Позволит ли Запад доминировать России на ядерном рынке

№32(829) 11—17 августа 2017 г. 09 Августа 2017 4

Уже этой осенью в Нью-Йорке одному из американских федеральных судей, специализирующихся на делах о банкротстве, предстоит принять решение о дальнейшей судьбе Westinghouse, авторитетного представителя ядерной энергетики, в начале 2017 г. столкнувшегося с финансовыми трудностями. Вердикт судьи определит и нечто более значительное: намерен ли Запад играть активную роль в борьбе с угрозами распространения ядерных вооружений и изменения климата, или же он готов уступить России весь глобальный рынок атомной энергетики.

Естественно, успех реорганизованной компании Westinghouse способна обеспечить только управленческая команда, готовая полностью порвать с прошлым и заняться продвижением иной, подлинно надежной и проверенной модели реактора. Для успешной конкуренции с россиянами компании потребуются и длинные кредиты с минимальными процентными ставками.

Рост ядерного доминирования России

Компания Westinghouse основана в 1886 г., а в середине 90-х гг. минувшего столетия предприятие пережило процессы реорганизации и смены собственников. В итоге в 2006 г. — в период высоких цен на природный газ и отличных перспектив для атомной энергетики — компанию выкупил японский конгломерат Toshiba.

В начале 2017 г. руководство Westinghouse объявило о банкротстве, спровоцированном длительными срывами сроков сдачи строящихся атомных станций: главной причиной непрестанных и внушительных перерасходов сметных средств при строительстве двух американских АЭС (в Джорджии и Южной Каролине) стал выбор совершенно не апробированной в реальных условиях модели реактора АР-1000.

После завершения процедуры банкротства Westinghouse может оказаться под управлением владельца, готового полностью отказаться от дальнейшего участия в строительстве АЭС — с тем чтобы полностью сконцентрировать все усилия на развитии более прибыльного бизнеса по производству топливных элементов, распродав непрофильные активы. В этом и кроется величайшая опасность. Такой исход нанесет существенный ущерб позициям США и Запада в сфере национальной безопасности.

Москва рассматривает продажу атомных реакторов как инструмент расширения и усиления собственного влияния. Государственная российская корпорация «Росатом» предлагает не просто строительство АЭС, но и полное финансирование проекта и управление возведенной за рубежом станцией. Многие страны, испытывающие дефицит в средствах и электроэнергии, просто не в силах устоять перед подобным предложением.

Упомянутые контракты не только формируют определенную энергетическую зависимость: на территории других государств завозятся российские работники и ценные российские активы. При этом у Кремля появляются веские основания для ввода воинского контингента в регионы, представляющие для РФ стратегический интерес. Такая ситуация особенно тревожна в случае с Турцией, являющейся членом НАТО.

Россия ведет строительство реакторов в Бангладеш, Беларуси, Китае, Индии и Словакии. Недавно подписаны договора на возведение новых объектов в Армении, Египте, Финляндии, Венгрии, Иране и Турции. В целом на долю РФ приходится 60% общего объема продаж атомных реакторов и оказания услуг по их техническому обслуживанию. Москва строит 34 реактора общей стоимостью $300 млрд. в 13 странах. А Индия после краха Westinghouse еще активнее задействует Россию в планах модернизации национальной атомной энергетики.

Большинство ядерных реакторов (исследовательских, медицинских, энергетических) находятся под постоянным контролем МАГАТЭ. Однако обеспечение безопасности и эффективность инспекций напрямую зависят от степени готовности государственных регуляторных органов, операторов и поставщиков реакторов к сотрудничеству с агентством. Особенно непростая ситуация складывается на Ближнем Востоке, где регулярно фиксируются случаи несоблюдения требований МАГАТЭ.

Саудовская Аравия (по примеру ОАЭ) планирует построить собственную АЭС, что позволит королевству нарастить объемы экспортных поставок нефти и газа. При этом эксперты опасаются, что у Саудовской Аравии появится стремление обеспечить себя защитой от обладающего ядерным оружием Ирана — с этой целью королевство, к примеру, может развернуть тайную программу обогащения урана. Сегодня все говорит о том, что потенциальным поставщиком ядерных технологий Саудовской Аравии станет корейский KEPKO. А в свете недавно анонсированной Южной Кореей программы постепенного отказа от атомной энергетики вероятность заключения контракта с Россией существенно возрастает.

Есть, впрочем, и ободряющие новости. Так, многие государства откровенно опасаются усиления российского влияния на своих территориях. И это одна из причин отказа Вьетнама от планов строительства АЭС и перехода на угольные тепловые станции.

Перспективы Westinghouse

Государства Европы и Азии ведут активный поиск путей снижения зависимости от ядерной энергии, и компания Westinghouse остается для Запада и его союзников последней возможностью сохранить позиции на рынке строительства АЭС.

Французская Areva (как и Westinghouse) переживает финансовые трудности из-за задержек в сроках сдачи объектов, спровоцированных использованием неапробированной модели реактора — европейского водо-водяного реактора высокого давления. Да, правительство Франции реорганизовало Areva и обеспечило компанию необходимым капиталом, но у иностранных покупателей имеются все основания для скептической оценки способности французов сдавать объекты в четко оговоренные сроки.

Южнокорейский производитель KEPKO славится умением строить атомные станции в соответствии с графиком, не выходя за рамки определенного бюджета. Но новый президент Южной Кореи — в полном соответствии с требованиями сограждан — анонсировал программу постепенного отказа от атомной энергетики. Если все пойдет по плану, корейцы утратят конкурентоспособность и соответственно доверие иностранных клиентов.

Японская Hitachi реализует атомные проекты в партнерстве с американским General Electric, но руководители GE уже давно публично скептически отзываются о перспективах атомной энергетики. Да и вряд ли потенциальные клиенты готовы к заключению контрактов с фирмой из страны, сокращающей степень зависимости от ядерной энергии (по примеру Южной Кореи и Франции).

Реорганизованная Westinghouse в перспективе могла бы выкупить Hitachi, на практике (в Японии и на Тайване) доказавшую способность сдавать объекты вовремя и без непредвиденных затрат, а также остатки KEPKO или любое иное предприятие, специализирующееся на строительстве АЭС.

Несмотря на все невероятные сложности, стоящие перед Westinghouse, Соединенные Штаты остаются одним из государств, не только сохраняющих, но и расширяющих сеть АЭС. Так, в прошлом году штаты Нью-Йорк и Иллинойс продлили программу предоставления субсидий атомным станциям, оказавшимся в сложном экономическом положении, признавая экологическую чистоту ядерной энергетики. В Коннектикуте, Огайо и Пенсильвании рассматривают возможность принятия подобных законов.

Программа действий для Вашингтона

Будущее ядерной энергетики — слишком важный вопрос, чтобы доверять его решение лишь одному судье, пусть даже и способному мыслить на перспективу. Во имя успеха Westinghouse и всей западной индустрии атомной энергетики американское правительство обязано предпринять три шага.

Во-первых, министерству энергетики следует ускорить тестирование технологии т. н. толерантного или устойчивого к авариям ядерного топлива. В 90-е министерство оплачивало аномально высокие расходы по проверке эффективности методик горизонтального бурения и гидравлического разрыва пластов. Теперь необходимо предпринять то же самое в отношении толерантного ядерного топлива, ведь оно способно выдерживать в три раза более высокие температуры, чем используемое сегодня, что исключает вероятность взрывов водорода (как в 2011 г. на Фукусиме).

Если потенциал безаварийного топлива полностью подтвердится, операционные расходы атомных электростанций снизятся практически на 30%, и ядерная энергия вновь станет конкурентной даже при самых минимальных ценах на природный газ. Этот вид топлива тестировался в лабораториях на протяжении нескольких десятилетий, и в гражданские американские реакторы его начнут загружать в 2018 г. Но ничто не мешает приступить к этому процессу уже этой осенью: министерству энергетики для его реализации необходимо выделить достаточно скромную сумму — существенно менее $500 млн. И если первые 18 месяцев использования толерантного топлива окажутся успешными, государству просто необходимо субсидировать его приобретение всеми американскими атомными станциями.

Во-вторых, Вашингтон обязан вновь начать самостоятельно вести обогащение урана, обеспечивать собственные потребности в ядерном топливе и выходить на мировой рынок с конкурентными предложениями. Вернуть Соединенным Штатам такой статус способна лишь одна американская компания — Centrus, только что завершившая трехлетнюю программу демонстрации эффективности продвинутых центрифуг модели AC100.

Эксперты министерства энергетики признали, что AC100 является «самой технически совершенной и безопасной центрифугой», способной удовлетворить все запросы государства, но для коммерциализации новой технологии и организации крупномасштабного производства потребуется дополнительное государственное финансирование.

В-третьих, конгрессу следует радикально расширить существующие программы финансирования ради того, чтобы реорганизовать компанию Westinghouse, и она смогла бы на равных конкурировать с «Росатомом». Некоторые члены конгресса в свое время утверждали: подобное финансирование должны обеспечивать лишь частные банки. Но сегодня мы находимся в такой ситуации, когда соображения национальной безопасности просто обязаны стать выше каких бы то ни было идеологических догм.

Статья опубликована в Foreign Affairs 3 августа 2017 г. © Council on Foreign Relations // Tribune News Services.

Ник ГАЛЛУЧЧИ, 
эксперт-ядерщик, аналитик Брукхейвенской национальной лаборатории министерства энергетики США  

Майкл ШЕЛЛЕНБЕРГЕР,
аналитик, один из авторов «Манифеста экомодернистов», президент аналитического центра Environmental Progress 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Что общего у мобильных реакторов СССР и доменных...

Нынешняя структура экономики не поощряет инвестиции и диверсификацию, зато...

Польша хочет построить атомную электростанцию

Планируется три блока общей мощностью 4,5 тыс. мегаватт

Westinghouse — спасти нельзя банкротить

Наше правительство неустанно твердит о важности диверсификации поставок...

Рокировка монополистов

В Украине в ядерной энергетике происходит замена российского монополиста...

Росатом или Westinghouse? Украина определилась в пользу...

В этом году 35% всех поставок ядерного топлива в Украину — американские 

Загрузка...

Дотации «малой земле»

Если АФЗУ будет участвовать в распределении средств, то господдержка дойдет до тех,...

Фарватер на мели

Национальная программа оздоровления бассейна Днепра существует только на бумаге

Почем нынче украинский труд в Венгрии

Уже не знаем, чем заманить украинцев, сетует венгерское деловое издание Index и обиженно...

Нам нужен метановый Лос-Аламос

Газогидраты Черного моря смогут в перспективе обеспечить Украину природным газом...

Сухе червоне

Установи служби крові виготовляють тільки 4—5 найменувань компонентів крові з 18...

В ожидании «Саши» и «Наташи»

Ежегодно из-за водяного ореха Киевское водохранилище недополучает 400 кг рыбы с гектара

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка