Красные флажки для медиа

04 Октября 2020 0

«Наша песня хороша, начинай сначала», — так можно прокомментировать новую версию многострадального законопроекта «О медиа» под №2693-д, который в июле этого года поступил в парламент, но пока что не включен в повестку нынешней сессии ВР.

Предыдущий (№2693) общественные организации, эксперты и представители СМИ разгромили в пух и прах, однако и обновленный оказался ничем не лучше.

Бей своих, а чужих не трогай

Это следует из совместного официального заявления холдингов «1+1 медиа» и «Медиа Группа Украина». Признав, что законодательство о медиа устарело (значительной части украинских законов уже более 20 лет), обе группы сообщили о рисках нового законопроекта.

Расширены полномочия Национального совета, в частности, относительно толкования содержания контента, введены новые санкции, в т. ч. в сфере рекламного и избирательного законодательства. Положения законопроекта допускают субъективную оценку регулятора относительно наличия контентных нарушений, что создает возможность необоснованного или политического давления на медиа, чего точно не должно быть в современном законодательстве европейского образца.

Основания для аннулирования лицензии и отмены регистрации субъектов в сфере медиа не всегда пропорциональны тяжести нарушений. Несовершенно прописаны положения о создании органа совместного регулирования и порядка представительства в нем. В частности, отсутствует четкая процедура участия в нем и порядок принятия им решений, что создает риски формирования структуры, которая не будет отражать реальную позицию рынка.

Предложенное регулирование порядка принятия Национальным советом нормативно-правовых актов не содержит каких-либо предохранителей или ограничений, что создает риски введения регулятором чрезмерного нормативного регулирования деятельности субъектов в сфере медиа, в т. ч. и в таких вопросах, как содержание контента и порядок его распространения.

Действие закона в полной мере (в т. ч. в части квот и санкций) будет распространяться только на украинские субъекты, тогда как иностранные подпадают лишь под очень упрощенное регулирование в части общих требований к контенту. При мощном механизме ограничений и привлечения к ответственности украинских линейных медиа в законопроекте не заложен механизм реального влияния на иностранных субъектов, в частности, на нарушителей в интернете, включая пиратов.

Украинские субъекты будут находиться в неравных условиях по сравнению с иностранными касательно обязательства по оплате рекламы украинским юридическим лицам, для тех, кто не лицензируется или не регистрируется в Нацсовете, такой обязанности нет. Не устанавливается запрет на деятельность на территории Украины провайдеров аудиовизуальных сервисов, в т.ч. иностранных, которые не зарегистрированы в соответствии с требованиями закона.

Для борьбы с дискриминацией украинских субъектов в сфере медиа — по сравнению с иностранными — медиагиганты предлагают не усугублять языковое регулирование для телерадиоорганизаций и оставить старый подход.

К положительным сторонам законопроекта медиагруппы отнесли положения, которые позволяют регулятору более эффективно защищать информационное пространство Украины от государства-агрессора. Уменьшается разница в регулировании условий деятельности для всех аудиовизуальных медиа, независимо от технологии их распространения. Также предложенные подходы упрощают процедуру регулирования и коммуникации с Нацсоветом — в частности, это внедрение электронного документооборота, создание электронного кабинета субъекта, упрощение отчетности.

Существенно упрощены разрешительные процедуры для вещателей: лицензию должны получать только те, кто использует радиочастотный ресурс. Вводятся дополнительные гарантии независимости регулятора: усовершенствована процедура назначения членов Нацсовета и установлен исчерпывающий перечень оснований для досрочного прекращения полномочий.

Создание органа сорегулирования, при условии доработки механизма формирования, позволит индустрии быть вовлеченной в процедуру регулирования и создания кодексов вещания: участники рынка смогут определить и разработать важные правила и критерии для уточнения положений закона о контентных ограничениях.

Обе медиагруппы посчитали законопроект «необходимым, важным и прогрессивным», однако обратили внимание на то, что «замечания и предложения представителей медиагрупп, которые были предоставлены во время подготовки законопроекта, в большинстве не были учтены комитетом гуманитарной и информационной политики».

Они выразили просьбу «предоставить возможность индустрии совместно с народными депутатами, Национальным советом и представителями общественного сектора доработать текст законопроекта перед его рассмотрением Верховной Радой в первом чтении». Учитывая давление на оппозиционные телеканалы, такая осторожность в формулировках удивления не вызывает, хотя обновленный законопроект может существенно изменить информационное поле Украины. Если раньше блокировкой нежелательных онлайн-медиа занимались украинские провайдеры, то, согласно новым нормам, Нацсовет получит право обращаться к зарубежным собственникам электронных сервисов, включая поисковики и социальные системы, с требованием закрыть доступ к нежелательному ресурсу.

Решения о блокировке будет выносить Окружной административный суд Киева, который «в случае реальной угрозы интересам национальной безопасности» обяжут принять решение за два дня, а не в течение месяца, как раньше.

Это означает, что Facebook, YouTube, Instagram и прочие популярные зарубежные социальные сети (российские «Одноклассники» и «ВКонтакте» и так под запретом) будут закрывать аккаунты пользователей не только по собственной прихоти, как сегодня, но и по требованию Украины.

Между тем, согласно последнему опросу центров «Социс» и Разумкова, 65,6% украинцев получают информацию из общенационального телевидения, из интернета — 52,7%. Два года назад цифры были другие — соответственно 75,7% и 49,7%. Т. е. значимость телевидения падает, а интернета растет, и эта тенденция в ближайшие годы сохранится. Так что обновленный законопроект напрямую затронет интересы миллионов украинцев.

Однако авторов законопроекта это не беспокоит. В пояснительной записке они указали, что действующее законодательство в сфере средств массовой информации, принятое в 1993—2006 гг., является устаревшим и не соответствует современному уровню технологического развития в сфере медиа. Вследствие этого установлены различные правовые режимы для одних и тех же СМИ, в зависимости от формы их выпуска (печатная, электронная и т. д.).

Некоторые формы существования медиа находятся вне правового поля (не подпадают под действие требований, запретов или ограничений, установленных для таких же медиа, выходящих в свет в другой форме). Так, законодательством предусматривается регулирование «классического» ТВ (эфир, спутник, кабель) при полном отсутствии регулирования в отношении «новых» способов распространения ТВ (IPTV, OTT), видео по запросу и платформ общего доступа к видео.

Законодательство содержит целый ряд устаревших и неэффективных процедурных норм, касающихся регистрации или лицензирования деятельности в сфере медиа, документооборота и т. д., допускает правовую неопределенность при осуществлении регуляторных и надзорных полномочий в сфере медиа.

Законодательство не предусматривает действенных механизмов защиты национального медиапространства Украины и построения информационной среды, способной противостоять актуальным реалиям гибридной войны, угрозам информационной безопасности. Кроме того, Украина имеет международные обязательства по имплементации в национальное законодательство норм директивы Европейского парламента и Совета 2010/13/ЕС об аудиовизуальных услугах медиа.

Понимая, что обновленный законопроект «О медиа» в нынешнем году могут и не рассмотреть, в ВР подали проект закона «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно обеспечения независимости Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания». Об этом на своей странице в Facebook написал глава Национального союза журналистов Украины (НСЖУ) Сергей Томиленко.

Новации таковы. Повышение должностных окладов членам Нацсовета. Для председателя — 40 прожиточных минимумов или более 80 тыс. грн. в нынешнем году. Установление размера должностных окладов работникам аппарата Нацсовета в размерах, которые в три раза превышают зарплаты соответствующих должностей секретариата Кабмина. Снятие ограничений для лиц, достигших пенсионного возраста, при назначении на должности членов Нацсовета. Разрешение регулятору во время карантина проводить внеплановые безвыездные проверки ТРК.

— Насколько такие новации отвечают самым острым потребностям защиты информационного пространства? Насколько Нацсовет становится политически независимым, если право назначать членов остается именно у политиков — президента и большинства ВР? Поскольку президент своими указами признал работу Нацсовета в 2019 г. неудовлетворительной, а гуманитарный комитет парламента также предлагает ВР не принимать отчет Нацсовета за прошлый год, то в первую очередь следует откровенно говорить о причинах недоверия и претензий к медиарегулятору, а не увеличивать зарплаты чиновникам, — подытожил глава НСЖУ.

Монопольное раздолье

Справедливости ради следует отметить, что крупнейшие телеканалы Украины и сами не без греха. Общественная организация «Совет защиты конкуренции и потребителей» (СЗКП) попросила Антимонопольный комитет разобраться с украинскими телеканалами, которые, по мнению совета, нарушают конкурентное законодательство и при этом влияют на общественное мнение.

По данным СЗКП, сегодня на рынке самые крупные вещатели — «1+1 media» Игоря Коломойского, Inter Media Group Дмитрия Фирташа и Сергея Левочкина, StarLightMedia Виктора Пинчука, «Медиа Группа Украина» Рината Ахметова и «ТРК Люкс» Андрея Садового. Каналы Ахметова, Пинчука, Коломойского и Фирташа-Левочкина имеют долю коммерческой аудитории 68,23%. СЗКП утверждает, что крупные медиахолдинги, обладающие куда большими охватами, чем небольшие вещатели, находятся в более выгодных условиях и работают через собственные структуры по закупке рекламы. Это позволяет им предоставлять клиентам скидки до 30%, что ставит в неконкурентные условия других участников рынка и нарушает норму закона о телевидении и радиовещании, которой предусмотрен запрет контроля связанными лицами 35% рынка.

Кроме того, медиагруппы ввели пакетную продажу программ, провайдеры не могут отказаться от нерейтинговых передач или самостоятельно сформировать свой пакет, поскольку абоненты привыкли к определенным каналам и в случае их изъятия уйдут к конкурентам.

В январе 2020 г. «1+1 media», «Медиа Группа Украина», StarLightMedia и Inter Media Group закодировали сигнал своих 22 телеканалов на спутнике, предложив зрителям платить за вещание. Между тем на законодательном уровне не закреплены обязанности по кодированию телеканалами своих сигналов на спутнике. Некоторые небольшие каналы остались в открытом доступе и получили значительный прирост аудитории.

Нельзя не отметить, что медиагруппы сами себя наказали — за семь месяцев нынешнего года они недополучили $35,3 млн. от 1,2 млн. пользователей, которые предпочли не платить за телеканалы.

Тем не менее гендиректор группы «1+1 media» Ярослав Пахольчук заявил, что возврата к открытому спутнику не будет. Вопреки заявлениям властей, откат невозможен даже технически. Если каналы откажутся от кодировки, оборудование пользователей все равно не сможет считывать контент. Каналы перешли на другие спутники, запустили HD-передачи, изменили параметры вещания, кодировки и спутниковую емкость каналов.

В ответ на это начали набирать обороты OTT-сервисы, использующие для передачи контента интернет, что делает их независимыми от используемого провайдера. В большинстве случаев один и тот же сервис позволяет смотреть видео там, где удобно: на смартфоне, планшете, компьютере или телевизоре. С конца прошлого года OTT-сервисы выросли с 850 тыс. до 1,3 млн. абонентов, их аудитория постоянно растет. Однако на общую ситуацию на рынке медиа это не повлияет, поскольку новый закон в случае его принятия коснется и OTT.

Копия равна оригиналу

Если вы думаете, что народные депутаты законом «О медиа» ограничатся, то ошибаетесь. В ВР зарегистрирован проект закона «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно повышения эффективности борьбы с киберпреступностью и использования электронных доказательств».

Его автор — народный депутат от «Слуги народа» Денис Монастырский.

В Уголовном процессуальном кодексе появится новая статья 1001 «Электронные доказательства», которыми является «информация в электронной (цифровой) форме со сведениями, которые могут быть использованы в качестве доказательства факта или обстоятельств».

К таким доказательствам относятся электронные документы (в т. ч. текстовые, графические изображения, планы, фотографии, видео- и звукозаписи и т. д.); виртуальные активы; веб-сайты и веб-страницы; текстовые, мультимедийные и голосовые сообщения; метаданные; базы данных и другая информация в электронной (цифровой) форме.

Копия информации, содержащейся в информационно-телекоммуникационных системах, подготовленная следователем, прокурором с привлечением специалиста, признается судом как электронное доказательство.

Стороны уголовного производства, потерпевший, представитель юридического лица, в отношении которого осуществляется производство, обязаны представить электронное доказательство в оригинале или в электронной копии без нарушений его целостности и подлинности.

Стороны уголовного производства подают электронные доказательства на материальном носителе информации. Подготовленная следователем копия электронного доказательства признается судом как оригинал.

Для подтверждения содержания копии электронного доказательства могут быть признаны и другие сведения, если оригинал потерян или уничтожен, находится во владении одной из сторон уголовного производства, а она не дает его.

Если закон вступит в силу, то пользователям интернета, высказывающим критику действующей власти, не поздоровится, поскольку любые их записи могут быть скопированы и предоставлены суду в качестве надлежащего доказательства вины.

В заключительных положениях указано, что операторы телекоммуникаций обязаны за собственные средства устанавливать на своих сетях технические средства, необходимые для осуществления уполномоченными подразделениями негласных следственных (розыскных) действий и временного доступа к информации, находящейся у них. Они обязаны обеспечивать функционирование этих технических средств, а также в пределах своих полномочий содействовать проведению оперативно-розыскных мероприятий. Автор документа пишет, что реализация закона в случае его принятия не потребует дополнительных расходов из госбюджета.

Разумеется, провайдеры против закона не пойдут и установят дополнительное оборудование, но только не за собственный счет, а за деньги пользователей, подняв тарифы. Т.е. услуги интернета, если закон примут, значительно подорожают.

В пояснительной записке говорится, что согласно проведенному Верховным Судом исследованию практики судов первой, апелляционной и кассационной инстанций по делам, которые находились на рассмотрении в 2018-м и 2019 г., установлена распространенность представления сторонами электронных доказательств по уголовным производствам.

В результате фактические данные, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие фактов и обстоятельств, имеющих значение для уголовного производства и подлежащих доказыванию, существуют именно в электронной (цифровой) форме.

Сегодня специальная конфискация не охватывает виртуальные активы, хотя преимущественно на виртуальных рынках осуществляется легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем. Согласно исследованиям МВФ, во всем мире неурегулированные законом виртуальные рынки предоставляют возможность отмывать деньги в размере от $2,17 до $3,61 трлн. ежегодно. Примером неконтролируемого виртуального рынка является Silk Road, оборот которого составлял $1,2 млрд.

Инициативу насчет виртуальных рынков можно поддержать. Вопрос в том, что два вышеперечисленных закона в случае их реализации могут привести к тому, что по телевизору будут показывать исключительно народные пляски, а пользователи интернета, опасаясь уголовного преследования, — постить только котиков и собачек.

Самогон вместо молока

Вместо того чтобы всерьез поднимать молочную отрасль, крестьянам предлагают...

Ошибиться с выбором нельзя

Две третьих ОТО созданы директивным методом — без учета каких-либо...

Гони деньги — и никакой судебной волокиты

Одной из причин обнищания населения и роста бедности в Украине является...

Закон о медиа: новый заход

В свете местных выборов особое значение обретает возможность контроля за...

Спасение рядового Мазурика

Соблюдение законов должно стать товаром и предметом открытой формы купли-продажи, и...

Два Дениса в одной упряжке

Передача права держать людей в заключении в руки частной компании, имеющей целью...

Реформы без содержания

Богатеть надо вместе с государством, а не за его счет. В противном случае мы все станем...

Неконституционный закон должен быть отменен

Законом «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты» определены...

Долг факторингом красен

Должник может не выплачивать долг новому кредитору до предоставления доказательств...

Далекі від інтересів держави та суспільства

У «2000» звернувся начальник установи «28 управління начальника робіт»...

Квартири військовим не потрібні?

Начальник установи «28 управління начальника робіт» Володимир Геращенко був у...

Отсидел срок — иди в младшие бакалавры

Выпускников профессиональных колледжей трудоустраивать никто не собирается

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка