Генштаб без кадастрового номера

№4(851) 26 января — 1 февраля 2018 г. 24 Января 2018 4.5

За годы независимости Мин-обороны Украины утратило много военных объектов (городков, вузов, госпиталей), а также земель, которые были переданы в аренду, в лизинг, а то и просто захвачены через мошеннические схемы. В процессе сокращения ВСУ и передачи якобы лишних для мирной страны ресурсов поучаствовали многие чиновники, включая представителей армейского командного корпуса, а также их гражданских партнеров во власти и бизнесе.

Азартный полковник

В возвращении утраченной недвижимости и земель, начавшемся в 2014 г., участвуют военные юристы и прокуроры, добросовестные судьи (их немало), общественные активисты, волонтеры и журналисты. Оживают военные полигоны, центры подготовки, некогда забытые военные части и вузы. Сейчас под управлением МО находится 1,5 тыс. военных городков, на территории которых расположено 33 тыс. зданий.

Осенью 2016 г. министр обороны Степан Полторак поручил создать реестр всех фондов и земель ведомства. Выяснилось, что более всего нарушений в этой сфере произошло в начале 2000-х, преимущественно в Одесской обл., Западной Украине, Киеве, Харькове и Днепре.

В результате «работы над ошибками» в собственность МО после рассмотрения в судах исков, поданных военной прокуратурой, возвращено 70 тыс. га земель. Благодаря этому удалось вернуть многим армейским полигонам и частям их первоначальный статус.

К примеру, в прошлом году военная прокуратура Житомирского гарнизона вернула в собственность МО земельный участок площадью 3 тыс. га, на котором располагался полигон десантно-штурмовых войск. Незаконное решение Житомирского облсовета о его передаче коммерсантам отменено.

Знаковым было и расследование военной прокуратурой уголовного производства о незаконном использовании земель полигонов на юге Украины. Суд в 2017 г. признал недействительными 14 договоров о совместной обработке земли (всего более 14 тыс. га) с несколькими агропроизводителями. Особенно отличился командир одной из воинских частей в звании полковника. В отношении него был составлен протокол о коррупции по фактам незаконной передачи земель обороны для выращивания сельхозпродукции и получении средств на основании таких договоров.

Военная прокуратура Николаевского гарнизона открыла по этим фактам уголовное производство. Но даже после решений суда полковник заключил шесть соглашений, дополнительных к тем, которые уже были признаны недействительными, и подписал еще два, однако в журнале учета договоров их не зарегистрировал. Установлен и факт уклонения от уплаты налогов путем внесения в отчетность недостоверных сведений. Выяснилось, что в сделках участвовали и его ближайшие родственники, изрядно обогатившиеся на этом.

Показательно сложным оказался процесс по возврату земель Тарутинского общевойскового полигона в Одесской обл. В 2005 г. из-за незаконных действий органов местной власти их изъяли из сферы управления МОУ. Тарутинская РГА своим распоряжением перевела 23,2 тыс. га полигона в статус земель запаса, а затем распаевала 11 тыс. га и передала в аренду хозяйствующим субъектам — юридическим лицам и фермерским структурам.

Еще в 2012 г. распоряжение райгосадминистрации признано судом незаконным, однако она отказалась добровольно выполнять решение Фемиды. На этой земле снова захозяйничали многочисленные арендаторы. Причем районная власть уже после решения суда самовольно изъяла еще 600 га земель обороны.

Дело сдвинулось с мертвой точки, когда военные юристы принялись сопровождать иски в судах. Из незаконного владения удалось вернуть не только полигон в Одесской обл., но и почти половину военных площадей в других регионах страны.

Юристам пришлось изрядно попотеть. К примеру, одна из киевских фирм, получив в аренду 24 га земель обороны в районе Столичного шоссе, поделила их на 200 участков и передала в собственность частным лицам. В суд пришлось подавать иски по каждому из новых землепользователей. Судьи вначале отказывались их принимать из-за истечения сроков исковой давности (три года), но после того, как были открыты уголовные производства в отношении должностных лиц вышеупомянутой фирмы, сроки были обновлены.

Есть и рекордные по количеству исков судебные процессы. 11 лет назад Бердянская РГА незаконно раздала местным жителям на паи 1,3 тыс. га земли Новопетровского полигона общей площадью 2,8 тыс. га. Сейчас завершается возвращение участков и отмена государственных актов. Соответственно, в рассмотрении находится 1,3 тыс. дел! Интересно, что треть землевладельцев, поняв абсурдность ситуации, вернули наделы добровольно.

Окно отчуждения

По мнению специалистов Главной военной прокуратуры Украины, предпосылкой для таких нарушений послужило отсутствие нормативного урегулирования отдельных правоотношений.

Согласно ч. 1 ст. 4 закона «Об использовании земель обороны», военные части вправе разрешать по согласованию с органами местного самоуправления и в порядке, определенном Кабмином, физическим и юридическим лицам выращивать сельхозкультуры, выпасать скот и заготавливать сено на землях, предоставленных им в постоянное пользование.

Согласно ст. 7 этого же закона, правительство должно было в шестимесячный срок принять меры нормативного урегулирования таких вопросов, но прошло 12 лет, а это так и не было сделано.

Следует признать, что до 2014 г. полигоны и учебные центры МО зачастую выживали только за счет договоров о совместном использовании земель обороны с фермерами и агрохолдингами. К примеру, в 2012 г. на содержание полигона «Широкий Лан» было выделено аж 30 тыс. грн. Это почти по 2 грн. на каждый из 28 тыс. га его площади. Воинская часть не канула в Лету за счет спецфонда, наполняемого отчислениями от сдачи земель в аренду, и международных учений «Си Бриз».

После того как МО начало проводить открытые конкурсы на право заключения договоров о совместном использовании земель обороны, выяснилось, что в карманы тех, кто ранее этим занимался, утекали громадные деньги. Только в 2017 г. по таким договорам официально получено почти 75 млн. грн.

Коррупции с землей способствовало и ненадлежащее ведение ее учета. К примеру, в 2016-м расхождение между данными Минобороны и Госслужбы Украины по вопросам геодезии, картографии и кадастра по площади земель, на которых размещены военные части и подразделения, составляло 118 тыс. га.

Из 533,7 тыс. га земель обороны, учтенных за МО, на 30% площадей вообще отсутствовали какие-либо правоустанавливающие документы. Дошло до абсурда. Не имела кадастрового номера земля военного городка в Киеве на Воздухофлотской, 6, где располагаются само министерство и Генштаб. И только в прошлом году этот вопрос был решен.

Десятилетиями многие воинские части оперировали правоустанавливающими документами еще 1940—1960-х гг. В связи с этим в современных базах Госгеокадастра данные об активах Минобороны зачастую отсутствовали. Из-за этого и были потеряны земли обороны. Но ситуация постепенно меняется. В конце 2017-го такое расхождение уменьшилось до 40 тыс. га. А Конституционный Суд в конце концов установил, что отсутствие у военных частей правоустанавливающих документов и актов не влечет за собой утрату права пользования такими активами.

Следует отметить, что процесс правоопределения военных земель проходит со скрипом. Внесение всех земель обороны в Госгеокадастр и их регистрация требуют немалых финансов и времени. Определенной преградой становится и процедура согласования с местными органами власти, поскольку фактически МО — землепользователь, а владельцы участков — упомянутые органы власти, которые не хотят расставаться с выгодным ресурсом и зачастую переводят земли обороны в коммунальный или иной статус.

Так же произвольно относятся они и к вопросу освобождения военных от уплаты земельного налога, что входит в полномочия местной власти. Одни освобождают военные части от этой подати, а другие нет. А относительно госпредприятий МО вообще применяют максимальный размер налога.

Несмотря на то что имеется немало судебных вердиктов о признании недействительными решений местных органов власти о переводе земель обороны в статус запаса, квартирно-эксплуатационные органы МО не всегда прибегают к соответствующим действиям для госрегистрации этих участков. Появляется «окно» для повторного отчуждения недвижимости.

Военные юристы отмечают, что многие контрагенты земельных сделок фактически стали владельцами оборонных активов. Некоторые из них используют известную схему, когда после нескольких перепродаж или передач в субаренду военные участки и объекты попадают в руки добросовестных правоприобретателей. Суды по таким делам идут долго, ответчики зачастую занимают выжидательную позицию. Мол, признаем договор недействительным, но что делать с уже построенными объектами и с привлеченными инвесторами? Простого решения в таких случаях не существует, возможен компромисс — например, возмещение Минобороны убытков в формате передачи квартир для военных.

В заключение остается только привести вопиющий случай. Еще в 2007-м частной фирме в счет поставок медицинского оборудования и будущей реконструкции был передан едва ли не весь Днепропетровский военный госпиталь. В собственность коммерсантов попали лечебные корпуса, гараж, овощехранилище, мастерская, бомбоубежище, клуб, контрольно-пропускной пункт, дезкамера, трансформаторная подстанция и семь хозяйственных зданий.

Когда разгорелась война на востоке страны, размещать раненых практически было негде. В 2015 г. Фонд госимущества, представители Минобороны и военной прокуратуры начали совместную работу по отмене сделки. Раскрутилась судебная карусель, которая остановилась только в ноябре 2016-го, когда Высший хозяйственный суд поставил в этом деле точку: военным юристам удалось доказать, что корпуса госпиталя фактически стали предметом запрещенной бартерной операции.

Врачи то время вспоминают с ужасом, ведь даже небольшое помещение госпиталя, которое им осталось и где ютились раненные и медики, принадлежало не военным, а все той же фирме, передавшей имущество в пользование своим партнерам.

Разумеется, далеко не все разбазаренное военное имущество удалось вернуть законному собственнику за четыре года, но вызывает оптимизм, что этот процесс, пусть со скрипом и невероятными сложностями, продолжается. Чтобы создать надлежащие условия для размещения частей, восстанавливаются существующие и строятся новые военные объекты. В частности, для размещения вновь сформированных частей. Также строят лагерные городки для боевого слаживания подразделений ВСУ, восстанавливают столовые и развивают учебные центры. Вооруженные силы только начали наращивать «мышцы», и возвращение утерянной собственности — один из кирпичиков, из которых складывается наша армия.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Какая украинка не мечтает стать генералом?

Не может быть различий в правах и обязанностях между женщиной-полковником и мужчиной в...

Российские пранкеры позвонили Полтораку

В Минобороны, как сказано в сообщении на его сайте, сразу распознали провокацию и...

Порошенко анонсировал открытие масштабного военного...

Бригадный комплекс будет включать 11 казарм нового образца, столовую на 2500 мест,...

Минобороны: Украина не планирует захват территории...

Страна у нас цивилизованная и будет решать возвращать оккупированные...

«После войны буду работать над тем, чтобы она никогда...

Мы передвигаемся по своей территории, там — за линией разграничения — тоже наша...

Мишень солдату не помеха

Практические навыки наши военные получают в учебных центрах и на полигонах, которые...

Загрузка...

Пред ликом светлым города родного

На протяжении всей своей истории Киев не единожды подвергался нашествиям варваров. Не...

Эвтаназии быть или не быть?

Мнение жителей областного центра по решению проблемы бездомных собак разделилось. 48,7%...

Антикоррупционерам — тюрьмы!

Сегодня в поисках интересных публикаций заглянем в СМИ Ровенской, Черкасской и...

Спецназ в белых халатах

В следующем году наши Вооруженные cилы действительно будут иметь собственный спецназ...

Гениальное рядом. Логотипом «Укрзалізниці» стал...

Для улучшения физического и эмоционального состояния психологи советуют время от...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка