Зачем Минэкологии ремонтирует больницы и строит канализацию

№16 (904) 19 — 25 апреля 2019 г. 17 Апреля 2019 5

Министерство экологии и природных ресурсов обнародовало отчеты об использовании бюджетных средств в 2018 г. За безликими строками сухого документа можно увидеть и проблемы, и странности.

Всего в прошлом году министерство выступало распорядителем 8 766,4 млн. грн. по 31 программе. И хотя все их наименования звучат пышно и красиво, некоторые из них представляют собой совсем не то, чем кажутся.

Например, по программе «Проведение мероприятий относительно реализации приоритетов развития сферы охраны окружающей природной среды» 19 млн. грн. было выделено на строительство канализации в Болехове, 67,5 млн. грн. — в Коломые. Т. е. на работы, которыми обязаны заниматься местные власти и коммунальные структуры!

При этом работы в Болехове вообще не были выполнены. И самое великолепное, по удивительной причине: «из-за неблагоприятных климатических условий». Какие уникальные климатические условия в городе мешают строить канализацию, министерство не сообщило. Работы в Коломые были выполнены лишь частично. И это только пара примеров из «канализационных» подвигов Минэкологии.

По упомянутой выше программе не удалось освоить 15 млн. грн. на строительство канала между Тилигульским лиманом и Черным морем в Одесской обл. (общая стоимость проекта свыше 98 млн. грн.). Проект этот из нужных, но причина того, что он завяз, показательна: уголовное расследование на предмет признаков казнокрадства.

Если еще и не уголовное расследование, то как минимум аудит точно не помешал бы в ряде крайне подозрительных случаев. Например, проект строительства забора (даже не сам забор!) в Кременецком ботсаду обошелся налогоплательщикам в 170 тыс. грн. Для сравнения: на компьютеры для этого объекта потратили менее 20 тыс. грн. Интересно, что победителем аттракциона невиданной щедрости стала фирма «Дионис», которая и ранее была замечена в скандалах с коррупционным душком.

Фантастической нелепостью и разбазариваем средств выглядит, например, программа «Проведение природоохранных мероприятий» в случае дендропарка «Софиевка». Деньги пошли не на природоохранные цели, как можно было бы судить из названия, а на реконструкцию аллеи (18,7 млн. грн.), комплекс водопадов и прочие развлекательные затеи.

При этом «Софиевка» — очень богатый и сверхпопулярный комплекс, через него ежегодно проходит грандиозное количество туристов. Дендропарк мог бы и сам вкладывать заработанные средства в развитие. Новая плитка на аллее или строительство зверинца не имеют никакого отношения к природоохранной деятельности, и выделять средства программы на такое — это отнимать их у объектов и мероприятий, действительно остро нуждающихся в финансировании.

Иногда вызывает недоумение, почему на Минэкологии навешивают финансирование проектов, сливки с которых снимают другие структуры.

Например, по программе «Реконструкция гидротехнических сооружений защитных массивов днепровских водохранилищ». Госагенству водных ресурсов выделили 41,5 млн. грн. Все это прекрасно, вот только в стране существует ЧАО «Укргидроэнерго» — мощнейшая и богатейшая структура, самая крупная гидрогенерирующая компания в Украине.

Именно она получает прибыль от эксплуатации в том числе и каскада днепровских водохранилищ. Так почему не она со своей прибыли ремонтирует гидротехнические сооружения? Почему деньги на содержание активов, приносящих прибыль компании, вымываются из госбюджета? И это при том, что если посмотреть на историю тендерных закупок «Укргидроэнерго», окажется, что деньги там не считают — вполне могут себе позволить покупать, к примеру, элитную мебель для топ-менеджеров.

3 946,0 млн. грн. потрачено на «управление водными ресурсами», 88 млн. — на систему орошения и мелиорацию. Почему же деньги на значительное повышение урожайности коммерчески эксплуатируемых площадей тратит государство, да еще и Минэкологии? Почему в стороне остается Минагрополитики, и почему в эту деятельность не вливаются деньги инвесторов из богатейшего агросектора?

Довольно странно, что Минэкологии выделяет деньги даже на такую деятельность, как этнографические исследования, сбор археологических образцов — керамики и др. Например, на программу сохранения этнокультурного наследия регионов, пострадавших от Чернобыльской катастрофы, пошло в 2018 г. 5,5 млн. грн.

Около 20 млн. потрачено на реконструкцию музея леса и сплава в Карпатах — дело, конечно, нужное, но к природоохране не имеющее, как кажется, никакого отношения.

Возможно, и стоимость некоторых товаров и услуг может показаться завышенной стороннему наблюдателю. Так, парочка морозильных камер для хранения корма для бурых медведей из зверинца, которые приобрели в нацпарк «Синевир», обошлась налогоплательщикам в 174 тыс. грн.

В то же время в отчете Минэкологии можно увидеть и позитивные сдвиги. Так, Петр Тестов, аналитик правозащитной организации «Экология Право Человек», отмечает, что едва ли не впервые за последние годы была значительно улучшена материально-техническая база природно-заповедного фонда.

Заповедникам и нацпаркам министерство купило 20 внедорожников, квадроциклы и квадрокоптеры, пожарные трактора, катера и пр.

Но занималось Минэкологии и покупкой автомобилей для Национальной полиции! В 2018 г. должны были приобрести 83 патрульных автомобиля с гибридной силовой установкой (бензиновый и электрический двигатель). Работы эти, правда, до сих пор не закончили.

Почему вообще это делает Минэкологии? Потому, что, по логике чиновников, это приведет к снижению выброса парниковых газов. Поэтому министерство за свои деньги будет также ремонтировать фасады лабораторно-клинического корпуса клиники Амосова!

100 млн. грн. министерство потратило на мероприятия по программе «Развитие минерально-сырьевой базы». Пока оценить результаты сложно. В отчетах говорится, что в результате таких трат было подготовлено два нефтегазоносных объекта с перспективными запасами в 2 млн. т условного топлива. Будут ли разрабатываться площадки — большой вопрос.

Значительная сумма — 519,3 млн. грн. — потрачена в прошлом году на работы с радиоактивными отходами и поддержание так и не введенных в эксплуатацию объектов комплекса «Вектор» в Чернобыльской зоне.

На поддержание инженерных сетей и дорог в зоне отчуждения потратили 454,4 млн. грн. На поддержание в надлежащем состоянии энергоблоков и объекта «Укрытие» — еще 1,182 млрд. грн. В зону для борьбы с пожарами было закуплено 16 тракторов и два пожарных автомобиля.

Финансировало Минэкологии и 242 научно-исследовательские работы — на сумму 50,1 млн. грн. Пока сложно оценить, какие из них были ценными трудами, а какие — пустышками.

Что интересно, так это пассивность объектов природно-заповедного фонда в работе с министерством. Так, свой проект по восстановлению редких видов начал только один-единственный нацпарк — «Верховинский», который разработал документацию по строительству вольеров для разведения глухарей.

Некоторые заповедники настолько пассивны, что даже не посылают в министерство запросы на осуществление природоохранной деятельности. По данным активистов «Экология Право Человек», в прошлом году, несмотря на бедственное финансовое положение, не удосужились это сделать Украинский степной заповедник и Луганский природный заповедник.

Не подают в Минэкологии запросы (хотя и имеют на это полное право) и те объекты природно-заповедного фонда, которые относятся к сфере управления Национальной академии наук и Госагентства лесных ресурсов.

Есть у министерств и недешевая, но нужная программа «Руководство и управление в сфере экологического контроля». Фактически речь идет о работе Госэкоинспекции — абсолютно неэффективной структуры. По этой программе было потрачено в прошлом году 392,5 млн. грн. Ну а штрафов нарушителям экологические инспекторы собрали на 6,5 млн. грн. Еще почти 92 млн. удалось отсудить по претензиям и искам. Такой результат был бы даже прекрасен — если бы в стране нарушения экологического законодательства не встречались на каждом шагу. Данная же пропорция затрат на контролирующий аппарат и штрафов от его работы выглядит в настоящих условиях издевательской.

Самой агрессивной тратой бюджетных средств отметились в прошлом году работники Нацпарка «Джарылгачский»: они на 12 тыс. грн. приобрели шесть комплектов наручников, шесть резиновых дубинок и шесть газовых баллончиков. И это, пожалуй, самая оптимистическая строка в отчете Минэкологии. Значит, в стране еще есть люди, готовые активно защищать ее природные сокровища.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Грязный воздух: 57 258 смертей в год

Отсутствие стратегии по выполнению Украиной международных природоохранных...

ДРАМАтическая революция

Когда греки входили в Евросоюз, их заставили вырубить все виноградники, ссылаясь на то,...

Недра нараспашку

Государственная геологическая служба презентовала «Инвестиционный атлас...

Що не так з кадрами в Україні

Україна має найбільші запаси родючих земель, вигідне географічне положення, але всі ці...

Від задимлення до штучного інтелекту

Потрібно змінювати не окремі елементи, а всю систему функціонування промисловості

Сломанный «лифт»

Из-за неудовлетворительного экологического состояния в Украине ежегодно умирают 57 258...

Загрузка...

Если щепки летят...

Принятие Верховной Радой ряда законодательных инициатив позволит распространить...

Дефицит тяжелых профессий

Уровень инженерной подготовки персонала падает, и в самом ближайшем будущем возможна...

Украинская кукуруза принесена в жертву торговому...

Падение мировых цен на основные сырьевые ресурсы приведет к неизбежному коллапсу...

Земельные фокусы. Следим за руками

Отдельные пункты законопроекта позволяют обойти количественные и качественные...

Головная боль, которая может стать хронической

Национальный состав населения полуострова заставляет задуматься: 1 млн. 700 тыс. —...

Дерево с помощью «мышки»

Если каждый человек на планете посадит одно дерево, то уровень пыли в  воздухе может...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка