Как искали и ищут золото в Украине

№33—34(830) 18—31 августа 2017 г. 16 Августа 2017 4.7

И снова началось: информпространство запестрело перепечатками новости о том, что «американская компания инвестирует 100 млн. долларов в добычу золота в Украине». А значит, нас снова ждут скандалы: 79-й элемент в нашей стране никогда не был просто сырьем, и никому еще не удавалось добывать его, не разорившись и не породив груду конспирологических теорий.

Карьер Бобриковского месторождения золота в Луганской обл.

История нашего золота

В давней истории территория Украины никогда не связывалась с добычей золота — считалось, что его здесь нет. Лишь некоторые очень смелые и не слишком заботящиеся об аргументации исследователи порой берутся утверждать, что скифское золото могло быть намыто на территории нынешнего Донбасса. Однако единственная зафиксированная попытка системно добывать золото — это Закарпатье, под Берегово, где найдены штольни, предположительно датируемые XII в. Попытки были не слишком продуктивными — закарпатское месторождение в Европе осталось практически неизвестным.

Масштабные геологические исследования в УССР показали, что на территории республики имеется несколько месторождений и рудопроявлений золота — преимущественно на Закарпатье и в центральном регионе (Днепропетровской, Запорожской и Кировоградской областях). Содержание металла в рудах было так низко, что серьезными оценками запасов особо не занимались — добыча изначально выглядела экономически нецелесообразной.

Единственное месторождение, которое изучалось более-менее подробно, — Мужиевское. Причем геологов интересовало не столько золото, сколько свинец и цинк. Запасы же драгоценного металла оценивали от 5 до 30 т при содержании его в руде до 7 г/т (сегодня прогноз по запасам месторождения несколько увеличили — до 50—55 т). К промышленной выработке не приступали — она в то время не имела смысла.

Стремительно растущие цены на золото сделали украинскую добычу потенциально интересной лишь в последнее время. В 90-е Украина пыталась провести оценку запасов металла на потенциальных месторождениях, но работы так и не были выполнены до конца — кончились деньги. По предварительным данным Госкомгеологии, в стране можно насчитать 236 рудопроявлений золота с суммарными запасами в 3200 т металла. Более-менее перспективными можно считать с полдесятка месторождений. Но только Мужиевское осталось единственным толком разведанным, с утвержденными запасами.

Сейчас уже никто не вспоминает, как Леонид Кравчук еще в 1992 г. на экономическом форуме в Давосе обещал: «в ближайшее время Украина войдет в мировой клуб золотодобывающих стран и станет лидером по добыче золота в Европе». Но государственная компания «Укрзолото» была создана только в 1996 г., когда цена на золото поднялась до 400 долл. за унцию — небывалый по тем временам рубеж. Она должна была реализовывать госпрограмму «Золото Украины», рассчитанную до 2005 г.

Компания приступила к работе экзотическим способом. Зная любовь Леонида Кучмы к центральным регионам, золото решили добывать в Кировоградской области. Там удалось обогатить несколько тонн концентрата, из которого в Севастополе (!) отлили килограммовый золотой тризуб, который и подарили президенту. Себестоимость этого изделия никто, конечно, не считал. После этого компанию ликвидировали, так и не договорившись, какой клан станет ее контролировать.

Но в 1999 г. заработал Мужиевский рудник — как самая перспективная площадка. Эксплуатировать месторождение стало ЗАО «Полиметаллы Украины». Любители исследовать закулисье считают, что компания тогда входила в сферу интересов Виктора Медведчука и Кирилла Куликова. Согласно другой версии, контроль над рудником захватила группа Василия Джарты, бывшего министра охраны окружающей природной среды. Клан сделал это посредством виргинского офшора Cengart Financial Inc., якобы инвестировавшего в 1998—1999 гг. в добычу свыше 4 млн. долл.

Технология добычи была примитивной, эффективность — крайне низкой. За первый год работы было добыто только 12 кг золота. Пик добычи пришелся на 2005 г. — 182 кг (хотя предполагалось выйти на показатель 1 т металла в год). Всего за время работы — до 2006 г. — рудник дал 646,4 кг золота, для чего пришлось переработать свыше 292 тыс. т руды. Скептики, конечно, утверждают, что часть золота шла «налево» — но никаких фактических подтверждений этой версии нет.

По сути плана работ госкомпания не имела, и на месторождении метались из крайности в крайность, тасовали методики добычи и переработки. Фактически работы были экспериментальными — правда, и эксперименты эти не имели плана и цели. Использовалось древнее, неэффективное оборудование.

Так, в отвалы шло около 50% золота — добывалась только крупная фракция. Фактически украинское золото было убыточным, и предприятие, эксплуатировавшее месторождение, совершенно ожидаемо обанкротилось.

Кроме того, по случайности время работы рудника пришлось в основном на период сильного падения цен на золото в 1996—2001 гг. Так, в 1999 г., на момент начала добычи, цена оказалась самой низкой за последние 20 лет — 253 долл. за тройскую унцию.

Еще одна малоизвестная страница украинской золотодобычи связана с Бобриковским месторождением в Луганской области. Площадка с 1997 г. принадлежала компании «Донецкий кряж», впоследствии купленной фирмой Lugansk Gold, в свою очередь принадлежащей Korab Resources, зарегистрированной в Австралии, но принадлежащей человеку с именем Андрей Карпинский. Руду с месторождения (всего ее удалось добыть за время работы около 10 тыс. т) отправляли на переработку на Приднепровский химический завод. Схема дала всего 40 кг золота и оказалась убыточной — из-за чудовищных расходов на перевозку руды. Планировалось построить обогатительную фабрику прямо на месте рудника, но планы так и не были осуществлены.

Драгоценный металлолом

В последние годы цена золота на международных рынках сохраняется высокой (сегодня около 1300 долл. за унцию) — поэтому растет и интерес бизнеса к возможностям его добычи.

Самым перспективным и понятным для инвесторов остается золоторудный прииск в Мужиево — всем остальным площадкам присущи значительные риски, поэтому они требуют серьезных вложений в разведку и определение параметров экономически целесообразного проекта.

В 2012 г. приобрести лицензию на разработку месторождения пожелала компания из Канады ValGold Resources Ltd. Разрешением на добычу в тот момент владело фактически мертвое ООО «Закарпатполиметаллы» (дочка госкомпании «Украинские полиметаллы»), процедура банкротства которого стала долгой и мучительной. Но разрешение получили не канадцы, а через цепочку посредников — Карпатская рудная компания (КРК), которую большинство наблюдателей считают активом ныне беглого экс-министра МВД Виталия Захарченко.

Однако рудник выглядел настолько лакомым, что за него развернулась борьба — «Закарпатполиметаллы» попросту не давала КРК работать, поскольку все наземные сооружения месторождения принадлежали ей.

Возня в клинче шла до 2014 г. В результате КРК удалось выкупить собственность «Закарпатполиметаллы» на государственном аукционе — дорога к добыче золота, казалось, была открыта.

Но в результате смены команды власти фигура Захарченко вдруг стала законной жертвой, и «Закарпатполиметаллы» обвинила КРК в том, что, мол, из-за преступного сговора имущество компании было реализовано за бесценок (в частности, весь комплекс зданий — всего за 5 млн. грн.). Последовали уголовные дела. СБУ заявляла о «расследовании фактов завладения государственным имуществом в особо крупных размерах на сумму 160 млн. грн.». В создании схемы обвиняли не только Захарченко, но и экс-министра экологии и природных ресурсов Проскурякова.

Месторождение снова фактически осталось под управлением «Закарпатполиметаллы», но обанкротившаяся компания, существующая фактически лишь на бумаге, не смогла даже защитить свои ветхие мощности от разграбления — едва не все металлические конструкции с рудника местные жители порезали на металлолом.

Впрочем, осталось еще разрешение на пользование недрами — его действие временно приостановили, но у КРК не забрали. Коллизия продлила агонию «Закарпатполиметаллы», которую все еще не удавалось толком обанкротить.

Новая страница истории началась в 2016 г. — как утверждают некоторые, «Захарченко вернулся».

Поймать хвосты

В 2016 г. Карпатскую рудную компанию купила никому не известная фирма Avellana Gold, зарегистрированная на Кипре. Совершенно неожиданным образом Высший админсуд в январе 2017 г. возобновил разрешение на добычу, выданную КРК. Поскольку Avellana Gold также приобрела Западную геологоразведывательную компанию, то тем самым она сконцентрировала в своих руках спецразрешения на добычу на трех закарпатских золоторудных месторождениях — Мужиевском, Береговском и Квасовском (последние два не разрабатывались).

Avellana Gold немедленно начала агрессивную пиар-кампанию, в которой утверждалось, что фирма занимается разведкой и разработкой месторождений в Восточной Европе и намерена инвестировать в месторождение десятки миллионов долларов.

Однако сайт компании молчит о ее истории и успехах — в портфеле упоминается лишь владение упомянутыми разрешениями. Имена инвесторов, от лица которых выступает компания, также не оглашаются. Полные условия покупки КРК остаются неизвестными, сообщалось лишь, что уставной капитал ЧАО «Карпатская рудная компания» составлял на момент сделки 13,550 млн. грн., а Avellana Gold взяла на себя обязательство влить в компанию 400 тыс. долл. инвестиций.

Формальным главой фирмы Avellana Gold числится Брайен Севедж (Brian Savage). Себя Брайен Севедж называл до января 2017 г. главой совета директоров компании Pioneer Management LLC, но единственная компания с таким именем, сайт которой выдает гугл, занимается ландшафтным дизайном и не имеет, на первый взгляд, отношения к Севеджу. С января 2017 г. этот человек представляется как основатель компании Sage Management LLC — но, опять-таки, с таким именем удается найти лишь американскую компанию, которая занимается продажей недвижимости и в списке руководителей которой Брайен Севедж не значится.

Учитывая подобную таинственность, а также то, что Брайен Севедж является еще и неисполнительным директором в компании Amur Minerals Corporation, работающей на Дальнем Востоке, некоторые СМИ тут же заподозрили, что контроль над активом пытается восстановить команда Виталия Захарченко, используя кипрскую Avellana Gold в качестве ширмы. Компания тут же с гневом опровергла подобную связь, но примечательно, что украинское представительство Avellana Gold возглавил Николай Гожик, долгое время работавший в менеджменте «Закарпатполиметаллы».

Стиль работы компании в информпространстве весьма примечателен. Прямые контакты с масс-медиа максимально ограничены, телефоны представительства не выложены в открытый доступ. С общественностью и некоторыми представителями властей Avellana Gold предпочитает контактировать через посредников (например, компанию по поддержке инвестиций UkraineInvest), а информационный фон создавать с помощью выглядящих заказными и топорными материалов в региональных СМИ Закарпатья. Например, сообщение о том, что компания купила средней школе Мужиево тарелок, ложек и вилок аж на 17 тыс. грн. Новость, конечно, сопровождается комментариями рассыпающейся в благодарностях школьной директрисы. Все это должно убедить читателя, что местные жители счастливы новым партнерством, и разрабатывать рудник должна именно эта замечательная компания.

Снова появилась на горизонте и Cengart Financial Inc., пытающаяся получить контроль над имуществом «Закарпатполиметаллы» как кредитор. Похоже, виргинскую компанию интересуют в первую очередь рудные отвалы, «хвосты», в которых сосредоточено около 1,9 т золота. Пока попытки Cengart Financial Inc. вставлять палки в колеса Avellana Gold выглядят малоперспективными — представители кипрской ширмы хвастаются «беседами с Гройсманом», компанию открыто поддержал замминистра по экономическому развитию и торговле Макс Нефедов, руководители Госгеокадастра и Госгеонедр.

Если оставить в стороне конспирологию и признать, что с практической точки зрения имеют значение не таинственные конечные бенефициары и инвесторы Avellana Gold, а реальная работа компании и выгода для страны и региона, то обещания фирмы выглядят очень радужно.

Прежде всего Avellana Gold сулит заняться переработкой 450 тыс. т отвалов — это-де хорошо для экологии. Теоретически некоторая часть этих отвалов (рудные, а не пустая порода) может содержать следы тяжелых металлов, поэтому компания обещает вложить в рекультивацию 50 млн. долл. На деле речь идет, конечно, о переработке пресловутых «хвостов», из которых можно извлекать не только золото, но также серебро, свинец и цинк — не тратясь на добычу руды.

Тем более что добыча может представлять проблемы — значительная часть подземных выработок обвалилась, затоплена или находится в аварийном состоянии. Тем не менее Avellana Gold обещает со временем и добывать руду — до 500 тыс. т в год.

Страшилки о том, что технология цианирования, нередко применяемая на золотых рудниках, чрезвычайно опасна для окружающей среды, в данном случае откровенно спекулятивны — на Закарпатье такая технология никогда даже не рассматривалась для применения в принципе.

Трудоустроить обещают до 500 человек (что, честно говоря, выглядит сильным преувеличением) и использовать на выработке самоходную технику (в этом можно усмотреть желание поменьше вкладывать в инфраструктуру, которую нельзя будет спешно эвакуировать). Срок жизни рудника при таком режиме эксплуатации оценивается в 20—40 лет.

Согласно действующему законодательству все добытое золото будет закупать исключительно Нацбанк Украины.

Несмотря на оптимистические обещания, проект все же не выглядит жизнеспособным — по крайней мере в долгосрочной перспективе. Проблема в том, что золото для украинских чиновников — серьезный раздражитель, его все хотят контролировать, толком не понимая технических и технологических проблем. Этот зуд можно немного унять, лишь всячески пытаясь встроить в схему свои структуры. При отсутствии технически безупречной государственной программы, без подробнейшей геологической разведки, без системы защиты инвестиций, без понимания того, что добыча золота в Украине — это сложно, дорого и рискованно, стране не следует рассчитывать на то, что с помощью желтого металла и кипрских офшоров богатеть будут села вроде Мужиево, а не коттеджные поселки «безымянных инвесторов» на том же Кипре.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Взлет цен на нефть и золото после атаки на заводы в...

Стремительный рост цен на нефть вызван нападением дронов на нефтеперерабатывающие...

Будапешт: "Избирательная кампания в Украине носит...

Петер Сийярто: «Венгрия стремится к нормализации отношений с Украиной в будущем...

Венгрия предлагает восстановление отношений

Венгрия предлагает новому руководству Украины вернуть отношения между двумя странами...

Венгрия предлагает восстановление отношений

Венгрия предложит план всеобъемлющего экономического сотрудничества с Украиной: 50...

Deutsche Bank конфисковал 20 тонн золота, принадлежащего...

Гуайдо пытается сохранить золото для своего «правительства»

Загрузка...

Лес рубят — люди «летят»

На протяжении последних пяти лет проводится спецоперация по устранению Украины с...

Страшный сон: энергетики сами себе экологи

Решение правительства об объединении Минэкологии с Минтоплива можно оспорить в...

Без варрантов нет гарантов

Поскольку в 2021—2024 гг. максимальные выплаты по VRI ограничены 1% ВВП, то и наибольшего...

«Белые» хакеры на службе Prozorrо

Багхантеры — одни из наиболее высокооплачиваемых в IT-секторе специалистов

Газовый депозит

Фактически участникам акции предлагают предоставить беспроцентный кредит газовому...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка