Конфликт на Донбассе — это гражданская война?

31 Октября 2020 6

Но этим еще не все сказано

В украинском научном и публицистическом дискурсе присутствуют табуированные темы. Попытки обсуждения этих тем наталкиваются на весьма бурную эмоциональную реакцию либо со стороны патриотических кругов, либо со стороны т. н. пророссийских, либо со стороны тех и других. Хотелось бы напомнить истину, которая, с нашей точки зрения, является азбучной. В науке не должно быть запретных тем. Свобода научного исследования — это святое.

Одной из наиболее табуированных — возможно, самой табуированной — является тема гражданской войны на Донбассе. Впрочем, здесь необходимо уточнение. Под негласным, а иногда и явным запретом оказывается не сама по себе тема гражданской войны, а определенный (а именно — положительный) ответ на вопрос о наличии гражданской войны. Признавать, что события на Донбассе хотя бы в какой-то степени несут на себе отпечаток гражданской войны, в патриотическом социально-политическом дискурсе строжайше запрещено. Такая трактовка есть «зрада». Ниже мы со всей возможной убедительностью покажем, что такая позиция не только не является «зрадой», но есть позицией высокого патриотизма.

Итак, мы утверждаем, что конфликт 2014—20?? гг. на Донбассе либо является гражданской войной, либо является войной с элементами гражданской войны.

Вторая характеристика, несомненно, вызовет недоумение: что значит «с элементами гражданской войны»? На самом деле не существует четкой разницы между «обычной» войной и гражданской. Достаточно беглого взгляда на историю гражданских войн, в первую очередь Нового и Новейшего времени, чтобы осознать: почти все они по сути были такими войнами, которые сейчас принято называть гибридными.

В качестве основного аргумента против квалификации событий на Донбассе как гражданской войны, как правило, выдвигается тезис о том, что без вооруженного вмешательства России не было бы никаких военных действий на территории Донбасса; основной и наиболее боеспособный контингент сепаратистских вооруженных формирований составляют кадровые военные российской армии; боевую технику поставляет Россия, и т. д. и т. п.

Приведенная аргументация не представляется нам убедительной. Она неубедительна не в том смысле, что указанные факты не имеют места, а в том, что эти факты, которые мы считаем вполне достоверными, не опровергают того, что в событиях на Донбассе присутствует составляющая гражданской войны.

Вначале выдвинем исторические контраргументы, а затем логические.

В большинстве случаев гражданские войны сопровождались интервенцией или как минимум внешним вмешательством.

Интервенция монархической Европы в пределы революционной Франции в 1792—1815 гг. общеизвестный факт.

Интервенция Германии, а затем стран Антанты, Японии и США во время гражданской войны 1918—1922 гг. в России не менее общеизвестна. Правда, оккупационные контингенты почти не соприкасались в боевых столкновениях с Красной Армией.

Помощь Антанты Белому движению имела, скорее, смысл психологического давления. Имела место и помощь в вооружении, но она была сильно преувеличена советской историографией. К тому же правительства Антанты требовали от лидеров Белого движения ответных поставок сырья и зерна. Оценивая поставки вооружения в Добровольческую армию, А. И. Деникин пишет, что «это была уже не помощь, а просто товарообмен и торговля» (Деникин А. И. Очерки русской смуты: Вооруженные силы юга России. Заключительный период борьбы. Январь 1919 — март 1920. — Мн.: Харвест, 2002. — с. 567).

Между прочим, военные и политики Антанты не стеснялись называть вещи своими именами как в дипломатической переписке, так и в официальных документах. В конце мая 1918 г. Р. Локарт писал в Лондон: «Интервенция — единственное средство защиты британских интересов в России» (цит. по: Галин В. В. Интервенция и гражданская война. — М.: Алгоритм, 2004. — С. 94). 18 января 1918 г. генеральный штаб главного командования армиями Антанты принял резолюцию «О необходимости интервенции союзников в Россию».

Участие не только добровольцев, но и военных профессионалов из разных стран в гражданской войне 1936—1939 гг. в Испании никто не оспаривает.

Различные стороны по-разному оценивают численный состав интербригад: оценки колеблются от 40 до 125 тыс. человек. Правда, приводятся и гораздо более сдержанные оценки: от 12 до 20 тыс. человек (Томас Хью. Гражданская война в Испании. 1931—1939 г.г. / Пер. с англ. И. Полоцка. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2003. — С. 469, с. 512). Совокупная численность иностранных военных на территории Испании во время гражданской войны оценивается примерно в 70 тыс. человек. «По данным националистов, с 20 октября по 20 ноября разнообразное советское военное снаряжение составило 100 000 ружей, 3000 миллионов патронов, 1500 пулеметов, 6000 снарядов, 300 бомбардировщиков, 200 орудий, 75 зениток, 20 000 фугасов и 25 000 авиационных бомб» (Там же, с. 288).

Не менее масштабной была военная помощь фалангистам со стороны нацистской Германии. Б. Муссолини отправил в Испанию корпус Марио Роатты численностью около 50 тыс. солдат и офицеров.

Сталин и Гитлер проводили сходную политику: не допускать поражения своего протеже, но и не позволять ему одержать победу. По сути они испытывали на испанских фронтах свою военную технику и политическую тактику. В Арагоне и Кастилии нередко можно было услышать: «Уйдут иностранцы — кончится и война» (Данилов С. Ю. Гражданская война и общенациональное примирение: США, Россия, Испания. — М.: ГУ ВШЭ, 2004. — С. 90).

Даже если мы рассмотрим гражданскую войну 1861—1865 гг. в США, то увидим, что и она не свободна от иностранного вмешательства. В строгом смысле слова прямое военное вмешательство иностранных держав в войну 1861—1865 гг. не осуществлялось. Вплоть до 1863 г. имело место дипломатическое давление на Север (nb!) со стороны европейских держав. Англия и Франция даже намеревались официально признать Конфедерацию. Ведущие европейские державы и Россия отвернулись от конфедератов в пользу федералистов лишь после публикации 22 сентября 1862 г. «Прокламации об освобождении» (рабов) и ее подписания А. Линкольном 30 декабря 1862 г. А что касается контрабандной торговли Франции и Британии с Конфедерацией, то она продолжалась вплоть до завершения войны.

Итак, история со всей очевидностью показывает, что практически всякая гражданская война оказывается, так сказать, «осложнена» интервенцией. Нет ничего невероятного в том, чтобы война была в одно и то же время и гражданской, и обычной межгосударственной. Относительно гражданских войн Нового и Новейшего времени это не исключение, а правило.

Теперь перейдем к логическим аргументам. Здесь нас ожидают определенные трудности, поскольку не существует четкого определения понятия «гражданская война». Обычно данное явление определяется как организованная массовая вооруженная борьба социально-политических сил либо национальных групп внутри страны во имя осуществления определенных социально-политических целей. В качестве основных причин гражданской войны выделяют обострение социальных противоречий, наличие конфликтных ситуаций, осуществление внеправовых действий, в т. ч. государством в силу неспособности разрешить противоречия законными способами, неспособность или нежелание противоборствующих сторон найти мирные способы предотвращения кровопролития. К числу характерных признаков гражданской войны относятся наличие параллельных структур власти на территории государства, формирование регулярных войск, вовлечение в военные действия значительных групп гражданского населения, непримиримость воюющих сторон и др. (Юридична енциклопедія: В 6 т. / Редкол.: Ю. С. Шемшученко (відп. ред.) та ін. — К.: «Укр. енцикл.», 1998. — Т. 1. — С. 645).

По своей сути гражданская война является разновидностью вооруженного конфликта немеждународного характера. Вторжение или присутствие иностранных вооруженных контингентов на территории страны, охваченной гражданской войной, при всей распространенности подобных явлений, оказываются, так сказать, «привходящими» признаками. В качестве существенных признаков Дополнительный протокол к Женевским конвенциям 1949 г., принятый 8 июня 1977 г., выделяет следующие: применение правительством вооруженных сил против антиправительственных вооруженных сил или вооруженных групп под ответственным командованием; осуществление антиправительственными силами контроля над частью территории страны. (Ст. 1).

Подводятся ли события на Донбассе под определение гражданской войны? Соответствуют ли эти события перечисленным признакам гражданской войны? При непредвзятом подходе положительный ответ на поставленные вопросы напрашивается с очевидностью.

К концу 2013-го — началу 2014 г. социальные противоречия в украинском обществе обострились. Обнаружилась неспособность государственной власти разрешить противоречия законными способами, в силу чего она вынуждена была прибегнуть к неправовым действиям. Майдан, несомненно, был неправовым действием. При этом я вовсе не собираюсь хаять майдан, наоборот, я согласен с тем, что майдан знаменовал собой «революцию достоинства»...

Думаю, что здесь читатели, которые ранее склонны были рукоплескать автору, насторожатся, а читатели, возмущенные предыдущими размышлениями, приободрятся. Мы сохраним интригу. Пока лишь отметим, что практически все исторические события выдающейся значимости выходят за пределы правового поля. Так было в прошлом, так есть в настоящем и, по всей вероятности, будет в обозримом будущем. Мы можем сожалеть о таком характере исторической событийности, но вынуждены признать, что она именно такова.

На территории ОРДЛО сложились параллельные структуры власти, сформировались регулярные вооруженные подразделения, в военные действия оказались вовлечены немалые группы гражданского населения. Наконец, воюющие стороны обнаруживают высокую степень непримиримости.

Правительство Украины вынуждено было применить Вооруженные силы для борьбы с т. н. «ополченцами», российскими добровольцами и кадровыми военными. Кстати, как ни называй людей, вступивших в незаконные вооруженные формирования, но сами по себе эти формирования не растворятся от нашей едкой иронии. Различные источники дают различные цифры относительно количественного и качественного состава подразделений ВСУ, задействованных в АТО: от 40 тыс. личного состава до 90 тыс. Оценки количества боевой техники колеблются от 2 тыс. до 5,5 тыс. единиц. Даже если мы примем минимальные цифры, они достаточно впечатляющи.

Площадь ОРДЛО составляет около 18 тыс. км2. (Между прочим, это больше, чем площадь ряда европейских стран). Оценки численности населения колеблются от 1,6 млн. до 3,8 млн. человек. Даже если мы примем за количество населения в ОРДЛО среднее арифметическое от граничных цифр, это впечатляет не менее, чем размеры территории. Т. о. факт контроля властными структурами ОРДЛО (сколь угодно незаконными) над довольно многочисленным населением, проживающим на значительной территории, является бесспорным.

Если мы имеем явление, которое подводится под определение гражданской войны, что обусловлено причинами, которыми обычно обусловливаются гражданские войны, и обладает практически всеми признаками, характерными для гражданских войн, то как нам следует назвать данное явление? Несомненно, «гражданской войной».

В этом пункте мы призвали бы ко всей возможной внимательности как пророссийских симпатиков «ЛНР» и «ДНР», так и патриотов единой вестернизированной Украины. Ибо мы подошли к Рубикону наших рассуждений.

Все ли сказано, если сказано, что Украина находится в состоянии гражданской войны? Нет, далеко не все.

Равноценны ли стороны гражданской войны? Нет, не равноценны. Но тогда это означает, что одна сторона, так сказать, «лучше», а другая «хуже». Да, именно так. В гражданской войне всегда виноваты обе стороны. Но означает ли это, что они всегда виноваты в одинаковой степени? Нет, не означает. Но тогда это означает, что одна сторона может быть виновата в большей степени, чем другая. Да, именно это имеет место в современной ситуации в Украине. Можно ли утверждать, что в гражданской войне одна сторона несет в себе, так сказать, большую правоту с точки зрения исторического прогресса, а другая — большую неправоту? Т. е. с точки зрения перспектив исторического развития одна сторона предпочтительнее другой. Да, несомненно.

И тогда выводим итоговый вопрос и итоговый ответ. Вправе ли мы желать победы одной стороны над другой в гражданской войне? Да, вне всяких сомнений. Историк обязан судить sine ira et studio. Да, но тем самым он обязан судить.

Для обоснования высказанных в намеренно категоричной форме суждений полагаем целесообразным преодолеть моралистическую риторику и запрет на оценочные суждения в социальных науках.

Против выдвинутых нами тезисов, скорее всего, будут выдвинуты контраргументы в духе: «Это язык ненависти, это язык войны. Нужен мир любой ценой. Вы что, хотите еще смертей? Если воплощать ваши тезисы, это приведет к новому, еще большему кровопролитию». И т. д. и т. п.

Во-первых, я пока еще ничего не собираюсь воплощать. Во-вторых, если фактически состояние войны продолжается, то язык войны лишь описывает это состояние. В-третьих, я не согласен, что нужен мир любой ценой. Например, может быть мир ценой капитуляции. Вообще-то говоря, война заканчивается победой/поражением. Иногда она может закончиться, так сказать, «вничью», но такой исход — это всегда лишь передышка перед новой войной. Когда нам проповедуют мир любой ценой, то хочется уточнить: это мир на условиях Москвы? Это мир на условиях «ДНР» и «ЛНР»?

Здесь хотелось бы пояснить следующее. Существует мнение, что наилучшим исходом гражданской войны является не победа одной из сторон, а общенациональное примирение. Благотворность общенационального примирения обосновывает, например, С. Данилов (Данилов С. Ю. Гражданская война и общенациональное примирение: США, Россия, Испания. — С. 91—130). Конечно, общенациональное примирение гораздо лучше победы и тем более гражданской войны. Но исторический опыт весьма убедительно показывает, что общенациональное примирение наступает (между прочим, не всегда) после победы одной из сторон. Нередко оно приходит через достаточно длительный срок после окончания гражданской войны, оно оказывается неполным, неоднозначным, проблематичным. С. Ю. Данилов показывает это на примере Соединенных Штатов, России и Испании. Итак, благотворность и желательность общенационального примирения отнюдь не опровергает тезиса о предпочтительности победы одной из сторон. Историческая закономерность здесь такова: сначала победа одной из сторон — затем (возможно) общенациональное примирение.

Что касается запрета оценочных суждений, то здесь ситуация более сложная. Согласен, что в строгом научном дискурсе оценочные суждения недопустимы. Но во всех науках социально-гуманитарной сферы такие суждения неизбежны. Проблема заключается не в том, как избежать оценок в социально-гуманитарном познании, а как добиться обоснованности, аргументированности, взвешенности этих суждений. Т. е. суть не в сведении к нулю оценочных суждений (ибо это невозможно), а в их коррекции. Недостатком является односторонность, однозначность, категоричность оценок, а не их наличие как таковое.

Итак, представитель социально-гуманитарного знания не только может, но и должен взять на себя риск оценочных суждений. И он должен взять на себя ответственность за свои оценки, а это, в свою очередь, означает, что он должен постараться как можно лучше обосновать эти оценки рациональными методами.

Мы утверждаем, что если мы признаем некую направленность истории, а также различаем прогрессивное и регрессивное движение внутри истории, то мы должны будем признать существование сил, способствующих прогрессу и препятствующих прогрессу, а также сил, способствующих регрессу и препятствующих регрессу. Но тем самым мы вынуждены будем отличить, так сказать, «хороших парней» всемирной истории от ее «плохих парней».

Наша гипотеза именно такова: в истории действуют прогрессивные и реакционные социальные группы и индивиды. Первые воплощают объективную правоту истории, если угодно, ее истину, вторые — неправоту, заблуждение истории.

Мы обращаем внимание на то, что на самом деле и историки, и люди искусства, и политики, и обычные граждане, интересующиеся историей, всегда выносят оценочные суждения относительно противоборствующих сторон в гражданских войнах прошлого. Эти оценки могут быть неоднозначными, но в конечном счете всякий оценивающий склоняется в своих симпатиях к какой-либо из сторон.

Например, была бы предпочтительной победа роялистов в ходе Великой французской революции? Что, если бы Людовику ХVI удалось сбежать в Монмеди? Что, если бы герцог Брауншвейгский победил при Вальми, вошел бы в Париж и раздавил революцию? Лучше или хуже это было бы для Франции, для Европы и для всего человечества?

Лично я полагаю, что такой ход событий был бы более негативным, чем позитивным. Исторический прогресс затормозился бы вследствие такого хода событий. Т. е. при всех оговорках, неоднозначности и моральном осуждении эксцессов революционной власти я оцениваю революционные силы Великой французской революции скорее положительно, чем отрицательно. Я полагаю, что историческая правда была за революционерами, а не за роялистами.

Равнозначны ли федералисты и конфедераты в войне 1861—1865 гг.? Неравнозначны. При всех оговорках, восхищении полководческим талантом Р. Э. Ли и литературным талантом М. Митчелл я полагаю, что «хорошими парнями» были все же северяне. Победа Юга затормозила бы прогрессивное развитие США, победа Севера ускорила его. Короче говоря, при всех оговорках Север лучше Юга в гражданской войне.

Равнозначны ли красные и белые в гражданской войне в России? Неравнозначны. Лично я полагаю, что победа большевиков знаменовала собой великую трагедию России. Из-за этой победы Россия свернула с магистрального пути капиталистического прогресса в кровавый тупик тоталитарного социализма, она была на многие годы отброшена с благого пути мировой истории, а, возможно, отброшена навсегда. Поэтому очень жаль, что Красная Армия победила Белое движение. И для России, и для всего человечества лучше было бы наоборот. Поэтому я сожалею о победе красных и скорблю о поражении белых. Для меня в конечном счете (подчеркиваю: в конечном счете) А. Колчак и А. Деникин — «хорошие парни», а, скажем, Л. Троцкий, С. Буденный и К. Ворошилов — «плохие парни».

Итак, в общем и целом, во всякой гражданской войне одна сторона лучше другой, и мы вправе желать победы лучшей стороны над худшей.

Каковы же будут мои оценочные суждения относительно противоборствующих сторон в гражданской войне 2014—20?? годов? Думаю, что на основании вышеизложенного они очевидны. Патриотически-европеистские силы Украины лучше сепаратистски-пророссийских, поэтому желательна победа патриотов над сепаратистами. Именно патриоты воплощают всемирно-историческую истину данной исторической ситуации, сепаратисты же воплощают всемирно-историческое заблуждение. С точки зрения перспектив прогрессивного развития Украины, желательна победа патриотов над сепаратистами.

Здесь хотелось бы внести два уточнения. Когда я говорю о преимуществе патриотов над сепаратистами, то это преимущество именно в общем и целом. С обеих сторон конфликта имели место случаи вопиющего нарушения прав человека и военных преступлений. Эти случаи заслуживают безусловного морального осуждения и уголовного преследования, причем касательно обеих сторон.

Кстати, подобные многочисленные эксцессы мы находим во всех гражданских войнах прошлого. Но прискорбное наличие этих случаев не отменяет исторической правоты одной из сторон и неправоты другой. Моралистический и даже моральный суд над историей не есть последнее слово об истории. К сожалению, история всегда выходила и будет выходить за пределы морали. Плоскость исторической событийности не только не совпадает с плоскостью морального действия, но зачастую эти плоскости пересекаются, так сказать, «под прямым углом». Со слезами на глазах, с сокрушенным сердцем мы вынуждены признать: злодеяния, творимые исторически правой стороной гражданской войны, не отменяют ее исторической правоты.

Второе уточнение. Положительная оценка патриотически-европеистских сил и отрицательная — сепаратистски-пророссийских сил предполагает предпочтение ценностей западной цивилизации ценностям «русского мира». Европеисты тогда и только тогда лучше сепаратистов, когда западная цивилизация лучше русской.

Мы утверждаем, что подобно тому, как стороны гражданской войны являются неравноценными, различные цивилизации также являются неравноценными. Причем как и в случае с противоборствующими сторонами, цивилизации являются неравноценными именно в общем и целом. Отдельные стороны цивилизации А могут быть гораздо более совершенными и позитивными, чем соответствующие стороны цивилизации Б, но в общем и целом цивилизация Б будет совершеннее и позитивнее цивилизации А. Так сказать, общий баланс достоинств и недостатков окажется в пользу цивилизации Б по отношению к цивилизации А. И мы утверждаем, что именно таков баланс достоинств и недостатков Запада по отношению к достоинствам и недостаткам России. «Общая сумма» достоинств Запада превосходит «общую сумму» достоинств России; «общая сумма» недостатков России превосходит «общую сумму» недостатков Запада. Именно поэтому европейский вектор Украины лучше евразийского вектора, и именно поэтому патриоты-европеисты — «хорошие парни», а пророссийские сепаратисты — «плохие парни».

Итак, последним словом нашей работы будет вовсе не оценка событий 2014—20?? гг. как гражданской войны в Украине или войны с элементами гражданской. Итоговой констатацией будет следующая: события на Донбассе есть такая гражданская война, в которой желательна победа украинских патриотов над пророссийскими сепаратистами. Всякий сознательный, рационально мыслящий и желающий блага своей стране гражданин Украины должен желать победы Украины над «ДНР» и «ЛНР».

Означает ли эта констатация призыв к новому витку войны, к разжиганию военных действий? Не означает. В военном противостоянии сепаратистам и стоящей за ними России Украина потерпела поражение. Эту горькую правду следует признать. И сделать из нее адекватные выводы. Прежде всего следует всячески укреплять обороноспособность страны, чтобы в случае необходимости дать успешный отпор врагу.

Второй вывод является менее очевидным, но более существенным. Противостояние сторон в гражданской войне не сводится к сугубо военным аспектам. Развитие экономики, повышение уровня материального благополучия граждан, укрепление их правовой защищенности, общая гуманизация жизни, расширение спектра возможностей самореализации для каждого гражданина — все эти и подобные аспекты повседневной жизни могли бы вызвать разочарование рационально мыслящей части населения псевдореспублик ценностями «русского мира» и стимулировать проукраинские настроения. (Иррационально мыслящую часть населения ничем не проймешь). В затянувшейся «холодной гражданской войне» Украине следует победить мирными средствами.

Державу треба поважати

Добре, що хоча б перестали масово розфарбовувати паркани та стовпи в кольори...

Трава у дома?

Депутаты не скрывают, что легализация медпрепаратов на основе марихуаны — это...

Однолюбы и другие наши соседи

Обычный киевлянин способен различить около 20 наиболее популярных в городской черте...

На фронтах идеологической войны без перемен

Вооруженные силы Украины ведут активную подготовку и мобилизацию всего ресурса, чтобы...

Реформаторские соколы добрались до распродажи ВПК

Реформа Абромавичуса сводится к запуску большой приватизации в оборонно-промышленном...

Игры мастеров

Крупные украинские компании вынуждены удерживать хороших работников и уже сейчас...

Заложник ситуации

Проблемы с юго-востоком далеки от цивилизованного решения

Варварство

Полиция при составлении протокола по факту жестокого обращения с животным пока не...

Украина как водородная «ячейка» европейского...

Наша страна может извлечь выгоду из проектов перевода европейской промышленности и...

Заложник глобальной схватки

Европейский и американский рынки ревностно защищают собственных производителей, и...

Хаос и полумеры: украинские школы открыли двери

Из Фонда борьбы с COVID-19 для общеобразовательных средних школ не выделено ни копейки

Маленькие заботы о минимальной зарплате

Решение о повышении МЗП не может поколебать макроэкономическую стабильность, но имеет...

Комментарии 6
Войдите, чтобы оставить комментарий
Ivan

Удивительно глупая статья. Читая ее я смеялся, просто от безнадеги, поскольку плакать бесполезно. «Общая сумма» достоинств Запада превосходит «общую сумму» достоинств России; «общая сумма» недостатков России превосходит «общую сумму» недостатков Запада." - откуда же такое мнение? Чтобы обосновать этот тезис надо писать книги. Каковы критерии сравнения? Какие факты используются для обоснования? И подобные обобщения без доказательств публикует человек, относящий себя к "рационально мыслящим" - да где здесь это самое "рацио"? Это утверждение без доказательство - просто вера. Та самая вера в "западные ценности", которая затащила нашу страну в хаос майдана последующей войны и прочих удручающих событий.

- 3 +
Валерий
01 Ноября 2020, Валерий

"(Иррационально мыслящую часть населения ничем не проймешь) ." Начал автор за здравие
кончил за упокой . А как начиналось ... И табуированная тема , и гражданская - не гражданская война , патриоты и сепаратисты , и желание оценить майдан с разных сторон, а что в итоге ? А в итоге желание победы " патриотам " под псевдонаучным соусом , деление народа на " рационально мыслящих " и " не рационально мыслящих " .Себя автор , конечно же , записал в рациональных . Кто бы сомневался ? Короче , очередная попытка доказать святость майдана и "революции достоинства" с привлечением интеллектуальных силлогизмов .

- 15 +
Владимир Онавамнадо
01 Ноября 2020, Владимир Онавамнадо

" Патриотически-европеистские силы Украины лучше сепаратистски-пророссийских, поэтому желательна победа патриотов над сепаратистами."
- В этом вроде главный вывод автора. Хатынь в Одессе, расстрелы на Майдауне, банды тунеядствующих бандерлогов с битами расстреливающие народ средь бела дня все для того, чтобы продать свою страну и устроить еще одну площадку для давления на Россию.
Зачем было столько витийствовать если эту задачу решают грантоеды-гордоны.

- 15 +
Чужой
01 Ноября 2020, Чужой

и еще. Белые воевали за царя, за сомодержавность, за господ и за тот капиталистический строй, при котором все крестьяне и рабочие были нищими. Пришли красные, создали Союз республик -СССР. Прям как ваша европа. Они вытянули человека с землянки, накормили его, обучили, дали работу и дом/квартиру. Что здесь плохого? И я хочу праздновать 1 Мая, а не какой-то грёбанный Ґеловін (так ведь щас пишут патриотические сми? ).
Езжайте луче в Америку или Европу и наслаждайтесь там ж̶ё̶л̶т̶ы̶м̶и̶ ̶ж̶и̶л̶е̶т̶а̶м̶и̶ ̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶̶ ̶и̶ ̶н̶е̶г̶р̶и̶т̶я̶н̶с̶к̶и̶м̶и̶ ̶п̶о̶г̶р̶о̶м̶а̶м̶и̶ ̶̶ этим правильным капиталистическим строем.
Желаю всем сердцем, всей душой победы так называемых сепаратистов на вашими патриотами. И перестанут потом убивать людей, взрывать их дома, их детей, их отцов и матерей. Будем дружить с нашими русскими братьями. Я тоже не потерплю в своем дворе чужую веру, чужих героев, чужие ценности.

- 19 +
Чужой

автор как-то несерьёзно поделил людей на проросийские силы и....патриотические силы. А почему тогда не прозападные силы? Вы же за америку, нато, еврозону.
И еще. Не нравица власть - захватить органы власти? Ну тогда, Александр пойдите и захватите киевскую мерию. Возьмите бульдозер или погрузчик и подавите полицейских. Как на вашем майдане. И местный райотдел еще ограбьте. У вас же на это "есть" полное право.Ну как в "славные" 2014.
Вы не патриоты - вы предатели своей Родины. Як писав Т.Шевченко - правнуки погані, без роду, без племені та без пам'яті. І діди ваші совіцькі окупанти, і Союз не такий, а тепер іще і пів України сєпаратісти якісь.
Да и зачем я это пишу? Да потому что это реально вменяемая газета, и читает её вменяемая аудитория, в отличии от цензорнет, хвиля, 24тв, гардон и тп.

- 20 +
+ Показать все комментарии
Авторские колонки

Блоги

Ошибка