ученых в конце ХIХ в. После таких командировок В. Подвысоцкий и А. Богомолец возглавили в своей стране научные коллективы, создали целые научные направления, свои научные школы. Наверное, не каждый ученый способен на такие достижения, но в то же время в современной истории мы практически не видим ни одного даже сопоставимого примера.

Диалектика науки такова: интеллектуальная деятельность сугубо индивидуальна, тогда как наука осуществляется в научных коллективах. В настоящее время стало понятно, что научные коллективы, учреждения должны в значительной степени трансформироваться.

Но это тема, которая требует особого внимания.

Справка «2000»

Анатолий Иванович ГОЖЕНКО — доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины, директор Государственного предприятия «Украинский научно-исследовательский институт медицины транспорта».

Один из ведущих ученых в области клинической патологической физиологии, основатель украинской школы клинической патофизиологии и патофизиологии почек. В 2016 г. избран президентом Научного общества патофизиологов Украины.

Родился 13 февраля 1948 г. в г. Старобельск Луганской обл. В 1972 г. окончил Черновицкий мединститут (ныне — Буковинский государственный медицинский университет) по специальности врачебное дело.

Опубликовал около 1500 научных работ, в т. ч. 50 монографий, шесть учебников, четыре учебных пособия, два методических пособия. Создал международную научную школу «Патофизиология водно-солевого обмена и функции почек», которая насчитывает 66 ученых высшей квалификации из Украины, России, Польши, Канады, США, Индии. При его научном руководстве и консультировании подготовлено 28 докторов и 57 кандидатов наук. Практическая реализация теоретических разработок ученого осуществлена в 18 методических рекомендациях и 72 авторских свидетельствах и патентах.

Член экспертного совета ДАК МОН Украины по профилактической медицине, медико-биологическим и фармацевтическим наукам; главный редактор журналов «Актуальные проблемы транспортной медицины», «Вестник морской медицины», «Вода: гигиена и экология», Journal of Education, Health and Sport (Польша), член редакционных коллегий еще семи отечественных и двух зарубежных журналов.

Почетный профессор нескольких отечественных и зарубежных вузов, награжден знаками «Отличнику здравоохранения Республики Казахстан» и «Отличие Одесского областного совета», памятными медалями им. В. Подвысоцкого (Украина) и им. А. Сперанского (Российская Федерация).

Анатолий ГОЖЕНКО

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Краматорск анонсировал проведение форума "Наука....

В Краматорске в понедельник, 9 декабря, состоится региональный форум «Наука. Бизнес....

Надеюсь на взаимопонимание

Нравственность — важнейший элемент любого производственного и общественного...

Суть медреформы — убить науку?

Министерство здравоохранения должно быть заинтересовано не в разрушении...

Как поднять уровень образования и науки

Опубликованная в июльском номере (от 19—25.07.2019) статья д. т. н., проф. Валерия Мазура...

Кошка-лиса или лисокот? Обнаружено новое животное

Из-за скрытности зверька ученые ранее не идентифицировали его

Тимошенко рассказала, как сделает Украину успешной...

Кандидат в президенты встречалась с харьковскими учеными

Загрузка...

Точка ветвления

Превращение земли в обычный товар без необходимого земельного законодательства на...

80 тысяч тонн налево

Тотальное уничтожение рыбного ресурса приведет к тому, что к 2050 г. в отечественных...

Больше, чем индустриальная хандра

Власти стоит задуматься хотя бы о стимулировании отдельных проектов...

«Власть — кредиторам! Земля — латифундистам! Долги —...

Полноценное развитие собственного АПК лежит по другую сторону «безальтернативного...

(Не)свободный рынок земли

Кругленькие суммы, которыми оперировали агитаторы земельной реформы, — не более чем...

Бюджет-2020. Последний. Трудный. Самый

2020 год станет первым годом, когда новый президент и его команда будут облечены всей...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка