Защищай свое

№12 (900) 22 — 28 марта 2019 г. 20 Марта 2019 4.5

Вся эта территория, согласно утверждениям застройщиков, является никому не нужным неблагоустроенным пустырем

А так ее планируется благоустроить, возведя почти полсотни высоток

Озерные побоища: как превратить националистов в управляемых союзников

Это выглядит как история банального, типичного для украинских мегаполисов конфликта: застройщик пытается уничтожить что-то ценное, местные жители ему противостоят. Необычной ее делают масштаб противостояния и талант активистов-полководцев, сумевших собрать неожиданные коалиционные войска.

Жизненный цикл общественных организаций в Украине неизбежно принято увязывать с внешним финансированием: зарубежными грантами или бизнес-группировками, решившими влить немного денег в пиар и публичную активность. Как правило, у нас в стране общественные организации, растущие снизу, не показывают ни вменяемой динамики, ни хоть какой-то эффективности в достижении заявленных целей. Но бывают и фантастические исключения, своеобразные «белые слоны» в мире заморышей. И киевская инициатива ОО «Экопарк Осокорки» — одно из них.

Геттостроительный факультет

На одной из окраин Киева есть уникальная природная территория, состоящая из озер и заливных лугов. Ныне от ее первоначального облика мало что осталось — за последние годы большую часть сожрали бетонные джунгли, превратившись в толпящиеся высотки Осокорков. Район этот стал для столичных жителей легендарным — то, как плотно набиты здесь многоэтажные жилые дома, отсутствие зеленых зон и развитой социальной инфраструктуры делают его символом безграмотного градостроительства и алчности застройщиков.

Сегодня битва развернулась за последние крохи живописных природных территорий — озеро Небреж и его окрестности.

Основу конфликта положило решение столичного мэра Александра Омельченко в 2005 г. — когда компания «Контактбудсервіс» получила в аренду пять участков земли общей площадью 176,5 га.

Земля выделялась со значительными нарушениями процедуры. Более того, сама идея застройки озера противоречит, например, Генеральному плану г. Киева до 2020 г., проект застройки не соответствует Правилам застройки г. Киева, а строительство в границах прибрежно-защитной полосы озера прямо запрещено Водным кодексом Украины. Занятная деталь — супруга одного из собственников ООО «Контактбудсервіс» была на момент выделения земли замглавы постоянной комиссии Киевсовета по вопросам градостроительства, архитектуры и землепользования в КГГА.

Конечно, параллельно эту землю пытались и сохранить. Эксперты требовали сделать уникальные территории заповедными еще 25 лет назад. Но столичные власти всегда ориентировались на застройщиков — именно этот бизнес является главным в Киеве на протяжении всей истории независимой Украины.

Из-за кризиса 2008 г. рынок недвижимости в столице сильно сдулся, и многие застройщики столкнулись с нехваткой финансовых ресурсов. Это временно спасло Небреж. Только в 2017 г., за три года до окончания срока аренды земельных участков, банк «Аркада» — фактический инициатор проекта — решил застолбить территорию.

Были запущены массовые продажи будущего жилья комплекса «Патриотика на озерах», сам же проект превратился в обещание построить на небольшом пятачке более 40 жилых домов высотностью за 27 этажей.

Попытки начать строительные работы привели к столкновениям с местным населением. «Аркада» пошла по традиционному пути — наняла «титушек». И тут случилось неожиданное — к противостоянию на стороне активистов-защитников озера подключились «Национальные бригады». В дальнейшем побоища стали довольно частой приметой Осокорков — «титушки» пытались нападать на протестующих, получали жестокий отпор от вызванных по тревоге «нацбригадовцев», милиция, в зависимости от указаний сверху, то крутила одних, то травила газом других.

Параллельно значительный вес и мощь обрела общественная организация «Экопарк Осокорки», начинавшаяся с десятка активистов. Без грантовой помощи и внешних спонсоров, на одной самоорганизации структура смогла как организовать грамотное информационное сопровождение, так и инициировать ряд масштабных судебных разбирательств. Но самое удивительное — небольшой организации без бэкграунда и ресурсов удалось организовать удивительно правильное лоббистское давление на власть, в результате чего и мэр Киева, и Киеврада формально выступают теперь на стороне противников скандальной стройки. Есть группа симпатиков идеи спасения уникальной территории путем создания ландшафтного парка и среди депутатов ВР.

Максим СТРАВИНСКИЙ, один из основателей ОО «Экопарк Осокорки»

О том, как научиться виртуозно жонглировать интересами и целями разных и порой даже враждебных групп и группировок, еженедельнику «2000» рассказал Максим СТРАВИНСКИЙ, один из основателей ОО «Экопарк Осокорки».

Вестибулярно-политический аппарат

— Максим, давайте с самого интригующего — вашего сотрудничества с «Национальным корпусом». Привлекая эту силу, вам удалось решить минимум две задачи. Показать застройщику, что применение вооруженных «титушек» бесперспективно, потому что они могут получить силовой отпор. И создать просто невероятный медиашум — силовые столкновения всегда вызывают острый интерес.

Но как вам удалось наладить сотрудничество с откровенно политизированным и столь неоднозначным объединением, которое при этом очень скромно воздерживается на ваших акциях от любых политических заявлений? Как вы их приручили и не боитесь ли, что такое сотрудничество несет в себе серьезные риски?

— Прежде всего, не приручили, а наладили взаимовыгодное, уважительное сотрудничество. И это была инициатива самих активистов Нацкорпуса, которые искренне болеют за город, в котором живут.

Здесь помогло счастливое стечение обстоятельств. Среди наших активистов есть ребята, которые служили в добробатах в первые годы войны. И у них осталось много связей среди тех, кто составил костяк «Нацкорпуса».

Как всегда, здесь много личных историй. Так, лидер «Национального корпуса» в Киеве Сергей Филимонов оказался одноклассником и близким другом одного из наших активистов. Он сам вырос на этих озерах, выпускной на них праздновал, для него это очень личный вопрос.

В результате центральное политическое руководство «Нацкорпуса» было вынуждено задним числом принять персональные действия отдельных своих членов.

Мы в свою очередь очень активно и четко взаимодействуем с ребятами по разграничению обязанностей. Они и сами не хотят, чтобы вокруг них создавался образ погромщиков. Когда нет критической ситуации, мы стараемся обходиться своими силами. Только когда нашим активистам угрожает физическая опасность из-за противоправных действий другой стороны, мы просим защиты у «Нацкорпуса».

— Интересно, что вам удается находить таких союзников, заходя не сверху, через топ-менеджмент, а снизу, посредством горизонтальных связей. Ведь для этого нужно набрать критическую массу сторонников, обеспечивающую прохождение нервных сигналов. Сложно было нарастить актив — ведь это выглядит как результат крутой профессиональной работы!

— Это, безусловно, большой пласт труда. Все потому, что работают у нас действительно профессионалы высокого класса.

Вот я, например, профессиональный пиарщик, в отрасли более 20 лет. Вопросами финансов у нас занимаются профессиональные финансисты, банкиры. Правовыми проблемами — высококлассные юристы. И т. д. Все это небезразличные люди, которых горячо волнует будущее экопарка Осокорки.

— Есть ли в вашей ОО наемные работники? Ведь стартовали вы практически с нуля.

— На протяжении уже двух лет все работы выполняются на волонтерских началах. Да, мы собираем благотворительные взносы, которые идут на операционную деятельность.

Но сейчас объем работ неуклонно возрастает, количество необходимых ресурсов растет, и мы активно ищем гранты и международную помощь. Сделали, например, массовую рассылку по диппредставительствам в Украине, по профильным международным организациям.

— Не боитесь потерять высококлассных специалистов-волонтеров, когда поменяете модель? Обычно ОО не могут конкурировать с рынком по уровню зарплат.

— Это будет смешанная, гибридная модель. Ведь объем задач и их спектр очень велики. Одно дело предотвратить незаконную застройку, и совсем другое — контролировать создание объекта природно-заповедного фонда, которое мы запустили.

Еще собираемся привлекать для этого в рабочую группу профессиональных экологов — ведь сами не специалисты в этой отрасли.

— Из тех же экологов вы активно сотрудничаете с Владимиром Борейко — очень одиозной фигурой. В среде профессионалов у него практически однозначно негативная репутация провокатора и не слишком грамотного в вопросах экологии человека. Зачем вы используете такие «токсичные» ресурсы?

— Да, мы знаем, что Борейко не всеми воспринимается позитивно. Но все признают, что он большой профессионал. Часть работы по подготовке документов на озера он, кстати, выполнял параллельно, и подавал их от себя. Однако при всех недостатках у него огромный опыт работы с документами и много энергии. Поэтому если человек готов помочь — мы принимаем его усилия с благодарностью. но подготовленные документы подаем уже от своего имени, чтобы избежать имиджевых рисков.

— По сути вы еще и ведете лоббистскую деятельность по продвижению своего проекта в коридорах власти — причем самым классическим, западным образом. Как вам удается добиваться такой поддержки со стороны политических сил, которые друг друга на дух не переносят? Это довольно виртуозное балансирование.

— О да! Балансирование между различными политическими партиями — это очень сложно. Доходит до того, что одни депутаты, которые обещали быть на акции, могут отказаться приехать, узнав, что там будут представители других политсил. Или когда мы выходим на брифинг под патронатом одной партии, а представители другой говорят: мы к оппонентам не приблизимся, но письмо-обращение потом подпишем.

Такие моменты возникают очень часто. Зато единогласное голосование в Киевсовете за наш проект создания парка и большое число подписантов среди депутатов ВР продемонстрировали, что можно поднять имиджевый вес инициативы для всех политсил.

Мы озвучивали коммюнике, что движение «Экопарк Осокорки» является аполитичным, не преследует экономических интересов и мы обращаемся ко всем лидерам мнений поддержать проект, потому что он находится за рамками политических разногласий.

С другой стороны, используем все возможные ресурсы, чтобы донести ценность проекта сохранения природных территорий до чиновников. Маленький пример. Мы достаточно известны на международной арене. Некоторые наши активисты имеют связи в деловых кругах Европы. И когда тому же Кличко в Швейцарии говорит о проблеме озер Осокорков человек, входящий в клуб миллиардеров, к этому трудно не прислушаться.

Кому нужны письма

— Проблема застройки намного шире, чем защита тех или иных территорий. В Киеве, например, комплексное решение ландшафтных вопросов не планировалось и не планируется в принципе. Можно ли решить эту проблему? Можно ли заставить наши структуры придерживаться современных правил градостроительства?

— Даже для меня стал откровением один случай. Когда по инициативе Кличко проект застройки был вынесен на градостроительный совет, главный архитектор города Киева г-н Свистунов заявил: «Я очень рад, что впервые за 10 лет собрался градостроительный совет для того, чтобы изучить детальный план территории».

Представляете? 10 лет город застраивается, а профессиональные архитекторы впервые собрались, чтобы посмотреть, что происходит!

Градостроительный совет сейчас лишен регуляторных функций, это совещательный орган. Но мы ведем активную работу с архитекторами, представителями института генплана, чтобы вернуть градсовету регуляторные функции.

— Так ведь вопрос не в наборе функций. И ранее градсовет никак не препятствовал ужасу и кошмару. Архитекторы ведь получают деньги от застройщиков, а не от горожан, гуляющих по паркам. По какой причине они вдруг скажут — мы хотим зарабатывать намного меньше, но сохранить для города зеленые зоны? Разве не наивно рассчитывать на это?

— Мы не питаем иллюзий. Но создание комьюнити ответственных горожан идет.

Последняя акция под КГГА, с перекрытием Крещатика и требованием отставки главного архитектора, привела к тому, что Кличко принял решение — при мэрии создается общественный актив, куда будут входить представители инициативных групп. Этот орган будет заниматься мониторингом действий власти и соответствующих департаментов, которые выдают разрешения на застройку. Мы стараемся включиться в работу на уровне раннего предотвращения проблемных застроек — это много проще, чем потом с ними бороться.

А еще одна из инициатив — ее озвучил Юрий Сиротюк, глава фракции «Свободы» в Киевсовете. Эту же инициативу я декларировал год назад: необходимость введения моратория на коммерческую застройку в Киеве (за исключением инфраструктурных объектов) до завершения аудита по городу. А на основе аудита разработать новый генплан.

— Инициатива прекрасна, но совершенно нереалистична.

— Да, безусловно. Но всегда надо ставить планку выше, чтобы получить хотя бы 50%.

— Вот вас поддержал с открытым письмом министр экологии Степан Семерак. Он написал: «...Квітучі заплавні луки — останні залишки ландшафтних комплексів лівобережної заплави річки Дніпро стали «острівком порятунку» для цінних червонокнижних видів тварин і рослин. Світовий тренд — створення штучних оазисів природи в мегаполісах. Українську столицю природа щедро обдарувала такими оазисами. Для нас гостро стоїть питання їх збереження. Саме тому Мінприроди підтримує ініціативу ГО «Екопарк Осокорки» про створення в Києві двох природоохоронних комплексів.

Перший — ландшафтний заказник «Осокорківські луки». Він важливий для збереження природних територій і популяцій рідкісних видів флори та фауни в заплаві Дніпра в Дарницькому районі столиці. Він також має всі можливості стати місцем оздоровлення та екологічного виховання киян.

Другий — ландшафтний екологічний парк «Осокорки».

Слушайте, это смешно. Министр пишет открытое письмо вместо того чтобы заставить грандиозную машину своего бюрократического аппарата сделать что-то реальное.

— Да, бюрократический инструмент в данном случае не включается как должен. Но даже выражение активной позиции государственных топ-менеджеров очень важно для нас — оно позволяет выносить вопрос на более высокий уровень.

Все же работа идет. Часть нераспаеванных территорий уже подготовлена к заповеданию.

— Хотя до разрешения проблемы очень далеко, ваше противостояние весьма серьезному противнику с бездной ресурсов — вполне положительный и потому уникальный пример. Однако подобных проблем громадное количество не только в Киеве, но и по всей Украине. Не думали ли вы стать своеобразным хабом, где можно научить другие группы своему опыту?

— Вы по сути с языка сняли информацию, которой хотел поделиться. Мы сейчас стали хедлайнерами по Киеву. Но нас хорошо знают и в Днепре, и в Сумах, и в Запорожье... Мы очень активно ведем партнерскую работу с ребятами, которые занимаются защитой урочища Горбачиха.

За последние полгода я столкнулся с тем, что мы едва ли не ежедневно оказываем такие консультации по другим площадкам. Сейчас у нас стоит вопрос о создании коворкинга, образовательно-консультативного центра, где мы сможем давать и юридические, и стратегические, и методологические консультации по тому, какие модели позволяют добиться желаемого результата в максимально короткий срок.

— Обучение это хорошо. Но ваша проблема позволяет привлечь активное внимание как минимум населения громадного района и даже других жителей города. Как быть тем, кто защищает маленькие территории? Что делать, если речь идет о спасении микроскопического сквера, чья судьба интересует жителей трех домов? Депутаты такой электоральный ресурс могут запросто игнорировать. Как решать проблему в таком случае, ведь советы тут не помогут, нужен именно ресурс, в т. ч. человеческий.

— Это одна из самых сложных проблем. Точечные атаки труднее всего отбивать. Действительно, чем больше площадка, тем легче привлечь и внимание, и ресурсы.

Мы пытаемся думать и работать в этом направлении. Наши юристы сейчас, например, активно поддерживают усилия активистов по спасению знаменитого киевского объекта — горки Кристера.

Пока мы полностью не обслуживаем мелкие кейсы, но это было бы правильно в дальнем горизонте. Постоянно контактируя с другими проблемными локациями и активистами, которые там работают — озеро Качине, заправка Окко на ул. Ревуцкого и пр., — мы подключаем неравнодушных к нашим акциям и сами поддерживаем их мероприятия своими активистами.

Это как на войне — человек с опытом многого стоит. Он понимает, как избегать ошибок, провокаций, незаконных моментов, как минимальными усилиями добиваться максимальных результатов.

— Банк «Аркада» не только не признает поражение, но и активно рекламирует жилой комплекс «Патриотика на озерах» — например, покупая громадные площади в столичном метро. Одна из технологий — сделать инвесторов, покупателей квартир оппонентами защитников территории. Ведь покупатели небезосновательно опасаются потерять свои деньги в случае вашей победы. Вы предлагали помощь инвесторам в выведении своих денег с проблемного объекта. Кто-то откликнулся?

— Наши юристы разработали модели, как спасти деньги инвесторов. Мы долго над этим работали и сейчас получили первый отклик. Пять человек уже обратились к нам за помощью в выведении своих средств.

С другой стороны, на профильных площадках резко увеличились предложения о продаже, переуступке прав данного комплекса — люди понимают, что актив очень проблемный, и стараются от него избавиться.

— Общественные активисты часто говорят, что участие в волонтерских проектах нередко помогает повысить капитализацию себя как специалиста, приобрести новые навыки и связи. Это верно в вашем личном случае?

— У меня, скорее, больше риски возросли, чем капитализация. Из-за нехватки времени полгода назад чуть не провалил масштабный бизнес-проект, чудом его смог реанимировать.

Хотя, конечно, заметно уважение и внимание клиентов к этой моей деятельности. Многие говорят за нее спасибо. Но пока, пожалуй, это лишь капитализация отношений.

Для меня это очень личный момент. Моя супруга с трехлетнего возраста росла на этих озерах, ее дедушка был первым председателем местных дачных кооперативов. Эти озера уже на протяжении 20 лет для меня родные.

Если говорить о профессиональном аспекте — я раньше работал преимущественно с топ-менеджментом, с людьми, принимающими решения. Теперь мне пришлось активно взаимодействовать с очень разными срезами социальных и культурных групп, и это весьма интересно и полезно, в т. ч. и с профессиональной точки зрения.

— Совсем скоро начнется стандартная весенняя история: на заливных лугах зацветут краснокнижные ирисы. Как правило, их тут же начинают уничтожать бригады сборщиков, для перепродажи. Будете пытаться заставить правоохранителей хотя бы в этом году реагировать?

— Мы уже организовываемся. С 25-го на 26 февраля был крупный поджог на лугах, и больше 20 активистов до 5 утра самостоятельно тушили огонь — эмчеэсовцы не смогли вовремя приехать. Через неделю снова был поджог, и опять наши активисты принимали участие в тушении — правда, на этот раз присутствовали и пожарные.

За последние полтора года наладились, слава богу, отношения с дарницкой полицией. Мы сформировали подвижные группы и проводим мониторинг ситуации. То же самое будет и в период цветения ирисов. Надеемся, что сможем организовать группы дружинников, которые помогут минимизировать ущерб.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Планета меняет климат, пытаясь избавиться от людей

Борьба с глобальным потеплением потихоньку трансформировалась в борьбу с глобальным...

Зачем Минэкологии ремонтирует больницы и строит...

Проект строительства забора (даже не сам забор!) в Кременецком ботсаду обошелся...

Фортуна с удавкой на шее

Водоемы для разведения рыбы надо сдавать в аренду за символическую плату, а...

Вполне молодой космический возраст

КБ «Южное» может стать базой для формирования украинского аналога Силиконовой...

Е-40: а не отравить ли Украину радиацией?

Это не наш стронций загрязнил реку. Он прилетел из Украины. Так пусть и плывет туда же

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка