Молчание генерала Фролова

№28-29 (422) 11 - 17 июля 2008 г. 11 Июля 2008 0

В конце июня 2007 года многие газетные страницы и интернет-издания запестрели очередной «сенсацией» — неожиданной кадровой перестановкой в высшем эшелоне Вооруженных сил Украины. Президент Украины — Верховный Главнокомандующий Вооруженными силами Украины своим указом освободил генерал-лейтенанта Валерия Фролова от должности командующего Сухопутными войсками.

Примечательно, что Валерий Семенович буквально за несколько месяцев до этого был назначен командующим, и вдруг, в мгновение ока — в течение суток, — был отправлен в отставку на основании собственноручно написанного рапорта.

Особое внимание эта отставка привлекла своей скоропалительностью и плотной завесой молчания со стороны генерала Фролова и Верховного Главнокомандующего. Ее приоткрыл тогда, а скорее лишь усилил интригу, только скупой комментарий теперь уже бывшего министра обороны Анатолия Гриценко, который как бы оправдывался и перед собой, и перед генералом Фроловым, и перед Верховным: «Генерал-лейтенант Валерий Фролов — это образованный офицер, который имеет соответствующий опыт, знания, и я воздаю должное его новаторству и организационным способностям... Хочу отметить, что генерал Фролов сделал достойный офицера поступок и сам написал рапорт с просьбой освободить его от занимаемой должности».

Валерий Фролов ограничился лишь рубленой и лаконичной формулировкой: «Я имею честь, гордость и достоинство. Поэтому если я не согласен с некоторыми вопросами жизнедеятельности Сухопутных войск, которые влияют на боевую подготовку и остальные аспекты реформирования и развития Сухопутных войск, то я напишу рапорт об увольнении. Так я и поступил». И дальше ни слова, ни полслова.

Зато, помимо прочего, в комментарии министра Гриценко были еще фразы и об атмосфере недоверия, и о невозможности оставаться в должности, и об удовлетворении отставки. Он указал на то, что дальнейшее пребывание генерала Фролова в должности командующего Сухопутными войсками было поставлено под сомнение вследствие действий, связанных с арендой избыточного военного имущества. Генерал Фролов, по словам Анатолия Гриценко, подписал с частной структурой соглашение об аренде 16 вертолетов армейской авиации, которое не было согласовано с руководством Министерства обороны Украины.

В заключение Анатолий Гриценко определил дальнейшую линию: «Чтобы исправить ситуацию и защитить интересы Вооруженных сил, Министерство обороны Украины будет вынуждено обратиться в суд».

Начало паузы

И что же?! — Генерал промолчал. Зато пресса продолжила взахлеб обсасывать пикантность ситуации, видя в ней то ли коррупционную, то ли антикоррупционную подоплеку. Молчание опального генерала подзадоривало и стимулировало. История стала обрастать слухами и домыслами.

Появились сообщения даже о том, что по факту заключения договора аренды вертолетов возбуждено уголовное дело. И ведет его Военная служба правопорядка в Вооруженных силах, находящаяся в подчинении Генерального штаба. И действительно, как оказалось, Служба правопорядка такое дело возбудила и даже присвоила ему номер — № 11-07, но предъявить обвинение генералу не отважилась. Не посмела привлечь его даже в качестве подозреваемого. Военные попытались ограничиться лишь дознанием, дабы лишь привлечь внимание и создать «резонанс».

Генерал-лейтенант Фролов опять не проронил ни слова, как будто дал кому-то незримому обет молчания. И что уж совсем интересно — никто и не пытался особо его разговорить. В особенности так называемое следствие, или точнее — дознание по уголовному делу. Ведь в соответствии с украинским законодательством целью дознания является прежде всего фиксация признаков преступления и установление подозреваемого в преступлении, его местонахождение. А дальше — следствие, обвинение, суд и торжество правосудия! Но, увы, не в этой истории.

Здесь следствие-дознание повело себя удивительным образом. Вместо отведенных законом 10 дней военные дознаватели «топчутся» уже почти год, то открывая, то закрывая производство по делу. И это при том, что главное лицо — экс-командующий — нигде не прячется, находится дома и готов всячески способствовать установлению истины по делу. При том, что на факт так называемого преступления прямо указал экс-министр обороны.

Но за все это время к главному виновнику по нашумевшему вопросу так никто и не обратился. Более того, какого бы то ни было общения с ним пытались избежать. И уж совсем непонятно, по каким причинам Военная служба правопорядка в лице своих дознавателей стремилась всячески воздержаться от передачи этого дела в прокуратуру. Хотя речь, в общем-то, идет не о рядовом и не о сержанте.

Сложилось впечатление, что ни экс-министр, ни военные дознаватели вообще не были заинтересованы в том, чтобы генерал Фролов что-то сказал. Идея так называемого уголовного дела возникла в том числе для того, чтобы заставить генерала молчать.

Так о чем же все-таки молчал и молчит генерал Фролов?! Какая тайна и какая сила заставляет его молча, в одиночку переживать обиду и оскорбление, спровоцированное незаслуженным и явно скоропалительным увольнением? Может быть, отчаяние и безысходность от того, что Верховный Главнокомандующий с такой легкостью и быстротой санкционировал отставку? А может быть, наоборот, надежда на главковерха и вера в рассудительность и принципиальность президента, вера в то, что точка в деле не поставлена и окончательное решение еще впереди?!

Улет вертолетов

А молчать, как оказалось, есть о чем. Время само расставляет акценты. Но обо всем по порядку.

За скобками всей этой истории осталось то, что командующий отказался согласовывать приказ министра обороны, который впоследствии — 13 июля 2007 года — увидел свет под № 412. Вкратце этот приказ под весьма благовидным предлогом — необходимостью мероприятий, связанных с продлением ресурса транспортных вертолетов армейской авиации, — предусматривал совершенно иное: безвозвратное изъятие из Сухопутных войск 18 вертолетов Ми-8МТ(МТВ) и их бесплатную передачу коммерческой структуре — «Украинской авиационной транспортной компании» («УАТК»). Конечно, компания «УАТК» хотя и государственная, хотя и минобороновская, но все-таки коммерческая. То есть она не несет никакой ответственности по обязательствам Минобороны и наоборот. То, что попадает в ее уставной фонд, принадлежит только ей. Лишь руководство «УАТК» имеет право распоряжаться имуществом компании и уж никак не командование Сухопутных войск. А в соответствии с этим приказом командующему предписывалось «организовать бесплатное изъятие с баланса» Сухопутных войск и «бесплатную передачу» в уставной фонд «УАТК» 18 вертолетов.

О том, как плодотворно «УАТК» умеет пользоваться и распоряжаться переданным ей военным имуществом, уже сложены легенды. Из переданных «УАТК» в 1997 году — после ее создания — 175 воздушных судов на начало 2008 года «в живых» осталось лишь 7 летающих (имеющих сертификат летной годности) машин: 3 Ил-76, 1 Ан-12, 2 Ан-26, 1 Ту-154. К концу 2007 года в «УАТК» был полностью утрачен парк самолетов Ил-78 (9 ед.), Ан-24 (4 ед.) и весь парк из 35 вертолетов: Ми-8 (15 ед.), Ми-6 (15 ед.), Ми-26 (5 ед.). Парк самолетов Ан-12 сократился в 5 раз, Ил-76 — в 6 раз. И это при том, что в 1997 году «УАТК» получила колоссальный ремфонд, составлявший более двух третей переданной техники.

Портрет «успешной» государственной компании и «будущего обладателя» вертолетов был бы неполным, если бы за кадром осталось планомерное снижение «УАТК» в 2006—2008 годах ежегодных объемов перевозок до 30—40% в год. В этот же период она была последовательно лишена аккредитации в ООН и внесена в «черный список» ЕС, в связи с чем ее уже нет среди подрядчиков ООН, а выполнение полетов в Европе ей запрещено.

Зато на фоне «крайне результативной» деятельности в области авиаперевозок «УАТК» преуспела в финансовой сфере — за счет солидного и постоянно увеличивающегося уставного фонда. Так, взяв в банке кредит, естественно на развитие производства и закупку новейших самолетов (видимо, Ан-70), «УАТК» тут же выпустила ценные бумаги — облигации — на 75 млн. гривен, определив их доходность на уровне 14,5% годовых.

Следует отметить и то, что проект будущего 412-го приказа разрабатывался келейно, втайне от украинского правительства и с грубейшим нарушением закона о правовом режиме имущества в Вооруженных силах Украины. Порядок изъятия, передачи и реализации имущества Вооруженных сил четко определен постановлениями КМУ № 1919 от 28.12.2000 г. и № 1282 от 29.08.2002 г. В соответствии с ними решение об изъятии и отчуждении военного имущества принимает исключительно Кабмин, а никак не Минобороны.

Но разработчики приказа, видимо, посчитали нецелесообразным посвящать правительство в свои планы и обошли его, а заодно и Фонд госимущества.

Генерал Фролов отказался ставить свою подпись под этой авантюрой. Командующий не мог допустить безвозвратных потерь в армейской авиации, во-первых, в условиях мирного времени. Во-вторых, в пользу сомнительной военно-коммерческой структуры. В-третьих, вопреки законодательству Украины. Это было первое, чего генералу Фролову в Минобороны не простили.

О том, что после «бесплатной передачи» на баланс «УАТК» вертолеты будут утрачены для армии безвозвратно, командующий знал наверняка. Поскольку с 2006 года Сухопутные войска безрезультатно пытались заставить «УАТК» отремонтировать и вернуть армии 2 вертолета Ми-8МТВ, которые были «убиты» этой компанией в ходе их аренды с 2003 года. «УАТК» как коммерческая структура, не несущая ответственности по обязательствам государства, а значит и армии, не желая тратить деньги на восстановление техники, попросту не собиралась ее возвращать.

Поэтому настойчивость военных сыграла с ними злую шутку. Добившись 21 мая 2007 года в Киевском хозяйственном суде решения о принудительном возврате от «УАТК» 2 вертолетов, командование Сухопутных войск спровоцировало подготовку будущего приказа № 412. По сути же экс-министр обороны таким способом попытался свести на нет все усилия командующего вернуть технику и, что немаловажно для военных, отнять завоеванную ими же в суде победу, единолично отдав ее проигравшему — «УАТК». Это во-первых.

Во-вторых, приказ № 412 был, таким образом, призван скрыть и замолчать ущерб, причиненный армейской авиации Сухопутных войск вследствие деятельности «УАТК» (упомянутые два вертолета — № 95235, № 95236 — по сей день не возвращены Сухопутным войскам). И более того, сознательно продолжить губительную практику уничтожения армейских вертолетов «УАТК» в угоду получению сомнительной прибыли.

Именно против этого и выступил командующий, не унизив ни себя, ни своих подчиненных тем, что добровольно отдал победу, невзирая на опалу военного министра. Вот тут-то интересы Минобороны и армии не просто разошлись, а вошли в противоречие, в клинч. С одной стороны министр обороны с «УАТК» и прибылью, с другой — командующий со своими «вечно голодными Сухопутными войсками, вертолетами и затратной боеготовностью».

Но «время — деньги». А время, как всегда, неумолимо, и, чтобы не терять время, несговорчивый генерал должен был уйти, уступив место другому, более лояльному к нуждам Минобороны и «УАТК». Приказ № 412 должен был выйти, и он вышел, и был согласован, но уже с новым, назначенным 26 июня 2007 года по представлению экс-министра командующим.

В прогнозе социально-экономических последствий принятия приказа новый командующий отметил: «Принятие указанного приказа министра обороны... будет способствовать повышению эффективности хозяйственной деятельности ГП МОУ «УАТК», повышению прибылей предприятия».

Комментарии, пожалуй, излишни. Дескать, чем больше мы из нее, из этой самой армии, бесплатно изымем, тем дешевле она нам будет обходиться. Открытая беспринципность возведена в ранг военного управления. Чтобы понять происходящее, надо вспомнить о кредитах, взятых «УАТК», и облигациях, ею же эмитированных. При мизерной ежегодной прибыльности, которая едва-едва переваливает за несколько миллионов гривен, необходимо обеспечивать ежегодную доходность облигаций на уровне 14,5%, т. е. ежегодно выплачивать 10,875 млн. гривен в качестве дохода по облигациям. А еще проценты по кредитам, средства на развитие производства.

Конфликт должен был, казалось бы, урегулироваться. Отныне и министр, и «УАТК», и новый командующий оказались на одной стороне. Правда, никуда не исчезли «вечно голодные Сухопутные войска и затратная боеготовность». Они все равно остались, хоть и на другой стороне. Как и «УАТК», не дождавшаяся вожделенной прибыли.

Страховка перед уходом

А вот второе, чего не простили в Минобороны генералу Фролову.

Дабы избежать безвозвратного изъятия из Сухопутных войск армейских вертолетов да еще и изыскать при этом практический способ их восстановления и ремонта в условиях отсутствия бюджетных средств, генерал Фролов решился продлить договор аренды воздушных судов армейской авиации, заключенный между командованием Сухопутных войск и компанией «Украинские вертолеты» в июне 2003 года. 18 июня 2007 года — ровно за неделю до своего увольнения — командующий подписал с «Украинскими вертолетами» дополнительное соглашение № 4 к упомянутому договору.

«Хрен редьки не слаще! Не «УАТК», так «Украинские вертолеты» («УВ»), — решил бы обыватель, если бы не несколько «но». В отличие от «УАТК», «Украинские вертолеты» в период с 2004-го по 2007 год «поставили на крыло» за свой счет 10 вертолетов (успешно работающих и по сей день), собрав их из того хлама, который ржавел на земле, и вложив в них при этом более 45 млн. гривен. За тот же период «Украинскими вертолетами» военным было перечислено более 5 млн. гривен арендной платы. При этом «УВ» активно продолжает, опять-таки за свой счет, восстановление, ремонт и модернизацию армейских вертолетов.

Помимо того, «Украинские вертолеты» за свой счет уже второй год подряд проводят работы по программе лидерных исследований для продления ресурса армейских винтокрылов до 1500—3000 часов. Это означает, что машины смогут оставаться в строю еще несколько лет после возвращения их Сухопутным войскам.

Однако самое главное «но» заключалось в том, что арендованные вертолеты оставались на балансе армейской авиации Сухопутных войск и под контролем командования. Они, в отличие от ситуации с «УАТК», не терялись безвозвратно для армейской авиации в мирное время.

Этот ход командующего стал беспроигрышным для Сухопутных войск и армейской авиации. Армия сохранила под своим контролем работоспособные и восстанавливаемые вертолеты, сберегла внебюджетные возможности по ремонту и модернизации техники и соответственно расширению парка боеготовых и боеспособных машин.

Таким образом, вместо того чтобы растерять к 2012 году вследствие старения, износа и расхищения все имеющиеся ныне армейские вертолеты и утратить армейскую авиацию как род войск, командующий Фролов сделал все, чтобы гарантированно иметь к тому же времени как минимум 16 модернизированных и боеготовых машин.

Турецкий «гамбит»

Победу, добытую этим ходом генерала Фролова, ни у него, ни у военных забрать было уже невозможно. В итоге, как это часто случается с военачальниками, переигрывающими или побеждающими противника, вместо признания победы их подвергают жестокой опале. За то, что генерал Фролов сделал все, чтобы повысить боеспособность армейской авиации и сохранить контроль над армейскими вертолетами, опала со стороны военного министра, помимо отставки, была усилена попыткой уголовного преследования. Вот так и родилось то пресловутое уголовное дело под номером «11-07», «сшиваемое» дознавателями Военной службы правопорядка.

Чтобы вменить это дело экс-командующему, надо было здорово попотеть. Потому как обвинить его заказали не в какой-то мелочи, а в «халатном отношении к воинской службе во время принятия решения о продлении аренды вертолетов армейской авиации Сухопутных войск». То есть обвинить генерала Фролова нужно было в прямо противоположном тому, что он сделал. Командующего попросту оболгали, попытавшись вменить ему в вину «причинение ущерба боеготовности и боеспособности Вооруженных сил».

И военные дознаватели, руководствуясь «законом», пошли на это, четко осознавая, что «закон» в армии лишь один — это слово вышестоящего начальника, то есть слово министра. Раз так, то упомянутые в начале слова министра должны были быть доказаны, ибо они «указывали истину».

Но с первых же шагов дело начало сыпаться. Первый «звоночек» прозвенел, когда приказ № 412 от 17.07.07 был опротестован в суде и 24 июля 2007 года признан недействительным по решению Хозяйственного суда г. Киева. Министр был вынужден поспешно его отменить уже через три недели приказом № 443 от 03.08.07. Поэтому следующий акт — приказ № 445 от 03.08.07 (приказ-близнец 412-го) в тот же день быстренько подмахнул уже не министр, а в. и. о. министра Л. Поляков. При этом уже в августе 2007 года стало известно, что военная прокуратура Центрального региона и Генеральная прокуратура рассматривает вопрос о вынесении протеста на вновь изданный приказ № 445.

Тем не менее «дело № 11-07» имело продолжение. Чего только не предпринимали военные дознаватели, чтобы его «раскрутить». В своем рвении они отважились даже на такой отчаянный шаг, как попытка проведения следственных действий на территории иностранного государства. Благо у властей страны пребывания — Турции — этот факт не получил широкой огласки.

А еще от собственной несостоятельности были попытки минобороновских чиновников (не путать с военными!) втянуть в эту грязную историю МИД и посольства Украины, МВД и украинское бюро Интерпола. Были требования к властям той же Турции заблокировать и арестовать за границей — вне пределов Украины — собственное же государственное имущество Украины. И это безо всяких правовых оснований. Просто по желанию минобороновских чиновников. Но эти аспекты пока тоже за скобками.

На этом полудетективном, полушпионском фоне имела продолжение и озвученная экс-министром 26 июня 2007 года линия по «исправлению ситуации и защите интересов Вооруженных сил в суде». Ее итог стал настоящей бомбой для экс-министра Анатолия Гриценко. Нет смысла пересказывать все подробности судебных тяжб. Важен результат. А он заключается в следующем.

Во-первых, 24 марта 2008 года Хозяйственный суд г. Киева именем Украины признал недействительным приказ министра обороны № 445 от 3 августа 2007 года, решение вступило в законную силу.

Во-вторых, 12 февраля 2008 года Киевский апелляционный хозяйственный суд именем Украины постановил отказать в признании недействительным дополнительного соглашения № 4 к договору аренды от 17 июня 2003 года между Сухопутными войсками и «Украинскими вертолетами». Решение вступило в законную силу. То, чего добивался министр Анатолий Гриценко и «УАТК», не состоялось.

Демонтаж обороны

Казалось бы, судебные решения по указанным вопросам должны были бы вернуть генералу Фролову похищенные у него победы и подтвердить правильность принятых им решений и в части продления сотрудничества с «Украинскими вертолетами», и в части отказа от согласования приказов экс-министра. Однако опала экс-командующего Валерия Фролова не прекращена.

Всякая палка имеет два конца. Признание приказов министра обороны № 412 и № 445 недействительными сразу же указывает на сомнительность их подготовки и ставит под вопрос правомерность действий соответствующих должностных лиц, причастных к их изданию.

Ведали ли экс-министр со товарищи, что творили, пытаясь увести из Сухопутных войск армейские вертолеты? Осознавали ли, что переступили черту и в погоне за прибылью для «УАТК» вторглись в сферу боеготовности и боеспособности армии? Предумышленно ли или по недомыслию попытались устранить командующего, пекущегося о «вечно голодных Сухопутных войсках и затратной боеготовности»? Сознательно ли они дискредитировали генерала Фролова в глазах Верховного Главнокомандующего, стремясь скрыть за этой расправой «обделывание своих делишек».

Ответить на все эти вопросы, как и подтвердить или же опровергнуть все изложенное в этой истории, может лишь расследование, но не «карманно-ведомственное» так называемое «дознание», а нормальное незаангажированное расследование, да еще сам опальный генерал Валерий Фролов.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Медицина вприглядку

Создается впечатление, что авторы медреформы постарались совместить недостатки двух...

Почему «икавка» - это красиво

Шевченковское «сірі гуси в ирій, ирій, по чотири, по чотири» не имело бы...

Нелегалы рвутся в Украину

Чтобы остаться на нелегальном положении или потом незаконно перейти границу с...

Наши «рекорды»

Суды рассматривают дела нетрезвых водителей

Загрузка...

800 нелегалов не попали в Украину

В Украине с 24 апреля под координацией Госпогранслужбы проходит масштабная...

Как выйти на рынок такси и не умереть

Стоит ввести фиксированный годовой платеж для водителей в размере 5 тыс. грн. Если...

Право на права никто не отбирал

В Украине ежемесячно происходит 11 тыс. ДТП, в которых погибает 180 человек

Суд и пересуды

7 июня Верховная Рада приняла законопроект «О Высшем антикоррупционном суде»

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка