Гончарный круг

№38(834) 22—28 сентября 2017 г. 20 Сентября 2017 0

Магия глины и денег

В 1992 г., когда днепровский керамист Сергей Горбань решил заняться гончарным делом, оно было не просто непопулярным, а переступило черту забвения. В те времена на весь миллионный город был один гончар, да и тот уехал в Израиль.

Сергей Горбань: «Жизнь зародилась из глины»

Спустя четверть века в Днепре — десятки гончарных мастерских. Многие ученики Сергея Горбаня не только стали процветающими мастерами, но и занимаются архитектурой, ювелирным делом и другими творческими профессиями.

Между тем, как считает Сергей, гончарный рынок в Украине еще далеко не заполнен. А само занятие керамикой привлекательно тем, что не требует больших затрат и может стать надежным источником пропитания.

Некоторыми секретами своего успеха Сергей Горбань поделился с «2000».

— Сергей, реально ли сейчас начинать заниматься керамикой человеку, который заинтересован не только творческой, но и материальной стороной вопроса?

— Сейчас заниматься гончарством гораздо реальнее, чем 25 лет назад, когда я начинал. Тогда многие были уверены, что профессия гончара уже погибла и с этим ничего не поделаешь. Сегодня мы, можно сказать, переживаем бум, но все равно далеки от того рынка, который есть в развитых странах.

— Много ли у нас профессионалов?

— Много. Есть производства, которые делают, например, садовую керамику и не участвуют в выставочной деятельности. Сотрудничают с садовыми центрами и крупными магазинами и этим ограничиваются. А есть мастерские, в которых работают 1—2 человека, занимаются в основном посудой, посещают различные ярмарки, симпозиумы. В общем, ведут яркую жизнь.

— Что представляет собой сегодняшний «гончарный круг» с точки зрения профессионалов отрасли и профильных ассоциаций?

— Такой организации, как Союз художников, у нас нет. Есть Союз народных мастеров, но я не являюсь его членом. Для меня профессиональное объединение происходит в интернете. Есть такие группы, как «Українська сучасна кераміка», в которых люди обмениваются опытом, задают вопросы и что-то обсуждают.

В разных местах Украины проходят симпозиумы, которые знакомят и объединяют людей. Так создаются профессиональные кластеры.

Есть Музей гончарства в Опошне (Полтавская обл.), который проводит различные мероприятия и является местом, притягивающим керамистов. Существуют многочисленные частные инициативы. Например, мы с Днепровским историческим музеем несколько раз проводили День гончара. Мы были первыми в Украине, кто в публичном месте ставил печь на дровах и делал обжиг.

Есть очень мощные мероприятия, такие как маркет «Всі свої» в Киеве, где керамистам выделяется целый этаж. Туда тоже съезжаются все активные мастера, которые продают свою продукцию и общаются.

— На чем основаны ваши наблюдения об отставании украинского рынка от того же европейского?

— Естественно, я ездил в Европу — общался с коллегами. Но коротких поездок недостаточно, чтобы оценить их рынок по-настоящему. По большому счету сведения черпаю из интернета. У меня много коллег-друзей в социальных сетях, от них я получаю свежую информацию.

Стоит хотя бы посмотреть, как выглядят магазины для керамистов я не говорю — в Западной Европе, а в Польше или Литве. И сравнить с нашими.

При населении меньше 3 млн., на уровне Киева с окрестностями, в Литве есть несколько магазинов, где для работы можно купить все. У нас — один магазин для керамистов в Славянске (Донецкая обл.), и то только потому, что там крупное месторождение и через дом стоят печки, в которых что-то обжигают.

Только по официальным данным, до кризиса в Славянске работали порядка 2 тыс. предпринимателей-керамистов. Но и там магазин выглядит далеко не так, как в Литве. С другой стороны, даже в Киеве нет специализированного магазина для керамистов. Вот и сравните развитие рынка у нас и в Европе.

Западный рынок не спасет

Мастер в работе

— Может ли на мировом рынке быть востребована украинская керамика?

— Может. Но надо быть реалистами и понимать, что во всем мире керамикой занимаются давно и серьезно. И средний уровень наших мастеров значительно отстает.

Спрос на мировом рынке не зависит от того, украинская это продукция или нет. Все зависит от конкретного производителя — от его конкурентных преимуществ, хочет ли он осваивать этот рынок и пустят ли его туда.

По большому счету западный рынок не заинтересован в расширении конкуренции. Он должен обеспечить своих людей работой, и приходу новых производителей всегда очень сопротивляются. Поэтому я не питал бы иллюзий по поводу западного рынка и того, что нас там не хватает.

— Наш с вами общий знакомый время от времени публикует в Фейсбуке свои работы, которые выставляются и продаются в одном из нью-йоркских салонов, где представлены авторы со всего мира. К сожалению, он отказался от интервью, и я не называю в газете его имя. Но это говорит о том, что наши гончары могут организовать бизнес таким образом, что их чашки продаются в США за $30—40.

— И за $200 продаются. Но я не понимаю, зачем к этому стремиться? Если мы говорим о западном и украинском рынке, я предпочитаю наш. Потому что когда мы работаем на внутреннем рынке, мы на него влияем и его формируем. На западном же единственная польза — это доллары.

Это относится не только к керамистам, но и к представителям других ремесел. Люди, работающие на экспорт ,— не публичные. Они стараются не светиться, никак не контактируют с местной публикой и по сути, кроме долларов, евро или юаней, никакой другой пользы экономике не приносят.

— Это тот случай, когда мастера не делятся секретами, не проводят мастер-классы, не привлекают молодежь. В общем, живут в коконе?

— Это другая форма. Не каждый человек может быть открытым, на что-то влиять и занимать активную жизненную позицию. Но те, кто работает с нашим рынком, приносят очень большую пользу. И не только экономике. Они закладывают те зерна, которые будут развивать эту территорию в будущих поколениях. Это очень важно.

— Несколько лет назад я очень удивился, увидев в гипермаркете «Эпицентр» садовые формы с надписью ЧП «Горбань». Вас хорошо знают как популяризатора профессии, много времени отдающего выставкам и мастер-классам. Тогда как коммерческая сторона оставалась за кадром.

— Мы до сих пор являемся единственными в Украине, кто производит цветочные горшки и садовые формы, которые стоят на улице. Это технологично, и это продукция высочайшего качества. Мало кто из производителей даже по общемировым меркам позиционирует свою продукцию как всесезонную.

— Вы и сейчас сотрудничаете?

— Нет, но это был достаточно длительный период, около 6—7 лет. Когда в Киеве открывался первый «Эпицентр», кто-то им нас посоветовал, они искали поставщиков. Мы начали сотрудничать, и когда они увидели, что продукция высокого качества и пользуется спросом, каждый новый гипермаркет, который открывался, предлагал нам сделать поставки.

— Сотрудничество с крупными сетями, с одной стороны, предполагает большие объемы, а с другой — не всегда выгодные условия: отсрочка платежа 60—90 дней.

— Не знаю, как у других. У нас так не было. Мы каждую неделю получали пополнение счета, по факту продажи. Без всяких отсрочек. А с объемами пришлось много работать. В месяц было примерно 4,5 обжига — чаще, чем раз в неделю. Это немалый объем. Работало много людей.

— Это была крупная инвестиция?

— Для меня это была инвестиция на все. Все, что зарабатывалось, — инвестировалось. Как, впрочем, и сейчас.

— А источники?

— Я стараюсь браться за все, что мне интересно. Это частные заказы: посуда, плитка, кирпич, интерьерные работы, ванны ручной работы, светильники, скульптура и т. д.

Рестораторы выбирают Горбаня

— Насколько конкурентоспособна украинская продукция по сравнению с той же китайской, которая буквально заполонила крупные торговые сети?

— Китай в 2010 г., когда я был в Шанхае, и Китай сейчас — два разных Китая. Там уже не так все дешево. Например, гончарные круги так подорожали, что отечественные стоят дешевле китайских. Посуда, если это не ширпотреб, а сделана в мастерской и имеет автора, даже 8 лет назад стоила дороже, чем наша. Сейчас эта разница в цене увеличилась в 2—3 раза в нашу пользу. Т. е. мы достаточно хорошо конкурируем.

Рост курса доллара также положительно повлиял на украинских производителей. Могу сказать, что до повышения курса рестораны у нас практически не заказывали посуду. Могли заказать предметы интерьера, умывальники, плитку какую-то необычную, таблички особенные. Но чтобы в ресторане вся посуда была наша — такого не было. Дешевле было купить даже не китайскую, а французскую посуду.

А сейчас, несмотря на то что у нас почти все комплектующие импортные — глазурь, плиты для печей, все огнеприпасы, материалы, а глина, хоть и отечественная, тоже подорожала, потому что привязана к курсу доллара, нам стало выгоднее это делать.

Цены мы ставим такие же, как на польскую посуду, но ресторатору гораздо приятнее заказать ее у нас, потому что он может обсудить, как это будет выглядеть, выбрать цвет, модель, может повлиять на само производство.

Идет совместный процесс изготовления. Вчера, например, я делаю тарелку, а заказчик мне говорит: «тарелка — классная, но давай края поднимем не так сильно или сделаем по-другому». Им это очень интересно.

Идет обжиг

— Есть правило, действующее во всех видах деятельности: сначала ты работаешь на имя, а потом имя работает на тебя. Сколько лет надо проработать керамистом, чтобы заслужить репутацию и имя?

— Опять же, ситуация 25-летней давности и сейчас — две абсолютно разные ситуации. Поэтому давайте говорить о дне сегодняшнем. Сейчас все происходит гораздо быстрее. У гончаров есть доступ к тем материалам, технологиям и информации, которых не было раньше.

Это оборудование и глина. Многие используют импортную глину, потому что она может быть цветной, очень чистой, не давать брака. Это особенно важно для изготовления скульптуры, где малейший брак может уничтожить всю работу.

Когда я начинал заниматься гончарством, Youtube не было. Я обошел все библиотеки и нашел только три книги. И это были не полноценные учебники, а лишь упоминания о гончарстве. Процессу лепки в этих книгах была уделена всего одна страница с иллюстрациями, как комиксы: делай — 1, делай — 2, делай — 3.

— Хорошо, если не о сроках, то об инвестициях. Сколько денег надо потратить на мастерскую, в которой можно заниматься пусть даже кустарным производством?

— Чтобы начать заниматься гончарством, не нужны ни печь, ни глиняный карьер. Я начинал лепить в спальне на 15-м этаже. Обжиг делал самостоятельно. Можно делать простые печки и сэкономить много денег. За 25 лет я, к своему стыду, ни одной профессиональной печки еще не купил. Делал печи сам.

Для этого, естественно, нужны определенные знания. Но я воспитывался в семье инженера. И до того момента, когда занялся керамикой, мог пользоваться сварочным аппаратом и другим инструментом. Свой первый круг сделал за три дня с нуля из подручных материалов. Т. е. оборудование по большому счету не проблема.

Если такого подхода нет, можно все купить. Взять в аренду студию, где обучают детей, и заработать свои первые деньги.

Можно, к примеру, купить у нас глину за 15 грн./кг. Из этого объема слепить 5—6 пиал и продать, как вы говорили, по $30—40.

— Ну, это же особый случай...

— Хорошо, по 100 грн. Итого с 1 кг глины получается 500—600 грн. За обжиг каждого изделия мы возьмем по 40 грн. Это обжиг, глазурирование за наш счет и снова обжиг. Итого — 240 грн. на обжиг и 15 грн. — на глину. Вот и считайте рентабельность — 2—3 раза при отсутствии всякого оборудования. А там — хотите на аукционе продавайте, на OLX, отправляйтесь на ярмарку...

У нас есть клиентка — женщина под 70. Она уже лет 15 покупает у нас глину, лепит бусы, раз в полгода приносит их обжечь и целый год ездит по разным фестивалям. Путешествует, продает. И я понимаю, что это для нее очень интересное занятие.

Я это к тому говорю, что главное — не деньги, а желание. Если получается, покупаешь потом круг хороший — $1,5 тыс. (но можно и за $500), печь за 20 тыс. грн., 40 тыс. или 60 тыс., в зависимости от качества и объема. Цифры в общем-то подъемные, на уровне приличного фотоаппарата.

— Вы формируете вокруг себя среду. К вам приходят дети, взрослые. Вы проводите мастер-классы. Это бизнес или общественная нагрузка?

— Это бизнес. У нас в Днепре — десятки мастерских с гончарными кругами, на которых лепят дети. Они не занимаются производством. Только обучением. В среднем час работы такого круга стоит 100 грн. Примерно те же деньги я плачу, когда иду в спортзал или когда мой ребенок ходит в студию рисования.

Но успех этого бизнеса, как и любого другого, зависит от множества обстоятельств, которые должны быть сбалансированы.

— Но ведь вы плодите себе конкурентов?

— Когда плодишь конкурентов, то одновременно расширяешь рынок. Увеличивается потребность, и ты можешь осваивать уже более емкий рынок. А у нас до перенасыщения рынка гончарами еще далеко.

Да, по сравнению с 90-ми количество керамистов увеличилось в десятки раз, но сейчас я чувствую меньшую конкуренцию, чем раньше. Ко мне в мастерскую люди приходят каждый день и хотят что-то заказать, а 20 лет назад одного заказа можно было ожидать три месяца.

Культура потребления керамики выросла многократно. Все знают, что такое дровяной обжиг, обжиг раку (японская техника, в которой применяется ручная формовка изделий вместо гончарного круга. Изделия используются в чайной церемонии. — Авт.) или кракле (тип глазури, дающий после обжига своеобразный эффект трещин на посуде. — Авт.).

Конкуренция, конечно, есть. Например, мы в Днепре первыми начали проводить детские дни рождения в гончарной мастерской. До этого были дни рождения в «МакДональдсе» или «Игроленде», пожалуй, все. Но мы первыми предложили провести детский день рождения не в кафе или в игровом уголке, а в развивающей атмосфере.

Сейчас, если открыть городской сайт, можно найти массу экзотических предложений: дни рождения на батуте, в бассейне, в скалоцентре, на конной базе.

10 лет назад у нас были месяцы, когда в мастерской проходили 38 дней рождения. Представляете?! Сейчас едва 10 проходит. И эта сфера нашей деятельности немного просела. Но мы развиваем другие направления. И такая конкуренция нас только подстегивает и заставляет меняться.

Курица умерла не зря

— Еще в 90-х я для себя отметил два тренда, которые, наверное, помогли гончарству выжить и утвердиться в новой реальности. Первый — экология и желание людей пить-есть из натуральной посуды, а второй — возвращение к традициям, корням и возрождение народной культуры. Какая из этих двух тенденций для вас была наиболее значимой?

— Это точно не был вопрос экологичности. Я и сегодня не считаю изготовление керамики сильно экологичным. Это очень энергоемкое производство, при котором сжигается большое количество энергоресурсов, выкапываются огромные карьеры, которые ничем не отличаются от тех же горно-обогатительных.

Человек, к сожалению, всегда наносит вред окружающей среде. Вопрос — ради чего это делается и как потом грехи замаливать? Если разумное, сбалансированное отношение, если происходит рекреация, то это хорошо. А если варварским способом — плохо.

Мне, когда я что-то делаю, хочется, чтобы это стоило того ущерба, который я наношу. Чтобы было какое-то оправдание. Как говорила Фаина Раневская: курица умерла зря или не зря? Если ее плохо приготовили, то зря. То же с глиной. Если эта работа кому-то принесла радость или сделала что-то хорошее другому человеку, это оправдывает нанесенный ущерб. Если нет, «курица умерла зря».

В общем, экологичность — штука относительная. Смотря как эта керамика делается. Например, сейчас очень популярной стала керамика, не покрытая глазурью. Продавцы называют ее экологичной. Хотя на самом деле именно такая керамика не экологична, потому что все впитывает.

— Возвращаясь к начальному периоду вашего увлечения профессией. Что все-таки вас заинтересовало в гончарстве?

— На тот момент гончарство полностью соответствовало моим запросам. Мне не хотелось работать в крупных компаниях и зарабатывать деньги непонятными для меня способами. Попытки заниматься бизнесом были безуспешными, а поездки в Москву с виноградом на тележке закончились тем, что я просто отдал брату долг за покупку винограда и билеты на поезд.

А у занятия керамикой оказалось слишком много плюсов. Во-первых, это магия. Человек, который занимается керамикой, — в какой-то степени маг. Это работа со стихиями, превращение одних элементов, условно, в другие. Вот оно мягкое, текучее и его можно просто цедить через сито. Через три дня ты делаешь из этого Что-то. Еще через два дня это Что-то становится твердым. А еще через пару недель в Него можно наливать воду, растворять и цедить ту же глину.

Все это весьма увлекательно. Плюс ощущения, которые вызывала глина. На самом деле это и сейчас меня держит...

— Это сродни Первотворению? Ведь не зря практически все религии говорят о том, что человек был создан из глины.

— Мне не раз приходилось сталкиваться с исследованиями ученых, еще в советском журнале «Наука и жизнь» я читал статьи. Да и сегодня ученые говорят, что жизнь зародилась если не из глины, то на поверхности глины. У глины есть компоненты, которые в сочетании с солнцем, водой и атмосферой послужили неким катализатором зарождения жизни. В общем, если бы не глина, то, скорее всего, той жизни, которую мы знаем, тоже не было бы.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

К дискуссии по статье И.М. Трахтенберга и И.А. Тарабана

О месте, значении медицинской науки в преобразовании медицины в нашей стране

В продолжение открытого разговора

Еще к мнению коллег о медреформе и не только

Хватит реформировать, давайте строить

Для начала реформаторам нужно понять, что подлежит изменению не система Семашко, а...

Хроника желтого унитаза

Чтобы два раза не вставать, давайте отменим машины. От желтого светофора гибнут...

Военно-морская бездомность

Из 184 казарм улучшенной планировки, которые в этом году построят в Украине, почти...

Международный терминал «Борисполя» — под офисы

Транспортный парк Национальной полиции в Николаевской обл. пополнился патрульным...

Загрузка...

Под знаком Ольги

Тенденции прошлых лет, как то монументальность, идеологичность, гигантомания, за что...

Cумеете убедить жену — сможете завоевать рынок

Заготовка лекарственных трав и лесных ягод, из которых можно приготовить ароматные и...

Можно ли реформировать медицину без общественной...

Общее впечатление от первых дней начала реформы — сумбур. А еще —...

В Запорожье заманили птиц. Скворечниками

В областном центре прошел фестиваль скворечников, участники которого построили для...

Ликвидация рудиментов или контрреволюционная...

На рынке пассажирских перевозок может наступить хаос, поскольку участники конкурсов...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка