Новая «Катька» окупится за 5—6 лет

№12(978) 25 – 31 марта 25 Марта 2021

Фантазии Минюста в зеркале реальности

Первый блин комом. Так можно прокомментировать попытку Минюста продать закрытый Ирпенский исправительный центр №132, расположенный в поселке Коцюбинское Киевской обл.

Тюрьмы непригодны для содержания людей

Накануне этого первого в Украине аукциона министр юстиции Денис Малюська на своей странице в Facebook написал: «Если кто имеет лишних 220 млн. грн. и хочет приобрести небольшую тюрьму в нескольких километрах от Киева — welcome. Напомню: 70% поступлений от продажи будут потрачены на развитие новой тюремной инфраструктуры, которая будет отвечать европейским стандартам, а 30% пополнят государственный бюджет».

Г-н Малюська признался, что торги пришлось отменить по той причине, что не было подано ни одной заявки — покупателей не устроила высокая цена объекта.

В апреле состоится новый аукцион, но уже со сниженной стартовой ценой. В Facebook министр написал: «Распродажа коллекции прошлого века. Коррекционный центр Ирпень со скидкой 50%. Всего 110 105 794 грн. за 8 га земли с подведенными коммуникациями в 3 минутах от Киева. Дешевле не будет».

Подписчики оставили такие комментарии. Майкл Честный: «Я считаю, что он вообще никому не нужен. Все убитое и разваливается, разве что снести до основания и потом что-то построить. Так что можете себе его оставить и сделать там дачу».

Анна Скрипка: «Лучше отдать под реабилитационный центр с рабочими местами, а общежития выделять под жилье. Тогда бы точно рецидив преступлений уменьшился, ибо главной проблемой остается то, что осужденных после освобождения не берут на работу, некоторым негде жить».

Николай Нико: «А ведь раньше хотели в него сидельцев Лукьяновского СИЗО переселить, что выглядело логично. Во-первых, в столице у сотрудников СИЗО слишком низкие зарплаты, во-вторых, земля в Киеве стоит куда дороже».

К слову, затея с продажей тюрем — не личная инициатива министра юстиции. Антикоррупционная общественная организация Transparency International Ukraine считает, что нужно сокращать количество не только тюрем, но и СИЗО, которые строились 100—150 лет назад. Соответственно сегодня практически в каждом крупном городе имеется несколько гектаров земли.

В местах лишения свободы уголовно-исполнительной системы Украины, контролируемых украинскими властями, по состоянию на 1.01.2020 г. содержалось 52 863 лица. Под стражей в 12 действующих следственных изоляторах и 17 учреждениях исполнения наказаний с функцией СИЗО — 17 502 лица.

С 2017 г. количество лиц, находящихся в местах лишения/ограничения свободы, стабильно уменьшается на 3—5% ежегодно. Количество «свободных» мест сегодня фактически больше потребности и требует дополнительных расходов из госбюджета. Содержание одного нерабочего учреждения обходится налогоплательщикам в 10 млн. грн. ежегодно. Т.о. деньги идут не на обеспечение функций государства, а на содержание имущества.

Украинские тюрьмы непригодны для содержания людей. Украина ежегодно проигрывает десятки дел в ЕСПЧ за нарушение ст. 3 Конвенции (запрещение пыток) именно из-за ненадлежащих условий содержания. Проигрывая эти дела, украинское государство выплачивает до 10 тыс. евро компенсаций каждому истцу, который выиграл дело.

Поэтому направление средств на модернизацию старой тюремной системы не только усилит авторитет Украины на международном уровне, но и может сэкономить государственные средства в будущем (речь идет о дополнительных сотнях миллионов гривен).

Количество заключенных в 2017—2020 гг.

«Рабочие» тюрьмы никто закрывать и выставлять на продажу не будет, выпускать осужденных ради этого — тоже. Приватизация коснется только законсервированных имущественных комплексов. По состоянию на 2021 г. их было 35, но к концу года количество может возрасти до 40.

Имея за спиной такую поддержку, министр юстиции оптимизма не теряет, надеется продать в этом году 22—25 тюрем. Все зависит от нормативного регулирования, главное, чтобы формулу реализации 70/30 продлили на следующий год.

В ближайшее время выставят на продажу две тюрьмы — в Одессе и Львове. По словам министра, от темпов продаж и вырученных от них средств будет зависеть, когда начнут возводиться новые СИЗО с современными условиями содержания. Часть Лукьяновского СИЗО, по его словам, удастся перенести за пределы Киева через два года.

Двухместная платная камера в Киевском СИЗО

Такие планы можно только приветствовать. Смущает только то, что продажу колонии №51 в центре Одессы он анонсировал еще в августе прошлого года. «Площадь земельного участка — 5,983 га, зданий — 14 482 кв. м. Расстояние от объекта до центра — 4 км, а до моря — 3,5 км. Хотите такое? Копите деньги, дешево не будет», — заявил г-н Малюська.

На днях министр похвастался еще одним нововведением — созданием реестра заключенных. Пилотный проект заработал год назад, но полностью реестр был наполнен за последние месяцы прошлого года.

— В реестре есть информация по каждому заключенному и осужденному: за что отбывает наказание, в каком исправительном учреждении, сроки, биографические данные, анализ рисков. Реестр — огромная информационная система, которая в автоматизированном режиме оценивает риски осужденных. В конце концов появится высокого уровня искусственный интеллект, который будет осуществлять оценку, основываясь на наборе определенных данных, — заявил г-н Малюська.

Пересмотр — не всепрощение и обнуление

Министра юстиции можно смело назвать первым тюремным реформатором Украины. Пост он занял в августе 2019 г. Учился в Киевском университете им. Шевченко по специальности «правоведение», окончил Лондонский университет (магистр права). Долгое время работал юристом, специализируясь на вопросах регулирования предпринимательской деятельности, включая банкротства.

Пожалуй, наибольшую известность г-н Малюська приобрел в апреле 2020 г., когда неожиданно разоткровенничался: «Огромное количество «пожизненников» крайне сдержанные, умные, интеллигентные, начитанные люди. Классический пример — когда человек 19—20 лет вернулся из армии, молодой, зеленый. У кого-то в банде состоял, кого-то убили из группы. Это было в 1989—1991 гг. Это люди, которым сейчас уже 40—50 лет. Они даже особо не помнят ту свою жизнь. Это принципиально другие люди, не такие, какими они попали в тюрьму. Я таких готов брать на работу. С ними можно общаться о множестве разных вещей. Они аккуратные, осторожные и не видели другого мира. Нужно, чтобы общество поняло, что это безопасно, эти люди адекватные, их можно поэтапно, выборочно, после тщательного анализа психологов постепенно выпускать, и нет смысла тратить бюджетные средства на их содержание».

Это высказывание вызвало скандал. Бывший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Галина Климович, расследовавшая в 90-х резонансные дела по бандитизму, заявила, что у большинства «пожизненников» была одна работа — убивать, и назвала их потенциальное освобождение «разновидностью геноцида».

Журналист Константин Стогний, напомнив министру об Оноприенко, убившем 52 гражданина Украины, и о том, как «беспредельщики» с Кавказа, входившие в ОПГ «Солоха», в банном комплексе «Тельбин» замучили трех молоденьких девочек, задался вопросом: «Интересно, кем нынешний министр юстиции хочет трудоустроить этих «хороших людей»? Учителями? В полицию?»

Следует отметить, что проблема с «пожизненниками» действительно существует. ЕСПЧ, рассмотрев жалобу одного из украинцев, пришел к выводу, что в Украине нет механизма пересмотра пожизненных сроков, и это нарушение прав человека. Это вовсе не означает, что осужденных нужно через какое-то время освобождать, однако должна быть возможность рассмотрения их обращений: например, обязательный раз в десять лет пересмотр таких дел судами. К слову, таких осужденных в Украине не так много. На 1 января 2020 г. их было 1536 человек, в т. ч. 23 женщины.

По словам юриста Дениса Невядомского, справедливость в том, что эти люди «несут наказание за чьи-то отнятые жизни и сломанные судьбы, и чтобы подобное не повторялось. Пересмотр — не всепрощение и обнуление, а возможность исправить судебную ошибку и проявить милосердие там, где осужденный в корне изменил свою природу, что бывает очень редко».

Необычайную активность Денис Малюська проявил в сентябре прошлого года. На территории Лукьяновского СИЗО есть самое старое здание с толстыми стенами под названием «Катька». По словам министра, его можно переделать в современную гостиницу, а на Бориспольской трассе построить современное СИЗО, куда и переселить сидельцев. На дверях отеля повесить таблички с именами известных личностей, которые некогда сидели в бывших камерах. Новая «Катька» может окупиться за 5—6 лет, надо только найти частного инвестора.

Отвечая на вопрос, сколько тюрем нужно Украине, г-н Малюська безапелляционно заявил, что только две, а вот СИЗО нужно оставить в каждом крупном городе. «Это модель Северной Европы, которая сфокусирована на наказаниях, не связанных с лишением свободы, потому что люди должны социализироваться, а у нас принцип: есть преступление — надо наказать», — заявил министр.

Он также отметил, что пенитенциарная система Украины должна быть ориентирована на ресоциализацию осужденных, а не на лишение их свободы. Как свидетельствует статистика, после освобождения из тюрем люди повторно совершают преступления. Часто такие правонарушения бывают более тяжелыми, чем те, за которые человек отбывал наказание в первый раз. Все потому, что тюрьмы не исправляют человека.

В январе этого года министр снова вернулся к теме СИЗО. Поделился грандиозными планами построить в 2022 г. в Киеве и Львове следственные изоляторы в виде «модельных тюрем». Заключенные смогут ходить на работу, зарабатывать деньги, покупать продукты и готовить себе еду. Это позволит им адаптироваться к нормальной жизни в обществе после отбывания наказания. «Сейчас в тюрьме заключенный отвыкает от нормальной жизни, за него готовят еду, его дисциплинируют, он сидит или в камере, или на час выходит на прогулку по дворику. Это не адаптация человека к нормальной жизни, а его деградация», — сказал г-н Малюська.

По его словам, в таких тюрьмах изменят систему охраны по периметру. Будет внедрена «динамическая охрана», которая предполагает, что сотрудники пенитенциарной системы будут следить за безопасностью изнутри.

Вопросом, о какой работе в СИЗО может идти речь, если в стране в январе 2021 г. насчитывалось 485,3 тыс. безработных (на 33% больше, чем на эту же дату 2020-го), министр не озадачивается. Между тем в октябре 2020 г. Нацбанк прогнозировал, что в текущем году безработица составит 8,6%, а в 2022-м — 8,4%. Да и к чему обращать внимание на такие «мелочные» итоги 2020 г., как падение ВВП на 4,4% и снижение промышленного производства на 5,2%!

Впрочем, 20 марта министр поменял свои планы и заявил, что первую модельную тюрьму, скорее всего, создадут в Умани на базе закрытой колонии, здание которой хорошо сохранилось. Концепция уже имеется, ее готовили канадские партнеры, а большая часть подходов и методик перенята у Норвегии, где подобные тюрьмы — норма. У заключенных будет кухня, им нужно будет самим планировать свой бюджет и заниматься спортом. От жесткой тюремной иерархии откажутся, но контроль будет достаточно высоким за счет современных технологий. Возможно, внедрят специальные электронные браслеты для отслеживания перемещения заключенных.

По словам министра, в тюрьме будут индивидуально работать с заключенными и с сотрудниками. Старые кадры, как полагается, не подойдут, поэтому наберут выпускников академии, которых, возможно, отправят на стажировку за границу. Заселять тюрьму собираются в конце весны.

Без свежего воздуха

В марте Минюст заявил, что благодаря реализации проекта платных камер в СИЗО удалось заработать 2 795 326 грн. Все средства направляются на восстановление бесплатных камер. Уже обновлено 39 на 280 мест. Больше всего помещений отремонтировано в СИЗО столицы (11 камер на 138 мест), Запорожья (6 на 27 мест), Николаева (5 на 8 мест) и Харькова (4 на 37 мест).

Проблема в том, что на фоне победных реляций Минюста тюремное дело в нашей стране выглядит неважно. В том же марте Офис омбудсмана Украины на своей странице в Facebook опубликовал результаты проверки Киевского (Лукьяновского) следственного изолятора. Были выявлены «нарушения требований национального законодательства и несоблюдение международных рекомендаций и норм в сфере обращения с осужденными и лицами, взятыми под стражу».

Заключенным не хватает спальных мест, они вынуждены спать по очереди или на полу. Администрация СИЗО нарушает их право на контакты с внешним миром, тем, кто осужден к аресту, не предоставляют права на телефонные звонки, а осужденным на пожизненный срок звонить позволяют только в выходные дни и праздники. Также были выявлены факты бесплатного труда заключенных: например, они делают ремонт и выполняют функции по хозяйственному обслуживанию СИЗО.

Большинство камер не обеспечено надлежащим искусственным освещением; имеют избыточную зарешеченность окон; стены влажные и покрыты грибком; по причине отсутствия вентиляции и из-за курения в камерах заключенные лишены возможности дышать свежим воздухом, а боксы сборного отделения не отапливаются, утверждает Офис омбудсмана.

Впору задаться вопросом: если такое наблюдается в столичном СИЗО, то какова ситуация в областных следственных изоляторах?.

Чем же может похвастаться Минюст? По большому счету, платными камерами и закрытием 39 тюрем, из которых 12 были заморожены или ушли в ликвидацию. За 2020—2021 гг. пока что уволили 1233 сотрудника законсервированных учреждений, остальных ожидает та же участь (в общей сложности больше 30 тыс. человек).

При этом ни одну бывшую тюрьму продать не удалось, однако ведомство уже потирает руки, собираясь в конце нынешнего года выставить «самый дорогой лот» — тюрьму под Бучей в Киевской обл.

По сути Минюст идет в фарватере правительства, деятельность которого направлена на урезание расходов на социальную сферу, включая медицину и образование. Учитывая «экономный» госбюджет нынешнего года, надеяться на существенное исправление тюремного дела в Украине не приходится.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

«Мотор Сич» взята русским «пляжным десантом»

 Турция была последним потенциальным партнером, с которым можно было осуществить...

Украина и танки

Танки впервые применили 15 сентября 1916 г. у деревни Флер на реке Сомме. Уже больше...

Управление «колониальной инфраструктурой»

Частные операторы приберут к рукам портовые мощности, которые необходимы в рамках...

Экономия на еде как норма жизни

66% украинцев вынуждены экономить на питании

Табачные империи

Поучения насчет реформаторских премудростей в исполнении коллективного Запада...

Теневой оборот «Укрспирта»

Даже с учетом того, что спиртзаводы работали в 2020-м, условно, только две трети рабочего...

Мурал раздора

Считать, что муралы являются неким абстрактным предметом «чистого искусства», не...

Службова недбалість на мільярди

При передачі майнових комплексів у відання Української республіканської ради...

Все еще космическая держава: «благодаря» или...

Космическая отрасль, обладая высоким научным, конструкторско-инженерным и...

Какой ценой обойдется Украине Донбасс?

Хочется верить, что государственное руководство, осознавая всю опасность сложившейся...

Военное бюро добрых услуг

Уклонение от призыва на военную службу наказывается лишением свободы на срок от трех...

Воспитание Масков по вызубренной методичке

Каким образом менеджерские навыки и понимание корпоративного управления соотносятся...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка