Лучше нету интернета

№42(964) 4 –10 декабря 03 Декабря 2020

Еще в конце сентября ВР приняла закон «Об электронных коммуникациях», после чего авторы, затратившие на его доработку немало усилий, посчитали, что дело сделано.

Но не тут-то было. Президент этот законодательный акт не подписал и вернул в парламент со своими предложениями.

Не учли экстренные действия

После этого Интернет-ассоциация Украины (ИнАУ) направила в адрес лидеров парламентских фракций открытое письмо, в котором отметила, что она неоднократно призывала парламент внедрить в закон европейские подходы по защите малого и среднего бизнеса и предохранители от усиления монополизма.

«Были надежды, что нужные шаги в направлении приближения этого закона к европейским образцам осуществит Президент. Но оказалось, что он предлагает движение в противоположную сторону: среди прочего — внесудебный съем информации с каналов телекоммуникаций, дискриминацию телекоммуникаций перед другими хозяйственными сегментами, усиление административного давления на операторов», — отметили в ассоциации. ИнАУ призвала парламент отклонить указанные предложения и тем самым не допустить безосновательные нарушения законных прав потребителей и поставщиков электронных коммуникационных услуг.

Тем не менее Комитет ВР по вопросам цифровой трансформации в конце ноября предложения президента поддержал, и разработчикам закона об интернете снова придется засучить рукава, а провайдерам — набраться терпения.

Что же предложил глава государства? Он обратил внимание на то, что в ст. 8 принятого парламентом закона указано: электронная платформа обеспечивает доступ органов госвласти, поставщиков электронных коммуникационных сетей и услуг, пользователей и других заинтересованных лиц к информации «в объемах и порядке, предусмотренных законодательством».

Между тем, согласно Конституции, сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации о лице без его согласия не допускается, кроме случаев, определенных законом, и только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека. «Следовательно, объемы и порядок доступа к информации, размещенной на электронной регуляторной платформе, должны определяться исключительно на уровне закона», — указал президент.

Далее он сослался на то, что в ст. 19 закона говорится: поставщики электронных коммуникационных сетей или услуг имеют право на получение в установленном законодательством порядке доступа к земельным участкам и инфраструктуры для развертывания (создания) и эксплуатации электронных коммуникационных сетей, включая развитие собственных.

Президент указал, что такой подход не согласуется с конституционными гарантиями, по которым право собственности на землю гарантируется: оно приобретается и реализуется гражданами, юридическими лицами и государством исключительно в соответствии с законом. Поэтому вопрос доступа к земельным участкам и инфраструктуры сетей, по мнению главы государства, и «должен определяться исключительно законом».

Немного отвлечемся от предложений президента и поговорим о карательных функциях Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере связи и коммуникации, предусмотренных в законе.

Согласно ст. 126, регуляторный орган может облагать провайдеров штрафами. Если они не получат лицензию и не уведомят о начале своей деятельности, то заплатят 10 тыс. необлагаемых минимумов доходов граждан (НМДГ). Если услуги будут ненадлежащего качества, штраф составит 0,5—1% от полученного ими дохода. В случае непредоставления отчетности или ее подачи в недостоверном виде малые предприниматели заплатят 1 тыс., средние — 2 тыс., а крупные — 5 тыс. НМДГ.

Нарушения маршрутизации в электронных коммуникационных сетях общего пользования обойдутся в 10 тыс. НМДГ. Немотивированный отказ от проверки чиновников будет стоить 0,1—0,3% дохода, а невыполнение требований должностных лиц регуляторного органа — 2 тыс. НМДГ.

В ст. 127 говорится, что регуляторный орган должен в течение пяти дней письменно уведомить провайдера о нарушениях, предоставить ему возможность их устранить или выразить свою позицию. Административно-хозяйственные санкции могут быть применены к субъекту хозяйствования в течение шести месяцев со дня выявления нарушения, но не позднее чем через год. Штрафы зачисляются в госбюджет. Если нарушитель их не заплатит, в дело вступит исполнительная служба.

Проанализировав эти статьи, глава государства указал, что в законе не определен субъект, который уполномочивается рассматривать дела о правонарушениях и налагать взыскания, порядок рассмотрения таких дел и сроки уплаты штрафа. Зато установлено, что ущерб, нанесенный субъекту хозяйствования в связи с неправомерным применением к нему административно-хозяйственных санкций, подлежит возмещению в порядке, установленном законодательством. Между тем, согласно Конституции, ответственность за такие нарушения «определяется исключительно законом».

Президент также обратил внимание на то, что согласно новому закону «Об электронных коммуникациях» предоставление электронных коммуникационных сетей и услуг на территории Украины является исключительным правом юридических и физических лиц. При этом требования к структуре собственности таких субъектов документ не содержит.

Глава государства указал, что в старом законе «О телекоммуникациях» установлены требования: в структуре собственности юридических лиц на всех уровнях цепи владение корпоративными правами не должно быть у тех, кто зарегистрирован в офшорах, является резидентом государства-агрессора. Ввиду текущих и прогнозируемых угроз национальной безопасности Украины с учетом внешнеполитических и внутренних условий «представляется необходимым сохранение существующего подхода к определению структуры собственности соответствующих субъектов», отметил президент.

Внимание Зеленского привлекла норма закона, согласно которой информация об электронных коммуникационных услугах, полученных конечным пользователем, может предоставляться в случаях и порядке, определенных законом, при наличии решения суда. В других случаях указанная информация может распространяться только при наличии предварительного согласия конечного пользователя, выраженной в письменной или любой другой форме.

Доступ к информации о потребителе, факты предоставления электронных коммуникационных услуг, в т. ч. к данным, которые обрабатываются с целью передачи такой информации в сетях, осуществляется исключительно на основании решения суда.

Президент указал, что согласно Конституции никто не может подвергаться вмешательству в его личную и семейную жизнь, не допускается сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации о лице без его согласия.

Однако в исключительных неотложных случаях, связанных со спасением жизни людей и предупреждением совершения тяжкого или особо тяжкого преступления, в УПК предусмотрена возможность начать проведение негласного мероприятия по постановлению следственного судьи. Таким образом, указывает глава государства, в приведенных положениях закона не учтены ситуации, требующие экстренных действий госорганов в случае угроз национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека.

Президент также отметил, что в законе отсутствуют требования к исполнительному документу, в частности, относительно его содержания и оформления, порядка принятия соответствующих решений и сроков их исполнения.

Подводя итоги, глава государства указал, что в новом законе «Об электронных коммуникациях» просматривается его приоритет над другими законами, в т. ч. над Конституцией. Применение такого подхода нарушает принцип верховенства права. Между тем Конституционный Суд неоднократно подчеркивал, что принципы правовой определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы являются определяющими элементами верховенства права, поскольку иное дает основания для произвольных толкований законодательных норм и создает почву для нарушения прав участников правоотношений.

Рывок к точке доступа

Итак, можно отметить, что предложения президента во многом сводятся к тому, чтобы привести новый закон в соответствие с Конституцией. Это подтвердило и Главное научно-экспертное управление ВР, согласившееся практически со всеми его замечаниями.

Однако не совсем понятно, что имеет в виду глава государства, когда ссылается на УПК и на ситуации, когда требуются срочные действия в случае угрозы национальной безопасности. В УПК действительно есть ст. 263, согласно которой снимать информацию с сетей интернета можно без ведома пользователя «на основании постановления следственного судьи, если во время его проведения можно установить обстоятельства, имеющие значение для уголовного производства». Т. е. следователь должен обосновать необходимость негласного съема информации.

В ст. 265 говорится, что содержание информации «отмечается в протоколе о проведении указанных негласных следственных (розыскных) действий. При обнаружении в информации сведений, имеющих значение для конкретного досудебного расследования, в протоколе воспроизводится соответствующая часть такой информации, после чего прокурор принимает меры для сохранения снятой информации».

Получается, что и сегодня у следователя есть все возможности, чтобы втайне фиксировать все действия лица, подозреваемого в совершении преступления, информация фиксируется в протоколе, а контроль возложен на прокурора. Но президент явно имеет в виду другое — если имеется угроза национальной безопасности, то можно обойтись и без следственного судьи. И это тревожный звоночек для всех пользователей интернета, поскольку под такую угрозу можно подвести что угодно, например, критику нынешних методов борьбы с коронавирусом.

Отметим, что в законе есть прогрессивные нормы. Штрафы за нежелательные рассылки (спам) в 1700—8500 грн. Возможность покупать услуги не в «пакетах», а выборочно, например, использовать только голосовые звонки, без интернета или SMS. Право знать о минимальной и максимальной скорости фиксированного или мобильного интернета. Для операторов предусмотрена возможность разворачивать 5G-сети по упрощенной процедуре.

Учитывая, что законодателям волей-неволей придется исправлять новый закон, почему бы им заодно не учесть и другие претензии к нему. Например, ИнАУ утверждает, что он имеет много минусов, компромиссный, баланс смещен в пользу крупных игроков и полномочий регулятора.

О чем идет речь? Согласно ст. 30, оператор должен на письменный запрос (в т. ч. в электронной форме) другого оператора предоставлять информацию о текущих или запланированных работах по развертыванию физической инфраструктуры сети. К таковой относятся сведения о расположении и виде работ; об элементах инфраструктуры электронных коммуникаций, по которым запланированы работы; их продолжительность и точка доступа.

По мнению ИнАУ, это очевидный механизм поглощения крупными операторами малых. Этого можно избежать, если в эту статью внести норму, согласно которой регулятор не имеет права накладывать обязательства по доступу к физической инфраструктуре сетей на тех операторов, для которых такое обязательство поставило бы под угрозу их экономическую или финансовую состоятельность.

В законе также присутствуют преференции крупным игрокам при участии в конкурсах по развертыванию электронных коммуникационных сетей в ущерб малому и среднему бизнесу. Между тем в постановлении правительства №471 от 12.06.2020 г. среди его задач указано создание благоприятных условий для развития малого и среднего предпринимательства, в т. ч. путем уменьшения регуляторного давления и внедрения программ поддержки.

Еще на стадии подготовки и обсуждения проекта закона «Об электронных коммуникациях» ИнАУ предупреждала о рисках: передел рынка в пользу крупных операторов может негативно отразиться на стоимости трафика, а вытеснение с рынка представителей малого и среднего бизнеса приведет к сокращению рабочих мест и росту социальной напряженности.

Так что вето президента — хорошая возможность доработать закон таким образом, чтобы он устроил и бизнес, и рядовых пользователей интернета.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

На руинах правопорядка

 Проблема не столько в неурегулированности уголовной ответственности за коррупцию,...

Один ствол и не более 20 патронов в магазине

МВД не позволяет узаконить ношение огнестрельного и гладкоствольного оружия для...

Слежка в частных руках

Наибольший общественный резонанс вызвало положение законопроекта, согласно которому...

Бузишь — ударим током

С момента появления электрошокеров число случаев применения насилия и пыток со...

Сколько будет горбов у транспортного «верблюда»?

Подход, при котором повышение социальных стандартов автоматически приводит к росту...

Минус реиндустриализация всей страны

Общие проекты модернизации инфраструктуры могут стать серьезным драйвером роста...

Работа — не волк, а средство обогащения

Правительство снова пытается протолкнуть идею трудового рабства, но под другим соусом

Неоспоримое требование

На Западе хорошо понимают, к чему может привести ломка Конституции Украины через...

Судебная коррупция — последнее убежище суверенности

Отсыл к набору кадров в судебную систему «по принципу отбора судей в...

Тайные ветераны войны

Даже опосредованное подчинение органов досудебного расследования президенту Украины...

Самогон вместо молока

Вместо того чтобы всерьез поднимать молочную отрасль, крестьянам предлагают...

Ошибиться с выбором нельзя

Две третьих ОТО созданы директивным методом — без учета каких-либо...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка