Как сшить «большой Донбасс»

№3(969) 21–27 января 24 Января 2021 1

Мы частично уже проанализировали принятую правительством в конце прошлого года «Концепцию экономического развития Донецкой и Луганской областей» (см. «Донбасское поле экспериментов», «2000» №1—2(968), 14—20.01.2021).

Рассмотрев основные, структурные составляющие этого документа, который претендует на роль черновика стратегического развития Донбасса до 2030 г., попробуем разобраться, какой представляют себе правительственные стратеги будущую экономическую модель Донецкой и Луганской областей в деталях.

В данном случае концепция выступает своеобразным отражением потенциала общей реинтеграционной политики, на которую способен украинский правящий класс.

Контекст проблематики

Одним из первых блоков концепции, помимо общих характеристик, является описание проблем, которые нуждаются в решении. Эта часть выступает своеобразной аналитической рефлексией власти на текущую ситуацию в регионе. Способность четко обозначить проблемы, которые необходимо решить для экономического восстановления Донбасса, — это залог успешного подбора инструментов формирования стратегии, которая реально даст положительный эффект.

Вполне ожидаемо, что главным триггером всех проблем региона в концепции является «российская агрессия». Авторы документа считают, что «негативный вклад агрессии РФ» в Донецкой и Луганской областях эквивалентен более 40% падения ВВП Украины в 2014—2015 гг., которое составило «примерно 10% по сравнению с 2013 г.».

С этим выводом можно было бы согласиться. Но при одном условии: если бы авторы документа более подробно раскрыли свою методику подсчета и пояснили, какие факторы формируют остальные 60% «негативного вклада» в падение ВВП в тот период. К слову, пристрелка авторов документа к процентному эквиваленту «влияния агрессии» на потери в экономике может стать подспорьем для реальных требований по части возмещения Россией неких обобщенных «репараций».

«В Донецкой и Луганской областях сформировался индустриально-аграрный хозяйственный комплекс с преимущественным развитием тяжелой промышленности. Регионы площадью 8,8% территории страны производили 25% промышленной и 8% сельскохозяйственной продукции. Предприятия были расположены кластерами (угольный, металлургический, тяжелого машиностроения, энергетический, химический), большинство отраслей специализации имели межрегиональное и международное значение. На Донецкую и Луганскую области, по различным оценкам, приходилась четверть от общего экспорта Украины», — описывают образ довоенного Донбасса авторы концепции.

Однако далее следует странный вывод: мол, региональная экономика и рынок труда Донбасса был заточен на РФ, и «крупные предприятия не модернизировали из-за наличия традиционного рынка сбыта». Чем это отличается от текущей ситуации, когда эти предприятия не модернизируются, потому что остановились из-за потери того самого традиционного рынка сбыта, авторы документа предпочли не пояснять.

«По информации Главного управления статистики в Донецкой и Луганской областях, экспорт товаров и услуг в 2019 году по сравнению с 2013 годом сократился на 71% и составлял 4905,6 млн. долл., импорт — на 74% и составлял 2670,8 млн. долл. Согласно Госстату, по состоянию на 2013 г. в Донецкой и Луганской областях были зарегистрированы 131 крупное предприятие, 2247 — средних и 37 738 мелких предприятий», — приводятся вполне красноречивые статистические данные.

Далее в концепции, которая, напомним, подписана и разрабатывалась под руководством вице-премьер-министра — министра по вопросам временно оккупированных территорий Алексея Резникова,

влиянием российской агрессии поясняется негативный эффект на окружающую среду, демографию, сворачивание «свободных рыночных форм торговли», коллапс базовой инфраструктуры. Россия виновата и в том, что Донбасс был «традиционно зависим от российского рынка товаров, услуг, рабочей силы».

Безусловно, подобные заключения вполне ожидаемы. Даже если бы их не было в первоначальном варианте текста, такие оценки добавили бы ради «соблюдения приличий». Все это можно считать вполне нормальным в условиях текущей украинской повестки. Но здесь остро не хватает оценки, например, фактора блокады неподконтрольных территорий Донбасса; плохого качества инфраструктуры на линии соприкосновения, обеспечивающей оставшиеся социально-экономические взаимосвязи в рамках «большого Донбасса».

Было бы весьма рационально и разумно проработать сценарий постепенного, частичного или полного снятия экономической блокады с самопровозглашенными республиками. Впрочем, само по себе существование подобных расчетов в глазах многих может расцениваться как «зрада». Также нет описания проблем и влияния разрыва межрегиональных производственных связей подконтрольной части Донбасса с соседними регионами.

Между тем небольшой фрагмент с приведенной статистикой по структуре и количеству типов предприятий уже о многом говорит и подсказывает направления для поиска решений. Авторам концепции нужно признать, что на РФ можно списать многое, но не отсутствие формальной логики, здравого смысла и способности выстраивать простейшие причинно-следственные связи.

Сомнительные финансовые дорожки

Авторы концепции предлагают блок «Путей и попыток решения».

Следует выделить две его смысловые части: предложения в плане регуляторной политики и внедрения неких «институционально-финансовых инструментов»; видение развития реального сектора в ключе «индустриализации и инновационного развития».

Наряду с перечнем крайне тривиальных предложений (упрощение администрирования различных разрешительных процедур и документов для бизнеса, страхование инвестиций, оптимизация регуляторных функций государства и усовершенствование налогового законодательства для малого и микробизнеса) концепция содержит ряд действительно прогрессивных предложений.

В частности:

— формирование новых пропорциональных соотношений распределения налоговых поступлений между местными и центральным бюджетами;

— создание государственного венчурного фонда для инвестирования в экономику Донбасса и применения других форм поддержки бизнеса;

— модернизация режима государственных закупок для удовлетворения нужд Донецкой и Луганской областей.

Эти три предложения, облеченные в законодательную форму и подкрепленные исполнительным механизмом их реализации, действительно способны оказать положительное влияние на экономику Донбасса. Грамотная реализация одного только пункта по созданию нормальной площадки госзакупок «Prozorro» для Донбасса уже даст ощутимый положительный импульс. Направление государственных средств на закупки товаров и услуг по критерию отечественной (даже региональной) локализации производства будет способствовать формированию необходимого потока государственных капиталовложений в реальный сектор экономики.

Впрочем, вперемешку со вполне дельными предложениями авторы концепции предлагают откровенную чепуху. Например, открыть на Донбассе филиалы международных коммерческих арбитражей как средства защиты инвестиций. Почему бы сразу не помечтать об учреждении ордена «Инвестиционной инквизиции», члены которого будут оберегать инвесторов и сжигать на кострах закостенелых бюрократов и чиновников-коррупционеров?

Или такие предложения, как «замена системы контроля со стороны государственных органов на функцию добровольного страхования ответственности собственников бизнеса». Может, сразу объявим Донбасс территорией, где знаменитая фраза «Винтовка рождает власть» трактуется буквально?

Менее экстравагантное, но не менее контрпродуктивное предложение заключается в создании некоего «Фонда консорциумного финансирования для инвестирования проектов транспортной, энергетической и коммунальной инфраструктуры». Ожидать, что инвесторы станут наперегонки вкладываться в базовую инфраструктуру, это еще фантастичнее, чем привычные, многолетние мантры о благотворном инвестиционном дожде в Украине, который вот-вот даст живительную влагу нашей чахнущей экономике. По большому счету никто, кроме государства, системно и последовательно не может вкладываться в критическую инфраструктуру.

Темные индустриальные тоннели

Похожий микс из банальностей, рациональных идей и безумных «визий» содержится в предложениях по развитию реального сектора экономики.

Наряду с традиционными заклинаниями в стиле «развитие высокотехнологичных производств», «поддержка производства продукции с высокой добавочной стоимостью» и «техническое переоснащение угольных шахт с целью повышения продуктивности и безопасности» есть прагматичные наброски идей.

Например, о необходимости поддержки развития и модернизации государственных предприятий путем инвестирования госсредств. Или углубления степени переработки сельскохозяйственной продукции с акцентом на стимулирование сегмента животноводства, а также развитие орошаемого земледелия с поддержкой строительства гидротехнических сооружений.

Но практически встык с этими вполне рациональными тезисами авторы концепции пишут о «присоединении к высокотехнологичным европейским и мировым кластерам». Или о размещении производственных мощностей зарубежных компаний для «насыщения продукцией внутреннего рынка и экспорта в США, ЕС и другие страны в связи с изменением мирового распределения производственных цепочек».

Да простит меня уважаемый читатель за прямолинейную простоту, но, оценивая адекватность последнего умозаключения, мне крайне сложно удержаться, чтобы не процитировать любимую фразу моего доброго университетского товарища: «Як в голові нема, то ніде не позичиш». И такие заключения предлагают «стратеги» — в условиях экономического кризиса и пандемии коронавируса, диктующих устойчивый тренд на умеренную локализацию производственных циклов.

Дальнейшие тезисные вкрапления в документе из разряда «путей решения» прямо противоречат или вовсе взаимоисключают друг друга. Отмечая важность применения инновационных решений в модернизации угольных шахт и повышения продуктивности угледобычи, буквально через абзац авторы документа пишут о «содействии развитию низкоуглеродной экономики», «трансформации угольных регионов» и о привлечении инвестиций для строительства на Донбассе ветровых и солнечных электростанций. Интересно, а балансировать вводимую в строй «зеленую» генерацию г-н Резников и его министерская команда предлагают силой либеральной мысли?

Авторы документа ратуют за развитие сегмента животноводства и тут же переработку сельхозпродукции замыкают на производстве биодизеля, биоэтанола и строительстве новых элеваторных мощностей (нужных, по большому счету, для сохранения действующего статуса «кукурузного экспортера»).

Между тем упор на животноводческий кластер предполагает встраивание в концепт кластера сырьевого базиса растениеводства в регионе, обеспечение соответствующей перерабатывающей инфраструктурой, производство кормов, создание системы предоставления полноценных и качественных ветеринарных услуг и т. д.

Указав на необходимость инвестирования в развитие госпредприятий, авторы документа тут же отмечают следующее: «содействовать привлечению инвестиций через уменьшение доли государственной и коммунальной собственности, путем продажи объектов эффективному частному собственнику».

«Инвесторы» и «эффективные частные собственники» — это два ключевых архетипа в экономическом подсознательном Украины. Их болезненное влияние на восприятие реалий настолько критично, что, увы, порой кажется, что поможет только шоковая терапия, в разы превосходящая по жесткости условия 90-х.

Отсутствие социально-экономических смыслов

В целом концепция не дает нам целостной картины хотя бы направлений экономического возрождения Донбасса, в документе нет четких оценок, исчерпывающего перечня проблем и ключевых факторов, создающих негативный тренд. Нет даже намеков на просчет сценариев социально-экономического деблокирования неподконтрольной части Донбасса. Напрочь отсутствует вариант хотя бы «лайт-версии» возобновления экономических связей региона с РФ. Нет расчетов относительно потенциала восстановления традиционных производственных цепочек и «старых» индустриальных кластеров.

У создателей концепции нет видения, как реально сшить «большой Донбасс» новыми социально-экономическим смыслами. Впрочем, авторы документа, судя по всему, не представляют, как «пристроить» к остальной части Украины даже подконтрольную часть Донецкой и Луганской областей. Ну а проблески рациональных предложений вперемешку с тяжелым политэкономическим бредом только усиливают ощущение концептуальной безысходности.

Увы, но в представлении команды министра Алексея Резникова план экономического будущего Донбасса — это сказочное произведение, слабо соотносимое с реальностью.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Карманная полиция

Украина является унитарным государством и не может содержать муниципальные...

Как городская власть строить и жить помогает

Жители столицы оценивают работу служб и городской власти в целом

В батраки к полякам?

Аграрной стране нужны слесари, грузчики, трактористы и комбайнеры, а юристов и...

Арифметика дырявых труб

Практика вычисления тарифов на тепловую энергию на стадии ее отпуска приводит к...

Донбасское поле экспериментов

Важно разработать и внедрить сбалансированные инструменты, которые создадут новые...

...И плюс контракт на три самолета. А дальше?

Хочется верить, что государственное руководство наконец обратило внимание на...

Первомайск – столица стратегических ракетчиков...

В рамках мероприятий, проводимых в честь 76-летия освобождения Украины от...

К 25-летию выхода на пенсию Чернобыльской АЭС

Стоимость схемы «чернобыльской денуклеаризации» сложно переоценить – в...

Аромат зимы и детства

Для меня — как бы модно и нарядно ни была украшена елка, она останется холодной без...

«Мотор Сич» может стать «налогом» на десуверенизацию...

Украинская власть действует с рефлекторной оглядкой на Запад

Державу треба поважати

Добре, що хоча б перестали масово розфарбовувати паркани та стовпи в кольори...

Трава у дома?

Депутаты не скрывают, что легализация медпрепаратов на основе марихуаны — это...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Онавамнадо
24 Января 2021, Владимир Онавамнадо

«Як в голові нема, то ніде не позичиш». При подобных фразах всплывает наш гарант, с другой стороны наполнять оффшоры надо иметь в голове, с пеной у рта доказывать народу, что платежки уменьшились тоже надо додуматься. В общем если скотина наличие извилин ни о чем не говорит.

- 5 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка