Ей всегда хотелось всех объединить

№29–30 (868) 3 — 9 августа 2018 01 Августа 2018 1 5

Год назад, 5 августа, в автокатастрофе на трассе между хорватскими населенными пунктами Масленица и Поседарье погибла экс-депутат Верховной Рады, правозащитница Ирина Бережная. Погибла, не дожив неделю до своего дня рождения, —13 августа ей исполнилось бы всего лишь 36... Это был тот редкий случай, когда смерть известного политика была воспринята огромным количеством людей как потеря родного человека.

В этой хрупкой женщине было столько жизнелюбия, неуемной энергии и стальной воли, что многие до сих пор отказываются верить в ее гибель. А те, кто близко знал Ирину Бережную, признаются, что не могут привыкнуть говорить о ней в прошедшем времени — слишком многое в их жизни значил этот человек, и слишком много воспоминаний с ним связано.

Наиболее интересные из этих воспоминаний войдут в книгу, которая готовится к выходу в издательстве «Довіра». Среди ее авторов — известные украинские и российские политики, звезды кино и шоу-бизнеса, телеведущие и журналисты. В книге будут также опубликованы интервью Ирины Бережной, тексты ее докладов и выступлений, фотографии и документы из личных архивов Елены Петровны Бережной и друзей Ирины. Предлагаем вашему вниманию несколько фрагментов из будущей книги.

Она шла без охраны

Александр ВИЛКУЛ, украинский государственный и политический деятель, председатель Днепропетровской облгосадминистрации (2010—2012), вице-премьер-министр Украины (2012—2014), депутат ВР V, VI и VIII созывов

«Бережная была крепким идеологом, который умел облачить свои мысли в грамотную юридическую форму. Это исключительно ценное качество для работы в парламенте, поскольку можно придумать прекрасный законопроект, но не уметь обосновать его юридически. И напротив — быть хорошим юристом, но слабым теоретиком, не способным сформулировать идею и донести ее до масс. Поэтому многие депутаты пользуются услугами своих помощников — юристов, спичрайтеров, политологов. Ире не требовалась юридическая помощь, и тексты докладов за нее никто не писал. В этом смысле она была самодостаточным человеком. Не случайно ее часто приглашали на радио и на телевидение в качестве спикера или эксперта.

К ней уважительно относились не только коллеги по фракции, но и политические оппоненты. За исключением радикалов, которые понимали, что для Бережной работа в Раде — это не игра и не средство заработка, а возможность законными методами влиять на ситуацию в стране. Если в вопросах, касающихся экономики и юридической сферы, с ней можно было искать компромисс, то в вопросах идеологии, истории нашего государства, особенно того, что связано с памятью о Великой Отечественной войне и ее героях, она была бескомпромиссна. И за это многие наши единомышленники, в том числе и я, очень ее уважали.

Когда святой для миллионов наших соотечественников праздник — День Победы оказался под угрозой, Ира была одним из организаторов и идейных вдохновителей праздничных шествий в Киеве 9 мая. В этот день я шел в одном строю с ветеранами в Днепропетровске, а Ира собирала людей в столице Украины. И в других украинских городах наши с ней друзья и соратники шли по улицам и площадям с портретами своих близких, победивших фашизм. Несмотря на разделявшие нас расстояния, мы чувствовали настоящее единение — вокруг нашей великой истории и великой Победы.

В 2015—2016 гг., когда усилились радикальные настроения в Киеве, в канун 9 мая появились угрозы, что тех, кто пойдет с цветами к могиле Неизвестного солдата, будут жечь и убивать. Ирина не испугалась, а вышла вместе с людьми. Без охраны, не прячась за чужими спинами, она шла по городу во главе колонны — в солдатской пилотке со звездочкой, с букетом красных гвоздик, бросая вызов тем, кто мечтал отнять у народа его память. И в этом поступке была вся Ира»...

Война очень сильно подкосила Ирину

Елена БОНДАРЕНКО, политический и общественный деятель, историк, журналист, народный депутат Украины V, VI и VII созывов (2006—2014), глава общественной организации Центр свободы слова

«Годом тяжких испытаний для Ирины, как и для всех нас, стал 2014-й и все последующие события. Когда мы увидели, что на произвол судьбы брошен «Беркут» — ребят из Запорожья, Луганска, Харькова, Крыма свезли в Киев и выставили на улицу в осенней одежде и обуви, мы стали помогать кто чем может. Им нужно было покупать теплые стельки, носки, вязаные перчатки. Им постоянно не хватало питьевой воды, сигарет, горячего чая. А тем из них, которые в Администрации Президента дневали и ночевали, не хватало элементарного, даже предметов личной гигиены и станков для бритья — МВД вообще самоустранилось от помощи своим подчиненным.

Безусловно, те из нас, у кого было сердце и совесть, не могли остаться в стороне от проблем этих мужественных ребят. Тем более Ира с ее отзывчивостью на чужую беду и чувством долга. И беженцам с ее родного Донбасса она тоже помогала — с оформлением документов, с жильем, оказывала им правовую помощь. Когда начались массированные обстрелы ее родного Луганска, она металась, как раненная рысь, переживая за своих земляков, среди которых было много ее друзей и близких. Ира нашла земляка, который не побоялся приехать в охваченный войной город, разыскать в подвалах ее родных и передать им воду, продукты и средства связи.

Война сильно подкосила Ирину, она стала бескомпромиссной и жесткой в этом вопросе. Вся ее дипломатичность испарилась, поскольку это было очень личное и больное. Если раньше она была неисправимой оптимисткой и энтузиасткой, то после того, как на землю Донбасса легли первые снаряды, в ее глазах поселились тревога и печаль. До войны мы с ней прощали ксенофобию, дурость, желчь и даже ненависть политических оппонентов — во время работы в комитетах ВР случались разные инциденты, но когда власть начала убивать наших земляков, ни у меня, ни у Иры уже не осталось способности к компромиссам.

У многих из нас тогда опускались руки и появлялись мысли об эмиграции. Думаю, что они посещали и Иру — все мы живые люди, и все понимали, что в стране строится диктатура. Особенно после убийств Олега Калашникова и Олеся Бузины. Но в очередной раз переосмысливая происходящее, мы с Ирой понимали, что наше место здесь, что мы хотим жить и работать в своей стране, растить детей и заботиться о своих родителях.

В эти тяжелые дни Ира забирает из Луганска маму, Елену Петровну, и они создают в Киеве Институт правовой политики и социальной защиты. Никто им в этом не помогает, они сами ходят по инстанциям, собирают документы, добиваются справедливости, выигрывают суды. Одно из главных достижений этого института в том, что он заставил власть выплачивать пенсии и социальные пособия жителям Донбасса. Ирина и Елена Бережные добились, чтобы европейские судебные структуры приняли сторону пострадавших и восстановили справедливость.

Две мужественные луганчанки, надавив на европейские инстанции, вынудили украинское государство повернуться лицом к своим гражданам, спасая тем самым жизни миллионов стариков. Насколько трудно было этого добиться, знали только сама Ира и ее мама. Ведь среди европейских политиков далеко не все праздновали Украину, а некоторые изначально были настроены на то, чтобы ей вредить. И нужно было уметь аргументировать, убеждать, искать дипломатические пути для того, чтобы найти понимание и заручиться поддержкой европейцев».

Бережная одной из первых начала разрушать стену вранья

Михаил ДОБКИН,

украинский государственный и политический деятель, мэр Харькова (2006—2010), глава Харьковской облгосадминистрации (2010—2014), лидер партии «Христианские социалисты», народный депутат Украины

«Когда в стране случилась трагедия — государственный переворот — я по-другому это не называю, и многие наши коллеги с перепугу зарылись в норы или попросту сбежали из страны, Ирина осталась и продолжила бескомпромиссную борьбу. Безусловно, у нее была возможность сменить место жительства на безопасное и комфортное. Но сдаваться и приспосабливаться к обстоятельствам — не в характере Бережной. Ира была человеком с обостренным чувством справедливости. Одной из первых она стала помогать беркутовцам, которых власть бросила на произвол судьбы, а потом предала. Отстояв по 6 часов на зимней промозглой улице, под шквалом оскорблений, а позже — камней и «коктейлей Молотова», эти парни возвращались в холодные помещения, где спали вповалку на голом полу. И никто — ни в Кабинете Министров, ни в Администрации Президента — не задумывался, чем их накормить. Какой-то скудный сухпаек беркутовцам раздавали, тогда как им нужна была полноценная горячая еда. И все мы, кто мог — Лена Лукаш, Лена Бондаренко, Саша Вилкул, Ира Бережная — собирали для них посылки с продуктами и теплыми вещами, потому что ноги у пацанов промерзали до костей. Находясь в Харькове, я не мог им полевую кухню организовать, но каждый месяц отправлял в Киев несколько машин с провизией — колбасой, консервами, сигаретами, чаем, чтобы хоть чем-то поддержать этих мужественных ребят, брошенных предателями, которых они защищали.

Я видел, как бывшие ярые сторонники Партии регионов мгновенно переобувались на ходу, перебегая в стан врага. Так было и во времена Ющенко, и особенно после прихода к власти Порошенко. У Бережной тоже была возможность договориться, устроить свою судьбу и не испытывать проблем, которые обрушились на тех, кто перешел в оппозицию к власти.

Четыре года назад мы оказались в мощнейшей гуманитарной оккупации. Нам запретили все, что для нас было дорого и священно, что являлось нашей сутью. Это не подыгрывание России, не антиукраинская позиция, как ее пытаются преподносить, это наша природа, наши корни и наша культура. Мы с этим родились, мы в этом воспитывались, мы в этом жили. Это наша история, вера, наш язык, понимание выбранного пути — куда и с кем мы идем, кто нам ближе и роднее.

Когда все это оказалось под запретом, Ира Бережная была одной из первых, кто начал публично разрушать эту возводимую новой властью стену, сложенную из вранья, мистификаций и оголтелой пропаганды. Людям очень трудно пробить эту стену — мешают страх и растерянность, и появление такого лидера общественного мнения, как Ира, ее бескомпромиссная и смелая позиция вселяли в людей надежду. Люди начинали понимать, что не все сбежали с тонущего корабля, и что есть шанс добиться перемен».

Она отовсюду привозила подарки

Наталья ЧИСТЯКОВА-ИОНОВА (Глюк'oZa), певица, актриса, телеведущая

«Ира обожала театр, кино, много читала. Она действительно была очень образованной женщиной и настолько вкусно всегда рассказывала о своих впечатлениях, что невозможно было не загореться желанием пойти на спектакль или кинопремьеру. Если я ходила в театр, то обязательно с ней. Она заранее покупала билеты, продумывала культурную программу — и для нас, и для детей. И всегда это были самые лучшие спектакли и самые памятные вечера.

Наша с Иришкой дружба развивалась стремительно. Я была одним из последних друзей, которые пришли в ее жизнь, и до последнего дня находилась с ней рядом. Мы дружили семьями, дружили наши дети. И несмотря на то, что мы жили в разных странах и городах, все важные и события, и праздники, и Новый год — отмечали вместе. А в последний ее год почти не разлучались.

Иришка была очень творческим человеком, истинной женщиной. И эта женственность проявлялась во всем: в улыбке, в пластике рук, в наклоне головы. Она отовсюду привозила подарки — девчушкам моим красивые платьица, юбочки, мне какую-то прелестную коробочку или какой-то милый бантик. Она всегда была очень внимательна. Ко всем. Всегда напишет, всегда ответит, всегда перезвонит. Она была настолько рядом, а в последние годы — просто везде! Иришка заполняла собой пространство моей жизни — мы вместе отдыхали, путешествовали, гуляли, пели в караоке. У нас был просто фантастический совместный отдых.

Она всегда поддерживала меня в моем творчестве, подбадривала: «Смелей! Иди! Я познакомлю тебя с хорошим аранжировщиком». Очень щедро делилась своими связями, кому-то звонила, могла за тебя попросить. Т. е. участвовала абсолютно во всем. И я всегда ощущала ее поддержку.

Когда украинская власть внесла меня в санкционный список и я стала невъездной, Ира начала серьезно бороться за то, чтобы я смогла бывать в Украине. Так получилось, что я действительно ездила в Крым — нарушение присутствовало, и Ира очень по этому поводу переживала. А я всегда говорила ей: «Иришка, не парься, успеем мы еще туда съездить!» — не хотелось ее этим всем нагружать.

Ира умела объединять людей. И даже после ее гибели получилось так, что многие стали друзьями — звонили друг другу, связывались с теми, с кем никогда не поддерживали отношений. Я помню, как мне позвонила Вера Брежнева, с которой мы не были знакомы, и мы не могли сдержать слез, потому что Иришка часто говорила каждой из нас: «Вас обязательно нужно познакомить! Вы такие классные и должны друг друга знать!» Ей всегда хотелось всех объединить».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Луценко внес в ВР представления о привлечении к...

Представления на нардепов от «Оппоблока» Вилкула и Колесникова уже...

Земляникины наработки

Ну что, уважаемые, вот и покончено еще с одним рудиментом проклятого тоталитаризма —...

Нардеп Добкин заявил, что в кровавом ДТП в Харькове...

Но парламентарий не уточнил, откуда такие сведения, и не назвал имени таинственного...

Добкин в прямом эфире предложил Найему повеситься

Поводом для конфликта стал закон о реинтеграции Донбасса

Загрузка...

Переселенцев записывают в должники

На Донбассе со временно перемещенных лиц взыскивают средства, заявляя, что получены...

Мажорные каникулы

Услышав о «краматорском подвохе» — том самом, когда под видом детей атошников...

Все ли поймают

Что станут делать малообеспеченные люди, если не найдут денег на цифровой тюнер?...

Пусть Макеевке поможет Тернополь! Сталин подскажет

Украина уже имеет грандиозный опыт восстановления Донбасса после боевых действий —...

«Хай армії Порошенко допомагає! У нього грошей повно!»

В сегодняшнем обзоре региональных СМИ листаем издания Ровенской, Черкасской и...

На Главпочтамте откроют супермаркет

1500 кв. м на первом этаже здания Главпочтамта отведут под интернет-супермаркет. Право...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
pgrm

Миша научился похоже запятые расставлять. Опыт великая сила.

- 0 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка