Неоспоримое требование

04 Ноября 2020

Чего добивается КСУ

Грандиозный скандал, разразившийся после последнего решения Конституционного Суда Украины (КСУ), с юридической точки зрения выглядит слишком преувеличенным, создается впечатление, что мало кто внимательно прочитал текст.

В СМИ опубликовали результативную часть решения, согласно которой  уголовная ответственность за недостоверные сведения при подаче чиновниками и нардепами электронных деклараций, а также полномочия Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции (НАПК) в части контроля и проверки е-деклараций не соответствуют Основному Закону.

И никто не задается вопросом, на каких основаниях КСУ пришел к такому выводу. Между тем в тексте говорится следующее.

«Антикоррупционная реформа в Украине стала неоспоримым требованием общества. Однако как антикоррупционная, так и судебная реформы должны реализовываться без нарушения принципа независимости судебной власти и с соблюдением принципа конституционности. Чтобы иметь влияние на коррупцию, судебные реформы должны решать вопросы, касающиеся независимости судебной системы, подотчетности и прозрачности. Это включает создание структур для независимой судебной власти, способной к самоуправлению.

Чтобы борьба с коррупцией была успешной, необходимы независимое судопроизводство и правоохранительные органы, свободные от политического и лоббистского вмешательства. Декларирование доходов лиц, осуществляющих публичную власть, является неоспоримым требованием в любой современной демократической стране. Не вызывает сомнений и тот факт, что публичные лица в государстве должны подавать декларацию о доходах. Однако, исходя из принципа независимости судебной власти, общественной важности и значимости обеспечения реальной независимости судей, международных принципов и стандартов, такое декларирование и его проверка должны проводиться с учетом принципа независимости судебной власти.

Отдельным проявлением справедливости является вопрос соответствия наказания совершенному преступлению. Ограничения по реализации конституционных прав и свобод не могут быть произвольными и несправедливыми, они должны устанавливаться исключительно Конституцией и законами Украины, преследовать легитимную цель. Коррупция является одной из основных угроз национальной безопасности Украины, противодействие коррупции должно осуществляться исключительно правовыми средствами с соблюдением конституционных принципов и предписаний законодательства. Установление уголовной ответственности за декларирование заведомо недостоверных сведений в декларации, а также умышленное непредставление субъектом декларирования декларации является чрезмерным наказанием за совершение этих правонарушений».

Резюмируя вышесказанное, можно отметить несколько важных моментов. КСУ своим решением вовсе не отменил декларирование чиновниками доходов и не упразднил НАПК, как это преподносится обществу, а всего лишь констатировал, что нынешний порядок не соответствует Основному Закону.

Причем это далеко не первый случай, когда КСУ ратует за соблюдение норм Конституции. В сентябре этого года он признал неконституционными отдельные положения закона «О Национальном антикоррупционном бюро Украины». В частности, не соответствуют Конституции наделение президента полномочиями образовывать НАБУ и назначать на должность и освобождать с должности директора. КСУ указал, что ВР должна безотлагательно привести положения законодательства в соответствие с этим решением.

Не исключено, что если КСУ будет и дальше отстаивать принцип верховенства Конституции, то рано или поздно займется законами о земле, о банковской деятельности, о языке и о судебной реформе. Все они были приняты в порыве революционного энтузиазма и противоречат Основному Закону.

Бывший народный депутат и юрист Николай Катеринчук на своей странице в Facebook написал по этому поводу: «Принятие законов о е-декларировании, уголовной ответственности за незаконное обогащение были условиями получения безвиза. И когда наши предыдущие псевдоевроинтеграторы толкали парламент голосовать за эти законы, я их еще тогда предупреждал, что таким путем идти нельзя, потому что предлагаемые законы не соответствуют положениям Конституции Украины. Надо делать все по уму! Сначала надо было внести изменения в нашей Конституции, открыть ее для Лиссабонского соглашения (Конституции ЕС), а затем уже принимать законы о е-декларировании, уголовной ответственности за незаконное обогащение, конфискации и тому подобное. Тогда Конституционный Суд Украины, который сегодня хотят сделать крайним, не принимал бы таких решений».

Такого же мнения придерживается и народный депутат от ОПЗЖ Олег Волошин: «Суть борьбы с коррупцией — не отслеживание сомнительными методами всех политиков и чиновников. Суть борьбы с коррупцией — разоблачение коррупционных схем там, где осуществляется воровство денег. А ее абсолютно нет. Это то же самое, если у нас вместо того, чтобы бороться с воровством автомобилей, начнут следить за всеми водителями — потенциально подозревая, что каждый из автомобилей является ворованным».

Эти здравые мысли почему-то не посещают головы тех, кто объявил КСУ чуть ли ни врагом народа. Вот некоторые цитаты разгневанных политиков, народных депутатов и общественных деятелей. «Сокрушительный удар по всей антикоррупционной системе Украины». «Конституционный Суд отменил уголовную ответственность за ложь в декларациях. Это убийство всей системы декларирования, ведь теперь можно писать, что ты — бездомный, иметь офшоры — и за все это — максимум штраф». «Решение КСУ, безусловно, выходит за пределы правого пункта и вообще за пределы государственной позиции».

Министр юстиции Украины  Денис Малюська пошел еще дальше, написав на своей странице в Facebook, что «политическое решение проблемы имеет право на существование».

Прямо противоположной точки зрения придерживается председатель КСУ Александр Тупицкий, считающий, что «надо убрать этот искусственный конфликт. Он никому не нужен. Надо оценивать решение не поспешно, не читая даже его содержания».

Что касается явных и неявных угроз Запада лишить Украину безвиза и финансовой помощи, то это всего лишь предупреждение, а не реальные действия. Там хорошо понимают, к чему может привести ломка Конституции Украины через колено.  Официальный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Питер Стано выразил озабоченность решением КСУ, которое «ставит под сомнение ряд международных обязательств, которые Украина взяла на себя в отношении своих международных партнеров, включая ЕС». Однако отметил, что Евросоюз призывает украинские власти «принять меры для скорейшего восстановления необходимых условий для эффективного функционирования антикоррупционной системы в соответствии с Конституцией Украины». Он также заверил, что ЕС готов «помочь в поиске путей восстановления необходимой правовой определенности с целью обеспечения эффективной системы предотвращения коррупции в Украине».  МВФ отметил, что не стоит отменять систему раскрытия информации об активах и доходах чиновников и заявил, что «поддержание и повышение эффективности всех украинских антикоррупционных институтов является ключом к достижению более сильного и более справедливого роста и, следовательно, важным обязательством в рамках поддерживаемой МВФ программы». Глава КСУ Александр Тупицкий заявил по этому поводу: «Я говорил с послами G7. Я не услышал от послов, что они не уважают решений Конституционного Суда. Они согласились с тем, что законы, которые есть в Украине, должны быть конституционными. Но они задали вопрос: мы потратили много денег, но результаты не такие, как ожидалось».

С мнением послов нельзя не согласиться. Вот что написал экономист Виктор Скаршевский на своей странице в Facebook: «На антикоррупционные органы, с момента их создания в 2015 году, украинские налогоплательщики израсходовали 12 млрд. грн. В проекте госбюджета на 2021 год на так называемую антикоррупционную инфраструктуру предусмотрено 5,6 млрд. грн. бюджетных денег. Итого -- 17,6 млрд. грн., или более 600 млн. долл.

За 6 лет функционирования антикоррупционных органов, включая Высший антикоррупционный суд (действует с сентября 2019 года), не посажен ни один топ-коррупционер, а в бюджет антикоррупционные органы возвратили мене 500 тыс. грн, в т. ч. в 2020 году 48,5 тыс. грн. Мягко выражаясь, результата от деятельности антикоррупционной инфраструктуры — ноль».

Подводя итоги, можно отметить, что с юридической точки зрения у нашей страны только два правовых выхода из кризиса: либо поменять Конституцию, либо возвратить украинское законодательство в ее лоно, как это предлагают не только депутаты от оппозиционных партий, но и некоторые представители «Слуг народа».

Бузишь — ударим током

С момента появления электрошокеров число случаев применения насилия и пыток со...

Сколько будет горбов у транспортного «верблюда»?

Подход, при котором повышение социальных стандартов автоматически приводит к росту...

Минус реиндустриализация всей страны

Общие проекты модернизации инфраструктуры могут стать серьезным драйвером роста...

Работа — не волк, а средство обогащения

Правительство снова пытается протолкнуть идею трудового рабства, но под другим соусом

Судебная коррупция — последнее убежище суверенности

Отсыл к набору кадров в судебную систему «по принципу отбора судей в...

Тайные ветераны войны

Даже опосредованное подчинение органов досудебного расследования президенту Украины...

Самогон вместо молока

Вместо того чтобы всерьез поднимать молочную отрасль, крестьянам предлагают...

Ошибиться с выбором нельзя

Две третьих ОТО созданы директивным методом — без учета каких-либо...

Красные флажки для медиа

В законопроекте не заложен механизм реального влияния на иностранных субъектов, в т. ч....

Гони деньги — и никакой судебной волокиты

Одной из причин обнищания населения и роста бедности в Украине является...

Закон о медиа: новый заход

В свете местных выборов особое значение обретает возможность контроля за...

Спасение рядового Мазурика

Соблюдение законов должно стать товаром и предметом открытой формы купли-продажи, и...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка