Женщины Украины и изматывающий хаос войны

17 Июня 2019 3.8

На днях основанное Организацией Объединенных Наций издание The New Humanitarian* опубликовало материал, посвященный чудовищно несправедливой и невероятно тяжелой судьбе украинских женщин, проживающих в непосредственной близости от линии фронта, стыдливо именуемой «линией соприкосновения». Основой для статьи послужили снимки южноафриканского фотожурналиста Яна Макнота Дависа, почти месяц изучавшего жизнь Восточной Украины. Предлагаем вашему вниманию эту стороннюю оценку жизни украинской женщины в условиях непрекращающегося хаоса и войны:

В селениях, рассеянных вдоль постоянно смещающейся границы (здесь ее называют линией соприкосновения), где с 2014 г. снаряды регулярно попадают в жилые дома, душой и сердцем местных общин становятся женщины. Их мужчины пополняют ряды воюющих сторон, получают ранения и гибнут в ходе конфликта или просто бегут из страны в поисках лучшей жизни.

Чернила на соглашении о прекращении огня высохли четыре года назад, но война (о ее перипетиях сторонние наблюдатели практически не осведомлены) за право т. н. народных республик жить отдельно от Украины, не прекращается. Почти 2 миллиона человек вынужденно покинули свои дома (примерно половина вообще выехала за пределы страны). Погибло более 13 тыс. человек.

В начале 2019 г. фотожурналист Ян Макнот Давис провел в окрестностях Мариуполя четыре недели в общении с женщинами, вынужденными самостоятельно налаживать свою жизнь в небольших селах. По оценкам ООН, на территориях, расположенных в 5 км по обе стороны линии соприкосновения, сегодня проживает свыше 500 тыс. человек. Большинство женщин просили фотографа указывать только имена без фамилий, поскольку чрезвычайно переменчивый характер течения конфликта чреват переходом их населенных пунктов из рук в руки воюющих сторон.

Жизнь в Трудовском (и других селениях, которыми усеяна узкая территория, отделяющая Украину от самопровозглашенной ДНР) сегодня отличается явной нехваткой мужчин. В таких условиях главами домохозяйств вынужденно становятся женщины. Некоторые мужчины уходят воевать, получают ранения и гибнут, а многие просто бегут из сел в поисках работы и другой жизни (зачастую без семей).

«Здесь остались только пенсионеры – село умирает, -- рассказывает библиотекарь Алена. Окружающий мир выглядит совсем не так, как ей мечталось. -- Я люблю людей и природу, обожаю снег и солнце, я без ума от цветов, деревьев и детей. Но эта война несет только смерть. Мы потеряли все, а умные уехали сразу», -- говорит она, а ее слова гулким эхом разносятся по залу местного Дома культуры.

Алена указывает на трех женщин, стоя пьющих растворимый кофе у углового столика. «Мы собираемся тут, чтобы успокоить друг друга», -- поясняет она. Это стало их привычным ритуалом с весны 2014 г., с момента первых боев между оккупировавшими Донбасс сепаратистами и украинской армией.

В сентябре 2014 г. представители Украины, России и ОБСЕ подписали Минский протокол с призывом к прекращению огня. Перемирия достичь так и не удалось, и лидеры Украины, России, Германии и Франции в феврале 2015 г. подписали второе Минское соглашение. Вновь ничего не вышло, а т. н. соглашение о прекращении огня регулярно нарушается и сегодня.

«Мы переживаем за наших детей -- мы должны кормить их, мы обязаны обеспечивать их одеждой», -- говорит Наташа из Николаевки, в одиночку воспитывающая двух детей.

По данным ЮНИСЕФ, в гуманитарной помощи нуждаются почти 3,5 миллиона жителей Восточной Украины (60% из них -- дети и женщины). Сочетание тягот конфликта, буксующей экономики и отсутствия рабочих мест практически не оставляет надежды для молодых людей: по словам Ирины, медика из села Трудовское, часть из них начинают злоупотреблять алкоголем еще в раннем подростковом возрасте.

«Мы выживаем и адаптируемся», -- констатирует Алена.

Вот как выглядит жизнь Алены и других женщин в зоне конфликта.

Алена: песни под артобстрелы

«Мою семью разрушила война», -- считает Алена. Муж уехал, оставив ее в Талаковке с двумя детьми. «Только в пении я обретаю свободу», -- говорит она. Алена трудится в Талаковском доме культуры, здесь же она и поет под караоке.

Однажды вечером ее пение прервал артобстрел со стороны позиций «Донецкой народной республики» -- снаряды разрывались примерно в километре от Дома культуры. А Алена продолжала петь и не остановилась даже после завершения обстрела…

Наташа: «Бежать некуда»

«По вечерам заняться совершенно нечем», -- сетует Наташа на жизнь в Николаевке. Село на контролируемой правительством стороне расположено настолько близко к линии соприкосновения, что регулярно становится мишенью обстрелов со стороны «ДНР».

Будучи подростком, Наташа мечтала о карьере фотомодели. Но устроиться на заветную работу ей так и не удалось, и сегодня она в одиночку воспитывает двух детей.

«Нет здесь никаких возможностей. По ночам мы сидим в своих домах, тихонечко -- как мышки. Бежать просто некуда», -- поясняет она.

В дневное время Наташа и другие местные жительницы собираются в клубе, чтобы поболтать. Даже в помещении они сидят укутанные в пальто, в вязаных шапках и шарфах.

В селе практически не топят, поскольку возможность поставок угля и дров прервана из-за боевых действий, а снабжавшая газом магистраль неоднократно повреждена обстрелами и неумелыми водителями армейских транспортных средств.

Вера: «Мать просто опустила руки»

Вера живет в одиночестве в нетопленом доме. Женщина воспитывает ребенка с особыми потребностями -- мать бросила малыша буквально в первые дни конфликта. «Его мать просто опустила руки», -- поясняет Вера.

Однажды ночью (в два часа) снаряд пробил крышу Вериного дома и разорвался в гостиной.

«Крыша полностью уничтожена, а осколки разлетелись в соседние дома, -- рассказывает проживающая в Никифоровке Вера. -- У меня нет денег на ремонт», -- сетует она.

Строительные материалы ей привезли, но отремонтировать крышу некому -- мужчин просто нет.

Женщина сумела лишь затянуть разбитую крышу полиэтиленовой пленкой, чтобы хоть как-то спастись от дождей.

Алена: книги и мины

В селе Трудовское библиотекой заведует Алена: она надеется, что юные односельчане будут больше времени уделять чтению и меньше алкоголю и вандализму. Чтобы снять стресс и чем-то занять себя, она делает тряпичные куклы.

Поводов для стресса, по ее словам, хватает с избытком. Недавно тут погиб тракторист, наехав в тракторе на мину.

По данным Управления ООН по координации гуманитарных вопросов, именно из-за мин почти два миллиона жителей Восточной Украины ежедневно рискуют жизнью. Судя по статистике The Halo Trust (некоммерческой организации, занимающейся разминированием), с 2014 г. мины убили или покалечили более 1900 человек в этом регионе.

Мины и неразорвавшиеся боеприпасы наносят ущерб и экономике. По оценкам The Halo Trust, большинство заминированных участков находятся в лесопосадках и на землях сельскохозяйственного назначения, что лишает местных жителей возможности заниматься вырубкой леса, выпасом скота и земледелием.

Алина: танцы на фоне хаоса

«Танцуя и проводя время с ребенком, я испытываю ощущение какой-то свободы», -- говорит Алина. Она часто посещает Дом культуры в Николаевке, где есть хоть какие-то развлечения для детворы. На снимке Алина позирует на фоне декораций кукольного театра.

В Доме культуры проходят встречи с представителями разных организаций.

«Мы организовали сеть наблюдателей на местах в селениях, расположенных вдоль линии соприкосновения, и эти люди снабжают нас сведениями о социально-экономических потребностях местных общин», -- поясняет директор благотворительной организации Elva.

«При поддержке Программы развития ООН, совместно с Институтом мира и взаимопонимания IPCG и нашими волонтерами-наблюдателями мы оказываем помощь местным общинам и властям в решении возникающих у них вопросов, а также выделяем небольшие гранты», -- сообщают в Elva.

На таких встречах присутствуют по сути только женщины.

Тамара: страх перед темнотой

Тамара -- директор детского клуба в Павлополе. «Дискотека для подростков у нас работает до 20:00, а затем танцуют взрослые», -- говорит она.

Она также обеспечивает занятием женщин: «Дважды в неделю мы собираемся здесь и учимся вязать кукол».

По ее словам, наступление темноты пробуждает в людях тревогу. «Зимой обстрелы начинаются очень рано -- с 4 часов вечера». Снимать стресс Тамара пытается огородничеством, выращиванием цветов и старанием добавить хоть каплю красоты в окружающие угрюмые пейзажи.

Маша: в надежде на работу

Маша с маленькой дочкой уезжает из Мариуполя (второго по численности населения города Донецкой области) в Москву и надеется, что 32-часовая поездка железной дорогой в итоге принесет ей работу в российской столице.

Боевики заняли Мариуполь в мае 2014 г. и контролировали периметр города до июня 2014 г., когда их выдавили оттуда украинские военнослужащие.

Перевод Константина ВАСИЛЬКЕВИЧА

Источник – The New Humanitarian


* Агентство новостей, специализирующееся на освещении гуманитарных проблем в регионах планеты – зачастую всеми игнорируемых, мало освещаемых или позабытых проблем. Основанное в 1995 г. ООН агентство носило название Integrated Regional Information Network (Интегрированная региональная информационная сеть), а в марте 2019 г. сменило название на The New Humanitarian.


Загрузка...
Загрузка...

Скорбный туризм

Корреспондент The Independent Оливия Алабастер отправилась в Украину в поисках ответа на...

«Його викинули, як пса»

Сегодня в рубрике: польская трагедия с заробитчанином с Ивано-Франковшины,...

Овцы сыты, волки — целы

Сделав в начале века ставку на масштабную приватизацию, Украина отдала в частные руки...

Война для комбайнеров, но не для менеджеров

В сегодняшнем обзоре региональных СМИ — публикации изданий Николаевской, Одесской...

Почувствуйте себя партизаном

«Это не к нам туристы валят, а мы валим отсюда»

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка