Защита бизнеса в Украине

№9(975) 4 – 10 марта 04 Марта 2021

Одной из экономических задач, которую каждая новая власть в Украине по умолчанию вносит в шорт-лист своих приоритетов, — это улучшение бизнес-климата, упрощение ведения предпринимательской деятельности и снижение «регуляторного давления» государства на бизнес.

Составляемый ежегодно Мировым банком рейтинг Doing Business стал едва ли не самым главным индикатором успешности работы украинского правительства. С этим рейтингом напрямую связана вторая, не менее значимая по степени сакральности задача-мечта. Это улучшение инвестиционного рейтинга и привлечение в Украину прямых иностранных инвестиций.

Действующая властная команда не просто декларирует приоритетность вопросов улучшения бизнес-климата и инвестиционного рейтинга. В плане публичной риторики и заявленных целей для обобщенной ЗЕ-команды — это «навязчивая идея». Правда, пути достижения «омріяного» высокого инвестиционного и бизнесового рейтинга у власти своеобразные.

Старая риторика о главном

19 февраля Верховная Рада проголосовала за то, чтобы отправить на повторное первое чтение — с условием дальнейшей доработки — очень любопытный проект закона. Речь идет о законопроекте №3607 «Об Учреждении бизнес-омбудсмана в Украине». Авторский коллектив проекта закона во главе с депутатами от фракции «Слуга народа» Дмитрием Кисилевским и Игорем Марчуком обосновывает

идею создания специального учреждения бизнес-омбудсмана необходимостью защиты прав предпринимательской деятельности в Украине.

«С целью создания эффективных механизмов содействия в реализации гарантий права на свободу предпринимательской деятельности, а также защиты от неправомерного вмешательства в хозяйственную деятельность возникла необходимость в законодательном урегулировании деятельности Учреждения бизнес-омбудсмана», — указывают нардепы в пояснительной записке к документу.

Кроме того, депутаты ссылаются на Меморандум о взаимопонимании для украинской Антикоррупционной инициативы от 12 мая 2014 г., в котором прописано создание в Украине института независимого бизнес-омбудсмана. Меморандум был подписан Кабмином, Европейским банком реконструкции и развития, Организацией экономического сотрудничества и развития, Американской торговой палатой в Украине, Европейской бизнес-ассоциацией, Федерацией работодателей Украины, Торгово-промышленной палатой Украины и Украинским союзом промышленников и предпринимателей.

Тогдашний премьер-министр Арсений Яценюк заявлял, что институцию бизнес-омбудсмана должен возглавить «человек с высокой международной репутацией», который «имеет серьезный опыт работы в бизнесе в Восточной Европе». Кроме того, в фирменном стиле неприличного злоупотребления пафосными оборотами Яценюк отметил беспрецедентность создания такого института защиты бизнеса.

«Это впервые, когда международные финансовые институты, правительство и бизнес консенсусным решением назначат человека, который будет представлять интересы бизнеса и бороться с коррупцией», — подчеркивал премьер.

Как бы смешно это ни выглядело сегодня, но Арсений Петрович пламенно декларировал, что внешние инвесторы помогут в достижении архиважных целей, которые якобы ставил перед собой Кабмин Яценюка. «Наше правительство нацелено на реальные изменения в стране: преодоление коррупции, создание рабочих мест, реформирование страны — это та повестка дня, которая сегодня необходима. И мы благодарны за то, что у нас есть серьезные международные финансовые институты, которые выступают как инвесторы в решении проблем страны», — не снижая градус пафосного красноречия, заявлял «майданный» премьер.

И вот, спустя шесть лет после подписания меморандума с западными партнерами и переосмысления «титанических» достижений правительства Яценюка по созданию новых рабочих мест, уже при президентстве Владимира Зеленского украинские парламентарии вернулись к идее создания института «смотрящего» от бизнеса.

Законопроект №3607 был зарегистрирован на сайте Рады еще 19 июня 2020 г. и предположительно должен был быть принят в рамках «турборежима» и первой волны работы «зеленого принтера». Однако до его практического рассмотрения Рада добралась только сейчас.

Больше лоббистов для «правильного бизнеса»

Любопытно, что депутатская инициатива создания особого учреждения бизнес-омбудсмана накладывается на уже существующий и благополучно функционирующий в Украине Совет бизнес-омбудсмана под патронатом западных покровителей.

Совет бизнес-омбусмана возглавляет Марчин Свенчицкий — польский политик, экс-депутат сейма, бывший министр внешнеэкономических связей, заместитель министра экономики Польши и мэр Варшавы. Свенчицкий также консультировал украинское правительство по реформе децентрализации в 2014—2015 гг. и сейчас входит в Комитет по назначениям руководителей особо важных для экономики государственных предприятий.

Заместителями Свенчицкого являются Татьяна Коротка и Ярослав Грегорчак — «калиброванные соросята», работавшие с Агентством США

по международному развитию (USAID) государственного департамента.

Из 16 инспекторов организации 8 человек ранее работали в KPMG*, Deloitte и PwC — международных аудиторских компаниях «Большой четверки», «акул» аудиторского бизнеса. Другие инспекторы также работали в западных компаниях или получали образование по грантовым проектам стипендий (вроде европейской Erasmus Mundus или американской Leadership Academy for Development Стэнфордского университета). Некоторые из инспекторов учились или еще учатся в отечественных вузах, готовящих юных либертарианцев (Киевская школа экономики и Украинский католический университет).

Почти все сотрудники имели опыт работы в западных корпорациях или занимались проектами при американском агентстве USAID.

Наблюдательный совет организации состоит из 7 членов, четверо из которых автоматически обеспечивают большинство западным структурам (от ЕБРР, Организации экономического сотрудничества и развития, Европейской бизнес-ассоциации и Американской торговой палаты в Украине).

Де-факто Совет бизнес-омбудсмана занимается преимущественно лоббированием интересов крупных компаний, в частности, компаний с западным капиталом или ориентированных на западные рынки. В списке успешных кейсов бизнес-омбудсмана в 2020 г.:

— помощь польскому инвестору в регистрации предприятия в Украине, которому налоговая служба отказала в получении налогового номера в период карантина;

— отмена взимания налогов для европейского производителя упаковки и защитного оборудования на сумму более чем 1 млн. грн.;

— помощь крупной компании-экспортеру зерна по возврату 11 млн. грн. бюджетных компенсаций.

В 2021 г. на сайте организации отчитались о таких успешных кейсах:

— помощь крупной компании-застройщику по части возвращения имущества, которое ранее было арестовано правоохранительными органами в рамках криминального производства об уклонении от уплаты налогов;

— помощь компании, которая занимается разработкой и реализацией проектов в сегменте солнечной энергетики. Компании помогли разблокировать получение почти 15 млн. грн. НДС, которое заблокировала налоговая служба в связи с внесением компании в список «рисковых плательщиков налогов»;

— помощь компании—поставщику изделий из древесины. Лоббисты помогли компании добиться от налоговой службы возвращения почти 3 млн. грн. бюджетного возмещения по НДС.

В целом Совет бизнес-омбудсмана довольно эффективно решает проблемы определенной группы субъектов хозяйственной деятельности. Но депутатам ВР, очевидно, этого кажется мало, если законопроектом №3607 они продвигают создание еще одного бизнес-омбудсмана в Украине. Каждому бизнесу по собственному омбудсману и персональному лоббисту, так сказать.

Поправ Конституцию

По задумке авторов проекта закона, учреждение бизнес-омбудсмана будет создано в юридическом формате независимой, неправительственной неприбыльной организации. Структура учреждения будет состоять из бизнес-омбудсмана, заместителей, секретариата организации и наблюдательного совета.

Учреждению предлагают придать следующие полномочия:

— рассмотрение жалобы субъектов хозяйствования, подвергшихся воздействию недобросовестного поведения со стороны государственных органов власти, чиновников и должностных лиц;

— получение от публичных субъектов ответов-объяснений в письменной форме о состоянии рассмотрения представлений бизнес-омбудсмана и мер, принятых для решения вопросов, затронутых в таких представлениях;

— обработка и систематизация информации, в частности, конфиденциальной и служебной информации, собранной учреждением самостоятельно;

— привлечение должностных и служебных лиц публичных субъектов к анализу вопросов, относящихся к их полномочиям и находящихся на рассмотрении в учреждении.

Т. е. формально институт бизнес-омбудсмана будет рассматривать жалобы от бизнеса на действия государственных органов и отдельных чиновников и способствовать разрешению проблем.

На первый взгляд, в данной инициативе нет ничего особенного — очередная институция «борьбы за права предпринимателей» и защиты от неправомерного вмешательства государства в сферу частного бизнеса.

Однако в Главном научно-экспертном управлении Верховной Рады законопроект №3607 не просто раскритиковали, указав на множество очевидных ошибок и пробелов, а на корню разгромили эту инициативу. В своем выводе эксперты Рады указали на юридическую и правовую чудовищность законопроекта и его безобразное фактическое наполнение.

Позволим себе процитировать и перечислить основные замечания специалистов ВР, которые скрупулезно занимаются системным анализом подобных инициатив, продуцируемых отечественным парламентаризмом.

Первое. Неконституционность создания «гибридного» учреждения. Эксперты управления указывают, что создание учреждения бизнес-омбудсмана отдельным законом является «юридически некорректным и нецелесообразным... учитывая конституционные полномочия парламента». Законопроект непосредственно нарушает нормы Конституции.

В выводе черным по белому написано: «принятие указанного закона не отвечает Конституции Украины, не наделяющей Верховную Раду соответствующими полномочиями по созданию негосударственной неприбыльной организации, утверждению ее состава, структуры, полномочий».

Специалисты управления также указывают на неопределенность правовой формы и двойственную «гибридность» учреждения бизнес-омбудсмана.

«По результатам анализа представленного законопроекта окончательно не понятна правовая природа и статус учреждения, ведь в проекте фактически предусматривается создание «гибридного» органа, имеющего черты как государственного органа, так и негосударственного учреждения. В частности, учреждение определяется как негосударственная организация, однако в ее создании участвует КМУ, представитель которого входит в наблюдательный совет...»

Иными словами, бизнес-омбудсман будет функционировать на общих принципах неправительственной организации, но при этом иметь некоторые властные полномочия и функции.

Второе. Непрозрачность института омбудсмана.

Эксперты Рады подчеркивают, что определение «недобросовестное поведение» в отношении бизнеса, за которое бизнес-омбудсман будет «спрашивать» с госорганов и чиновников, создает неограниченные возможности трактовки нарушений против бизнеса. Такая форма не имеет «ясности и недвусмысленности правовой нормы... не исключает неограниченности трактовки в правоприменительной практике и неизбежно приводит к произволу...»

Также отмечается «дискуссионность» прописанной в законопроекте фактической скрытности ведомостей об учреждении бизнес-омбудсмана.

Единый госреестр юридических лиц, физических лиц-предпринимателей и общественных формирований не будет содержать следующие сведения об учреждении: перечень учредителей, вид деятельности, размер уставного капитала и размер долей. Кроме того, будет отсутствовать и информация о его организационно-правовой форме.

«Считаем, что это не может быть оправданным, учитывая публичный характер деятельности учреждения и объем его полномочий», — указывают эксперты.

Де-факто бизнес-омбудсман будет некоей полутайной организацией, сведения о которой не будут публичными. Более того, законопроект предполагает, что учреждение бизнес-омбудсмана является «независимым от публичных субъектов и не подотчетным и/или подконтрольным им».

Все это больше напоминает создание тайного клуба по интересам или эксклюзивной «неомасонской ложи».

Третье. Полномочия выписывать штрафы и защитные механизмы в ходе уголовного преследования.

Учреждение бизнес-омбудсмана будет наделено полномочиями составлять протоколы об административных нарушениях в отношении должностных и служебных лиц за разного рода «нарушения». Например, за предоставление неким чиновником неправдивой, неточной информации (или предоставление ее с опозданием) по запросу учреждения омбудсмана сулит «наложение штрафа на должностных лиц от ста до двухсот необлагаемых минимумов доходов граждан».

Также в выводе управления Рады указывается на сомнительность введения и уголовной ответственности за вмешательство в работу организации омбудсмана.

«В законопроекте также предлагается установить уголовную ответственность за вмешательство в деятельность бизнес-омбудсмана, заместителя бизнес-омбудсмана учреждения. При этом в законопроекте и сопроводительных документах к нему не приведены хоть какие-то поводы и условия для криминализации указанного деяния», — пишут специалисты ВР.

Фактически это нивелирует любое желание и возможность интересоваться, проверять и контролировать работу бизнес-омбудсмана, ибо может быть расценено как вмешательство с последующим уголовным преследованием в отношении «особо любознательных» лиц.

Четвертое. Недосягаемость для правосудия.

Если за вмешательство в работу омбудсмана законодатели предлагают ввести уголовную ответственность, то руководству учреждения депутаты хотят дать практически стопроцентный иммунитет от любой формы ответственности.

«Предлагается обеспечить соответствующую защиту лицам, выполняющим свои должностные обязанности от имени учреждения, являющегося негосударственной некоммерческой организацией...» — указывают специалисты Рады. При этом справедливо выражается недоумение относительно наличия логики — «чем обусловлена общественная опасность вмешательства в деятельность именно таких лиц, как бизнес-омбудсман, заместитель бизнес-омбудсмана».

Руководству институции омбудсмана де-факто обеспечивается иммунитет от любых форм ответственности перед законом. Этот иммунитет, пожалуй, еще надежнее, чем у нардепов, поскольку несуразен и абсурден с правовой точки зрения.

«Бизнес-омбудсман и его заместители не могут быть привлечены к уголовной ответственности или подвергнуты мерам административного взыскания, которые налагаются в судебном порядке, не могут быть задержаны, арестованы и подвергнуты любой форме обыска или досмотра, без согласия генерального прокурора».

Специалисты управления справедливо отмечают полнейшую юридическую несуразность подобных формулировок.

«Такая формулировка, во-первых, является юридически некорректной, поскольку согласие генерального прокурора не может быть признано определяющим условием для привлечения/непривлечения того или иного лица к уголовной ответственности. Предоставление согласия (а точнее, согласования) генеральным прокурором может быть характерным для таких процессуальных действий, как, скажем, предоставление разрешения на задержание, избрание меры пресечения в виде содержания под стражей или домашнего ареста, обыск, применение других мер, в том числе негласных следственных (розыскных) действий, и т. д. Во-вторых, порядок уголовного судопроизводства на территории Украины определяется только уголовным процессуальным законодательством Украины», — указано в выводе Главного научно-экспертного управления парламента.

Фактически таким образом учреждению бизнес-омбудсмана гарантируется неприкасаемость, а его руководителям — недосягаемость для ответственности перед законом.

Было бы очень здорово, если бы народные избранники хоть изредка знакомились с экспертными оценками их законодательных «художеств». Может, тогда депутаты и их помощники не создавали бы столь беспомощные — с точки зрения юриспруденции — законопроекты.

Бизнес-тренинг от «западных партнеров»

Итак, депутаты предлагают:

— неконституционным способом создать неправительственную, неприбыльную организацию с признаками органа государственной власти;

— эта организация, не имея четкой правовой определенности, будет защищать бизнес от некоего «недобросовестного поведения» госорганов и чиновников, где под определение «недобросовестности» можно подвести что угодно;

— в Госреестре юридических лиц не будут указаны ни перечень лиц учредителей, ни вид деятельности, ни размер уставного капитала этой организации;

— организация будет иметь возможность инициировать привлечение служебных и должностных лиц к административной и уголовной ответственности, также уголовная ответственность предусмотрена за вмешательство в работу организации; при этом к любой ответственности само руководство организации можно привлечь только по личному дозволению генерального прокурора;

— организация будет подконтрольна внешним финансовым и кредитным институциям, а государственные органы власти будут представлены там в качестве «статиста».

В целом инициатива по внедрению учреждения бизнес-омбудсмана больше похожа на создание очередной «институциональной игрушки» в руках обобщенных «западных партнеров». Этот инструмент обеспечит внешним силам дополнительные рычаги влияния на систему государственного управления и укрепит общий контур режима внешнего управления Украиной.

*KPMG — одна из крупнейших в мире сетей, оказывающих профессиональные услуги, и одна из аудиторских компаний Большой четверки (наряду с Deloitte, Ernst Young и PwC). Международная штаб-квартира расположена в Нидерландах.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

«Мотор Сич» взята русским «пляжным десантом»

 Турция была последним потенциальным партнером, с которым можно было осуществить...

Украина и танки

Танки впервые применили 15 сентября 1916 г. у деревни Флер на реке Сомме. Уже больше...

Управление «колониальной инфраструктурой»

Частные операторы приберут к рукам портовые мощности, которые необходимы в рамках...

Экономия на еде как норма жизни

66% украинцев вынуждены экономить на питании

Табачные империи

Поучения насчет реформаторских премудростей в исполнении коллективного Запада...

Теневой оборот «Укрспирта»

Даже с учетом того, что спиртзаводы работали в 2020-м, условно, только две трети рабочего...

Мурал раздора

Считать, что муралы являются неким абстрактным предметом «чистого искусства», не...

Службова недбалість на мільярди

При передачі майнових комплексів у відання Української республіканської ради...

Новая «Катька» окупится за 5—6 лет

С 2017 г. количество лиц в местах лишения/ограничения свободы ежегодно уменьшается на...

Все еще космическая держава: «благодаря» или...

Космическая отрасль, обладая высоким научным, конструкторско-инженерным и...

Какой ценой обойдется Украине Донбасс?

Хочется верить, что государственное руководство, осознавая всю опасность сложившейся...

Военное бюро добрых услуг

Уклонение от призыва на военную службу наказывается лишением свободы на срок от трех...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка