Украина без химии

№30-31 (470) 17 - 23 июля 2009 г. 14 Июля 2009 0

ОАО «Ровноазот» остановило свою работу в мае 2009 г. Это серьезно отразилось на сумме поступлений в областную и городскую казну, поскольку с первых дней работы предприятие оставалось бюджетообразующим. Три недели назад стало известно, что почти весь коллектив, а это 5 тысяч работников, перевели на трехдневную рабочую неделю.

А буквально на днях (это подтвердили и в Ровенском центре занятости) в городе появилась информация о том, что если до конца августа «Ровноазот» не возобновит работу, треть работников (1500 человек) окажется на улице. Если простой предприятия продолжится — его закроют безвозвратно. Чтобы прояснить ситуацию, в которой оказалась химическая отрасль Украины, мы встретились с генеральным директором ОАО «Ровноазот» Михаилом ЗАБЛУДОЙ.

В августе начинаем сокращение

— Что вынудило вас как руководителя остановить на предприятии технологический процесс, для возобновления которого потребуется в среднем около двух месяцев?


Михаил Заблуда

— В мае из-за незаконных действий со стороны НАК «Нафтогаз» нам прекратили подачу газа. После того, как давление газа при входе на завод опустили до критически допустимой точки, мы приняли решение остановить производство. Это позволило избежать аварий и вывода из строя оборудования. Дальнейшая работа в таких условиях была бы просто невозможна.

НАК «Нафтогаз» потребовал от нас плату за ранее (начиная с февраля) использованный газ, аргументируя тем, что это их сырье. При этом компания полностью проигнорировала тот факт, что между ОАО «Ровноазот» и НАК «Нафтогаз» были подписаны договора на хранение, подъем и поставку газа, который до этого закупили у «Укргазэнерго». То есть «Ровноазот» купил у «Укргазэнерго» газ, который находился в хранилищах НАК «Нафтогаз».

В мае 2009 г. «Нафтогаз» прислал письмо, в котором сообщалось, что он отзывает свои подписи на ранее завизированных договорах...

На данный момент эта ситуация оспаривается в судах и положительные результаты уже есть. В этом случае, думаю, свои интересы мы отстоим.

— Сегодня, когда газ есть, почему предприятие простаивает?

— Дело в том, что в настоящее время цена газа на территории Украины совершенно не корреспондируется с ценами на минудобрения, установленными как на внутреннем рынке, так и для экспорта. Считаю, что самая выгодная цена на аммиачную селитру — $140 за тонну. В этой цифре — 60 долларов собственных внутризаводских затрат и 80 — цена газа, которая должна была быть. При этом на 10 июля газ на границе с заводом стоил $314. Соответственно тонна аммиачной селитры должна стоить $374...

— Тогда вопрос: насколько жизнеспособна сегодня такая отрасль нашей экономики, как химическая? В частности, производство минеральных удобрений.

— Поскольку вся «химия» Украины фактически определяется минеральными удобрениями, беру на себя ответственность сказать, что сегодня под угрозой жизнеспособность нашей химической промышленности в целом. Вопрос об остановке заводов стоит перед Северодонецким объединением «Азот», концерном «Стирол» (Горловка), Одесским припортовым заводом, «Азотом» (Черкассы) и «Днепроазотом». Например, только на зарплату работникам «Ровноазота» нужно около 15 млн. грн. в месяц.

— Если ли смысл снова запускать завод?

— Давайте порассуждаем. Согласно действующим договорам о поставках газа между Украиной и Россией нас каждый квартал ждет перерасчет цены на голубое топливо. В Минфине нам так никто и не мог сказать, какой она будет. Соответственно при планировании на заводе мы пользовались той информацией, которая прозвучала в прессе: на границе с Украиной — 198 долларов. Так вот, если цену на минудобрения не менять, мы в любом случае в минусе. Значит, запускать завод бессмысленно. И остальные гиганты химической промышленности тоже однозначно завили о том, что будут вскоре останавливаться.

— Пожалуй, действительно, остается только сокращение...

— Мы до последнего надеялись, что нам что-то удастся изменить, но только истощили свои внутренние ресурсы, поэтому приходится идти на такие непопулярные шаги, как сейчас, — сокращенная рабочая неделя. К слову, те предприятия, которые я перечислил ранее, уже два месяца, а то и больше, работают на трехдневке, мы же всего три недели.

Если до 20 августа ситуация на заводе не изменится, нам не останется ничего другого, как сократить 1500 человек. Работники об этом знают. Чтобы ни для кого это не было неожиданностью или чтоб не ущемить чьи-то интересы, сказали откровенно трудовому коллективу, что следующий шаг — сокращение из-за остановки предприятия. Заявления подписывались для того, чтобы в случае недоразумений, которые могут привести к судебным разбирательствам, мы смогли показать, что с двух сторон действия были осознанными. Я увольняю людей, невзирая на фамилии, на положение и заслуги. Определяющим является бесполезность должности для предприятия в условиях кризиса.

Денег нет, все на плечах акционеров

— А что будет с вашей социальной сферой: профилакторием, садиками, общежитиями?

— А почему вас интересуют наши общежития?

— Там живут люди. Ведь если предприятие не работает, то и не сможет справляться с обязательствами в социальной сфере...

— Раз живут, пусть живут и дальше, я возражать не буду. «Ровноазот» на общежития не претендует. Пусть там живет, кто хочет.

— Но оно ведь на вашем балансе.

— Ну и что? Я не буду его финансировать. У меня нет денег.

— Может, тогда стоит обратиться к областным или городским властям и начать процесс передачи?

— А зачем нам это надо? В общежитиях живут люди, которые обязаны платить за получаемые услуги. Этих денег вполне хватает для того, чтобы общежития не развалились.

Кстати, ремонт одного общежития стоит не меньше 5—6 млн. грн. Четыре года назад, когда городские власти хотели забрать наши общежития в коммунальную собственность, потребовали от нас «сверху» по 400 тыс. грн. за каждый объект. Следовательно, — это не тема для разговора. Вот когда жильцы перестанут платить, тогда можно будет возобновить диалог. Как бы трудно ни было «Ровноазоту», мы не продали ни одного общежития вместе с жителями, ни одного садика... Поэтому по сравнению с тем, что рушится завод, вопрос об общежитиях — несущественный.

— Сколько у вас есть готовой продукции?

— Ноль.

— Тогда за счет чего выживаете?

— Это не мы выживаем, а акционеры нас поддерживают.

— Не думаете ли вы, что проблемы на заводе — всего лишь чье-то желание насолить одному из владельцев «Ровноазота», Дмитрию Фирташу?

— Тут и думать не надо — все очевидно. Проблемы-то одновременно начались на трех предприятиях химической промышленности, которыми владеет г-н Фирташ, среди которых и «Ровноазот». Мы вот не выдержали. Два, к счастью, пока еще работают.

— Во сколько области обходится ваш простой?

— В прошлом году мы заплатили 160 млн. грн. общих отчислений. Я называю общую сумму, поскольку наш регион дотируемый — значит, все платежи, которые идут в госбюджет, возвращаются в область. Поэтому я имею право сказать, что «Ровноазот» направил в регион 160 млн. грн. Это в среднем 13—14 млн. ежемесячно.

— У вас была возможность рассказать о проблемах завода президенту во время его последнего пребывания в Ровно 9 июля?

— О том, что Ющенко был в городе, я, к сожалению, узнал уже после его отъезда.

Давайте поднимем цены. На все...

— Как бы вы поступили в этой непростой ситуации, если бы имели необходимые рычаги управления?

— В принципе проблема даже не в самой цене на газ, а в паритетности цены на готовую продукцию и сырье. Я бы, например, имея рычаги управления и возможности нашего правительства, сделал бы следующее.

Во-первых, поднял бы цены на минеральные удобрения, исходя из объективных условий, что цену на газ мы поменять не можем. Тем самым можно было бы стабилизировать работу предприятий. Во-вторых, установил бы пошлину для всех «извне приходящих». И не для того, чтобы искусственно оградить отечественные предприятия, а чтобы создать на внутреннем рынке одинаковые условия для всех: наших производителей и иностранцев. Тогда интересы потребителей, то есть селян, будут соблюдены, они получат право выбора между разными производителями. Заметьте: та пошлина, которая может быть установлена, чтобы выровнять цену, пойдет в госбюджет. А это около 80 долларов за тонну. Так поступает Западная Европа и Америка по отношению к Украине. Например, на границе мы продаем свою продукцию по 120 долларов, а в Европе ее покупают по 220 долларов.

— Почему у нас такая низкая цена?

— Мы продаем товар посредникам, а они сами его вывозят. При этом каждое государство зарабатывает еще по 60—70 долларов с тонны в виде пошлины. Таким образом, они не только защитили своих производителей, но и поддержали бюджет. Чем больше иностранцы направляют в Европу своей продукции, тем больше наполняются бюджеты этих стран.

— Это разумно, и, наверное, таким путем нужно пойти и Украине. Однако в результате повысится и цена на сельхозпродукцию...

— Значит, ее нужно будет повышать. Сельхозпродукция должна продаваться по той цене, по какой стоит. В результате произойдет полное изменение цен и ценовой политики внутри государства. Это нужно делать, но делать профессионально. Естественно, за такое никто целовать тебя не будет, потому что мало кому понравится общее повышение цен в стране... Но это необходимый шаг.

Чтобы не получилось инфляции и обесценивания гривни, чтобы в обиход не вернулись миллионные купюры, правительству нужно защищать интересы отечественных товаропроизводителей на внешнем рынке. Для этого есть все рычаги и возможности. Нужно только желание.

Если же правительство будет продолжать тактику игнорирования — очень скоро Украина станет страной без химической промышленности.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Всем пчелам грозит гибель

Следовое содержание пестицидов/инсектицидов выявлено в 75% из 198 образцов меда,...

Полный пенсион

День 3 октября в социальных сетях назвали одним из самых реформаторских дней Украины

Бюджетно-избирательный роман

Один судья обходится налогоплательщикам в 1,5 млн. грн.

Стукнуло 60? Иди в уборщицы

81% работодателей при найме сотрудников обращают внимание на их возраст

Сержант Остальцев с пиццей ветеранов

«Мені подобаються ті емоції, які дарує мені мій проект. І я не розумію, як можна...

Братья во холсте

Это сегодня скансенами — этнографическими комплексами — никого не удивишь, а...

Загрузка...

Гончарный круг

В 1992 г., когда днепровский керамист Сергей Горбань решил заняться гончарным делом, оно...

Глубоко скрытый потенциал Украины

Cорокамиллионная страна таит значительный потенциал, только нужно его использовать

Кабаньи услуги

Интернет становится все более популярной площадкой для поиска работы в Украине....

Эхо из Мьянмы докатилось до Украины

На Театральной площади Черновцов в рамках фестиваля «Мастерская города»...

Диетолог и психолог Татьяна Годард о нераскрученном...

Тема халяльной еды в Украине пока не раскрыта, и, кроме живущих у нас мусульман, мало...

Время проката

Пункты проката самых разных предметов обихода возвращают свою популярность.  

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка