Проглотим ли «глубокую демократию»?

№22 (560) 3 - 9 июня 2011 г. 02 Июня 2011

Меньше года назад «2000» писали: «...защита европейских ценностей или выращивание этих ценностей являются для ЕС таким же легитимным основанием для вмешательства, как для послевоенного СССР защита социалистических завоеваний в странах Варшавского договора. Другое дело, что методы разные. Где СССР действовал танками, Евросоюз действует фондами, а риторика европейцев более скрытна»[1]. Верность этого вывода почти полностью подтвердилась на днях в Брюсселе...

_____________________________________
1Алексей Попов, «Подводный камень европейского выбора», «2000», №34 (522), 27.08—3.09.2010.

«Почти» полностью — потому что о более скрытной риторике уже нельзя говорить после того, как верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон и комиссар ЕС по вопросам расширения и политики соседства Штефан Фюле представили 25 мая коммюнике «Новый ответ меняющемуся соседству». Данный документ — новая редакция Европейской политики соседства (ЕПС), участником которой является и Украина.

У нас в сообщениях о документе главный акцент ставили на том, что Брюссель предполагает изменить распределение средств в рамках ЕПС: вместо географического принципа (сейчас 2/3 денег выделяется государствам Средиземноморья) будет действовать принцип «больше за большее», т. е. основные средства будут направлять тем странам, которые лучше других провели демократические реформы. Эта система заработает с 2014 г., когда деньги выделят по итогам 2010—2012 гг. (многие СМИ, в том числе практически все украинские, этого не заметили, неверно сообщив, что новый подход начнут реализовывать уже сейчас).

Принимая решения о распределении помощи, Брюссель будет оценивать страны-получатели «в соответствии с их прогрессом в политических реформах и построении глубокой демократии». (Такие реформы и демократия предполагают пять основных элементов — это «честные и свободные выборы; свобода собраний, выражения мнений в СМИ; верховенство закона, которое осуществляет независимое правосудие, право на честный суд; борьба с коррупцией; реформирование спецслужб и правоохранительных органов (включая полицию) и обеспечение демократического контроля над ними».

Методы сравнения прогресса в демократизации таких столь разных стран, как постсоветские республики и государства Ближнего Востока, еще не разработаны и неизвестно, будут ли разработаны. Но и самые большие успехи не означают перспективы членства в Евросоюзе.

Что касается соседей ЕС на Ближнем Востоке и в Магрибе, это и так понятно. А вот для восточных соседей, в частности Украины, написано следующее: «Ценности, на которых основан ЕС, находятся в центре политической ассоциации и экономической интеграции, которые предлагаются в рамках Восточного партнерства. Это те же ценности, которые в соответствии со ст. 49 Договора о Евросоюзе (статья, дающая формальное право подавать заявку в ЕС любой европейской стране. — А. П.) должно уважать любое государство, претендующее на членство в ЕС». Подчеркнутая в документе общность ценностей и упоминание соответствующей статьи договора о ЕС не означают гарантии членства — это ясно дал понять г-н Фюле.

Пересмотр политики соседства объективно обусловлен революциями в арабском мире, которому шла большая часть помощи в рамках этого проекта. А Европе, с одной стороны, нужно, чтобы в этих странах к власти не пришли исламисты, а с другой — надо показать египтянам и тунисцам, что ЕС сделал вывод из результатов своей фактической поддержки авторитарных режимов и теперь применяет единый подход как к Средиземноморью, так и к постсоветскому пространству (впрочем, этот месседж важен и для стран, где режимы сохранились).

Но как новая, так и старая стратегия ЕПС — это прежде всего форма выражения политических интересов ЕС. Только если раньше эти интересы было удобнее упаковывать в негласную, но легко подразумеваемую концепцию «демократизация на Востоке, стабильность на Юге», то теперь для их реализации требуется концепция «глубокой демократии».

Европа поможет незарегистрированным

Наверное, самое примечательное место в документе, где с прямотой, ранее несвойственной Евросоюзу, описаны методы создания, точнее, насаждения «глубокой демократии». Когда в информации о прошедшей в Киеве 26 мая пресс-конференции главы представительства ЕС в Украине Пинту Тейшейры появились слова о том, что новая стратегия соседства предполагает прямую финансовую помощь ЕС «политическим партиям и незарегистрированным общественным организациям», автор этих строк подумал, что журналисты или переводчики что-то перепутали и бросился искать оригинал. Но нет — на 4-й странице документа, который можно найти на сайте Еврокомиссии , цветом выделено резюме раздела «1.2 Партнерство с обществом»:

«Мы

Установим партнерство с организациями гражданского общества в каждой соседней стране и сделаем их поддержку ЕС более доступной посредством специальной Структуры по гражданскому обществу.

Поддержим создание Европейского фонда демократии для помощи политическим партиям, незарегистрированным НПО и профсоюзам, а также другим социальным партнерам.

Расширим свободу СМИ, поддержав беспрепятственный доступ организаций гражданского общества к интернету и использованию технологий электронной коммуникации.

Усилим диалог в области прав человека».

И далее уже обычным шрифтом дается более подробная расшифровка этих положений и, в частности, сказано:

«Бурлящее гражданское общество дает гражданам возможности выражать свое беспокойство, вносить вклад в политику и делать правительства подотчетными. Оно может также помочь обеспечить большую инклюзивность [2] экономического роста. Ключ к реализации всех этих возможностей в гарантиях свободы слова, ассоциаций и собраний. Еще одним вызовом является содействие созданию демократических политических партий, которые представляют широкий спектр взглядов и подходов, присутствующих в обществе, чтобы дать им возможность бороться за власть и народную поддержку. Вызов построения гражданского общества и плюрализма чувствуется во всех странах соседства, но он наиболее насущен для стран, где происходят быстрые политические перемены или где репрессивные политические режимы продолжают удушать плюрализм и разнообразие. С целью отреагировать на эту ситуацию и поддержать политических субъектов, стремящихся к демократическим переменам в своих странах (прежде всего политические партии и незарегистрированные НПО или профсоюзы) и других социальных партнеров, Высокий представитель и Комиссия поддержат создание Европейского фонда демократии.

_________________________________________
2 Инклюзивный (от фр. inclusif) — включающий в себя, заключающий в себе; противоп. «эксклюзивный»

Данный фонд будет стараться сделать более влиятельными и согласованными усилия ЕС, его членов и некоторых крупных европейских фондов, которые уже активны в данной области.

Гражданское общество играет ключевую роль в обеспечении прав женщин, большей социальной справедливости, уважения к меньшинствам, а также в защите окружающей среды и эффективном использовании ресурсов. ЕС поддержит такое усиление политической роли негосударственных субъектов благодаря партнерству с обществом этих стран, помощи организациям гражданского общества в развитии их потенциала проведения общественных кампаний, способности проводить мониторинг реформ, реализовывать программы ЕС и давать оценку их внедрению. Внутри каждой страны делегации ЕС будут стремиться к созданию условий для диалога правительств стран-партнеров и гражданского общества по ключевым областям нашего сотрудничества. Финансирование вышеизложенных действий ЕС сможет проводить посредством создания специальной Структуры по гражданскому обществу в странах-соседях...»

То есть Евросоюз в соседних странах будет финансировать «смотрящих за их демократизацией» из числа местных жителей. Но выводы этих смотрящих будут преподноситься не как мнение людей, сидящих на европейской зарплате, а как выводы независимых представителей гражданского общества, на основании которых ЕС выделяет деньги соответствующим странам или, наоборот, отказывает в финансировании.

Разумеется, ЕС может заявлять, что дает (или не дает) деньги по своему разумению, не выдвигая на первый план опору на мнение этих НПО, ведь именно так поступает «Фридом Хаус», определяя «рейтинги свободы». Но здесь очевидно и различие. «Фридом Хаус», конечно, подбирает оценщиков в основном из грантоедов (по крайней мере в незападном мире), но все же речь идет, как правило, о людях, живущих не на жалованье из «Дома свободы», а на гранты от других структур. Поэтому планируемый европейский аудит соседской демократии выглядит куда более пристрастным. (А ведь когда, скажем, речь идет о правосудии, в Европе не устают повторять о независимости судей, в том числе и материальной.)

Как видим, в тексте дважды говорится о «незарегистрированных НПО и профсоюзах». В таких документах дважды опечатки не делаются. Сомнения окончательно отпадают после прочтения интервью со Штефаном Фюле, посвященного специфике Европейского фонда демократии. (Эксклюзивное интервью комиссара Фюле еженедельнику «2000» читайте в следующем номере):

«Могу ли я сказать, что наши процедуры достаточно гибки для того, чтобы закрыть все потребности?.. Не достаточны. Это даже не вопрос бюрократии. Это вопрос подотчетности. Это вопрос того, что мы должны заботиться о чьих-то деньгах, мы говорим об очень конкретных деньгах, которые приходят из конкретных бюджетов конкретных стран-членов, и мы подотчетны за каждый евро», — сказал комиссар.

Он отметил, что система бухгалтерии и контроля является очень сложной, и иногда предоставление денег требует очень много времени.

«И вот Фонд за демократию должен помочь нам», — сказал Ш. Фюле.

По его словам, Фонд поможет финансировать даже незарегистрированные неправительственные общественные организации, что на сегодня практически не представляется возможным.

«Мы через некоторое время представим идеи относительно того, как сделать так, чтобы этот Фонд за демократию зависел не только от взносов стран-членов, но и чтобы мы могли делать свои значительные взносы, в том числе, некоторые ресурсы, предусмотренные на помощь неправительственным общественным организациям, гражданскому обществу», — отметил комиссар.

Он добавил, что при этом Еврокомиссия планирует обеспечить прозрачность этого Фонда и своего участия в нем на уровне Европейского Совета и Европейского парламента».

А что такое незарегистрированная общественная организация? «Аль-Каида», например, прекрасно подпадает под это понятие — она ведь не является госструктурой и не зарегистрирована. И будь это лет 30 назад, когда ее занятием была «защита моджахедов от советского тоталитаризма», она вполне могла бы претендовать на деньги из европейского демократического фонда. Сейчас, конечно, рассчитывать на такое не приходится. Зато, например, какой-нибудь «Союз офицеров спецслужб за прозрачность президентских кабинетов» во главе с каким-нибудь бывшим майором вправе ожидать, что в диктофонах и прочем необходимом «для глубокой демократизации» на высоком уровне Европа ему не откажет.

Без чемоданов с банкнотами не обойтись

Независимо от того, идет ли речь о подпольной организации, которая борется за власть, или, скажем, о некоем «Союзе мусульманок за ношение... бикини», специфика финансирования незарегистрированных организаций одинакова. Раз они не являются юридическим лицом, то деньги надо выделять определенным физическим лицам. Можно, конечно, переводить средства, подкармливая «Вестерн Юнион» или другие аналогичные системы денежных переводов.

Но при этом значителен комиссионный процент, а если задействованы большие суммы, финансовый мониторинг в соответствующих странах заинтересуется «подозрительными трансакциями». Ведь сам западный мир придумал это понятие, учредил ФАТФ [3] для борьбы с отмыванием денег, требует ограничить банковскую тайну. Теперь все это ударит бумерангом. И даже в случае «неподозрительных трансакций» властям страны не составит труда установить масштабы европейской помощи «незарегистрированным организациям».

________________________________________
3 ФАТФ — международная межправительственная группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег

Поэтому самым надежным будет возить наличные «для глубокой демократии» в глубоких мешках, массивных чемоданах или в другой крупной таре дипломатической почтой, а на месте раздавать по назначению. Хотя такие схемы имеют большой коррупционный потенциал, тем более что контролировать расходование средств так, как это обычно делают грантодатели, невозможно.

Конечно, и против разбазаривания денег есть приемы. Ведь контролируют же в криминальном мире, как расходуется «общак», и карают нарушителей — «по понятиям», а не по европейскому праву. Поэтому Брюсселю надо будет либо смириться с ненавистной ему — на словах — коррупцией, либо обеспечить целевое использование средств, употребив «нормы» воровского закона.

В принципе в технологии финансирования черным налом для Запада нет ничего нового. «Викиликс» еще в прошлом декабре поведал, что именно так давно финансируется белорусская оппозиция. Новизна только в том, что эти технологии сейчас предлагают фактически открыто.

Из интервью г-на Фюле видно, что новый фонд создается для того, чтобы выделять деньги быстро, не прибегая к привычным в ЕС бюрократическим процедурам, с иными механизмами бухгалтерии и контроля. И понятно, что не только для привлечения негосударственных средств, но и для такой упрощенности новая структура создается как бы вне Евросоюза, хотя и при его участии.

Но ведь ЕС, безусловно, располагает и механизмами, позволяющими создать подобный фонд, формально не засвечиваясь как его участник. Например, побудить различные фонды (Аденауэра, Шумана и т. д.) создать пул специально для реализации такого проекта. Простимулировать это несложно, ведь упомянутые организации нередко пользуются бюджетной поддержкой, которую под такие цели можно увеличить (а тем, кто поддержкой не пользовался, предоставить ее для осуществления подобной миссии).

Но Евросоюз хочет засветиться в такой программе, напрямую заявив об этом (хотя и прикрывшись, как фиговым листком, оговоркой о долевом участии в данном фонде). А это уже качественно иная стадия вмешательства в дела соседних стран. И если в «Подводном камне европейского выбора» политику ЕС мы сравнивали с политикой СССР времен Брежнева, то сейчас уже более уместно сравнение с экспортом мировой революции в начале 1920-х. Конечно, Евросоюз нигде не говорит о революционном взятии власти, но и СССР тогда отнюдь не так откровенно декларировал свою помощь западным компартиям, как ЕС — материальную поддержку углубителям демократий, а материальных возможностей у прежней красной Москвы было несравненно меньше, чем у сегодняшнего синего Брюсселя. [4]

_______________________________________
4 Синий цвет флага Совета Европы, принятого ЕС в качестве своего флага в соответствии с резолюцией Комитета министров СЕ от 9 декабря 1955 г., официальный символ Запада

Конечно, и зарегистрированные НПО ЕС не забудет. Но, как ясно из анализируемого документа, эта помощь будет финансироваться иначе — через структуру по гражданскому обществу в странах-соседях, которая станет еще одним ведомством в составе Еврокомиссии.

А вот Фонд демократии поддержит как незарегистрированные НПО, так и легальные политические партии. Понятно, почему оба вида ассоциаций стоят в тексте рядом. Ведь партии практически везде нельзя финансировать из зарубежных источников. Поэтому «помочь» им возможно только по такой же технологии, как и незарегистрированным организациям.

«Взгляд, конечно, очень варварский, но верный»

На Ближнем Востоке исламизм не только опирается на собственные средства, но и пользуется финансовыми вливаниями из Саудовской Аравии и других богатых стран региона. Конкуренция с таким влиянием — это, безусловно, легитимная цель. Однако этой целью Европа не ограничивается, и предлагаемые ею формы экспорта демократии выглядят грубой технологией, которая может спровоцировать волну радикализма в исламском мире и без всякого внешнего спонсорства.

Впрочем, для борьбы на государственном уровне с финансированием политических структур из-за рубежа в мире накоплен немалый опыт. И раз на Украине в последнее время с таким восторгом говорят о достоинствах Сингапура (из политиков это особенно часто делает Петр Порошенко, а в последнем номере «2000» этой темы коснулся такой почитатель Запада, как Фред Анаденко [5]), то нелишне вспомнить политику этой страны в интересующей нас области.

_________________________________________
5 «Ха-ха-ха и прибавочная стоимость» («2000», №21 (559), 27.05—2.06.2011)

Так, сингапурский закон «Об общественных организациях» предполагает достаточно широкие основания для запрета какой-либо организации. В соответствии со ст. 24 министр, в чьем ведении находится регистрация организаций (в настоящее время глава МВД), может распустить любую, если находит, что она «используется в незаконных целях или в целях, противных гражданскому миру, благосостоянию или порядку Сингапура». Роспуску подлежат и объединения, которые ведут деятельность, не упомянутую в их уставе, либо их устав, по мнению министра, «является неадекватным для их должного управления».

На аналогичных основаниях и новосозданным общественным организациям должны отказать в регистрации (ст. 4.2). В частности, фигурирует и такая формулировка отказа: «если регистрация данной организации противоречит национальным интересам» (ст. 4.2, пункт d). Если же незарегистрированная организация продолжает деятельность, например проводит собрание в частном доме, то ее члены и хозяин дома подвергаются уже уголовному преследованию за незаконное сборище.

Особо жесткие правила регламентируют деятельность «политических ассоциаций» — в частности, совпадение их символики с символикой какой-либо зарубежной организации позволяет запретить ее как аффилированную с ней. Но интереснее всего ст. 2 закона, которая определяет политическую ассоциацию как «любую организацию, которую министр своим распоряжением объявит политической ассоциацией».

То есть если возникнет некий фонд «Демократические инициативы», который объявит, что он никакая не партия и не собирается участвовать в выборах, а будет лишь заказывать соцопросы и пропагандировать свои евроатлантические ценности, глава МВД, если захочет, все равно объявит его политической ассоциацией и, вполне возможно, распустит или вообще не зарегистрирует, сославшись на государственные интересы.

После знакомства с сингапурским законодательством на фоне новых соседских планов ЕС вспоминается строка из Бродского: «...взгляд, конечно, очень варварский, но верный» [6]. Только вряд ли кому придет в голову сингапурцев с их успехами в экономике и борьбе с коррупцией, образцовым межнациональным согласием называть варварами.

_______________________________________
6 В соседней строфе этих стихов не менее актуальные строки: «Как там в Ливии, мой Постум, — или где там? Неужели до сих пор еще воюем?» («Письма римскому другу». — Ред.)

С идеей запрета любой организации одним решением главы государственного ведомства, конечно, можно не соглашаться. Однако сам подход к определению «политических ассоциаций» является честным. Ведь фактическая цель многих НПО — именно влияние на политику, только не путем участия в выборах, а другими средствами. Это закономерно: существование таких организаций обусловлено тем, что любая, даже самая демократически избранная власть не может полностью отразить интересы всего общества.

Поэтому объективно необходимы средства воздействия на власть, однако средства, естественно выросшие внутри самого общества, а не в специальных парниках посредством «грантового орошения». И тем не менее факт этой необходимости все равно не может сделать всю совокупность истинно демократических НПО лучшим отражением общества, чем демократически избранный парламент.

Опыт не для европейского выбора

Однако применить сингапурский опыт соседям Евросоюза вряд ли будет возможно. Ведь очевидно, что их «прогресс в области демократии» будет оцениваться Брюсселем исходя из того, насколько соответствующая страна устойчива к беспрецедентному вмешательству ЕС в виде финансирования политических партий и других де-факто политических организаций. «Глубокую демократию» требуется заглотнуть, желательно не морщась.

Арабские страны имеют больше свободы действий, чем связанная европейским выбором Украина. «2000» уже указывали подводные камни такого выбора: «Украина теоретически вправе говорить, что она как не член Евросоюза, а суверенное государство со своими законами может не позволять европейским политикам и фондам делать то, что они делают, например, во Франции, и объявлять такие действия вмешательством в наши внутренние дела. Но ведь провозгласила Украина курс на вступление в ЕС. А осуществление европейского выбора требует именно принятия европейских условий. Будем реалистами — ради участия Украины ЕС не изменит своих основных принципов, как не изменял их ради участия других стран...

Не забудем, что Евросоюз — это ведь не просто торговый блок... Это амбициозный проект создания единой во всех отношениях Европы, в том числе и единого европейского суперэтноса. Поэтому, с точки зрения европейца, у европейской страны не может быть сугубо внутренних дел. И оттого агитация испанского премьера во Франции должна восприниматься так же, как полвека назад воспринималась агитация провансальца в Париже (или наоборот)».

Поэтому попытки украинских властей помешать партиям принимать чемоданы и мешки с евро «для глубокой демократии» будут расценены как опасный «национализм». Ведь это понятие в негативном контексте используют в сегодняшней Европе, когда кто-либо ставит интересы своей страны выше европейских (например, так говорил о национализме глава МИД Германии Гвидо Вестервелле на сессии ПАСЕ прошлой осенью).

И очевидно, что в случае заключения соглашения об ассоциации у Киева будет еще меньше свободы маневра, чтобы противодействовать нежелательным поползновениям Брюсселя, ибо сам факт ассоциации будет рассматриваться Европой именно как дополнительное признание Украиной права ЕС на такие действия.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Венгрия предлагает восстановление отношений

Венгрия предложит план всеобъемлющего экономического сотрудничества с Украиной: 50...

ПАСЕ как родинка

Реальный вес ПАСЕ как международной организации в Украине сильно преувеличивался в...

Опасный демарш

Саша Боровик -- юрист, экономист, предприниматель, прозападный технократ,...

Мэй уходит, а Брекзита все нет

Выборы в Европарламент сигналят о конце эпохи

Первые итоги европейских выборов

Уже состоявшиеся выборы депутатов Европарламента войдут в историю, в частности...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка