По пути вытеснения

№10(976) 11 – 17 марта 13 Марта 2021

Когда законом «Об образовании» от 5 сентября 2017 г. власть фактически запретила использование русского языка, языков всех национальных меньшинств Украины в системе среднего образования, ограничив возможность их употребления только на дошкольном и начальном уровнях, это вызвало не только возмущение значительной части населения Украины, добрая половина которого все еще общается на русском языке, но и решительные протесты руководства зарубежных государств, защищающих языковые интересы соответствующих национальных меньшинств в Украине.

Однако когда новая власть принятием 18 декабря 2019 г. закона «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно усовершенствования образовательной деятельности в сфере высшего образования» фактически запретила использование русского языка в системе высшего образования, на это широкая украинская и зарубежная общественность почему-то внимания не обратила. А между тем исключение русского языка из образовательного процесса в высшей школе будет иметь не менее отрицательные последствия, чем его фактический запрет в средней школе.

Демократический исход

Первым законодательным актом о языках, действовавшим в независимой Украине, был закон «О языках в Украинской ССР», принятый 28 октября 1989 г. Хотя к тому времени Украина еще не стала суверенным государством, в законе со всей определенностью было заявлено об украинском языке как государственном: «Украинская ССР обеспечивает украинскому языку статус государственного с целью содействия всестороннему развитию духовных, творческих сил украинского народа, гарантирования его суверенной национально-государственной будущности» (преамбула).

Одной из основополагающих в законе была ст. 3 «Языки других национальностей в Украинской ССР», которая установила:

«Украинская ССР создает необходимые условия для развития и использования языков других национальностей в республике.

В работе государственных, партийных, общественных органов, предприятий, учреждений и организаций, расположенных в местах проживания большинства граждан других национальностей (города, районы, сельские и поселковые советы, сельские населенные пункты, их совокупность) могут использоваться наряду с украинским и их национальные языки.

В случае, когда граждане другой национальности, составляющие большинство населения указанных административно-территориальных единиц, населенных пунктов, не владеют в надлежащем объеме национальным языком или когда в пределах этих административно-территориальных единиц, населенных пунктов компактно проживает несколько национальностей, ни одна из которых не составляет большинства населения данной местности, в работе названных органов и организаций может использоваться украинский язык или язык, принятый для всего населения».

Свободный выбор языка обучения закон провозгласил «неотъемлемым правом граждан Украинской ССР» и гарантировал «каждому ребенку право на воспитание и получение образования на национальном языке» (ст. 25).

Ст. 28 «Язык обучения в профессионально-технических училищах, средних специальных и высших учебных заведениях» закона предусматривала: «В Украинской ССР учебная и воспитательная работа в профессионально-технических училищах, средних специальных и высших учебных заведениях ведется на украинском языке, а в случаях, предусмотренных частями второй и третьей статьи 3 этого Закона, наряду с украинским — и на национальном языке большинства населения» (ч. 1), т. е. в том числе и на русском».

Закон «О языках в Украинской ССР», с которым наша страна стала суверенным государством, был вполне демократичным, действовал в течение почти 23 лет, в т. ч. почти шестнадцать лет после принятия в 1996 г. Конституции Украины.

Недействующие гарантии

Острая политическая борьба относительно статуса русского языка развернулась в связи с принятием Конституции Украины. Три основные различные позиции по этому вопросу заключались в том, чтобы: 1) предоставить русскому языку статус второго государственного; 2) признать русский язык официальным в Украине; 3) вообще отдельно не упоминать о русском языке в Конституции Украины.

В конечном итоге, конституционно провозгласив украинский язык государственным, отношение к другим языкам определили общей формулировкой: «В Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины» (ч. 3 ст. 10 Конституции).

Применительно к системе образования эта формулировка конкретизирована в ст. 53 Конституции, закрепляющей право на образование: «Гражданам, принадлежащим к национальным меньшинствам, в соответствии с законом гарантируется право обучения на родном языке в государственных и коммунальных учебных заведениях либо на изучение родного языка в государственных и коммунальных учебных заведениях или через национально-культурные общества» (ч. 5).

Эта часть ст. 53 Конституции является весьма неопределенной. Во-первых, потому, что гарантировать право обучения на родном языке и право изучения родного языка — далеко не одно и то же. Во-вторых, потому, что содержащаяся в ней каждая последующая гарантия лишает смысла предыдущую. Так, гарантирование права на изучение родного языка в государственных и коммунальных учебных заведениях как альтернатива гарантирования права обучения на родном языке фактически означает отсутствие гарантии права обучения на родном языке. А гарантирование права на изучение родного языка через национально-культурные общества, т. е. через общественные организации, которыми государство не управляет, как альтернатива гарантий права обучения на родном языке и права на изучение родного языка в государственных и коммунальных учебных заведениях лишает смысла конституционные гарантии обоих этих прав. Такая неопределенность в конституционных формулировках открывает широкие возможности для законодательного манипулирования русским языком, языками национальных меньшинств в сфере образования.

Ненавистный закон

Первым законом о языках в Украине, принятым на основе новой Конституции и в связи с присоединением Украины в 2003 г. к Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств от 5 ноября 1992 г., был закон «Об основах государственной языковой политики» от 3 июля 2012 г. (т. н. «закон Кивалова—Колесниченко»). Ст. 20 «Язык образования» закона, в частности, устанавливала: «1. Свободный выбор языка обучения является неотъемлемым правом граждан Украины, которое реализуется в рамках этого Закона, при условии обязательного изучения государственного языка в объеме, достаточном для интеграции в украинское общество. 2. Гражданам Украины гарантируется право получения образования на государственном языке и на региональных языках или языках национальных меньшинств», — и подробно регламентировала обеспечение этого права через сеть дошкольных детских учреждений, общих средних, внешкольных, профессионально-технических и высших государственных и коммунальных учебных заведений с украинским или другими языками обучения, в т. ч. предусматривала, что «6. Язык обучения в частных учебных заведениях всех образовательных уровней определяется основателями (собственниками) этих учреждений».

Тогда эта статья о языке образования каких-либо серьезных возражений с чьей-либо стороны не вызывала. Наиболее спорной оказалась ст. 7 «Региональные языки или языки меньшинств Украины», которая, в частности, предусматривала: «2. В контексте Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств к региональным языкам или языкам меньшинств Украины, к которым применяются меры, направленные на использование региональных языков или языков меньшинств, предусмотренных в этом Законе, отнесены языки: русский, белорусский, болгарский, армянский, гагаузский, идиш, крымскотатарский, молдавский, немецкий, новогреческий, польский, ромский, румынский, словацкий, венгерский, русинский, караимский, крымчакский. 3. К каждому языку, определенному в части второй этой статьи, применяются меры, направленные на использование региональных языков или языков меньшинств, предусмотренных в этом Законе, при условии, если количество лиц — носителей регионального языка, проживающих на территории, на которой распространен этот язык, составляет 10% и больше численности ее населения... 6. Региональный язык или язык меньшинств (языки), соответствующий части третьей этой статьи, используется на соответствующей территории Украины в работе местных органов государственной власти, органов Автономной Республики Крым и органов местного самоуправления, применяется и изучается в государственных и коммунальных учебных заведениях, а также используется в других сферах общественной жизни в пределах и порядке, определенных этим Законом...».

Хотя закон «Об основах государственной языковой политики» воспроизводил ранее вполне приемлемые нормы закона «О языках в Украинской ССР» от 28 октября 1989 г. в части «языков других национальностей» в Украине, соответствовал ст. 10 Конституции Украины (более того, он фактически даже несколько понижал статус русского языка по сравнению с его конституционным определением, ставя его в один ряд с другими языками меньшинств, которые в Конституции не называются) и Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, был направлен на защиту украинского языка как государственного, устанавливая, что «9. Ни одно из положений этого Закона о мерах относительно развития, использования и защиты региональных языков или языков меньшинств не должно толковаться как создающее препятствия для использования государственного языка» (ч. 9 ст. 7), его принятие вызвало бурю негодования «патриотической» общественности и особенно «патриотически настроенных» политиков, которые усмотрели в нем угрозу украинскому языку как государственному и неоднократно предпринимали попытки отменить его, в т. ч. через Конституционный Суд.

Реальная возможность отмены закона «Об основах государственной языковой политики» появилась в результате «революции достоинства». Уже 23 февраля 2014 г. — на следующий день после захвата оппозицией власти — по инициативе и. о. президента Александра Турчинова Верховная Рада приняла закон «О признании утратившим силу Закона Украины «Об основах государственной языковой политики». Правда, этот закон так и не вступил в силу из-за неподписания его и. о. президента Александром Турчиновым, инициировавшим принятие закона ВР, но, по-видимому, осознавшим опасность его принятия в условиях распространения антимайданных выступлений на русскоязычном Донбассе.

Отменить закон «Об основах государственной языковой политики» постмайданной украинской власти удалось через Конституционный Суд, который своим решением от 28 февраля 2018 г. признал его неконституционным. Причем не на основании несоответствия каких-либо положений закона Конституции, а из-за процедурных нарушений при его рассмотрении и принятии, большинство из которых сопровождают рассмотрение и принятие Верховной Радой едва ли не каждого закона.

Новый этап противостояния

Новый этап языкового (следовательно — и политического) противостояния в стране связан с принятием ВР 25 апреля 2019 г. закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». Мы не будем анализировать содержание этого закона на предмет соответствия его положению Конституции о том, что «в Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины», Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, приводить весьма существенные критические оценки этого закона Венецианской комиссией. Важно выяснить, как принятие этого закона отразилось на языках в системе высшего образования.

Первый закон «О высшем образовании» принят Верховной Радой 17 января 2002 г. — еще во время действия закона «О языках в Украинской ССР». Ст. 5 «Язык (языки) обучения в высших учебных заведениях» этого закона была предельно лаконичной: «Язык (языки) обучения в высших учебных заведениях определяется в соответствии с Конституцией Украины и законом Украины о языках».

Новый закон «О высшем образовании» принят Верховной Радой 1 июля 2014 г. — во время действия закона «Об основах государственной языковой политики». Ст. 48 «Язык преподавания в учреждениях высшего образования» (трудно понять, чем нынешнее официальное название «учреждения высшего образования» лучше прежнего «высшие учебные заведения») этого закона была довольно развернутой и, в частности, предусматривала: «2. С целью создания условий для международной академической мобильности учреждение высшего образования имеет право принять решение о преподавании одной или нескольких дисциплин на английском и/или на других иностранных языках, обеспечив при этом знание соискателями высшего образования соответствующей дисциплины на государственном языке. Для преподавания учебных дисциплин на иностранном языке учреждения высшего образования создают отдельные группы для иностранных граждан, лиц без гражданства, которые желают получать высшее образование за средства физических или юридических лиц, или разрабатывают индивидуальные программы. При этом учреждения высшего образования обеспечивают изучение такими лицами государственного языка как отдельной учебной дисциплины. Перечень иностранных языков, которыми осуществляется преподавание учебных дисциплин, определяется учреждением высшего образования (выделено мной. — Авт.). 3. Учреждения высшего образования или их структурные подразделения, созданные на территории Украины иностранными государствами, а также учреждения высшего образования частной формы собственности имеют право свободного выбора языка обучения с обеспечением при этом изучения лицами, которые обучаются в таких учреждениях, государственного языка как отдельной учебной дисциплины» (ч. 2, 3 ст. 48).

Формулировки «или на других иностранных языках», «на иностранном языке» в контексте части второй этой статьи означают возможность преподавания в учреждениях высшего образования государственной и коммунальной форм собственности одной или нескольких дисциплин также и на русском языке, а для иностранных граждан и лиц без гражданства, получающих высшее образование за средства физических и юридических лиц, — возможность обучения на русском языке. В соответствии с частью третьей этой статьи в учреждениях высшего образования частной формы собственности возможно обучение на любом, в т. ч. на русском, языке.

Закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» от 25 апреля 2019 г. фактически исключил русский язык из образовательного процесса, оставив из «иностранных языков», кроме английского, только «другие официальные языки Европейского Союза»: «5. В учреждениях образования в соответствии с образовательной программой одна или несколько дисциплин могут преподаваться на двух или больше языках — на государственном языке, на английском языке, других официальных языках Европейского Союза. 6. По желанию соискателей профессионального (профессионально-технического), профессионального предвысшего и высшего образования учреждения образования создают возможности для изучения ими языка коренного народа, национального меньшинства Украины как отдельной дисциплины» (ч. 5, 6 ст. 21).

Эти положения, в частности, означают, что теперь в учреждениях образования на русском языке не могут преподаваться даже одна или несколько дисциплин, а изучаться русский язык — как язык национального меньшинства Украины — может только по желанию учащихся профессионально-технических училищ и студентов.

Еще дальше в вытеснении русского языка из сферы высшего образования власть пошла, приняв 18 декабря 2019 г. мало замеченный украинской общественностью закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно усовершенствования образовательной деятельности в сфере высшего образования». В соответствии с изменениями ст. 48 «Язык образовательного процесса в учреждениях высшего образования» закона «О высшем образовании» содержит только следующие положения: «1. Языком образовательного процесса в учреждениях высшего образования является государственный язык. 2. Применение языков в учреждениях высшего образования определяется законами Украины «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» и «Об образовании». 3. Учреждения высшего образования имеют право принять решение о преподавании одной, нескольких или всех (выделено мной. — Авт.) дисциплин, выполнении индивидуальных заданий и проведении контрольных мероприятий на английском языке, при условии, что все соискатели образования, которые изучают соответствующие дисциплины, владеют английским языком. В случае если имеется письменное обращение от одного или больше студентов, учреждение высшего образования обеспечивает перевод на государственном языке».

Эта статья закона фактически означает введение в системе высшего образования Украины английского языка как языка обучения (преподавания всех дисциплин) наряду с государственным украинским языком и невозможность использования русского языка даже в обучении студентов-иностранцев, в т. ч. в учреждениях высшего образования частной формы собственности. В соответствии со вторым предложением части третьей этой статьи выходит, что если в преподавании украинским студентам какой-либо учебной дисциплины на английском языке окажется, что часть студентов не владеют этим языком в достаточной мере (а таких студентов в академической группе или на потоке всегда будет немало), то им должен быть предоставлен переводчик на украинский язык. Это даже трудно себе представить. Да и где набрать необходимое количество переводчиков-синхронистов? Перефразируя классика, так и хочется сказать о тех, кто все это придумал: страшно далеки они от реального образовательного процесса.

Без вины виноваты

Из-за вытеснения русского языка из Украины едва ли не больше всех теряют учреждения высшего образования. Исключение русского языка из образовательного процесса неизбежно приведет к уменьшению в украинских учреждениях высшего образования численности студентов-иностранцев, особенно граждан среднеазиатских и кавказских республик бывшего СССР.

При всей разрушительности реформ в сферах языка и образования в бывших советских республиках русский язык продолжает оставаться в них языком неформального общения, изучается в средней школе, на всем постсоветском пространстве он является средством международного общения, в Беларуси русский язык конституционно определен государственным наряду с белорусским языком, в Казахстане и Кыргызстане — официальным языком, используемым наряду с национальным, а в Таджикистане — языком межнационального общения. Кроме того, русский язык является одним из шести официальных языков ООН, во многих государствах его знают или хотя бы понимают.

Владение в той или иной степени русским языком, возможность обучения на нем, получения высшего образования за относительно небольшую плату (по сравнению со стоимостью обучения в американских или западноевропейских университетах), перспектива использования русского языка в последующей профессиональной деятельности привлекают в украинские учреждения высшего образования граждан не только бывших советских республик, но и других государств.

Украинским языком иностранцы, как правило, не владеют, он не является языком международного общения, на постсоветском пространстве используется только в Украине, возможности его профессионального использования за пределами Украины незначительны. Изучение иностранцами украинского языка «с нуля» на подготовительных отделениях учреждений высшего образования в течение нескольких месяцев не обеспечивает свободного владения им, необходимого для использования в образовательном процессе.

С английским языком еще сложнее. Иностранцы, желающие получить высшее образование в Украине, как правило, не владеют им на необходимом для обучения уровне (в случае свободного владения английским языком они отдают предпочтение обучению в вузах западных стран). То же самое можно сказать о знании английского языка студентами — гражданами Украины. Полученные ими в средней школе знания по английскому языку, даже углубленные в процессе обучения в вузе, недостаточны для обучения на нем (изучения одной или нескольких дисциплин на английском языке или обучения в специально созданных англоязычных группах). Сами преподаватели украинских вузов в своем большинстве пока не готовы к преподаванию на английском языке. Поэтому впредь в соответствии с законодательством Украины студенты-иностранцы будут обучаться только на украинском языке, а украинские студенты, причем не все, на английском языке будут изучать только отдельные дисциплины.

В Украине сложилось упрощенное представление об овладении английским языком. На некоторых платных курсах английского языка обещают обучить ему в течение нескольких недель. Может, для общения на бытовом уровне это возможно. Однако для преподавания на английском языке недостаточно знания его даже на уровне В2, которого сейчас требуют от преподавателей вузов. Читать текст на английском языке, понимать язык, общаться на нем — это одно, а преподавать на английском языке — совсем другое. Для преподавания на английском, как и на любом другом иностранном языке, необходимо, чтобы преподаватель думал на нем, чего нельзя достичь без продолжительной языковой практики, в т. ч. в иноязычной среде.

Не скажу, как обстоят дела с естественными и техническими науками, а в тех случаях, когда отдельные преподаватели социально-гуманитарных дисциплин все же отваживаются проводить занятия на английском языке со студентами-украинцами, такие занятия зачастую представляют собой нечто среднее между занятиями на платных курсах английского языка и уроками обществоведения в средней школе. Нередко такой «отваги» преподавателям едва хватает на один семестр — прежде всего из-за недостаточного владения английским студентами.

Конечно, популяризовать украинский язык на постсоветском пространстве, в Европе, в мире, а в интегрирующейся в Европу Украине — английский язык необходимо. Однако поспешный переход к обучению студентов-иностранцев, не владеющих ни украинским, ни английским языками, на украинском языке, а украинских студентов, не владеющих в достаточной мере английским, — на английском языке, неизбежно будет иметь следствием снижение качества обучения и уровня знаний студентов. Тем более что для такого обучения нет в достаточном количестве необходимой украиноязычной и англоязычной научной и учебной литературы.

Следует учитывать и то, что неизбежное уменьшение численности обучающихся за средства физических и юридических лиц студентов-иностранцев в связи с переходом к обучению их на украинском языке не только существенно ухудшит финансовое положение учреждений высшего образования, но и уменьшит их шансы на занятие престижных позиций в различных международных рейтингах вузов, при определении которых количество студентов-иностранцев и их удельный вес в общей массе студентов вуза является одним из основных показателей.

Т. о. если в соответствии с законом «О языках в Украинской ССР» обучение в вузах могло осуществляться кроме как на государственном украинском языке также на «языках других национальностей в Украинской ССР», в соответствии с законом «Об основах государственной языковой политики» — также на «региональных языках или языках национальных меньшинств», в соответствии с законом «О высшем образовании» от 1 июля 2014 г. — в т. ч. «на английском и/или на других иностранных языках», т. е. во всех трех случаях и на русском языке, то в соответствии с законом «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» — на «английском языке, других официальных языках Европейского Союза», к которым русский язык не относится. А в соответствии с законом «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно усовершенствования образовательной деятельности в сфере высшего образования» обучение в учреждениях высшего образования Украины осуществляется уже только на украинском и английском языках. Русский язык из системы высшего образования полностью вытеснен чужим для Украины английским языком.

Спору нет, раз мы уже сделали свой «цивилизационный выбор», провозгласили курс на евроатлантическую интеграцию, то знание английского языка нам необходимо. Однако его вполне оправданное внедрение в систему высшего образования не должно сопровождаться искоренением из нее русского языка. Вопрос о языке (языках) образовательного процесса в учреждениях высшего образования Украины политики не должны решать, исходя из конъюнктурных политических соображений, он требует развернутого общественного обсуждения, в котором свое веское слово должны сказать руководители учреждений высшего образования, причем не только из числа ура-патриотов.

Для начала необходимо сохранить русский язык хотя бы в обучении в государственных учреждениях высшего образования студентов-иностранцев, а учреждениям высшего образования частной формы собственности разрешить обучение на любом языке, и тем самым вернуть вузам Украины ранее имевшиеся у них права.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Продать за 60 секунд

Никакого отраслевого, секторального деления госактивов не будет ввиду их мизерного...

Съезд судей Украины в рамках концепта судебной...

XVIII съезд судей Украины, который прошел в «Президент отеле» в Киеве 9-11 марта 2021 г....

Правова шизофренія

Хімічні речовини на робітників України діють благотворно. На відміну від Європи

Как бы не дождаться контрсанкций

Если санкции – это уловка, чтобы обойти процедуру внутреннего судебного...

Проблемы индейцев

Избыточная доходность добытчиков газа формируется за счет завышенных цен и тарифов,...

День душегуба

Единственную целесообразную функцию — защиту от вооруженного нападения — личное...

Накопи себе сам

Закономерным результатом реформы станет то, что накопительные пенсионные ресурсы...

На руинах правопорядка

 Проблема не столько в неурегулированности уголовной ответственности за коррупцию,...

Один ствол и не более 20 патронов в магазине

МВД не позволяет узаконить ношение огнестрельного и гладкоствольного оружия для...

Слежка в частных руках

Наибольший общественный резонанс вызвало положение законопроекта, согласно которому...

Лучше нету интернета

Новый закон имеет много минусов, баланс смещен в пользу крупных игроков и полномочий...

Бузишь — ударим током

С момента появления электрошокеров число случаев применения насилия и пыток со...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка