Владимир Бублей: «Уничтожить рынок металлолома можно за год, для его восстановления потребуются десятилетия»

№39 (876) 28 сентября – 4 октября 2018 г. 26 Сентября 2018 5

Владимир БУБЛЕЙ: «У нас имеются разногласия с металлургами по проблеме экспортной пошлины, но в условных десяти вопросах повестки дня наши мнения полностью совпадают в девяти случаях»

Что не поделили металлурги и заготовители лома? Почему производители постоянно обвиняют металлоломщиков чуть ли не в развале отечественного горно-металлургического комплекса? О состоянии и перспективах рынка металлолома нашей страны рассказывает президент Украинской ассоциации вторичных металлов (УАВтормет) Владимир БУБЛЕЙ.

Часто ломозаготовительные предприятия упрекают в поддержке конкурентов отечественных металлургов. Мол, из украинского лома иностранные предприятия производят готовую продукцию и конкурируют потом с товарами отечественных металлургов на рынках третьих стран. Звучит вполне логично.

Но как тогда объяснить увлечение наших металлургических корпораций экспортом сырья и полуфабрикатов (железорудного сырья, слябов, квадратной и круглой заготовки и т. п.), неужели из них за рубежом не производят конкурирующую конечную продукцию? Так, анализ структуры экспорта металлопродукции из Украины свидетельствует, что в общих объемах внешних поставок доля полуфабрикатов в разные годы колебалась в пределах 45—55%.

Кроме того, экспорт железорудного сырья и окатышей не облагается пошлиной и осуществляется в значительных объемах. Но в отличие от металлолома это не возобновляемое сырье, и его добыча наносит огромный вред окружающей среде. Так, в прошлом году за рубеж отправили 37,4 млн. т такой продукции, а за три месяца 2018 г. — 9 млн. т. При этом объемы экспорта лома в прошлом году составили 488,7 тыс. т, а объемы импорта всего 25,5 тыс. т. При такой ситуации говорить о дефиците металлолома не приходится.

Организованный хаос

— Владимир Владимирович, как можно кратко охарактеризовать отечественный рынок вторичных черных металлов? Какова его емкость? Сколько игроков присутствует? Какие доли они занимают?

— В целом рынок составляет весьма хаотичный набор различного рода игроков. Существует около десятка крупных трейдеров, обладающих достаточным количеством оборотных средств и широкими возможностями для финансирования первичной ломозаготовки. Эти компании контролируют 60—70% украинского рынка вторичных черных металлов.

Есть несколько компаний, связанных с металлургическими предприятиями, например, «Днепропетровский Втормет». Но, даже являясь аффилированной компанией, этот втормет закрывает потребности корпорации «Интерпайп» в ломе только на 10—15%.

Повторюсь, рынок характеризуется очень большой дисперсностью. Если Украина в год заготавливает около 4 млн. т черного лома, то предприятие, имеющее в месяц 20 тыс. т собственной ломозаготовки, уже считается достаточно серьезным игроком.

— Существует ли проблема мелких заготовителей — т. н. пунктов приема металлолома? Например, в спальных районах Киева такие пункты есть чуть ли не в каждом дворе, не говоря уж о промзонах. Причем они принимают не только лом, но и бумагу, пластик, стекло, алюминиевые банки и т. д. Они вообще поддаются какому-либо учету? Необходим ли такой учет и если да, то как его организовать?

— К сожалению, в погоне за дерегуляцией в марте 2016 г. было отменено лицензирование этого вида деятельности. Хотя в большинстве европейских стран сфера переработки отходов — по причине того, что она связана с экологической безопасностью, — лицензируется.

Сегодня статистика фирм-сборщиков металлолома отсутствует. Если раньше перечень лицензий имелся в Минэкономики, то теперь никакого учета не ведется. Поэтому в рамках ассоциации мы пытаемся восстановить базу предприятий, которые действительно занимаются сбором и переработкой металлолома.

Мелкие металлоломные фирмы — большая проблема. Ведь все знают, что они существуют, что их поддерживают правоохранительные и другие контролирующие органы. И мы совместно с металлургами пытаемся эту ситуацию перевести в законное русло.

— Вы имеете в виду инициативу комитета ВР по экономической политике, который 21 июня рекомендовал парламенту рассмотреть закон №7497 «О детенизации рынка металлургического сырья»? Расскажите об актуальности закона именно сейчас. Произойдет ли существенное укрупнение рынка, либо большинство из действующих игроков предпочтет работать нелегально? Насколько вырастут доходы бюджета от проведения детенизации деятельности ломозаготовителей (по некоторым оценка в 20 раз — примерно до 950 млн. грн.)?

— В этом документе среди прочего описан механизм, который будет способствовать вводу всех этих пунктов приема вторсырья в правовое поле. И после этого все они уже будут поддаваться учету и контролю. Но, к сожалению, это не пошлину на экспорт металлолома установить. В данном случае для депутатов все сложнее. Поэтому законопроект до сих пор рассматривается в различных комитетах.

Мы говорим о теневом рынке, но вы, например, говорите, что знаете, где и сколько существует пунктов приема в вашем микрорайоне. А там полиция есть?

— Райотдел через дорогу...

— Вот. А мы как малые дети — стали в угол, закрыли глаза и считаем, что спрятались. Вопрос ведь не в том, чтобы все эти пункты исчезли. В конце концов, они ведь делают доброе дело — собирают вторсырье, очищая город. Но вести такой бизнес нет никакой официальной возможности — законодательство не регулирует эту сферу вообще.

Поэтому задача законопроекта — предоставить человеку при наличии у него желания и возможности либо работать по договору с более крупным переработчиком, либо регистрироваться в качестве частного предпринимателя. Т. е. мы предлагаем сборщикам вторсырья всего-навсего работать в правовом поле, а не так, как это происходит сейчас.

Насколько вырастут доходы бюджета после детенизации рынка, сказать трудно. Сегодня приемщики платят только тому, кто обеспечивает их прикрытие. И даже после принятия законопроекта на 100% эту практику искоренить не удастся.

Но, когда у человека появится правовая защита, многие предпочтут работать официально. И в любом случае налоговая база станет значительно шире. Цифра 950 млн. грн. — достаточно оптимистическая. Все будет зависеть от того, скольких бизнесменов получится вывести из-под нынешней протекции правоохранительных органов и легализовать. Не забываем и о том, что в результате детенизации этого рынка будет официально оформлено около 10 тыс. сотрудников.

Когда нет желания платить

— Существует ли в Украине дефицит металлолома? По некоторым данным сегодняшний металлофонд Украины составляет порядка 300 млн. т, а его износ достигает 90%. Что необходимо предпринять для решения проблемы? В 2017 г. выплавка стали составила 20,907 млн. т, а потребность в ломе была 4,296 млн. т. По прогнозам выплавка стали в 2023 г. составит 25,1 млн. т, а лома будет уже нужно 5,16 млн. т. Где взять такие объемы?

— Понятие «дефицит» у меня всегда ассоциировалось с магазинами в позднем СССР и в Украине начала 1990-х. Когда ты приходишь в торговое заведение, а там просто ничего нет. И ты платишь любые деньги, чтобы взять необходимый тебе товар в другом месте. Вот это настоящий дефицит.

Сегодня в Украине существует достаточно серьезный металлофонд1—300—500 млн. т. У него различные сроки эксплуатации и степень извлекания. Но если в среднем страна потребляет в год 4—5 млн. т металлолома, то понятно, что на ближайшие полвека говорить о дефиците лома, на мой взгляд, не приходится.

Просто металлурги словом «дефицит» покрывают банальное нежелание платить за лом конкурентную цену. И, используя мощное лобби, продавливают в парламенте различного рода ограничительные меры на экспорт этого вида сырья.

Они постоянно говорят, что, осуществляя экспорт лома, мы кормим чужих металлургов. Но если отечественные потребители умудряются найти такое ценовое дно, что даже с уплатой пошлины 42 евро/тонна вывозить за границу лом все равно экономически выгоднее, чем продавать внутри страны, то о каком дефиците мы сейчас говорим?

За восемь месяцев этого года 300 тыс. т металлолома ушло на экспорт. Заплатите металлоломщикам больше на $20—30 за тонну, чем предлагаете, и вы получите этот товар себе. Но зачем платить рыночную цену, если можно громко выкрикивать лозунг: «Защитим отечественную металлургию!».

Дефицит лома — не более чем страшилка, придуманная металлургами для оказания давления на рынок вторичных металлов. Возможно, у них существует дефицит денежных средств, либо мы наблюдаем проявление обычной жадности с их стороны.

— Отечественные металлурги постоянно угрожают, что в случае повышения объемов экспорта металлолома украинские метпредприятия могут остаться без лома, что приведет не только к сокращению производства, но и к его полной остановке. Но в 2017-м метпредприятия заготовили 3,7 млн. т металлолома, что на 6% больше, чем годом ранее (3,4 млн. т). Притом озвученный дефицит лома все равно составил примерно 10%. Сколько в данной позиции металлургов правды, а сколько манипуляций?

— Каким образом происходят подобные манипуляции? Имеются желаемые объемы производства, допустим, 1 млн. т стали в год. Для этого мне необходимо в т. ч. 200 тыс. т металлолома. Но я не произвел 1 млн. т стали. По разным причинам — из-за отсутствия заказов, аварий на производстве и т. п. При этом я потребил не 200 тыс. т, а 180 тыс. т лома. Но все равно берутся голые цифры, и сообщается, что годовой дефицит лома на моем производстве составил 20 тыс. т.

Кроме того, необоснованное завышение удельных расходов металлолома (кг/т) на производство стали, в частности отдельно по каждому виду (кислородно-конверторной, мартеновской, электростали), приводит к определению неправильных прогнозных показателей потребности металлургической отрасли в металлоломе. Указанные параметры нуждаются в дополнительной профессиональной оценке экспертных организаций и Национальной академии наук Украины.

На уровне кулуарного общения с металлургами мы друг другу улыбаемся, так как все прекрасно понимают ситуацию. Но обывателя следует напугать. А большинство депутатов Верховной Рады отнюдь не инженеры-металлурги, и ими так же легко манипулировать.

Как запрещали экспорт

— В мае этого года ОАО «Молдавский металлургический завод» (ММЗ, Рыбница, Приднестровье) внесено в санкционный список Совета национальной безопасности и обороны Украины сроком на три года. Известно, что Украина поставляет на ММЗ около 80% всего экспортируемого лома черных металлов. В частности, в январе—апреле 2018 г. туда продали металлолома на сумму $56,971 млн., что составляет 78,42% в денежном выражении от всего экспорта лома. В прошлом году на ММЗ поставлено лома на $64,966 млн. (53,56% всего экспорта лома). Насколько существенной оказалась потеря этого рынка для украинских ломозаготовительных предприятий? Какие потери понесли металлоломщики в связи с данным запретом? На какие рынки и в каких объемах им удалось (если удалось) переориентировать (компенсировать) поставки металлолома?

— В декабре мы проводили совместную с металлургами конференцию. И они считают, что, мол, Молдавский метзавод используется для того, чтобы совершать диверсии против украинской металлургии! А ММЗ всего лишь дает высокие закупочные цены на металлолом.

— Один мини-металлургический завод способен разрушить мощную отечественную металлургию?

— Как говорится, один маленький колорадский жук уничтожил все посевы картофеля в стране. Но дело не в этом. Наши металлурги считают, что платят высокую цену за лом, но при этом ссылаются на т. н. «экспортный паритет». Т. е. стоимость вторсырья на внутреннем рынке они рассчитывают, отнимая экспортную пошлину, внешнюю логистику и т. д.

Это прекрасно, но если производителям металла будет не хватать лома на внутреннем рынке, что они будут делать? Правильно, импортировать сырье. Допустим, в порту Роттердам стоит корабль с металлоломом. Он может пойти в Турцию, а может и в Украину. Вопрос: почему этот лом должен отправиться в нашу страну по цене меньшей, нежели за него предлагают турки? Это нонсенс. Поэтому металлурги купят сырье по европейской цене, плюс еще заплатят за логистику.

Теперь поставьте себя на место менеджмента ММЗ. У предприятия имеется рынок, на котором он может купить лом. При этом железнодорожная колея в Молдове такая же по ширине, как и у нас. В Европе она, как известно, узкая. Покупая у нас, им не нужно нести дополнительные затраты на перегрузку сырья.

На какую цену металлолома должны ориентироваться молдаване? На стоимость украинского экспорта с учетом пошлины, либо на цену европейского рынка с учетом доставки? Конечно, он будет предлагать наиболее оптимальный вариант. Если из Европы он может привезти сырье по $300/т, а из нашей страны по $280/т, то он будет ориентироваться на украинский рынок.

При этом наши металлурги на внутреннем рынке больше $200/т платить не желают. И вот отечественный металлоломщик подсчитывает: возьму внутреннюю цену $200, добавлю экспортную пошлину (тогда она составляла 30 евро), приплюсую еще $5—7/т железнодорожного тарифа и все равно получу прибыль выше на $20—30/т, нежели при поставке металлолома украинским меткомбинатам.

Естественно, за короткий промежуток времени поставки на ММЗ отечественного лома выросли очень серьезно. Я не пытаюсь сейчас обсуждать решение СНБОУ (у него есть своя информация), но коль скоро Молдавский метзавод оказался в санкционном списке, понятно, что поставки туда прекратились.

— Еще 17 мая парламент продлил на год действие пошлины на экспорт металлолома и повысил ее до 42 евро за т. В прошлом году действовала пошлина 30 евро. И что мы увидели? Экспорт в 2017 г. вырос на 78,5% по сравнению с 2016-м (с 272,6 тыс. т до 486,5 тыс. т). Т. е. с введения новой пошлины уже прошло больше трех месяцев. Насколько подобные ограничения влияют на поставки металлолома за рубеж? Сократилась ли ломозаготовка?

— Экспорт лома существует лишь на уровне статистической погрешности. Очень редко кто отгружает за рубеж один, максимум два корабля с сырьем. Почему это плохо? Допустим, металлургам в этом году нужно 3 млн. т лома, а в следующем понадобится уже 3,5 млн. т. Нарастить заготовку этих 0,5 млн. т в один момент невозможно. Рынок ломозаготовки уже должен находиться на уровне 3,5 млн. т.

Т. е. 0,5 млн. т будет уходить на экспорт, а 3 млн. т потребят отечественные заводы. Если завтра меткомбинатам понадобятся дополнительные объемы лома, то за счет конкурентной цены они смогут взять те объемы, которые ранее вывозились за рубеж.

Но, если полностью перекрыть экспорт, то результат будет обратным — сократится ломозаготовка в стране, и если металлурги захотят нарастить собственные объемы производства, то взять на внутреннем рынке лом в необходимых количествах им будет просто негде, придется завозить сырье из-за границы. Уничтожить рынок металлолома можно за год, для его восстановления потребуются десятилетия. Чтобы вернуть утраченные объемы, потребуются очень серьезные финансовые вливания. Вот о чем нужно думать!

Некоторые ломозаготовительные предприятия осуществляли поставки в соотношении: 80% продукции — на экспорт, 20% — на внутренний рынок. Другие — с точностью до наоборот. Но в любом случае все они старались диверсифицировать свои отгрузки. А когда закрыли внешние рынки, компании, в большей степени ориентированные на экспорт, просто прекратили свою деятельность, и металлурги лишились даже той части сырья, которую данные фирмы продавали внутри страны.

Ограничение экспорта превращает ломоперерабатывающую отрасль в непривлекательную для инвестиций, приостанавливается ее модернизация, падает профессиональный уровень сотрудников, осуществляется отток рабочей силы. В результате такой промышленной политики объемы заготовки лома черных металлов в Украине ежегодно уменьшались, что, повторюсь, крайне негативно сказывалось уже на металлургах и, безусловно, на экономике государства в целом.

Такая тенденция наблюдается не только в нашей стране. Она подтверждена отдельной резолюцией международного Форума по вторичному сырью 2017 г., которая базируется на выводах экспертного сообщества, сформулированных на основании расчета 12 показателей устойчивости ломоперерабатывающей и металлургической отраслей в 31 стране мира, где соответствующий мониторинг ведется еще с 2004 г.

— На сколько вырос экспорт лома в страны Евросоюза, учитывая гораздо более низкий размер вывозной пошлины для этого рынка — 7,5 евро/т?

— Чтобы вывезти лом в Евросоюз, требуется сертификат происхождения, который выдает таможня. В конце прошлого и в начале этого года многие экспортеры столкнулись с тотальным нежеланием таможенных органов Украины выдавать этот документ под различными, самыми невероятными предлогами.

Таможенник имеет два варианта — взять пошлину 42 евро/т или 7,5 евро/т. Лично ему все равно, какую пошлину установить. Но он прекрасно понимает, что завтра к нему придет проверяющий, например из СБУ, и начнет его обвинять в недоимках в госбюджет.

Сегодня ситуация выравнивается. На украинское руководство оказывала давление Европа, мы обращались в различные институции ЕС относительно искусственных препятствий внешнеэкономической деятельности. И фактическая возможность экспорта лома с пошлиной 7,5 евро/т сейчас существует и частью отечественных предприятий уже реализуется.

К сожалению, возникает другая проблема — узкая европейская железнодорожная колея. Когда начинаем считать экономику доставки до границы, перегрузки на границе, транспортировки по странам Евросоюза (а тамошние метпредприятия, как правило, покупают лом с доставкой до завода), то выходим на те же дополнительные 42 евро/т.

Металлурги неглупые люди, они в состоянии все посчитать. Пошлина 42 евро возникла же не на ровном месте. Не 43 евро, не 45 евро, а именно — 42 евро/т.

Выгодно поставлять в такую страну ЕС, как Словакия, на территории которой еще в рамках сотрудничества с участниками Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) бывшего социалистического лагеря была построена широкая железнодорожная колея непосредственно до Восточнословацкого металлургического комбината (сегодня — US Steel Kosice).

— А поставлять морем не пробовали?

— Думаю, это будет следующим этапом развития наших экспортных возможностей. К сожалению, по моим сведениям, никто пока таким способом не поставлял. Когда начинают просчитывать риски отгрузки 3—5 тыс. т лома морем в Грецию, понимают, что такому маршруту государственные органы будут создавать максимум препятствий. А рисковать $1—1,5 млн. вложенных средств никто из металлоломщиков не хочет.

— Когда и с какой целью была основана Ассоциация вторичных металлов? Сколько в ней членов? Каковы планы ассоциации на ближайшее будущее?

— Ассоциация основана в апреле 1999 г. и является старейшим объединением в ломоперерабатывающей отрасли нашей страны. Предприятия—участники нашего объединения занимают 80%-ю долю всего внутреннего рынка вторичных металлов. Эти предприятия обеспечивают ломом «Метинвест», «Интерпайп», «Арселор Миттал Кривой Рог» и другие.

Наша деятельность направлена на то, чтобы максимально способствовать созданию открытого рынка вторичных металлов с прозрачными, понятными и одинаковыми для всех правилами игры. Также для наших членов готовим аналитическую информацию, в частности актуальные ценовые предложения, объемы импорта и экспорта лома и т. п.

Стремимся к диалогу со всеми без исключения участниками рынка металла. Да, у нас имеются разногласия с металлургами по проблеме экспортной пошлины, но в условных десяти вопросах повестки дня наши мнения полностью совпадают в девяти случаях.

Мы тесно взаимодействуем практически со всеми потребителями металлолома — с объединением «Укрметаллургпром», с Украинской ассоциацией производителей ферросплавов, с Ассоциацией литейщиков Украины. Работаем в формате меморандумов. Обмениваемся информацией и мнениями. Привлекаем их для разработки и продвижения законодательных инициатив.

В ассоциации действует научно-экспертный совет, который, например, в рамках нашего меморандума с металлургами работает над созданием нового стандарта на металлолом, максимально приближенного к европейскому. И уже в следующем году мы введем его в действие.

Справка «2000»

Украинская ассоциация вторичных металлов (УАВтормет): 02081, Киев, Днепровская набережная, 19а, оф. 247, тел.: (068) 351-5875, (099) 419-0483, (098) 770-1099, www.uavtormet.com

Структура украинского экспорта металлопродукции

в 2014—2018 гг., тыс. т

1Металлофонд (металлический фонд) — суммарный объем металла, находящегося на территории государства. Каждый год размер металлофонда страны увеличивается на величину видимого потребления металла. В состав металлофонда входят также вторичные ресурсы (лом и отходы металлов).

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

В пяти шагах от дома

В нашей стране четыре категории граждан имеют право на доступное жилье от государства

Кто зарабатывает на безопасности АЭС

Атомные энергоблоки работают на изношенном оборудовании в режимах сверхнагрузок,...

Баррель преткновения

Государство наверняка попытается извлечь выгоду из очередного всплеска цен на...

Аграрии не ощутили поддержки

За три месяца до окончания календарного года аграрии констатировали неэффективность...

Загрузка...

Народные избранники ополчились против курения

Искусственный никотин, входящий в состав жидкостей для электронных сигарет,...

Ассоциация с коньяком

Украинским производителям напомнили о необходимости переименования отечественного...

Золотое кольцо Омеляна

Если железные дороги будут развиваться такими темпами, как сейчас, то через 20 лет из 20...

Премия за риск

Власть задумалась о льготах бизнесу поблизости от зоны разграничения на Донбассе. И не...

Строительная амнистия

В сентябре Минрегион обещает запустить механизм бессрочной строительной амнистии....

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка